Даля зовёт!..

Чем ближе возрождение в Литве службы по призыву, тем больше подробностей по этому поводу появляется в литовских СМИ. Причём некоторые подробности носят такой характер, который даёт повод усомниться в серьёзности затеи госпожи Грибаускайте и министра обороны Олекаса. Перед тем как рассмотреть подробности реанимируемой в Литве призывной службы, нужно напомнить, что официально молодые литовцы (в возрасте от 19 до 26 лет) начнут призываться в литовскую армию с сентября текущего года. Инициативу министерства обороны поддержала президент Даля Грибаускайте, и в парламенте инициатива тоже находит одобрение.

Даля зовёт!..



Итак, о подробностях и проблемах лит-призыва, которыми делится глава оборонного ведомства прибалтийской республики Юозас Олекас.

Оказалось, что больше других возобновлением службы по призыву (на срок 9 месяцев) озаботились, нет, даже не разношёрстные правозащитники, а банки. В Литве ситуация такая, при которой большинство действующих в стране финансово-кредитных организаций являются структурными элементами крупных и не совсем крупных европейских банков. Так вот, эти самые банки, как только узнали о планах Минобороны Литвы, сразу же заявили, что, если у призывника «на руках» имеется непогашенный кредит, то финансово-кредитная организация не собирается идти на отсрочку платежа. Мол, пусть служит, но только либо за молодого человека должны платить родственники, либо после девяти месяцев службы он должен будет погашать не только кредит с процентами, но и ещё и штрафы за просрочку выплат.

Исходя из того, что одними из первых подводные камни лит-призыва обнажили именно банковские структуры, можно констатировать, что Литва «по уши в Евросоюзе», и деньги Вильнюс, вроде как заботящийся о своей безопасности, должен ставить превыше всего. Банковский посыл такой: вот как с кредитами литовец, если они у него есть (а судя по статистике, они есть примерно у 38% потенциальных призывников), расплатится, так пусть мундир военнослужащего-призывника и надевает…

Министр Олекас пытается оправдаться и заявляет, что с банками шли переговоры, но уговорить финансистов перенести выплаты по кредитам и процентам не получилось. Литовские банки согласились подождать погашение долга по самому кредиту, но проценты призывника (потенциального призывника) платить всё равно обязывают даже во время прохождения службы.

А как с кредитными обязательствами призывника (если такие обязательства у призывника имеются) дела обстоят в России? В российском случае также не предусмотрено никаких официальных отсрочек банком ли, военкоматом ли для человека, который становится призывником и фактически лишается погашать задолженность по кредиту. Однако в России статистика по «допризывникам»-должникам иная, нежели в Литве. Если в Литве таковых 38%, то в России около 14%. Отнюдь не мало… Но в России лица, которые столкнулись с такой ситуацией, имеют возможность воспользоваться ст.451 Гражданского кодекса РФ «Изменение и расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств».

Из п.1 ст.451 ГК РФ:
Существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа.
Изменение обстоятельств признаётся существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.


Другими словами, если банк не успел прописать соответствующий раздел шрифтом 7-го кегля на 67-й странице 125-страничного договора, то у призывника есть все шансы добиться расторжение договора. Есть, правда, вариант, при котором суд может встать на сторону призывника, даже если банк успел пропихнуть соответствующий элемент в кредитный договор.

Пункт 4 той же 451-й статьи гласит:
Изменение договора в связи с существенным изменением обстоятельств допускается по решению суда в исключительных случаях, когда расторжение договора противоречит общественным интересам либо повлечёт для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на изменённых судом условиях.


Этот пункт, как выясняется, помог десяткам тысяч российских призывников, не убоявшихся обращения в суд, добиться пересмотра кредитного договора с одновременной реструктуризацией долга.

Возвращаясь к Литве и её призывно-кредитным перипетиям, мешающим г-же Грибаускайте сколотить «боеспособную армию призывников» (а таковых планируется аж 3,5 тысячи), можно констатировать, что у Вильнюса обнаруживается и куда более существенная проблема. Г-н Олекас заявляет, что если вдруг какой-либо призывник (а в Литве юношей призывного возраста около 90 тысяч) будет уклоняться от «воинской повинности», то его ожидает поистине «ужасное» наказание от государства. Весь «ужас» наказания в том, что уклониста суд обяжет заплатить штраф в размере от 144 до 289 евро.
Не тысяч евро, а просто евро… В связи с этим возникает вопрос: как министр обороны Олекас считает, будут ли литовские потенциальные призывники, что называется, заморачиваться, если у них появляется возможность на «школьных обедах» скопить нужную сумму, оплатить штраф и забыть про необходимость «противостояния российской агрессии»… И тем более, станут ли призывники размышлять о том, как перенести выплаты по кредиту, взятому на приобретение, например, автомобиля за 10 тысяч евро, если можно от г-на Олекаса вместе с его призывом отделаться уплатой каких-то 150 евро…


Зато министр не без гордости сообщает, что теперь лит-призывник не сможет сказать, что не являлся в военкомат, так как не получал повестки. Повестку вручат его родственникам и работодателю с «убедительной просьбой передать». Смешной этот Олекас, ей богу… А почему министр считает, что потенциальный призывник не заявит, что ему повестку не вручили ни родители, ни работодатель. Ну, потеряли повестку, и всё… Дедушка по ошибке с ней в туалет сходил...

Дальше – больше! В министерстве обороны Литвы размышляют над тем, как быть с молодыми людьми призывного возраста, которые отправились на заработки за пределы страны.

Из закона «О службе по призыву»:
Если лицо призывного возраста уезжает в другую страну навсегда или временно, дольше, чем на 6 месяцев, не позже чем через месяц после отъезда надо проинформировать об отъезде соответствующее ведомство системы обороны, указать место жительства, работы, учёбы.


Этот пункт комментирует министр Олекас (цитата портала Delfi):
Если человек едет больше чем на 6 месяцев мыть посуду в Лондон, то он обязан оставить свой адрес, чтобы знали, что он уезжает в Лондон, а не живёт в Таураге.


Адрес с Лондоне или адрес в Таураге? Если всё-таки в Лондоне, то призывник может оставить адрес в стиле «Бейкер-стрит, 221Б»… Олекас сам поедет его искать, или пошлёт кого?.. Ещё интереснее вот что: как Олекасу помогут данные об адресе литовца призывного возраста, если тот уезжает из Литвы навсегда? Его не выпустят, или опять-таки по адресу в «тяжёлый для страны момент» приедут «люди в чёрном»? Хватит ли у Литвы "людей в чёрном" на всех уезжающих из страны... И значит ли это, что литовские посольства теперь получат директиву отслеживать перемещение потенциальных призывников с литовскими паспортами на территории иностранных государств? За 144 евро штрафа это, безусловно, актуально…

Ну, а чтобы в армию Литвы потянулись вереницы желающих, министр объявляет, что призывников ждут финансовые вознаграждения: 2633 евро для тех, "кто показал себя очень хорошо", 2291 евро для тех, "кто служил хорошо", и 1949 (почему не привычное для Прибалтики число в 1940?) евро для "служивших удовлетворительно". А если служил "плохо" и на вечерней прогулке пытался запевать "Катюшу", Олекас предусмотрел ответственность? Или в литовской армии "двоечников" не будет?..
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

27 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти