Казаки и Октябрьская революция

После отречения государя Временное правительство уже 2 марта 1917 года, в качестве первого акта проявления своей деятельности, разослало по всей стране указ, в котором провозглашало:
- Полную и немедленную амнистию по всем делам - политическим и религиозным, в том числе террористическим покушениям, военным восстаниям, аграрным преступлениям и т.д.
- Свободу слова, печати, союзов, собраний и стачек, с распространением политических свобод на военнослужащих в пределах, допускающихся военными условиями.
- Отмену всех сословных, вероисповедных и национальных ограничений.

- Немедленную подготовку к созыву на началах всеобщего, равного, прямого и тайного голосования Учредительного Собрания, которое установит форму правления и конституцию страны.
- Замену полиции народной милицией с выборным начальством, подчинённым органам местного самоуправления.
- Выборы в органы местного самоуправления на основании всеобщего, равного, прямого и тайного голосования.
- Неразоружение и невывод из Петрограда воинских частей, принимавших участие в революционном движении.
- При сохранении воинской дисциплины в строю и при несении военной службы устранение для солдат всех ограничений в пользовании общественными правами, предоставленными всем остальным гражданам.

После революции на политической сцене, кроме членов Государственной Думы и Временного правительства, самочинно выступили партии социалистов разных оттенков, а также группировки социал-демократов, меньшевиков и большевиков, образовавшие Совет рабочих и солдатских депутатов. Партии эти не имели еще своих руководителей, которые находились в эмиграции, где искали опоры в своей деятельности в среде геополитических противников России, в том числе у германского правительства и его генерального штаба. Командный состав действующей армии о происходивших событиях внутри страны знал лишь по газетным сведениям, которые стали распространяться в большом количестве среди войсковых частей, и в создавшихся условиях все надежды возлагались на Временное правительство. Поначалу все эти разнообразные политические группировки, Временное правительство и высшие слои командного состава были в полном согласии в отношении происшедшей смены власти и свержения самодержавия. Но в дальнейшем они встали на совершенно непримиримые позиции. Ведущая роль в разлагавшейся армии, в местных гарнизонах и в стране стала переходить к самочинной организации - Совету рабочих и солдатских депутатов.

Революция выдвинула к власти много людей совершенно никчёмных, и очень быстро это стало совершенно ясно. Военным министром был назначен А.И. Гучков. Компетентность его по военным вопросам, в сравнении с коллегами, определялась пребыванием его в качестве гастролёра во время англо-бурской войны. Он оказался «большим знатоком» военного дела, и при нём за два месяца сменили 150 высших начальников, в том числе 73 начдива, комкора и командарма. При нём же появился приказ №1 по петроградскому гарнизону, ставший детонатором разрушения порядка сначала в столичном гарнизоне, а затем и в тыловых, запасных и учебных частях армии. Но даже этот матёрый разрушитель, устроивший беспощадную чистку командного состава, не решился на подписание Декларации прав солдата, навязанной Советом рабочих и солдатских депутатов. Гучков вынужден был подать в отставку и 9 мая 1917 года новый военный министр Керенский подписал Декларацию, решительно запустив в дело могучий инструмент окончательного разложения действующей армии. Офицеры, мало разбиравшиеся в политике, политического влияния на солдатскую массу не имели. Солдатскую массу идейно очень быстро возглавили эмиссары и агенты различных социалистических партий, посланные Советом рабочих и солдатских депутатов для пропаганды мира «без аннексий и контрибуций». Солдаты больше сражаться не хотели и находили, что если мир должен быть заключён без аннексий и контрибуций, то дальнейшее кровопролитие бессмысленно и недопустимо. Начались массовые братания солдат на позициях.

Казаки и Октябрьская революция
Рис. 1 Братания русских и немецких солдат


Но это было официальное объяснение. Тайное же состояло в том, что взял верх лозунг: «Долой войну, немедленно мир и немедленно отобрать землю у помещиков». Офицер сразу сделался врагом в умах солдатских, ибо требовал продолжения войны и представлял в глазах солдат тип барина в военной форме. Сначала большинство офицеров стали примыкать к кадетской партии, а солдатская масса стала сплошь эсеровской. Но вскоре солдаты разобрались, что эсеры с Керенским хотят продолжения войны и откладывают делёж земли до Учредительного собрания. Такие намерения совершенно не входили в расчёты солдатской массы и явно противоречили их устремлениям. Вот тут-то проповедь большевиков и пришлась по вкусу и понятиям солдат. Их совершенно не интересовал Интернационал, коммунизм и тому подобные вопросы. Но они быстро усвоили себе следующие начала будущей жизни: немедленный мир, во что бы то ни стало, конфискация у имущественного класса любого сословия всего имущества, уничтожение помещика, буржуя и вообще барина. Большинство офицеров не могли встать на такую позицию и солдаты стали смотреть на них, как на врагов. Политически офицеры были плохо подготовлены, практически безоружны и на митингах их легко забивал любой оратор, умевший болтать языком и прочитавший несколько брошюр социалистического содержания. Ни о какой контрпропаганде не могло быть и речи, офицеров никто и слушать не хотел. В отдельных частях выгнали всё начальство, выбрали своё и объявили, что идут домой, ибо воевать больше не хотят. В других частях арестовали начальников и отправили в Петроград, в Совет рабочих и солдатских депутатов. Нашлись и такие части, преимущественно на Северном фронте, где офицеров убивали.

Временное правительство произвело смену всей администрации страны, не дав новой формы организации власти и указаний о порядке деятельности в новых условиях, предоставив решение этих вопросов на местном уровне. Советы рабочих и солдатских депутатов немедленно использовали это положение и объявили указ всей стране об организации местных Советов. «Декларация прав солдата», обнародованная в армии, вызвала изумление не только среди командного состава, но и среди нижних чинов, сохранивших ещё сознание необходимости дисциплины и порядка в армии. В этом обнаружилась настоящая суть Временного правительства, на которое возлагались надежды, что оно поведёт страну к подъёму и восстановлению порядка, а не к окончательному хаосу в армии и бесправию в стране. Авторитет Временного правительства был сильно подорван, и между командным составом снизу доверху встал вопрос: где искать спасения от развала армии? Демократизация с первых дней революции вела к быстрому развалу действующей армии. Отсутствие дисциплины и ответственности открывало возможность безнаказанного бегства с фронта, и началось массовое дезертирство.


Рис. 2 Поток дезертиров с фронта, 1917 год


Эти массы бывших солдат с оружием и без него наполняли города и деревни и как бывшие фронтовики занимали господствующее положение в местных Советах и становились вождями поднимавшегося с низов мятежного эле¬мента. Установившаяся власть не только не сдерживала самочинные выступления, но и поощряла их, а потому крестьянская масса приступила к решению своего главного исторического и бытового вопроса: захвату земель. А между тем с расстройством железнодорожного транспорта, с развалом промышленности и прекращением доставки в деревню изделий городского производства связь деревни с городом всё более сокращалась. Городское население изолировалось от деревни, средства питания в города поступали плохо, по той причине, что денежные знаки теряли всякую ценность, и купить на них было нечего. Фабрики, под лозунгом превращения их в собственность рабочих, быстро превращались в мертвые организмы. Чтобы прекратить разложение действующей армии, высшие командиры, генералы Алексеев, Брусилов, Щербачев, Гурко и Драгомиров, прибыли в Петроград. 4 мая состоялось объединённое заседание Временного правительства, исполнительною комитета Совета рабочих и солдатских депутатов, на котором были заслушаны заявления командного состава. Речи генералов представили яркую картину развала действующей армии и бессилие командного состава остановить этот развал без властной помощи Временною правительства. В итоговом заявлении было сказано: «Нам нужна власть: вы вырвали у нас почву из-под ног, так потрудитесь её восстановить... Если вы хотите продолжать войну до победного конца, то необходимо вернуть в армии власть...». На это член Совета рабочих и солдатских депутатов Скобелев ответил, что «революция не может начинаться и прекращаться по приказу...». Это демагогическое заявление и было основанием для происходившего развала армии и страны. Действительно, все творцы революции относят революционные процессы к области метафизики. По их представлению, революция движется и управляется законами циклов. Вожди революции объясняют свое бессилие остановить разбушевавшуюся стихию тем, что остановить её никто не в силах, и она должна пройти все циклы своего развития до логического конца, и, только уничтожив все на своем пути, что было связано с прошлым порядком, стихия повернет вспять.

На Юго-Западном фронте до мая 1917 года не было ни одного убийства офицеров, чем другие фронты похвастаться не могли. Но даже популярному Брусилову не удавалось получить обещание от солдат наступать и атаковать вражеские позиции. Уже безусловно главенствовал лозунг: «Мир без аннексий и контрибуций» и баста. Так велико было нежелание продолжать войну. Брусилов писал: «Позицию большевиков я понимал, ибо они проповедовали «долой войну и немедленный мир во что бы то ни стало», но никак не мог понять тактики эсеров и меньшевиков, которые более всех разваливали армию, якобы во избежание контрреволюции, и вместе с тем желали продолжения войны до победного конца. Поэтому я пригласил военного министра Керенского прибыть на Юго-Западный фронт, чтобы на митингах подтвердить требование наступления от имени Петросовета, так как к этому времени авторитет Государственной Думы упал. В средине мая Керенский побывал на Юго-Западном фронте, произносил речи на митингах. Солдатская масса встречала его восторженно, обещала всё, что угодно и нигде не исполнила своего обещания. Я понимал, что война кончена для нас, ибо не было никаких средств заставить войска воевать». К маю войска всех фронтов совершенно вышли из повиновения и никаких мер воздействия предпринимать уже было невозможно. Да и назначенных комиссаров слушались лишь постольку, поскольку они потворствовали солдатам, а когда они шли им наперекор, солдаты отказывались выполнять и их распоряжения. Так бойцы 7-го Сибирского корпуса, находившиеся на отдыхе в тылу, наотрез отказались вернуться на фронт и объявили комиссару Борису Савинкову, что желают отправиться для дальнейшего отдыха в Киев. Никакие уговоры и угрозы Савинкова не помогли. Таких случаев было много. Правда, при объезде фронта Керенским его везде хорошо встречали и многое обещали, но когда доходило до дела, брали свои обещания обратно. Взяв окопы противника, войска на другой день самовольно их покинули, вернувшись назад. Они объявили, что так как аннексий и контрибуций требовать нельзя, то они возвращаются на свои старые позиции. Вот в такой обстановке Брусилов в мае 1917 года был назначен на должность Верховного Главнокомандующего. Видя полный развал армии, не имея сил и средств переменить ход событий, он поставил себе цель хоть временно сохранить боеспособность армии и спасти офицеров от истребления. Ему приходилось метаться из одной части в другую, с трудом удерживая их от самовольного ухода с фронта иногда целыми дивизиями и корпусами. Части с трудом соглашались вернуть начальство и оборонять свои позиции, но наотрез отказывались от наступательных действий. Беда была в том, что меньшевики и эсеры, считавшие на словах необходимым поддерживать мощь армии и не желавшие разрыва с союзниками, сами своими действиями разрушали армию.


Следует сказать, что подобные разрушительные процессы революционного брожения происходили и в других воюющих странах. Во Франции волнения в действующей армии, среди рабочих и общественности также начались в январе 1917 года. Более подробно об этом было написано в Военном Обозрении в статье «Как Америка спасала Западную Европу от призрака мировой революции». Это статья служит примером параллельности событий и подобности морального состояния армий воевавших стран и показывает, что военные тяготы и всевозможные недостатки в условиях позиционной трёхлетней войны были присущи не только русской армии, но и армиям других стран, в том числе и германской и французской. Русская армия до отречения государя почти не знала крупных волнений в войсковых частях, они начались под влиянием деморализации начавшейся сверху. Пример Франции показывает ещё и то, что революционная пропаганда и демагогия, в какой бы стране она не велась, построены по одному шаблону и базируются на возбуждении низменных человеческих инстинктов. Во всех слоях общества и в правящей элите всегда находятся люди сочувствующие этим лозунгам. Но без участия армии революций не бывает и Франция была спасена тем, что в Париже не было безумного скопления, как в Петрограде, запасных и учебных батальонов, а также удалось избежать массового бегства частей с фронта. Однако главное её спасение было в появлении на её территории вооружённых сил Америки, поднявших моральное состояние командного и общественного состава общества.

Пережила революционный процесс и развал армии и Германия. После прекращения борьбы с Антантой армия разложилась, внутри её велась та же пропаганда, с теми же лозунгами и целями. К счастью Германии, внутри её нашлись люди, которые борьбу с силами разложения начали с головы и однажды утром были найдены убитыми и сброшенными в канаву коммунистические вожди Карл Либкнехт и Роза Люксембург. Армия и страна были спасены от неизбежного развала и революционного процесса. В России, к сожалению, Государственная Дума и Временное правительство, получившие право на управление страной, в своей деятельности и в революционных лозунгах нисколько не отличались от крайних партийных группировок. В результате они потеряли свой престиж в народных массах склонных к организованности и порядку и, особенно, в армии.

При наличии Временного правительства и Совета рабочих и солдатских депутатов, ещё продолжали деятельность Государственная Дума и Государственный совет, но они уже не пользовались большим влиянием в стране. В этой ситуации создавалось двоевластие в столице и безвластие в стране. Образовавшимся самочинно Советом рабочих и солдатских депутатов, с целью оформления своей законности, в апреле был созван Всероссийский съезд рабочих и солдатских депутатов, которые под вывеской различных политических партий от социалистов до анархокоммунистов в количестве 775 человек съехались в Петроград. В подавляющем большинстве съезд представлен был малокультурными слоями, а по национальности - инородцами. Если совет социалистов-революционеров ещё держался лозунга: война до окончания, хотя без аннексий и контрибуций, то лозунги большевиков были более прямолинейными и выражались просто: «Долой войну», «Мир хижинам война дворцам». Лозунги большевиков были оглашены прибывшим из эмиграции Ульяновым. В основу деятельности партии большевиков ставилось: 1) свержение Временного правительства и полное разложение армии 2) возбуждение классовой борьбы в стране и даже внутриклассовой в деревне 3) отрицание демократических форм государственного строя и переход власти к меньшинству (партии социал-демократов-большевиков), т.е. меньшинству, наиболее организованному, вооруженному и централизованному.

Декларирование большевистских вождей не ограничилось обнародованием их тезисов, и они приступили к организации реальной силы, усиленному формированию «Красной Гвардии». В её состав потянулись: уголовный элемент, подполье, дезертиры, наполнявшие страну, и в большом количестве рабочие-иноземцы, преимущественно китайцы, которых было много ввезено для постройки Мурманской железной дороги. А ввиду того, что в Красной Гвардии хорошо платили, туда потянулся и российский пролетариат, оставшийся без работы ввиду остановки фабрик и промышленного производства страны. Появление большевистских вождей на поверхности революционной смуты было для большинства настолько нелепым, что никто не мог допустить, что страна с тысячелетней историей, с установившимися моральными и экономически¬ми порядками и обычаями, могла оказаться во власти этой силы, которая со своего основания вела борьбу с вековыми общественными устоями человечества. В страну большевики принесли зависть, ненависть и вражду.

Вожди большевизма привлекали народ на свою сторону не потому, что народ был хорошо знаком с политической программой Маркса - Ульянова, которую до 99% народа в СССР не знали и не понимали даже спустя 70 лет. Программой народа были лозунги Пугачёва, Разина и Болотникова, выражавшиеся просто и ясно: что нужно, бери, если дозволено. Эта упрощенная формула большевиками выражалась иначе и облекалась в форму ещё более понятную: «грабь награбленное». Действительно, по характеру своему значительная часть населения Руси анархична и не ценит общественного достояния. Но эта часть населения бесчинствует лишь с попущения правительства и так начала действовать ещё до большевиков. Просто шло и забирало то, что считало у него было отнято, и прежде всего, забирало землю у крупных помещиков.

Партия социал-демократов (большевиков) среди других политических группировок занимала особое положение, как по крайности своих идей, так и по форме их воплощения. По своей идеологии партия большевиков в революционном движении внутри России была преемницей партии Народной воли, совершившей убийство императора Александра II. После этого убийства последовал разгром этой партии внутри страны и главари народовольцев бежали за границу, где принялись за исследование причин неудачи их деятельности в России. Как показывал их опыт, после убийства главы государства положение не только не изменилось в их пользу, но династия ещё больше укрепилась. Главным теоретиком среди этой части народовольцев был Плеханов. При ознакомлении с теорией западноевропейских социал-демократов они увидели, что ошибка их в политической работе заключалась в том, что они главную опору своей деятельности видели в русском крестьянстве или земледельческом классе, а не в массах рабочего класса. После чего в своих рассуждениях они пришли к выводу: «Коммунистическая революция рабочего класса никоим образом не может вырасти из того мещанско-крестьянского социализма, проводниками которого являются почти все наши революционные центры, потому что:
- по внутреннему характеру своей организации сельская община стремится уступить место буржуазным, а не коммунистическим формам общежития;
- при переходе к этим коммунистическим формам общежития общине предстоит неактивная, а пассивная роль;
- община не в состоянии двинуть Россию на путь коммунизма, а может только сопротивляться такому движению;
- инициативу коммунистического движения может взять на себя лишь рабочий класс наших промышленных центров».

На этой платформе была основана программа социал-демократической партии. Основой тактики политической борьбы социал-демократы считали агитацию среди рабочего класса, боевую деятельность против существующего режима и террористические акты. Научной базой для изучения социал-демократических идей были приняты труды Маркса, Энгельса, Либкнехта, Каутского, Лафарга. А для русских, не знавших иностранных языков, труды Эрисмана, Янжула и Погожева. После разгрома думской фракции социал-демократов главная деятельность партии была перенесена за границу, и в Лондоне был созван съезд. Политэмигранты, проводя долгие годы в абсолютном бездействии, живя на деньги спонсоров, отвергая труд и общество, попирая Родину и вместе с тем реальную жизнь, прикрывали фразами и высокими идеями свой паразитизм. Когда же в России разразилась революция и когда пали перегородки, отделявшие их от Родины, они бросились в Россию из Лондона, Парижа, Нью-Йорка, из городов Швейцарии. Они торопились занять место в тех политических котлах, где решалась судьба России. Ещё в предвидении назревавшей войны 1914 года Ульянов решил, в целях пополнения денежных средств, войти в соглашение с Германией относительно совместной борьбы против России. Он отправился в июне в Берлин и сделал предложение германскому министерству иностранных дел работать на него против России и русской армии. За свою работу он потребовал больших денег и министерство отвергло его предложение. После февральской революции германское правительство поняло выгоду и решило этим случаем воспользоваться. 27 марта 1917 года Ульянов был вызван в Берлин, где им совместно с представителями германского правительства был выработан план действий тыловой войны против России. После этого Ульянову было отпущено на работу 70 миллионов марок. С этого момента Ульянов следовал не столько указаниям теории Маркса, сколько директивам генерального штаба германской армии. 30 марта Ульянов и 30 человек его сотрудников под охраной германских офицеров через Германию были отправлены в Стокгольм, и здесь состоялось совещание, на котором были окончательно выработаны планы деятельности этой группы большевиков внутри России. Главные действия заключались в свержении Временного правительства, разложении армии и заключении мирного договора с Германией. По окончании совещания Ульянов и его спутники выехали в специальном поезде в Россию и 3 апреля прибыли в Петербург. Ко времени появления Ульянова с его сотрудниками в России уже всё было подготовлено к их деятельности: страна никем не управлялась, армия не имела авторитетного командования, и, кроме того, прибывшие германские агенты были со стороны Совета рабочих и солдатских депутатов приняты с почестью. Ко времени прибытия германских агентов на вокзале их ожидала делегация и выстроен почётный караул с оркестром. Когда Ульянов показался, его схватили и на руках внесли в вокзал, где им была произнесена вступи¬тельная речь с похвалой России и что весь мир смотрит с надеждами на неё. Ульянову был отведён для работы роскошный особняк балерины Кшесинской, превратившийся в центр пропаганды большевиков. В это время в Петербурге проходил съезд социалистической революционной партии, где впервые Ульянов выступил с пространной речью, призывая к свержению правительства и разрыву с оборонцами, за прекращение войны с Германией. Далее он призывал всех облечься в истинно революционные одежды коммунизма, сбросив лохмотья социал-демократов, союзников буржуазии. Речь его произвела отрицательное впечатление, большевики пытались объяснить это тем, что оратор не понимает Россию ввиду долгого отсутствия в её пределах. На следующий день он выступил с речью в Совете рабочих и солдатских депутатов, призывая коммунистов захватить в стране власть и землю и приступить к переговорам о мире с Германией. Речь его была встречена криками: «Вон, поезжай в Германию!». Выступивший после него председатель Совета рабочих и солдатских депутатов заявил о вредности идей Ульянова, назвав их ударом по революции. В народных массах прибытие Ульянова и его спутников из Германии также вызывало недоверие и подозрение к ним, как к немецким агентам. Но работа германских агентов шла мимо этих народных масс, и они искали опору в среде другой категории. Ими продолжалось формирование боевых отрядов, получивших название «Красной Гвардии», очень хорошо оплачиваемой. Они не жалели денег на привлечение солдатских масс, платя им за отказ выхода из казарм против демонстрантов до 30 рублей. К народу и армии Ульяновым было выпущено обращение, подготовленное германским правительством и его генеральным штабом, содержание которого было обнародовано в первые дни прибытия «вождя» в Россию из эмиграции. Таким образом, коммунисты вели хорошо разработанную пропаганду, создавали для своей деятельности вооруженную опору из народных низов и преступного элемента, годного на всякое преступление. А в это же время, Временное правительство быстро теряло влияние на народ и солдатские массы и превращалось в беспомощную говорильню, лишенную авторитета.

В казачьих областях также существовали вопросы, требовавшие изменения, но эти вопросы не требовали политического, социального или экономического потрясения и ломки основных условий казачьего быта. В казачьих областях после Февральской революции представилась возможность восстановить старинное выборное начало войсковых атаманов, а также расширить и упрочить выборность органов народного представительства. Примером этого служило Донское Войско, лишенное этих прав во времена царствования императора Петра I. Наказным атаманом на Дону, к моменту отречения государя, был генерал граф Граббе. После объявленного Временным правительством права организации власти на местах по решению местного населения, графу Граббе было предложено, без всяких эксцессов, сложить свои полномочия, и на его место был избран Войсковой атаман казачьего происхождения. Объявлено было право созыва народного представительства. Те же изменения произошли и в других казачьих областях, где порядки выборного народовластия были нарушены. На фронте, среди казачьих частей, отречение государя было принято спокойно. Но появившийся приказ № 1, вносивший изменения во внутренний быт войсковых частей, был принят с недоумением. Уничтожение военной иерархии было равносильно уничтожению существования войсковых частей. Казаки составляли среди остального русского населения военное сословие, на основе чего веками сложились их особое положение и бытовые условия. Объявленные свободы и равенство ставили казаков в необходимость внимательно всматриваться в происходящие события, и, не видя нигде созвучия своим казачьим представлениям, в большинстве своём казаки заняли выжидательные позиции, не вмешиваясь в происходящие события. Все оставались в полках, дезертирства не было, все следовали приказу войскового атамана оставаться верными присяге Временному правительству и выполнять на фронте свои обязанности. Даже после введения нормы приказа №1 о выборности командиров, казаки, чаще всего, голосовали за своих офицеров. В Петрограде основан был Комитет казачьих войск. С отменой титулования командного состава стали обращаться к офицерам, называя по чину, добавляя «господин»... что, по существу, никакого революционного характера не имело.

Беспокойство на Дону с началом разложения общих частей армии стало проявляться среди пехотных запасных батальонов, расположенных в окрестностях Новочеркасска. Но на Дон ещё зимой 1916/1917 года были выведены с фронта части корпусной казачьей конницы, из которых были сформированы 7,8,9 Донские казачьи дивизии, предназначенные для проведения летней наступательной операции 1917 года. Поэтому пехотные части вокруг Новочеркасска, воспринявшие революционные порядки, были быстро казаками разогнаны, и очагом беспорядков оставался Ростов, составлявший один из узлов железной дороги, связывавшей Кавказскую армию с Россией.

Однако в казачьих областях, с началом революции поднимался тяжёлый и трудноразрешимый вопрос отношений между казаками, городскими, иногородними и местным крестьянством. На Дону было три категории людей, не принадлежавших к казачьему сословию: коренные донские крестьяне и крестьяне, проживавшие временно, в качестве иногородних. Кроме этих двух категорий, образовавшихся в историческом процессе, в состав Дона входили города Таганрог, Ростов и Александро-Грушевский угольный район (Донбасс), населявшиеся исключительно народом неказачьего происхождения. При наличии общего населения Донской области в пять миллионов человек, казаков было лишь около половины. Причем из разных категорий неказачьего населения особое положение занимало коренное донское крестьянство, составлявшее 939 ООО человек. Образование донского крестьянства относится ко времени крепостного права и зарождения на Дону крупных земельных собственников. Для обработки земель требовались рабочие руки, и начался вывоз крестьян из пределов России. Произвольный захват земель на Дону зародившимся на Дону чиновным миром вызвал жалобы со стороны казаков, и императрица Екатерина II приказала произвести межевание земель Донской области. Земли, произвольно занятые, были у донских помещиков отняты, превращены в общую собственность всего Войска, но крестьянство, вывезенное казачьими помещиками, оставлено было на занимавшихся ими местах и награждено было землями. Оно и составило часть населения Дона под названием донского крестьянства. Пользуясь землями, эти крестьяне не принадлежали к сословию казаков и не пользовались их общественными пpaвами. Во владении казачьего населения, не считая земель под коневодством, городских и других войсковых земель, было 9 581157 десятин земли, из которых в обработке было 6 240 942 десятины, а остальная земля составляла общественные выгоны для скота. Во владении донского крестьянства было 1 600 694 десятины, поэтому среди них не было общероссийского вопля о земельном недостатке. Кроме донского крестьянства в Донской области были Ростовский и Таганрогский городские округа и иногороднее население. Их положение с землёй было значительно хуже. Однако они поначалу открыто не вносили во внутренний быт Дона беспорядков, за исключением Ростова и других железнодорожных узлов, пересекавших территорию Донской области, на которых происходило скопление дезертиров разлагавшихся русских армий со всех обширных фронтов.

28 мая был собран первый войсковой Круг, на который съехались 500 выборных от станиц и 200 — от фронтовых частей. К тому времени на Дон прибыл бывший командующий 8-й армией генерал А.М. Каледин, отрешенный от командования новым Верховным Главнокомандующим генералом Брусиловым, из-за сложных отношений между ними. После неоднократных отказов А.М. Каледин 18 июня был избран Войсковым атаманом, его помощником был избран М.П. Богаевский. Деятельность избранного атамана и правительства направлена была на разрешение главного внутреннего донского вопроса - отношения казаков с донским крестьянством, городскими и иногородними, а в общероссийском плане - доведения войны до победного конца. Со стороны генерала Каледина было ошибкой то, что он продолжал верить в боеспособность армии и оставил казачьи полки в разлагающейся армии. Власть Временного правительства быстро переходила всецело к Совету рабочих и солдатских депутатов, в своей политической ориентации быстро склонявшемуся к крайней демагогии. Страна превращалась в никем не управляемый континент, господствующее положение среди населения стали занимать дезертиры и преступный элемент. В этих условиях Донская область с атаманом становилась очагом реакции, а генерал Каледин превращался в пропаганде всех толков социалистов в символ контрреволюционера. Казачьи полки, сохраняя вид воинских частей, видели повсюду развал, окружены были пропагандистами, и центром нападок являлся их атаман. Но пропаганда, не сдерживаемая ни запретами, ни моральной ответственностью, также действовала на казаков и постепенно их заражала. Дон, как и все казачьи области, постепенно превращался в два лагеря: коренное население областей и фронтовиков. Значительная часть фронтовиков, как и некоторая часть населения областей, полностью приняла революционные идеи и, отходя постепенно от казачьего быта, становилась на сторону новых порядков. Но категорию этих отщепенцев составляли в значительной части те фронтовики, которые, по примеру революционных вождей, искали возможности, используя положение, проявить себя в происходивших событиях. Вместе с тем, в процессе развала армии и в целях поддержания хотя бы относительного порядка в управлении частей высшие штабы армий старались держать казачьи части в своем непосредственном распоряжении и проявляли к ним большое внимание. В ближайших тылах, где происходило большое скопление дезертиров, угрожавших районам, ценным в отношении продовольствия и снабжения для армии, ставились также казачьи полки, и, несмотря на бушующее вокруг море бесчинства и беспорядков, районы, охранявшиеся казачьими полками, представляли тихие и спокойные очаги. Проезжающим по железным дорогам, станции которых заполнялись повсюду толпами дезертиров, о ресторанах и каком-либо питании думать не приходилось. Но при въезде на первую же станцию в пределах Войска Донского все резко менялось. Никаких скоплений дезертиров, никакого беспорядка, и, казалось, что проезжающие попадали в другой мир. В скромных буфетах все можно было достать. Внутренний порядок казаками на своей земле поддерживался исключительно местными средствами, несмотря на пребывание основной казачьей массы на фронте.

Среди поднятого революцией людского водоворота, всевозможных течений, крайне правых, крайне левых, средних, людей разумных, увлекающихся, честных идеалистов, отпетых негодяев, авантюристов, волков в овечьих шкурах, интриганов и вымогателей немудрено было растеряться и наделать ошибок. И казаки их делали. И тем не менее, во время революции и Гражданской войны в России население казачьих областей, в подавляющем большинстве, всё же пошло другим путём, чем всё население обширной России. Почему казачьи головы оказались не опьяневшими от свобод и соблазнительных обещаний? Объяснить эту причину их зажиточностью, экономическим положением невозможно, потому что среди казаков были и богатые, и средние, было и немало бедноты. Ведь экономическое положение семей определяется не столько общими условиями быта, сколько качествами каждого хозяина, так что искать объяснение надо в другом. В общекультурном отношении, казачье население также не могло иметь отличий от общего уровня русского народа, ни в худшую, ни в лучшую стороны. База общей культуры была та же, что всего русского народа: та же религия, те же школы, те же общественные потребности, тот же язык и то же расовое происхождение. Но наиболее многочисленное, имеющее более древнее происхождение, Войско Донское оказалось удивительным исключением среди общего хаоса и анархии. Войско оказалось способным собственными силами очистить свои земли от стихийного развала и без всяких затруднений, политических и социальных потрясений сохранить нормальную жизнь, нарушаемую не казачьим населением в их краях, а пришлым элементом, враждебным и чуждым казакам. Казачий быт и порядок на протяжении всей его истории построен был на военной дисциплине и особой психологии казаков. Казачье население ещё под властью монгол составляло часть вооруженных сил Орды, расселённых на окраинах или в местах требующих постоянного наблюдения и охраны важных районов, и внутренний быт их слагался по обычаю военных дружин. Они находились под непосредственной властью ханов или верных им улусных ханов или нойонов. В таком положении их внутреннего быта они вышли из-под власти монгол и продолжали существовать, и в условиях независимого положения. Установленный веками порядок этот сохранился и под властью московских князей, царей, а затем императоров, которыми он поддерживался и кардинально не нарушался. В решениях вопросов внутреннего быта принимало участие всё казачье население, и все решения зависели от общего согласия участников на собиравшихся общих войсковых сборах. В основе казачьего быта было вече, и организация быта построена была на базе широкого участия масс казачьего народа, которое, постепенно меняясь, в зависимости от времени, принимало формы, более отвечавшие времени, сохраняя принцип участия казачьих масс в общественной жизни. Революция 1917 года втягивала более широкие народные массы страны в общественную жизнь, и процесс этот исторически вызывался необходимостью. В казачьих же областях он не был новостью, но руками пришельцев принимал формы, извращавшие действительные общественные свободы. Казаки должны были защищать свой быт от внешних пришельцев с их искажёнными представлениями о свободе и народной демократии.

В армии главное сопротивление анархии и разложению шло со стороны командного состава. При отсутствии помощи со стороны Временного правительства оздоровление действующей армии командование увидело в успешном наступлении. Как полагал генерал Деникин: «…если не взрывом патриотизма, то пьянящим, увлекающим чувством большой победы, рассчитывая если не на стратегический успех, то на веру революционною пафоса». После неудачной Митавской операции русское командование 24 января (6 февраля) утвердило план кампании на 1917 год. Главный удар наносил Юго-Западный фронт на львовском направлении с одновременными вспомогательными ударами на Сокаль и Мармарош-Сигет. Румынский фронт должен был занять Добруджу. Северный и Западный фронт должны были произвести вспомогательные удары по выбору своих командующих. На Северном фронте имелось 6 шестисотенных донских полков и 6 отдельных сотен, всего около 13 тысяч казаков. На Западном фронте численность донских казаков уменьшилась до 7 тысяч. Юго-Западный фронт располагал самой крупной группировкой казачьих частей. В его боевых порядках находились 21 полк, 20 отдельных сотен и 9 батарей. Всего около 28 тысяч казаков. На Румынском фронте воевало 16 донских полков, 10 отдельных сотен и 10 батарей. Всего до 24 тысяч казаков. Остальные 7 донских полков и 26 особых сотен в середине 1917 года несли службу в гарнизонах и прифронтовой полосе.

В армии уже господствовали армейские комитеты, но Временное правительство и Совет рабочих и солдатских депутатов стояли на идее «война до победного конца», и командование готовило наступление. На этой почве возникали между командованием и правительством трения. Командование требовало восстановления в армии порядка и дисциплины, что было совершенно нежелательным как для революционных правителей, так и для разлагавшейся армии. Генерал Алексеев как Верховный командующий после неоднократных предложений изменить внутренний порядок в армии и созвать съезд офицеров армии, 22 мая был отрешён от командования, и на его место был поставлен генерал Брусилов, обладавший характером оппортуниста (соглашателя) и стремившийся к заигрыванию с войсковыми комитетами.

Деятельность большевиков в Петрограде, между тем, шла своим чередом. По требованию вооруженных сил и народа ещё 20 апреля был удален из правительства Милюков. 24 апреля собрался Съезд всероссийской партийной конференции большевиков в Петрограде, на который прибыло 140 делегатов. Конференцией был избран Центральный комитет и подтверждена программа партии большевиков и их последовательная деятельность. Конференция эта имела значение не для центра, а для распространения и усиления коммунизма в провинциях и в народных массах страны. 3 июня в связи с предполагавшимся наступлением армии в Петрограде был созван Всероссийский съезд рабочих и солдатских депутатов, в котором приняло участие 105 большевиков. Видя, что лозунги большевиков на съезде остаются в меньшинстве, они решили на 15 июня вывести колонны большевиков-рабочих на улицы для демонстрации. На стороне демонстрантов выступили войска, и становилось всё более очевидным, что сила переходит на сторону большевиков.

Летнее наступление на Юго-Западном фронте началось артиллерийской подготовкой 16 (29) июня 1917 года и первоначально имела успех. Военный министр Керенский сообщил об этом событии так: «Сегодняшний день положил предел клеветническим нападкам на организацию русской армии, построенную на демократических началах». Далее наступление продолжалось также успешно: были взяты Галич и Калиш. Правительство ликовало, германцы были встревожены, большевики напутаны, боясь победоносного наступления армии и усиления в ее рядах контрреволюции. Центральный комитет их приступил к подготовке воздействия с тыла. В это время во Временном пpaвительстве создался министерский кризис, и из состава правительства вышли четыре министра партии народной свободы. Правительство оказалось в замешательстве, и большевики решили воспользоваться этим для захвата власти. Основой в вооруженных силах большевиков был пулемётный полк. 3 июля пулемётный полк и части двух других полков появились на улицах с плакатами: «Долой министров-капиталистов!». Потом они появились у Таврического дворца, где и оставались в течение ночи. Готовилось решительное выступление для захвата власти. 4 июля около 5000 матросов собрались перед дворцом Кшесинской, где Ульянов и Луначарский приветствовали их как «красу и гордость революции» и дали согласие идти к Таврическому дворцу и разогнать министров-капиталистов. Со стороны матросов последовало заявление, чтобы вёл их туда сам Ульянов. Матросы спешно были направлены к месту пребывания Временного правительства, и к ним присоединились революционно настроенные полки. Многие части были на стороне правительства, но активную охрану его составляли лишь части Георгиевского союза и юнкера. Были вызваны казаки и два эскадрона кавалерийского полка. Правительство же, ввиду назревавших событий разбежалось, Керенский скрылся из Петрограда, оставшиеся были в полном угнетении. Руководил верными частями генерал Половцев, командующий Петроградским округом. Матросы окружили Таврический дворец и требовали отставки всех буржуазных министров. Вышедший к ним для переговоров министр Чернов был спасен от самосуда Бронштейном. Половцев отдал приказание сотне казаков c двумя орудиями идти к дворцу и открыть по мятежникам огонь. Мятежные части у Таврического дворца, заслышав орудийные залпы, разбежались. Отряд подошел к дворцу, затем подошли верные части других полков, и правительство было спасено.

К этому времени в правительственных кругах были получены неоспоримые данные о том, что Ульянов, Бронштейн и Зиновьев являются германскими агентами, находятся в сношениях с германским правительством и получают от него большие денежные суммы. Эти сведения контрразведки и министерства юстиции основаны были на неоспоримых данных, но Ульянов и его люди находились под покровительством Керенского и других министров-социалистов. Преступники не были арестованы и продолжали свою деятельность. К этому же времени в штабе Главнокомандующего была получена достоверная информация о том, что работа ленинских агентов-агитаторов оплачивается германским посольством в Стокгольме через некого Свенсона и членов «Союза освобождения Украины». Военной цензурой установлен был непрерывный обмен телеграммами политического и денежного характера между германскими и большевистскими лидерами. Сведения эти были напечатаны во всех газетах и произвели на массы отрезвляющее действие. Большевики становились в глазах солдат и народных масс германскими платными агентами, и их авторитет резко упал. 5 июля восстание было окончательно подавлено. Уже к вечеру большевистские вожди стали скрываться. Частями, верными правительству, был занят дворец Кшесинской и произведён обыск. Петропавловская крепость была освобождена от отряда большевиков. Необходимо было арестовать главарей. В Петербург прибыл с фронта отряд верных войск, появился и Керенский. Он выразил неудовольствие генералу Половцеву за подавленный мятеж и за обнародование документов против большевиков, смещён был министр юстиции Переверзев. Но против германских агентов шло возмущение со стороны армии, и Преображенский полк арестовал Каменева. Наконец, под давлением армии было приказано генералу Половцеву арестовать 20 человек главарей большевиков. Ульянов успел скрыться в Финляндии, а арестованный Бронштейн вскоре был освобожден Керенским. Войска начали отбирать оружие у рабочих и большевистских отрядов, но Керенский под предлогом, что все граждане имеют право ношения оружия, запретил. Все же многие главари были арестованы, и против них было возбуждено судебное преследование, о результатах которого 23 июля сообщил прокурор Петроградской палаты. Материал этот давал вполне достаточные основания для установления наличия преступного деяния и для установления круга лиц, участвующих в его совершении. Эта решительная мера со стороны прокурора Палаты была парализована Керенским, генерал Половцев и министр юстиции были смещены. Ульянов в это время, в Кронштадте, имел совещание с германскими агентами Генерального штаба, где обсуждался план относительно Балтийского флота, армии и захвата власти большевиками.

На фронте успешное в начале наступление Юго-Западного фронта окончилось полной катастрофой и бегством частей с фронта. Бросая артиллерию, обозы, снабжение, производя грабежи и убийства на пути бегства и отхлынув до Тернополя, армия фактически прекратила существование. На других фронтах части полностью отказались от наступления. Таким образом, надежды хотя бы на частичное оздоровление страны, с одной стороны путём ареста Ульянова и его сотрудников как германских платных шпионов, а с другой путём успешного наступления на Юго-Западном фронте рухнули. С этого момента значение Керенского и Главнокомандующего генерала Брусилова упало, и начинала подниматься активность освобожденных из тюрем большевиков, а Ульянов возвратился в Петербург. В Могилеве в Ставке Главного командования было собрано совещание высшего командного состава под председательством военного министра Керенского. Результатом совещания были смещение генерала Брусилова и назначение на его место генерала Корнилова. Была и другая причина замены Главковерха. Брусилову поступило от Савинкова и Керенского предложение, от которого он не имел права отказаться и от которого генерал Корнилов не отказался. Брусилов об этом вспоминал так: «Я совершенно сознательно отказался от идеи и роли диктатора, так как считал, что весьма неразумно строить дамбу во время разлива реки, ибо её неминуемо снесут прибывающие революционные волны. Зная русский народ, его достоинства и недостатки, я ясно видел, что мы неминуемо дойдём до большевизма. Я видел, что ни одна партия не обещает народу того, что сулят большевики: немедленный мир и немедленный делёж земли. Для меня было очевидно, что вся солдатская масса обязательно станет за большевиков и всякая попытка диктатуры только облегчит их торжество. Выступление Корнилова вскоре это доказало».

Катастрофа Юго-Западного фронта требовала двух решений: или отказа от продолжения войны, или принятия решительных мер в управлении армией. Генерал Корнилов встал на путь решительных мер против анархии в армии и приказом Главковерха восстановил в армии смертную казнь и военно-полевые суды. Но весь вопрос был в том, кто будет выносить эти приговоры и исполнять их. При той фазе революции любые члены суда и исполнители приговоров были бы тотчас убиты и приговоры не выполненными. Как и следовало ожидать, приказ остался на бумаге. Время назначения генерала Корнилова на должность Верховного главнокомандующего было началом стремлений со стороны командования и Керенского к установлению твёрдой власти в лице диктатора, и претендентами на пост диктатора выдвигались генерал Корнилов и военный министр Керенский. Причем как тот, так и другой находились под влиянием собственного окружения. Керенский находился под влиянием Совета рабочих и солдатских депутатов, быстро клонившегося в сторону большевизма, генерал Корнилов - под влиянием подавляющей массы командного состава и ближайших своих сотрудников: вдохновителя его идей по восстановлению порядка в армии и стране Завойко и военного комиссара при Ставке социалиста-революционера Савинкова. Последний был типичный террорист, без каких-либо побуждений об улучшении жизни народа, который он глубоко презирал, как, впрочем, презирал и всё своё ближайшее окружение. Яркий представитель терроризма, он руководствовался в своих действиях чувством своего полного превосходства над другими.

В то время, когда во Временное правительство поступали требования и предложения генерала Корнилова, стало выясняться, что все секретные сведения, касавшиеся внутреннего положения армии, передавались противнику и открыто излагались в печати коммунистической партии. Кроме коммунистов, министр Временного правительства Чернов, также занимал положение платного германского агента. Одновременно велась травля генерала Корнилова, и он от слов решил перейти к делу. Его поддерживали Союз русских офицеров, Союз Георгиевских кавалеров и Союз казачьих войск. По сведениям штаба Главнокомандующего, германцы стали готовить наступление в направлении Риги. Под предлогом усиления обороны Петрограда генерал Корнилов начал переброску 3-го казачьего конного корпуса в составе 1-й Донской казачьей, Уссурийской казачьей и Туземной конных дивизий, командование которыми поручалось генералу Крымову. 19 августа германская армия перешла в наступление и 21-го заняла Ригу и Усть-Двинск. Войска 12-й русской армии весьма неудачно оборонялись против наступавшей 8-й немецкой армии. Только отвлечение сил на англо-французский фронт заставило германцев отказаться от подготовки наступления на Петроград. На этом Первая мировая война по существу оказалась законченной для России, ибо она была уже не в состоянии проводить крупномасштабные операции, хотя армия ещё существовала и формально считалась довольно сильным противником, способным оказывать серьёзное сопротивление. Даже в декабре 1917 года русский фронт ещё привлекал к себе 74 германские дивизии, составлявшие 31% всех немецких сил. Выход России из войны повлёк немедленную переброску части этих дивизий против союзников.

В Петрограде стало известно, что большевики готовятся к вооруженному выступлению. Керенский по докладу военного министра Савинкова согласился на объявление Петрограда на военном положении. 23 августа Савинков прибыл в Ставку генерала Корнилова. В это время конный корпус генерала Крымова двигался к Петрограду. На совещании с участием генерала Корнилова, Савинкова и некоторых членов правительства было принято решение, что, если кроме большевиков, выступят и члены Совета, то придется действовать и против них. При этом «действия должны быть самые решительные и беспощадные». Причем Савинков заверил, что законопроект с требованиями Корнилова «о мерах для прекращения анархии в тылу», будет проведён в ближайшее время. Но этот заговор окончился переходом Керенского на сторону Советов, и решительными мерами его против генерала Корнилова. Керенский послал в Ставку телеграмму, сообщавшую: «Ставка, генералу Корнилову. Приказываю Вам немедленно сдать должность генералу Лукомскому, которому впредь до прибытия нового Верховного главнокомандующего вступить во временное исполнение обязанностей главковерха. Вам надлежит немедленно прибыть в Петроград». К этому времени в Петроград, по приказу Савинкова, отправились надёжные офицеры, где они с помощью юнкеров должны были организовать противодействие выступлению большевиков, до подхода конного корпуса. В то же время со стороны генерала Корнилова было сделано обращение к армии и народу. В ответ на это 28 августа Керенский обратился к большевикам с просьбой повлиять на солдат и встать на защиту революции. По всем станциям железных дорог было послано извещение, чтобы эшелоны конного корпуса, двигавшиеся на Петроград, задерживать и направлять их в места прежних стоянок. Поезда с эшелонами стали направляться в разных направлениях. Генерал Крымов решил выгрузить эшелоны и идти походным порядком на Петроград. 30 августа к Крымову явился от Керенского полковник генерального штаба Самарин и передал Крымову, что Керенский, во имя спасения России, просит его приехать в Петроград, гарантируя честным словом его безопасность. Генерал Крымов подчинился и поехал. Прибыв 31 августа в Петроград, генерал Крымов явился к Керенскому. Произошло бурное объяснение. К концу объяснения Крымова с Керенским вошел военно-морской прокурор и предложил Крымову прибыть через два часа в Главное военно-судебное управление для допроса. Из Зимнего дворца Крымов поехал к своему товарищу, занимавшему квартиру в доме, где помещался кабинет военного министра Савинкова, и там застрелился. По другим сведениям, генерал Крымов в действительности был убит. Командующие всех фронтов, кроме Юго-Западного, которым командовал генерал Деникин, уклонились от открытой поддержки генерала Корнилова. После извещения Керенского об измене генерала Корнилова во всех частях фронта самочинно образовались революционные трибуналы, в которых большевики играли решающую роль. В Ставке были арестованы генерал Корнилов, начальник его штаба Лукомский и другие офицеры и отправлены в Быховскую тюрьму. На Юго-Западном фронте заседали комитеты под председательством комиссара фронта Иорданского, принявшего на себя военную власть. 29 августа распоряжением Иорданского генералы Деникин, Марков и другие члены штаба были арестованы. Затем на автомобилях в сопровождении броневиков все они были отправлены на гауптвахту, после чего в Бердичевскую тюрьму. В то же время в Петрограде были выпущены из тюрем Троцкий и все прибывшие с Ульяновым, обвинённые в шпионаже в пользу Германии и посаженные в тюрьму после первой попытки большевистского восстания.

Лишь от Донского атамана казачьих войск Каледина Временным правительством была получена телеграмма о присоединении его к Корнилову. В случае, если правительство не договорится с Корниловым, Каледин грозил прервать сообщение Москвы с Югом. На следующий день Керенский разослал всем телеграмму, объявлявшую генерала Каледина изменником, отстранял его от должности атамана и вызывал его в Ставку в Могилёв для дачи показаний следственной комиссии, расследовавшей дело Корнилова. На Дону 5 сентября был созван Войсковой Круг, и на выраженное желание генерала Каледина ехать в Могилёв, чтобы дать показание следственной комиссии, Круг согласия не дал и отправил ответ Керенскому, что в отношении атамана генерала Каледина решение Круга руководствуется старым казачьим правом - «с Дона выдачи нет».

У Временного правительства, превратившегося в Совет Республики, никаких средств для поддержания в стране порядка уже не было. Наступали везде голод и анархия. На железных дорогах, водных путях шли разбои и грабежи. Оставалась надежда на казачьи части, но они были разбросаны между частями обширного фронта и среди разлагавшейся армейской массы, служили очагами некоторого порядка, держась в отношении революционных движений полного нейтралитета. В Петрограде было три казачьих полка, но при надвигавшейся угрозе захвата большевиками власти они не видели надобности защищать непопулярное, антинародное правительство.

В районе Гатчины были сосредоточены, еще при жизни Крымова, часть полков 3 казачьего корпуса, другие полки оказались разбросанными на обширных пространствах и в разных направлениях. В Ставке генерала Духонина и Быховской тюрьме оставалась единственная надежда на казачьи части. Совет казачьих войск поддерживал эту надежду, и вокруг Быхова была создана группировка казачьих частей под предлогом охраны узлов железных дорог на случай крушения фронта и чтобы направлять потоки бегущих с фронта в сторону юга. Между генералом Корниловым и атаманом Калединым велась усиленная переписка. Добившись ликвидации «корниловщины» и разложив российскую армию, большевики нашли широкую поддержку в полковых комитетах Петроградского гарнизона и корабельных команд Балтийского флота. Они скрытно, но очень активно, стали готовиться к ликвидации двоевластия, т.е. к свержению Временного правительства. Накануне восстания большевиков поддерживали 20 тысяч солдат, несколько десятков тысяч вооружённых красногвардейцев и до 80 тысяч моряков «Центробалта». Во главе восстания встал Петроградский военно-революционный комитет. В ночь на 25 октября большевики заняли все правительственные учреждения, кроме Зимнего дворца, где находился Совет Республики. К утру Петроградом распоряжались восставшие солдаты, матросы и красногвардейцы, которые продолжали занимать ключевые объекты. В 7 часов вечера спешенные части казаков, находившиеся в Зимнем дворце, вступили в переговоры с большевиками и, получив согласие свободного выхода с оружием, оставили дворец и ушли в казармы. Казачьи части не пожелали защищать опостылевшее правительство министров-капиталистов и проливать за него кровь. Покинув Зимний, они увлекли за собой женский батальон смерти и юнкеров школы прапорщиков Северного фронта. Во дворец ворвались вооруженные большевики и вручили Совету Республики ультиматум о сдаче. Таким образом, из-за создавшейся анархии, вследствие бездеятельности Временного правительства или, вернее, при содействии Временного правительства, и вместе с ним либеральной общественности, власть в стране перешла к партии большевиков, возглавлявшейся группой лиц, не имевших, кроме псевдонимов, никакой личной биографии. Если во время Февральской революции в Петрограде погибли и получили ранение более 1300 человек, то в Октябре из многих тысяч участников восстания погибли 6 и получили ранения около 50 человек. Но бескровный и тихий переворот в самое ближайшее время обернулся кровавой междоусобицей, гражданской войной. Против экстремистских, антидемократических действий большевиков восстала вся демократическая и монархическая Россия.

Керенский бежал из Петрограда в действующую армию, пытаясь призвать солдат и казаков на борьбу с большевистским переворотом, но авторитета не имел. На Петроград удалось двинуть лишь 3-й кавалерийский казачий корпус, которым в тот момент командовал казачий генерал П.Н. Краснов. По мере продвижения корпуса к столице ряды его таяли, и в окрестностях Петрограда Краснов располагал лишь 10 недоукомплектованными сотнями Донской и Уссурийской дивизий. Совнарком направил против казаков более 10 тысяч матросов и красногвардейцев. Несмотря на такое соотношение сил, казаки пошли в наступление. Красногвардейцы бежали, а вот матросы выдержали удар, а затем при мощной поддержке артиллерии перешли в наступление. Казаки отступили в Гатчину, где и были окружены. После нескольких дней переговоров, П.Н. Краснова с остатками корпуса отпустили и отправили в родные края. Других столкновений новой власти с противниками не произошло. Но сложная и опасная обстановка для Советской власти стала складываться в казачьих областях. На Дону казаки во главе с атаманом Калединым не признали Совнарком, а на Южном Урале атаман Дутов уже на следующий день поднял восстание. Но поначалу в казачьих областях протест носил вялый, преимущественно верхушечный, атаманский характер. В целом казачество, как и другие сословия, получило определённые выгоды от Февральской революции. Войсковые атаманы стали избираться из казачьего сословия, расширилось казачье самоуправление, повсеместно приступили к управления войсковые, окружные и станичные Управы, сформированные выборными казачьими Кругами соответствующего уровня. Право голоса получили иногородние и женщины-казачки, достигшие 21 года. И поначалу казаки, за исключением некоторых наиболее дальновидных атаманов и офицеров, не увидели в новой власти ничего опасного и придерживались политики нейтралитета.

Политическая победа большевиков в октябре 1917 года ускорила политический выход России из войны. Они быстро стали устанавливать контроль над армией, точнее над многомиллионной массой людей, жаждавших мира и возвращения домой. Новый Верховный главнокомандующий прапорщик Н.В. Крыленко 13 (26) ноября направил немцам парламентариев с предложением начать сепаратные переговоры о перемирии, а 2 (15) декабря соглашение о перемирии между Советской Россией и Четверным союзом был заключено. В декабре 1917 года на фронтах ещё оставались казачьи части. На Северном фронте - 13 полков, 2 батареи, 10 сотен, на Западном – 1 полк, 4 батареи и 4 сотни, на Юго-Западном – 13 полков, 2 батареи и 10 сотен, на Румынском – 11 полков, 2 батареи и 15 отдельных и особых сотен. Всего на австро-германском фронте в конце 1917 года находилось 72 тысячи казаков. И даже в феврале 1918 года на Юго-Западном фронте ещё несли службу 2 донских полка (46 и 51), 2 батареи и 9 сотен. После заключения перемирия казачьи полки со всего обширного фронта двинулись эшелонами по домам. Тихий Дон и другие казачьи реки ждали своих сыновей.


Рис.3 Возвращение казака домой


Во время Октябрьского переворота генерал Корнилов бежал из Быховской тюрьмы, и в сопровождении Текинского конного полка отправился в Донскую область. Все другие заключенные с ложными удостоверениями двинулись разными способами и после долгих и тяжёлых скитаний стали прибывать в Новочеркасск. Первым в Новочеркасск 2 ноября прибыл генерал Алексеев и приступил к формированию вооруженных отрядов. 22 ноября прибыл генерал Деникин, а 8 декабря генерал Корнилов, где его поджидали семья и соратники. Начиналось движение сопротивления Советской власти. Но это уже совсем другая история.

Использованы материалы:
Гордеев А.А. - История казачества
Мамонов В.Ф. и др. - История казачества Урала. Оренбург-Челябинск 1992
Шибанов Н.С. – Оренбургское казачество XX века
Рыжкова Н.В. - Донское Казачество в войнах начала ХХ века-2008
Неизвестные трагедии Первой мировой. Пленные. Дезертиры. Беженцы. М., Вече, 2011
Оськин М.В. - Крах конного блицкрига. Кавалерия в Первой мировой войне. М., Яуза, 2009.
Брусилов А.А. Мои воспоминания. Воениздат. М.1983
Автор:
Сергей Волгин
Статьи из этой серии:
Сибирская казачья эпопея
Давние казачьи предки
Казаки и присоединение Туркестана
Образование Волжского и Яицкого Казачьих Войск
Казаки в Смутное время
Старшинство (образование) и становление Донского казачьего войска на московской службе
Азовское сидение и переход донского войска на московскую службу
Образование Днепровского и Запорожского войска и их служба Польско-Литовскому государству
Переход казачьего войска гетманщины на московскую службу
Измена Мазепы и погром казачьих вольностей царём Петром
Восстание Пугачёва и ликвидация днепровского казачества императрицей Екатериной
Казаки в Отечественной войне 1812 года. Часть I, довоенная
Казаки в Отечественной войне 1812 года. Часть II, вторжение и изгнание Наполеона
Казаки в Отечественной войне 1812 года. Часть III, заграничный поход
Образование Кубанского Войска
Подвиг молодого Платова (Битва на реке Калалах третьего апреля 1774 года)
Образование Оренбургского казачьего войска
Казаки перед Мировой войной
Казаки и Первая Мировая война. Часть I, довоенная
Казаки и первая мировая война. Часть II, 1914 год
Казаки и первая мировая война. Часть III, 1915 год
Казаки и Первая мировая война. Часть IV. 1916 год
Казаки и Первая мировая война. Часть V. Кавказский фронт
Казаки и Февральская революция
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

44 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти