Брусиловский прорыв

Брусиловский прорыв


Самую успешную наступательную войсковую операцию Первой мировой войны по праву связывают с именем генерала от кавалерии Алексея Алексеевича Брусилова, однако мало кто знает, какое именно новое слово в военном искусстве сказал великий русский военачальник. О Брусиловском прорыве «Ленте.ру» рассказывает историк Георгий Олтаржевский — правнук одного из непосредственных участников этой блестящей наступательной операции, кавалера ордена Станислава с мечами, прапорщика 4-й Лейб-гвардии конноартиллерийской батареи Лундгрена Аркадия Альфредовича.

Война — дело коллективное, в нем мало места для индивидуального творчества. Но бывают исключительные ситуации, когда действия конкретного человека оказывают решающее влияние на общий успех. Именно так сложились обстоятельства во время наступления Юго-Западного фронта русской императорской армии, более известного как Брусиловский прорыв. Конечно, общий успех был бы невозможен без героизма наших солдат и офицеров, но не менее важную роль сыграло нестандартное полководческое решение и личное мужество их военачальника. И не случайно эта операция стала единственной в истории Великой войны, общепринятое название которой связанно с именем конкретного человека — генерала Алексея Алексеевича Брусилова.


Большие планы

К весне 1916 года ситуация на фронтах Великой войны стратегически складывалась в пользу стран Антанты. С огромным трудом союзникам удалось выдержать натиск противника в тяжелейших боях 1914 и 1915 годов, а в затяжной войне рано или поздно должно было сказаться превосходство стран Антанты в людских и сырьевых ресурсах. В марте 1916 года на конференции в Шантийи союзники приняли стратегическое решение об общем переходе в наступление. А поскольку на тот момент перевес союзников еще был минимальным, добиться успеха можно было лишь совместными и скоординированными действиями на Западном, Восточном и Южном направлениях, которые лишили бы немцев и австрийцев возможности перебрасывать силы. Об этом союзники и договорились.

Брусиловский прорыв

Алексей Алексеевич Брусилов
Фото: РИА Новости


По плану Ставки Верховного главнокомандующего русской армии, главный удар должен был наносить Западный фронт под командованием генерала А.Е. Эверта. Северный фронт генерала А.Н. Куропаткина и Юго-Западный фронт генерала Брусилова должны были провести вспомогательные наступательные операции. На направлении главного удара была сосредоточена почти вся тяжелая артиллерия и людские резервы русской армии, благодаря чему было достигнуто почти двукратное преимущество над немецкими войсками — 1 миллион 220 тысяч против 620 тысяч у противника. Северный фронт тоже имел ощутимое численное преимущество, хотя и не мог задействовать все силы при наступлении. На юго-западном направлении силы русской и австро-венгерской армий были почти равны, а по количеству тяжелых пушек противник даже превосходил наши войска. Прорыв вражеской обороны каждый фронт планировал самостоятельно, Ставка лишь координировала общее направление ударов для дальнейшего взаимодействия войск при развитии наступления. Операция была запланирована на середину лета.

Заговор генералов

Пока наши фронтовые штабы неспешно готовили планы операций, ситуация в Европе резко изменилась: в начале мая австро-венгерская армия неожиданно перешла в наступление в Альпах — на удивление удачное. Италия оказалась на грани военной катастрофы. Союзники попросили Россию как можно быстрее нанести удар, причем именно против австрийцев, то есть на направлении Юго-Западного фронта. Далее события развивались стремительно. 11 мая (по старому стилю) Брусилов получил депешу от начальника штаба Ставки генерала В.М. Алексеева с просьбой рассмотреть вопрос о скорейшем наступлении. Брусилов заявил о готовности атаковать 19 мая, но попросил о взаимодействии с Западным фронтом, дабы не получить от немцев удар во фланг. Генерал Эверт затребовал на подготовку еще две недели. В итоге было решено, что Брусилов наступает 22 мая, а Эверт — 1 июня.

Брусилов отправил в Ставку свой план наступления, утвержденный на военном совете фронта. План оказался настолько неожиданным, что вызвал бурную дискуссию. Верховный главнокомандующий Николай II долго не мог принять решение и лишь накануне наступления, когда тянуть было уже невозможно, осторожно попросил Брусилова изменить план и вернуться к более традиционной тактике. На переработку предлагалась неделя. Вечером 21 мая генерал Алексеев сообщил о царской просьбе Брусилову. Алексей Алексеевич заявил, что абсолютно уверен в своей правоте, и попросил в случае несогласия с его планом освободить себя от командования фронтом. Слово было за Верховным, но он уже спал. А до начала операции оставалось несколько часов — войска уже выдвинулись на исходные позиции.

Брусиловский прорыв

Фото: РИА Новости
Вступление русских войск в Коломыю. Брусиловский прорыв, май-июль 1916 года.


Ситуация сложилась тупиковая: окончательного решения не было, а интересы дела не терпели отлагательств. И генералы, в отличие от Николая, это отлично понимали. Мудрый Алексеев намекнул Брусилову, что подождет с докладом до утра, тем самым предоставляя Алексею Алексеевичу возможность самостоятельно принять решение отменять ему наступление или нет. По сути, оба они рисковали не только карьерой, но и головой. Брусилов взял на себя ответственность, и на рассвете артиллерия Юго-Западного фронта начала артподготовку.

Лбом об стену

Военная наука к началу мировой войны сильно отставала от реалий, причиной чему стала промышленная революция конца XIX — начала XX веков. За несколько десятилетий военная техника сделала огромный шаг вперед: появилось скорострельное и автоматическое оружие, встали на конвейер снаряды и патроны, поднялись в небо самолеты и дирижабли, были разработаны боевые отравляющие вещества, бурно прогрессировала инженерная техника и автомобильный транспорт, совершенствовалась тяжелая артиллерия и т.д. В то же время больших войн, в которых встречались бы многомиллионные армии, в начале века не случилось. Фрагментарно новые технологические веяния проявились в англо-бурском и русско-японском конфликтах, но все же там преобладала маневренная война без образования единой, глубоко эшелонированной линии фронта. То есть проверенного боевой практикой опыта, на основании которого можно было бы разрабатывать отвечающую новым реалиям тактику, к началу мировой войны не было ни у кого.

В начале Великой войны единого фронта еще не было, он сложился позже: на Западе к началу 1915 года, на Востоке — к концу. Лишь после этого стороны возвели сплошные линии мощных полевых укреплений, и началась знаменитая «окопная война».

Именно в 1915 году были проведены первые операции по штурму и, соответственно, обороне глубоко эшелонированных и инженерно подготовленных позиций. Постепенно стали формироваться тактические приемы и стереотипы. Для прорыва фронта выбирался ограниченный участок, где атакующая сторона создавала многократное численное превосходство, сосредотачивала полевую и тяжелую артиллерию, проводила разведку боем для выявления огневых точек противника. Наступление начиналось с многочасовой артподготовки, которая постепенно переносилась вглубь вражеских позиций. Затем в дело вступала пехота. Не гнушались противники и химическим оружием.

Брусиловский прорыв

Фото: Юрий Каплун / РИА Новости
Русские войска преследуют неприятеля, июнь 1916 года. Брусиловский прорыв, май-июль 1916 года. Юго-Западный фронт. Первая мировая война (1914-1918). Государственный Исторический музей.


Параллельно вырабатывались и оборонительные приемы. Позиции стали глубоко эшелонированными — по три-четыре линии окопов, соединенных переходами и укрепленные многочисленными, часто бетонированными, огневыми точками. Для защиты солдат от артиллерийских ударов строились надежные блиндажи-убежища. Перед окопами создавались минные поля, ямы-ловушки, многочисленные линии колючей проволоки и т.д. При начале артподготовки солдаты уходили на запасные позиции, потом, когда огонь переносился вглубь, возвращались. Артиллерия обороняющихся заранее пристреливалась по квадратам, создавались специальные «мешки», куда попадал наступающий противник. В итоге, попытки прорыва превращались в жуткую бойню, и за продвижение на несколько километров приходилось платить страшную цену.

Слом стереотипов

Вернемся к плану Брусилова, который так поразил Ставку. Вопреки общепринятой тактике, генерал предложил отказаться от единого главного удара, а атаковать сразу по всему фронту. Каждая из четырех армий Юго-Западного фронта (7-я, 8-я, 9-я и 11-я) наносила удар самостоятельно, причем не один, а несколько. Таким образом, противник был сбит с толку и практически не имел возможности использовать резервы, а нашим войскам на основных направлениях удалось добиться двукратного превосходства, хотя, в целом, серьезного численного перевеса Брусилов не имел. Русские резервы использовались на тех участках, где наступление развивалось наиболее успешно и дополнительно увеличивали эффект от прорывов, коих всего оказалось тринадцать.

Идея оказалась блестящей, но важно, что и реализация ее была отменной. Отлично сработала разведка, четко функционировал штаб фронта под началом генерала В.Н. Клембовского. Великолепно проявила себя артиллерия, которой руководил генерал М.В. Ханжин. Каждая батарея имела четкую цель, благодаря чему уже в первые дни наступления удалось почти полностью подавить артиллерию противника. Важно и то, что русским войскам удалось сохранить относительную секретность, во всяком случае, австрийцы и немцы не ожидали наступления в тех местах, где оно в итоге состоялось.

Противник отступал по всему фронту, образовалось несколько котлов. Уже к 27 мая было взято в плен 1240 австрийских и немецких офицеров и свыше семидесяти тысяч нижних чинов, захвачено 94 орудия, 179 пулеметов, 53 бомбомета и миномета. На основном Луцком направлении восьмая армия генерала А.М. Каледина за несколько недель продвинулась на 65 километров вглубь фронта, а в конечном итоге русские войска ушли на 150 километров. Потери противника достигли полутора миллионов человек.

Брусиловский прорыв

Фото: РИА Новости
01.07.1916 Пленные, захваченные русскими войсками в ходе наступательной операции на Юго-Западном фронте (Брусиловский прорыв)


К сожалению, наступление Брусилова не было в должной степени поддержано остальными фронтами. Лобовая атака Западного фронта Эверта потерпела фиаско, Северный фронт Куропаткина активных действий предпринять так и не сподобился. Ставка оперативно не отреагировала на изменение ситуации, продолжая следовать изначальному плану. Вот как охарактеризовал итоги кампании в своих воспоминаниях сам Алексей Алексеевич: «Никаких стратегических результатов эта операция не дала, да и дать не могла, ибо решение военного совета от первого апреля ни в какой мере выполнено не было. Западный фронт главного удара так и не нанес, а Северный фронт имел своим девизом знакомое нам с японской войны "терпение, терпение и терпение". Ставка, по моему убеждению, ни в какой мере не выполнила своего назначения управлять всей русской вооруженной силой. Грандиозная победоносная операция, которая могла осуществиться при надлежащем образе действий нашего Верховного главнокомандования в 1916 году, была непростительно упущена».

Брусиловский прорыв так и остался прорывом, к коренному перелому ситуации на Восточном фронте он не привел. Австрийцы и немцы вынуждены были снять войска с других направлений (всего 34 дивизии), и к концу лета русское наступление в Волыни и Галиции остановилось — ушедшие вперед на 100-120 километров, но обескровленные полки Юго-Западного фронта вынуждены были перейти к обороне. Но не будет преувеличением сказать, что наши воины сыграли важнейшую роль в спасении Италии и помогли наступавшим на Сомме французам и англичанам.

Брусиловский прорыв вошел во все учебники по военному искусству, и впоследствии, схожая тактика неоднократно применялась как в первой, так и во второй мировых войнах. Жаль, что почти незамеченным остался гражданский подвиг самого Алексея Алексеевича, который ради пользы общего дела не побоялся пойти против монаршей воли. Кстати, Николай ему этого не простил и, несмотря на представление Государственной Думы, не подписал осенью 1916-го указ о награждении Брусилова орденом Святого Георгия 2-й степени. Впрочем, так ли важна царская милость в сравнении с благодарной памятью потомков…

Алексей Алексеевич Брусилов — это один из тех людей, которыми вправе гордиться любой русский человек. Всю жизнь он без страха и упрека служил Родине, а не режиму. Он бился за Российскую империю, хотя не был в фаворе у монарха, он был Верховным главнокомандующим при Временном правительстве, одновременно споря с политикой Керенского, он пошел в Красную армию (как инспектор кавалерии), хотя не разделял большевистских взглядов и отказывался воевать против бывших соратников. Написанные им в последние годы жизни воспоминания сильно не понравились советской власти, и имя генерала постарались по возможности вычеркнуть из истории. Нельзя сказать, что имя Брусилова забыто, но очевидно, что в табели о рангах великих русских полководцев он занимает не подобающее ему место. Впрочем, это не его вина, а скорее, наша беда.
Автор: Георгий Олтаржевский
Первоисточник: http://lenta.ru/articles/2015/02/07/brusilov/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 10
  1. Hronyaka 10 февраля 2015 08:45
    . Грандиозная победоносная операция, которая могла осуществиться при надлежащем образе действий нашего Верховного главнокомандования в 1916 году, была непростительно упущена».
    Было предательство в верхах и это факт. А царь Николай Александрович, к сожалению ,даже умер, как мученик, а не как царь...
  2. Мякин 10 февраля 2015 10:24
    Не оскудеет земля русская героями!
    Мякин
  3. смит7 10 февраля 2015 16:21
    Какой стержень в человеке! Сила ума, сила духа. "Делай то, что должен и будь что будет!" - вот как жил один из лучших русских. Очень жаль, что с момента публикации материала мало кто его сподобился прочитать. Плохой знак. Ведь это часть нашей Истории.
  4. Вадим2013 10 февраля 2015 16:30
    Алексей Алексеевич Брусилов верно служил России, а не власти, которая в России менялась в 1917 году. Он не участвовал в гражданской войне, отказывался воевать против бывших соратников. Светлая память полководцу А.А.Брусилову.
  5. неглавный 10 февраля 2015 17:39
    Есть такая профессия-Родину защищать! И это не пафос когда идет разговор о таких людях как А.А.БРУСИЛОВ! И очень многих других патриотов своей РОДИНЫ! Честь и слава героям всех войн!
  6. НовыйДоктор 10 февраля 2015 17:45
    Брусилов был командир от Бога
  7. Йон_Тихий 10 февраля 2015 20:45
    Отмечаемый артиллеристами и ракетчиками праздник 19 ноября - день начала операции "Уран" по окружению фашистских войск под Сталинградом, начался с ураганной артподготовки. Был осуществлен так называемый "огневой вал", когда огонь артиллерии целенаправленно и последовательно переносится вглубь территории, занятой противником, позволяя действовать собственнной пехоте. Разумеется, подобный прием требует высокого уровня согласованности и взаимодействия между родами войск, качественной связи, подготовки и грамотного командования.
    Однако именно этот способ наступления и был применен в те майские дни 1916 года. Не побоюсь преувеличить, если скажу, что благодаря Брусилову подобная тактика была впервые в мире использовалась на практике на достаточно масштабном ТВД. Честь и слава Алексею Алексеевичу!
  8. D-Master 10 февраля 2015 22:40
    Брусилов и Скобелев - два величайших военачальника роль которых недооценена в истории нашего государства а их величайшие таланты, к огромному сожалению до конца не раскрылись. Имхо конечно.
  9. Severomor 10 февраля 2015 23:35
    Цитата: Вадим2013
    Алексей Алексеевич Брусилов верно служил России, а не власти, которая в России менялась в 1917 году. Он не участвовал в гражданской войне, отказывался воевать против бывших соратников. Светлая память полководцу А.А.Брусилову.


    Не участвовал в гражданской войне? Ну да, шашкой против белых не махал, но ....

    Его сын, бывший офицер-кавалерист, был призван в ряды РККА. Честно сражавшийся на фронтах Гражданской войны, он в 1919 г. во время наступления войск генерала Деникина на Москву попал в плен и был повешен.

    По-видимому, гибель сына заставила Брусилова сделать решительный шаг, и он добровольно вступил в Красную Армию. Учитывая большой стратегический и преподавательский опыт бывшего генерала, его назначили председателем «Военно-исторической комиссии по исследованию и использованию опыта войны 1914-1918 гг.». На этом посту Брусилов способствовал публикации ряда учебных пособий и аналитических работ для командиров молодой армии республики Советов.
    В 1920 г. он, всеми силами стремясь покончить с братоубийственной гражданской войной, выступил с призывом к офицерам армии барона Врангеля, а потом ко всем офицерам бывшей русской армии с призывом вместе сражаться против общего врага русского народа - панской Польши. В 1922 г. А.А. Брусилов назначается на должность главного кавалерийского инспектора РККА и усиленно занимается возрождением русской кавалерии. На этом посту он проработал вплоть до своей кончины в 1926 г.

    Так же как и Слащёв, Карбышев, Шапошников и др. внёс огромный вклад в развитие РККА, настоящие русские офицеры
  10. Марат 10 февраля 2015 23:52
    К сожалению прорыв закончился "Ковельской мясорубкой".
  11. Александр72 11 февраля 2015 20:41
    Огневой вал артиллерии при штурме укрепленных вражеских позиций в ходе Первой мировой войны был применен на Западном фронте (во Франции) задолго до Луцкого прорыва. Но там это был многочасовой и даже многодневный обстрел по площадям на сравнительно узком участке фронта (причем этим грешили и Антанта и германцы), что давало противнику отличную возможность определить участок прорыва и подтянуть туда подкрепления со своей артиллерией. В результате на выходе - Бойня Нивеля, Верденская мясорубка, сражение на Сомме и другие не менее лестные эпитеты полководческому "гению". Брусилов, существенно уступая австро-германцам в количестве и качестве тяжелой артиллерии, превосходя их в легкой и особенно в количестве пехоты, применил новый оперативный ход - основных участков прорыва стало не один, а три, при этом изначально предполагалось направить наибольшие резервы (которых Брусилову передали немало) туда где будет достигнут наибольший успех. Однако ввиду отсутствия материальных ресурсов (той же артиллерии), их по старой русской традиции заменили людскими, невзирая ни на какие потери. Кроме того, Брусиловский прорыв хотя и был успешным, все же являлся вспомогательной операцией - основной удар должны были нанести войска русского Западного фронта, которому в свою очередь должны были оказать поддержку войска Северо-Западного фронта. Однако Эверт (командующий Западным фронтом) проведя неудачную локальную операцию, какой-либо активности больше не проявлял (в очередной раз вывернулся, а главком Николай 2-й не смог оказать на него какое-либо давление), а Куропаткин (командующий Северо-Западным фронтом) в очередной раз продемонстрировал "непротивление злу насилием" (помните: "терпение, терпение и еще раз терпение). В результате немцы оперативно перебросили подкрепления со спокойных участков фронта и наступление Юго-Западного фронта захлебнулось в крови в Припятских болотах. Результат - Юго-Западный фронт понес громадные потери (как минимум равные потерям австро-германцев), Россия бездарно упустила последний шанс перехватить инициативу в войне в свои руки. Как следствие - деморализация армии, которую уже никто и ничто не могло заставить поверить в своих "полководцев", затем февраль, отречение и закономерный финал для царизма. Кстати, Брусилов (при всем моем уважении к нему - на мой взгляд это лучший из полководцев Первой мировой), будучи в 1917 году назначенным Временным Правительством на должность главнокомандующего российской армией, пытался навести в ней порядок вполне себе драконовскими мерами, что отнюдь не добавило ему популярности ни у солдат, ни у офицеров.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня