Жизнь, отданная Отечеству

Жизнь, отданная Отечеству


6 апреля академик РАН Анатолий САВИН отметит 95-летний юбилей

Вклад сегодняшнего собеседника «Красной звезды» в укрепление обороноспособности нашей страны невозможно переоценить. Ему было всего 22 года, когда в 1942-м его назначили главным конструктором артиллерийского завода № 92 в городе Горьком (сейчас Нижний Новгород). После войны он участвовал в атомном проекте, конструировал крылатые ракеты, а затем занялся делами космическими и создал единственную в мире противоспутниковую систему. Анатолий Иванович САВИН - учёный и конструктор от Бога, специалист в области автоматического регулирования, радиолокации и глобальных информационно-управляющих систем, Герой Социалистического Труда, кавалер многих орденов.


Отвечая на вопросы «Красной звезды», он рассказывает о времени и о себе. И делает это живо, с юмором, приводя доселе неизвестные детали событий, анализируя прошлое и настоящее в сфере своих профессиональных интересов и смежных областей знания, и даже прогнозирует будущее.
- Анатолий Иванович, как вы пришли в оборонную отрасль?

- Из народного ополчения меня направили на артиллерийский завод № 92 в Горький. Я тогда был студентом, так как до начала войны окончил всего четыре курса МВТУ им. Баумана.

- Окончить МВТУ удалось?

- Конечно. Но все предметы за 5-й курс сдавал после войны. В то время я был уже главным конструктором завода.

- Студент на должности главного конструктора? Как такое могло быть?

- В 1942 году меня назначили начальником конструкторского отдела. Народу было мало, так как очень много специалистов ушло на фронт, и пришлось кропотливо искать тех, кто имел хотя бы какую-то склонность к конструкторской работе. А потом к нам приехал нарком вооружения СССР Д.Ф. Устинов. Вместе с директором завода А.С. Еляном они назначили меня главным конструктором завода. Мне было тогда всего 22 года.

- Оправдали высокое доверие?

- Иначе было нельзя - шла война! Во время Сталинградской битвы требовалось гигантское количество пушек. Мы получили задачу увеличить производство в 20 раз. Благодаря новым технологиям, изобретательству и, конечно, самоотверженной работе коллектива её удалось решить.

- Что было потом?

- Наступал ещё более тяжёлый 1943-й...

В начале 1942 года стало известно, что у немцев появились новые танки «тигр» и «пантера», а также самоходная установка «фердинанд». Броня у них была мощнее, и наши пушки её не брали. Против новой немецкой бронетехники срочно требовалась новая пушка. Эту невероятно сложную задачу мы решили, создав пушку калибра 85 мм.

Горьковский завод № 92 им. И.В. Сталина, входивший в структуру Народного комиссариата вооружения, прославился в годы Великой Отечественной войны тем, что, отвечая запросам фронта, непрерывно наращивал выпуск пушек, доведя его к концу войны до 217 штук в сутки против 3–4 в самом начале войны. Всего же за годы войны этим заводом было выпущено свыше 100 000 различных орудий, (в основном знаменитых дивизионных пушек ЗИС-2 и ЗИС-3) больше, чем смогли произвести за то же время все заводы Германии.

Американцы считали, что СССР потребуется минимум 20 лет, чтобы наладить производство обогащённого урана. Мы же уложились в четыре года.

- Советский Союз победил в Великой Отечественной, и тут же началась новая - «холодная». Как лично для вас начинался атомный проект?

- В рамках атомного проекта (конец 1946 – начало 1947 года) наш завод привлекали к решению важной проблемы - созданию первого промышленного реактора для наработки плутония...

Приехали из Москвы представители И.В. Курчатова. Говорят, надо необычную вертушечку сделать.

- То есть центрифугу?

- Нет, поначалу речь шла о газодиффузионных машинах.

Мы сделали 16 блоков, получился каскад из 16 диффузионных машин. Переправили их в Москву в Институт атомной энергии И.В. Курчатову. Затем вышло Постановление ЦК партии и Совмина СССР об организации специального ОКБ. Я был назначен его главным конструктором. ОКБ продолжало разработку новых образцов артиллерии и всего остального, но в главном теперь сосредоточилось на газодиффузионных машинах для разделения урана. Проблемы решались сложнейшие - создание новых материалов и специальных покрытий, работа в вакууме...


Американцы считали, что СССР потребуется минимум 20 лет, чтобы наладить производство обогащённого урана. Мы же уложились в четыре года.
- Каким образом?

- Во-первых, мы не знали, что они отвели нам 20 лет. Во-вторых, понимали, что нужно создать не только бомбу, но и атомную промышленность в кратчайший срок. Работали день и ночь. Вот и весь секрет.

- Одним словом, несмотря на задержку на старте, в итоге догнали американцев. А проигрывать вы умеете?

- Не знаю, не пробовал. Так получилось, что ни одного проекта у меня впустую не прошло. Хотя после каждого приходилось переключаться совсем на другую область...

- Почему? Как случилось, что фактически на взлёте вы вдруг оставили своё родное ОКБ и перешли на ракеты.

- Не я оставил, а меня переводили и просили - чаще всего приказывали - заниматься тем, что было нужнее для обороны страны. Хотя неверно представлять, будто я переходил в другую сферу. Нет, всё находилось в одном ведомстве, и командовал им Л.П. Берия. Производство газодиффузионных машин было налажено, уран-235 для атомной бомбы начал накапливаться, а посему начальство, наверное, посчитало, что я буду полезнее на новом месте.

- И что же в тот момент стало самым необходимым для обороны страны?

- В 1949 году сделали атомную бомбу и взорвали её. Я занимался разработкой и изготовлением котла на тяжёлой воде. Обстановка в мире складывалась тревожная. У нашей страны были единичные экземпляры бомб, а у американцев - три сотни. Они планировали начать войну против СССР. Поэтому первостепенной задачей для нас стала защита от атомной бомбардировки. Американцы уже обладали стратегическими бомбардировщиками В-17 и В-29, которые могли долететь и до Москвы. И тогда приняли решение сделать вокруг столицы принципиально новую систему обороны - противоракетную. Было организовано КБ-1, в нём главным конструктором стал сын Л.П. Берия Сергей.

- Сам Берия курировал решение этой задачи?

- Прежде всего сам И.В. Сталин. А Лаврентий Берия выполнял его указания.

Первая моя работа на ракетном направлении - морская крылатая ракета. Это был проект Сергея Берия. В ходе реализации проекта «Комета» была создана первая в мире крылатая ракета. Она подвешивалась под самолёт, потом сбрасывалась, сначала шла в луче, затем начинала работать головка самонаведения. Цель - боевые корабли, то есть ракета должна была уничтожать авианосцы.

Вот что по этому поводу вспоминал Сергей Берия. «К моменту завершения программы в разгаре была война в Корее. Крылатую ракету «Комета» ещё официально не поставили на вооружение, но уже изготовили серию из 50 единиц. И.В. Сталин созвал Совет обороны, пригласил нас, авиаконструктора А.И. Микояна, который разрабатывал сам снаряд. Тогда Сталин спросил, а сможем ли мы потопить американские авианосцы. Их у берегов Кореи было в то время восемь. Мы, конечно, заявили, что сможем. Сталин страшно обрадовался. Но отец и маршал А.М. Василевский возразили, что применять эти снаряды против авианосцев нельзя ни в коем случае: они-то поразят цели, но американцы ответят ядерным ударом по Москве. Сталин страшно рассердился: как это Москва не защищена?»

Решения тогда принимались быстро. Было создано мощное КБ-1. Его главными конструкторами назначили П.Н. Куксенко и С.Л. Берия. Систему, которую они начали создавать, назвали «Беркут» - по начальным слогам их фамилий. Но решающий вклад в её появление внёс, безусловно, Александр Александрович Расплетин, которому суждено было в последующем возглавить это направление нашей оборонной промышленности.

Как и в начале атомного проекта, по предприятиям и научным учреждениям «раскинули кадровую сеть»: лучших специалистов отбирали в новые КБ и на новые предприятия. Чаще всего согласия не спрашивали, мол, «надо», и люди, привыкшие к жёсткой дисциплине недавнего военного времени, не расспрашивали, куда и зачем их направляют работать.

Так произошло и со мной.

- Вас постоянно бросали на совершенно новые дела, и каждый раз вы справлялись с заданием. Как вам это удавалось, за счёт чего?

- Специалистов не было, и потому подбирали тех людей, которые могли легко осваивать новое. Образование в Бауманском институте, которое я получил, было великолепным. Коллективно рождались новые направления в науке. Так, когда создавали «Кольцо» вокруг Москвы, применяли свои знания и радисты, и физики, и математики, и металлурги. Коллективы специалистов, которые собирались вместе, решали проблему.

Мы понимали, что нужно сделать во что бы то ни стало, и работали с таким настроем. Мы закалены войной, уверенности в своих силах нам придал импульс Победы, и мы понимали, что нельзя отказываться от новых назначений. Так что поколение, которое я представляю, совершенно необычное. И это относилось не только к атомным, ракетным, оборонным направлениям, но и к сельскому хозяйству, строительству - словом, ко всему.

Мы работали с выдающимися организаторами промышленности, и они во многом определяли достижения нашей Родины. И конечно же я высоко оцениваю И.В. Сталина. Система управления при нём по-настоящему обладала обратной связью, хотя её устроить было трудно, так как не было компьютеров и информационных средств, чтобы строить сетевые структуры. Но Сталин работал чётко, грамотно и хорошо знал, что нужно стране и народу.

- А вы с ним лично встречались?

- Нет. Вы хотите спросить, почему я беру на себя смелость оценивать его деятельность? Сейчас, когда я начал размышлять об экономике и управлении, поразился, как человек без специального образования мог руководить такой огромной страной. Я тщательно изучил историю становления промышленности и всего народного хозяйства. До 1929 года в СССР были перепробованы разные методы хозяйствования, и только после перехода на плановую систему и введения показателей по минимальной стоимости продукции, только тогда пошло развитие. Причём темпы были потрясающие!

- Давайте вернёмся к теме ПРО Москвы. Когда вы начинали работу по созданию противоракетной обороны столицы, задача многим казалась нереальной...

- Поначалу казалось, что и бомбу нельзя сделать. Сделали! Считали некоторые, что и Москву нельзя защитить. Защитили! Нерешаемых проблем нет, если есть люди, которые способны их решать.

Вообще-то непосредственного отношения к «Кольцу» я не имел. В то время в основном занимался крылатыми ракетами для моряков, лётчиков и так далее. У меня было специальное ОКБ, которое сделало первую крылатую ракету «земля–море», потом первую ракету «воздух–воздух», а потом все модификации для новых носителей. Чуть позже зашла речь о защите от ядерного нападения, то есть на первый план вышла противоракетная оборона.

- Придя в КБ-1, вы там занимались крылатыми ракетами?

- Да, у меня было вооружение самолётов крылатыми ракетами, но не только ими. Мы начинали создавать и первые системы истребителей «воздух–воздух». А потом мне пришлось перейти на космическую тематику.

- Чем был обусловлен этот переход?

- Было три КБ. Одним руководил я, другими П.Н. Кисунько и А.А. Расплетин. Вдруг главным направлением стало ракетное, так как Н.С. Хрущёв объявил, что авиация нам не нужна. Мол, ракеты теперь - самое главное. Меня начали сильно «прижимать».

Я решил заниматься абсолютно новым направлением. Надо было перейти от наземных систем в космос, и для этого, как однажды кто-то выразился, нужно было полностью «перевернуть свои мозги». Совсем другие пространства, размеры, законы и так далее. Это была очень сложная штука, очень сложная. Требовалось заменить земное мышление космическим. Никто раньше этого не делал. И поэтому первое время было очень трудно. Но постепенно втянулись, и всё пошло лучше.

Тогда всё только начиналось. Только что запустили спутник, потом человека, разные аппараты. Нам же предстояло решать иные, но тоже глобальные задачи.

- Вы сразу почувствовали, что военным скоро придётся осваивать космос, а не только ракетную технику?


- Нет, сразу после запуска спутника я об этом не задумывался. Однако когда вокруг моего КБ возникла смута, ситуация стала сложной, я начал искать выход. Вскоре понял, что противоспутниковую оборону сделать можно. С В.Н. Челомеем мы начали делать две системы. Ещё до меня он выступал с предложениями по ним, но сам сделать не мог, так как у него были только ракеты, а в такого рода системах главную роль играет информационное поле.
Цель создания такой системы - поражение спутников вероятного противника. Система должна быть глобальной, ведь надо контролировать всё околоземное космическое пространство. Для этого надо было создать Центр контроля за космическим пространством и сложные наземные структуры, а также спутник, который будет уничтожать аппараты противника. К боевому спутнику нужны ракета-носитель, системы обеспечения, бортовая аппаратура и головка самонаведения. И всё это завязать в единую систему. Это фантастически сложная вещь! Когда я взялся за её решение, то все сказали, что я сумасшедший, ничего не получится, что я «лезу на вертикальную стенку».

Цель создания такой системы - поражение спутников вероятного противника. Система должна быть глобальной, ведь надо контролировать всё околоземное космическое пространство.

- Залезли?


- Когда начало получаться, то о стенке не забыли, но начали говорить, что и на вертикальные стены залезать можно. Ну совсем как у альпинистов.

- Только высоты космические!

- Это верно. Свою противоспутниковую систему я закончил, когда работал ещё в КБ-1.

- А у американцев такая система есть?

- Нет, они пытались сделать нечто подобное, но у них ничего не получалось. Они пользовались только баллистическими методами, старались сбить спутники ракетами с земли. Такие, как в СССР, эксперименты в космосе они не проводили. Они сбивали на небольших высотах, а мы всё делали до 10 000 километров. Потом наш проект достиг «космических» высот - 42 000 километров. То есть можно было сбивать даже геостационарные спутники... Понятно, что работа шла нелегко, но люди горели энтузиазмом, ведь это было интересно с научной точки зрения и важно для страны. Правда, технологии тогда были слабенькие - я имею в виду вычислительную технику, элементную базу и материалы, а потому нам приходилось быть изобретательными.

Когда убрали Хрущёва, мне пришлось переносить свои спутники-перехватчики с ракет, разработанных фирмой В.Н. Челомея, на ракеты-носители М.К. Янгеля. Это немного задержало ход работ, но в конце концов мы сделали те самые уникальные космические системы, которые никто не сделал до сих пор.

Эта система уникальная. Жаль, она была волюнтаристски закрыта решением первого президента России Б. Ельцина.

- А как вы проводили испытания «истребителя спутников»?

- Проводили натурные эксперименты. Первый спутник сбить не получилось, но второй сбили. Потом было ещё несколько удачных выстрелов, и система «ИС» была признана эффективной. Испытания комплекса начались в 1968 году. В августе 1970-го была поставлена задача: ликвидировать спутник Земли. Вскоре осколочно-боевая часть космического аппарата-перехватчика поразила мишень. Задолго до начала американской программы СОИ (известной ещё и под названием «звёздные войны») в космосе на околоземной орбите уже было уничтожено нашей системой до десятка объектов. За время этой работы мне пришлось участвовать в запусках 172 спутников. Я был техническим руководителем и постоянно сидел на полигоне. Почти все пуски удачные.

- Давайте вернёмся к противоракетной обороне. Можно ли создать такую ПРО, которая гарантированно будет сбивать все ракеты атакующей стороны?


- Опыт подтвердил, что создать её в полном объёме нельзя (невозможно сбить 100 процентов ракет), так как оборонительные средства не успевают за развитием средств нападения. И по стоимости они несопоставимы: защищаться во много раз дороже, чем нападать.

Сейчас теми же методами, что мы делали противоракетную оборону, делаем воздушно-космическую. То есть идея проста: защититься от всех средств нападения одной системой, которая должна не пропустить все наступательные средства - баллистические ракеты, крылатые и т.д.

Что-то подобное я предложил ещё в 1975 году. Это так называемая эшелонированная система обороны. Эта идея реализовалась в космических системах, в частности морской космической разведки и целеуказания для крылатых ракет. Крылатые ракеты стреляют с надводных кораблей и подводных лодок по целям, которые они при старте и на начальном этапе полёта не видят.

И ещё кооперация оборонных предприятий создала систему так называемого раннего предупреждения, то есть космический эшелон системы предупреждения о ракетном нападении. Американцы её тоже делали, но она у них получилась слабенькая.

- А у вас?

- На мой взгляд, хорошая. Восемь лет мой ЦНИИ «Комета» вёл исследовательскую работу и эксперименты в космосе. В инфракрасном диапазоне снимали «портрет» всей планеты, чтобы найти участок, где факел стартующей ракеты был бы виден. И нашёл этот участок - на границе светло-голубой атмосферы Земли и чёрного звёздного космоса! То есть обнаруживаем опасность на самом начальном участке старта межконтинентальной баллистической ракеты, а потом уже другими наземными средствами ведём эту ракету на больших высотах. У нашей противоракетной обороны тогда уже появился реальный запас времени, чтобы отразить ракетное нападение и подготовить ответно-встречный удар своими стратегическими ядерными силами. В случае массированного ракетного нападения на нас нужно успеть поднять наши стратегические ракеты с ядерными боеголовками. Если такая система есть, то любой противник будет понимать, что неотвратимость возмездия существует реально. И он обязательно получит своё, к каким бы ухищрениям ни прибегал!

- Анатолий Иванович, так в чём же всё-таки идея эшелонированной противоракетной обороны?

- Сначала нужно «убить» максимальное количество носителей ракет различного класса, потом атаковать те аппараты, которые ещё не разделились, ну а на последнем этапе добивать ядерные боеголовки, идущие на цель. Эта система понравилась тогда Д.Ф. Устинову, и он дал команду начать работать над ней. Проект очень сложный, его нужно было согласовывать с множеством организаций и главных конструкторов. Шли споры, дискуссии. А я тем временем продолжал анализировать собственное предложение. И спустя годы понял, что даже такая сложная система неспособна обеспечивать надёжность обороны. Более того, она стимулирует гонку вооружений, которая приведёт в конце концов к гибели цивилизации. Я отказался от своих предложений и начал проводить идеологию сдерживания. Убеждён, что она - самая эффективная оборонная стратегия.

- Как же технически вы реализовали эту систему сдерживания?

- Это уже глобальное мышление, да и масштабы планетарные. Занимаюсь воздушно-космической обороной как важнейшим элементом сдерживания войны. Переход на глобального типа сознание даётся любому человеку очень трудно. Человек привык мыслить конкретно, но в настоящее время этого недостаточно. Мне удалось преодолеть и этот барьер. Система сдерживания, которую я предлагаю сейчас, реальна. Наша страна должна создать глобальное по масштабам контроля воздушно-космической обстановки информационное поле, которое давало бы время, чтобы поднять наши баллистические ракеты до того, как противник сможет их уничтожить на земле. Американцы считали, что они могут ликвидировать наши ракеты в шахтах и на подводных лодках до старта. Они и сейчас исповедуют такую доктрину. В 1999 году американцы начали реализовывать такую программу - решили делать эшелонированную систему противоракетной обороны. Такое впечатление, что узнали о существовании нашей идеи. Упор они сделали на системе раннего предупреждения пусков наших баллистических ракет (так называемая ЕвроПРО).

Под моим руководством - а я тогда был генеральным конструктором Концерна ПВО «Алмаз-Антей» - разработана концепция поддержания стратегического равновесия и ракетно-ядерного сдерживания агрессии на основе глобальных информационно-управляющих систем. На ней основывается современная оборонная концепция стратегического равновесия в мире.

- А это правда, что в должности научного руководителя концерна вы организовали работу группы специалистов из институтов РАН по проблеме ХААРП?

- HAARP (High Frequency Active Auroral Research Program) в переводе с английского - программа высокочастотных активных авроральных исследований. Официально это американский проект по изучению полярных сияний, по нашим данным - геофизическое или ионосферное оружие. Идея проекта HААRР возникла ещё во времена «звёздных войн», тогда планировалось создание «решётки» сильно разогретой плазмы (из которой состоит ионосфера) для уничтожения стратегических ракет Советского Союза. А размещение на Аляске выгодно, поскольку через Северный полюс лежит кратчайший маршрут к США.

Официально комплекс построен для изучения природы ионосферы. На самом деле для развития систем противовоздушной и противоракетной обороны. Предполагается также использование комплекса для обнаружения подводных лодок и подземной томографии недр планеты. Излучатели HAARP - это качественно новый уровень техники. Их мощность трудно себе вообразить. Когда их включают, равновесие околоземной среды нарушается.
На эту тему имеется ряд публикаций, интересующиеся могут с ними ознакомиться. Учёные знают, как противодействовать этому, и соответствующие предложения руководству нашей страны направлены.

- Спасибо за интересную и содержательную беседу, за ваши креативные решения сложнейших конструкторских проблем. Желаю вам, уважаемый Анатолий Иванович, оставаться в такой же, как сейчас, хорошей физической форме и дальнейших творческих побед.
Автор: Александр ТИХОНОВ
Первоисточник: http://www.redstar.ru/index.php/component/k2/item/22864-zhizn-otdannaya-otechestvu


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 6
  1. RU-Офицер 11 апреля 2015 09:06
    Потрясающий Человек!
    Низкий поклон Вам, уважаемый Анатолий Иванович и долгих лет!
    Автору за такое интервью - огромное спасибо.
    Лично для себя узнал и понял многое, в том числе и смысл нашей "арктической экспансии" в последнее время.
    После таких материалов невольно чувствуешь огромное облегчение на душе.
    Американцы считали, что СССР потребуется минимум 20 лет, чтобы наладить производство обогащённого урана. Мы же уложились в четыре года.
    - Каким образом?
    - Во-первых, мы не знали, что они отвели нам 20 лет. Во-вторых, понимали, что нужно создать не только бомбу, но и атомную промышленность в кратчайший срок. Работали день и ночь. Вот и весь секрет.

    Ну что ещё тут добавишь, а? good hi
  2. евген 11 апреля 2015 09:13
    Интересный сегодня денек!Столько хороших статей!В честь освобождения Керчи,что ли?Или День Космонавтики завтра?
    1. bubalik 11 апреля 2015 09:44
      В честь освобождения Керчи,что ли?

      ,,, и еще 11 апреля 1942 в г.Коломна создано КБ гладкоствольной артиллерии (Б.И.Шавырин),ныне КБ машиностроения ,для разработки минометного вооружения. С 1956г. КБ специализируется на создании управляемого ракетного вооружения. здесь разработаны ПТРУС "Шмель", "Малютка",Штурм,Атака,Хризантема,ЗРК "Игла","Стрела". ОТРК "Точка",Ока,Искандер.

      ,,,освобожден концлагерь Бухенвальд,,,
    2. Комментарий был удален.
  3. bubalik 11 апреля 2015 09:16
    ,,,Глыба,а не человек(с)
    RU-Офицер (1) SU  Сегодня, 09:06 Ну что ещё тут добавишь, а?
  4. Витёк 11 апреля 2015 11:37
    Анатолий Иванович САВИН - учёный и конструктор от Бога. Одним словом - Легендарный человек! Большое спасибо за ваш труд на благо Родины! Поздравляем с юбилеем! love
  5. Prager 11 апреля 2015 16:01
    с юбилеем, прославленный орденоносец! soldier
  6. lev1201 11 апреля 2015 21:36
    ну, с наступающим ДНЁМ КОСМОНАВТИКИ!
    по-моему - ОН БОЛЕЕ значим для ВСЕХ НАС, чем очередной поповско-мракобесовский шабаш.
    lev1201

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня