Казаки в Гражданскую войну. Часть IV. А за что боролись?

В предыдущей статье было показано, как в разгар наступления белых на Москву их войска были отвлечены рейдом Махно и действиями других повстанцев на Украине и Кубани. Сформированная красными из ударных частей 1-я Конная армия, в результате успешного контрнаступления, к 6 января 1920 года прорвалась к Таганрогу и смогла расколоть Вооружённые Силы Юга России (ВСЮР) на две части. В январе наступление красных продолжилось. 7 января Конно-Сводный корпус Б.М. Думенко занял столицу белого Дона Новочеркасск. 10 января части 1-й Конной армии под командованием С. М. Будённого с боем заняли Ростов. К началу 1920 года большая часть территории Дона была занята красными: конной армией Будённого и 8-й, 9-й, 10-й и 11 й армиями численностью в 43 ООО штыков и 28 000 сабель при 400 орудиях, всего 71 000 бойцов. Фронт между воюющими проходил по линии Дона. При отступлении войска ВСЮР разделились на две части: главные силы отступали на юго-восток к Кубани, а другая часть на Крым и за Днепр. Поэтому и советский фронт разделился на Южный и Юго-Восточный. Главной базой контрреволюции были Дон, Кубань и Кавказ, и поэтому главной задачей красных было уничтожение сил Юго-Востока. 10-я армия красных шла на Тихорецкую, 9-я наступала из Раздорской-Константиновской, 8-я наступала из района Новочеркасска, а в районе Ростова действовала конная армия Будённого с приданными ей пехотными дивизиями. Конная армия состояла на 70% из добровольцев Донской и Кубанской областей, в составе её было 9500 всадников, 4500 пехоты, 400 пулеметов, 56 орудий, 3 бронепоезда и 16 аэропланов.

Дон замерз ещё 3 января 1920 года и советский командующий Шорин приказал форсировать его 1-й Конной и 8-й армиям у городов Нахичевань и Аксай. Генерал Сидорин приказал не допустить этого и разбить противника на переправах, что и было исполнено. После этой неудачи 1-я Конная армия была отведена в резерв и на пополнение. 16 января 1920 года Юго-Восточный фронт был переименован в Кавказский, командующим которым 4 февраля был назначен Тухачевский. Ему была поставлена задача завершить разгром армий генерала Деникина и захватить Северный Кавказ до того, как начнётся война с Польшей. На усиление этого фронта передаются три резервные латышские дивизии и одна эстонская. В полосе фронта численность красных войск достигла 60 тысяч штыков и сабель против 46 тысяч у белых. В свою очередь, генерал Деникин также готовил наступление с целью возврата Ростова и Новочеркасска. В начале февраля на Маныче был разбит красный конный корпус Думенко, а в результате наступления Добровольческого корпуса Кутепова и III Донского корпуса 20 февраля белые вновь овладели Ростовом и Новочеркасском, что, по словам Деникина, «вызвало взрыв преувеличенных надежд в Екатеринодаре и Новороссийске… Однако движение на север не могло получить развития, потому что неприятель выходил уже в глубокий тыл Добровольческого корпуса - к Тихорецкой».


Дело в том, что одновременно с наступлением Добровольческого корпуса, ударная группа 10-й армии красных прорвала оборону белых в полосе ответственности неустойчивой и разлагающейся Кубанской армии, и в прорыв была введена 1-я Конная армия для развития успеха на Тихорецкую. Против неё была выдвинута конная группа генерала Павлова (II-й и IV-й Донские корпуса). В ночь на 19 февраля конная группа Павлова нанесла удар на Торговую, но ожесточённые атаки белых были отбиты. Конница белых была вынуждена в сильный мороз отступить к Среднему Егорлыку. Оставив Торговую, казачьи полки присоединились к главным силам, бывшим в очень неприглядном положении, располагавшимся под открытым небом на снегу, при страшном морозе. Утреннее пробуждение было ужасным и в составе корпусов оказалось немало замерзших и до половины обмороженных. Чтобы переломить ситуацию в свою пользу, командование белых 25 февраля решило ударить в тыл 1-й Конной армии. Будённому было известно о движении группы Павлова, и он подготовился к бою. Стрелковые дивизии заняли позиции. Конные полки построились в колонны. Головная бригада IV корпуса была неожиданно атакована конницей Будённого, смята и обращена в беспорядочное бегство, которое расстроило следующие колонны. В итоге южнее стратегически важного Среднего Егорлыка 25 февраля происходит сражение - самое крупное за всю историю гражданской войны встречное конное сражение численностью до 25 тысяч сабель с обеих сторон (15 тысяч красных против 10 тысяч белых). Бой отличался чисто кавалерийским характером. Атаки противников сменялись в течение нескольких часов и отличались крайним ожесточением. Конные атаки происходили с переменным чередованием движений конных масс с одной стороны в другую. Отступающие массы одной конницы преследовались несущейся за ней конной массой противника до их резервов, при приближении к которым атакующие попадали под сильный огонь артиллерии и пулемётов. Атакующие останавливались и поворачивали назад, а в это время конница противника, оправившись и пополнившись резервами, переходила к преследованию и гнала противника также до его исходного положения, где атакующие попадали в такое же положение. После артиллерийского и пулемётного обстрела, они поворачивали обратно, преследуемые оправившейся конницей противника. Колебания конных масс, происходившие с одной высоты на другую через разделившую их обширную котловину, продолжались с 11 часов дня до самого вечера. Советский автор, оценивая операцию конной группы Павлова, делает заключение: «Некогда гремевшая славными боями и лихими атаками, непобедимая мамантовская конница, лучшая белая кавалерия, после этого боя сильно утратила свое грозное значение на деникинском и нашем кавказском фронтах». Этот момент для донской конницы в истории гражданской войны был решающим, и после этого всё шло к тому, что донская конница быстро теряла моральную устойчивость и, не оказывая сопротивления, стала быстро катиться в сторону Кавказских гор. Это сражение фактически решило судьбу битвы за Кубань. Конная армия Будённого, оставив прикрытие в сторону Тихорецкой при поддержке нескольких пехотных дивизий, двинулась преследовать остатки конной группы генерала Павлова. После этого сражения белая армия, потеряв волю к сопротивлению, отступала. Красные войну на юго-востоке против казаков выиграли. Этим сражением отборных конных масс обеих воевавших сторон практически заканчивалась гражданская война между белыми и красными Юго-Восточного фронта.

Казаки в Гражданскую войну. Часть IV. А за что боролись?

Рис. 1 Сражение 1 Конной Армии под Егорлыком

1 марта Добровольческий корпус оставил Ростов, и белые армии стали отходить к реке Кубань. Казачьи части Кубанской армии (самой неустойчивой части ВСЮР) окончательно разложились и стали массово сдаваться в плен красным или переходить на сторону «зелёных», что повлекло за собой развал фронта белых и отступление остатков Добровольческой армии в Новороссийск. Следующими наиболее значительными событиями были переправа за Кубань, новороссийская эвакуация, и переброска части белых в Крым. 3 марта красные войска подошли к Екатеринодару. Ставрополь был сдан ещё 18 февраля. Кубанский край захлестнуло отступающими и надвигавшимися волнами борющихся сторон, в горах образовались большие партии зелёных, которые заявляли, что они против красных и против белых, в действительности это был один из способов выйти из войны, и зелёные (при необходимости) легко превращались в красных. К весне 1920 года в тылу белых активно действовала 12-тысячная партизанская армия зелёных, оказывающая существенную помощь пяти наступающим армиям красных, под ударами которых фронт ВСЮР разваливался, а казаки массово переходили на сторону зелёных. Добровольческая армия с остатками казачьих частей отступила к Новороссийску, красные двигались вслед. Успех Тихорецкой операции позволил им перейти к Кубано-Новороссийской операции, в ходе которой 17 марта 9-я армия Кавказского фронта под командованием И.П. Уборевича заняла Екатеринодар и форсировала Кубань. Оставляя Екатеринодар и переправляясь за Кубань, беженцы и войсковые части попадали в невыгодные природные условия. Низкий и болотистый берег реки Кубани и многочисленные, текущие с гор реки с болотистыми берегами затрудняли передвижение. По предгорьям были разбросаны черкесские аулы с населением, непримиримо враждебным и белым и красным. Немногочисленные станицы кубанских казаков были с сильной примесью иногородних, в большинстве сочувствующих большевикам. В горах господствовали зелёные. Переговоры с ними не привели ни к чему. Добрармия и I Донской корпус отступали на Новороссийск, который представлял из себя «гнусное зрелище». За спиной агонизирующего фронта в Новороссийске скопились десятки тысяч людей, из которых большая часть была вполне здорова и годна с оружием в руках защищать своё право на существование. Тяжело было наблюдать этих представителей обанкротившейся власти и интеллигенции: помещиков, чиновников, буржуазию, десятки и сотни генералов, тысячи стремившихся скорей уехать офицеров, озлобленных, разочарованных и проклинавших всех и всё. Новороссийск, в общем, представлял собой военный лагерь и тыловой вертеп. Тем временем в порту Новороссийска шла погрузка войск на суда всех типов, больше напоминающая кулачные бои. Все суда были предоставлены для погрузки Добровольческого корпуса, который 26-27 марта из Новороссийска ушёл морем в Крым. Для частей Донской армии не давалось ни одного судна и генерал Сидорин, выведенный из себя, поехал в Новороссийск с целью в случае отказа грузить донские части застрелить Деникина. Это не помогло, судов просто не было, и 9-я армия красных 27 марта овладела Новороссийском. Находившиеся в районе Новороссийска казачьи части принуждены были к сдаче красным.


Рис. 2 Эвакуация белых из Новороссийска

Другая часть Донской армии, совместно с кубанскими частями, была втянута в горный голодный район и двигалась на Туапсе. 20 марта I кубанский корпус Шефнер-Маркевича занял Туапсе, легко изгнав из него занимавшие город красные части. Затем двинулся дальше на Сочи, и прикрытие Туапсе было поручено II Кубанскому корпусу. Количество войск и беженцев отходивших на Туапсе оказалось до 57 ООО человек решение оставалось одно: идти к границам Грузии. Но в начавшихся переговорах, Грузия отказалась пропустить через границу вооруженную массу, так как не имела ни пропитания, ни достаточных средств не только для беженцев, но даже для себя самой. Однако движение в сторону Грузии все же продолжалось, и казаки без всяких осложнений достигли Грузии.

Столкнувшись после поражения своих войск с активизацией оппозиционных настроений в белом движении, Деникин 4 апреля оставил пост Главнокомандующего ВСЮР, передал командование генералу Врангелю и в тот же день на английском линейном корабле «Император Индии» отбыл вместе со своим другом, соратником и бывшим начальником штаба ВСЮР генералом Романовским в Англию с промежуточной остановкой в Константинополе, где последний был застрелен в здании русского посольства в Константинополе поручиком Харузиным - бывшим сотрудником контрразведки ВСЮР.

20 апреля из Крыма в Туапсе, Сочи, Сухум и Поти прибыли военные суда для погрузки казаков и перевозки их в Крым. Но погружены были лишь люди, решившие расстаться со своими боевыми товарищами - конями, так как перевозка могла производиться без лошадей и конского снаряжения. Следует сказать, что эвакуировались самые непримиримые. Так 80-й Зюнгарский полк не принял условия капитуляции, не сложил оружие и в полном составе вместе с остатками донских частей был эвакуирован в Крым. В Крыму 80-й Зюнгарский полк, состоявший из сальских казаков-калмыков, в парадном строю прошел перед главнокомандующим ВСЮР П.Н. Врангелем, так как среди эвакуированных из Новороссийска и Адлера частей, кроме этого полка не было ни одной целой вооружённой части. Большая же часть казачьих полков, прижатая к берегу, приняла условия капитуляции и сдалась в плен частям Красной армии. По сведениям большевиков, на побережье Адлера ими было взято 40 ООО человек и 10 000 лошадей. Следует сказать, что в ходе гражданской войны советское руководство несколько скорректировало свою политику в отношении казачества, стараясь не только расколоть его ещё больше, но и максимально привлечь на свою сторону. Для руководства красными казаками и с агитационными целями, чтобы показать, что не все казаки против советской власти, при ВЦИКе создается Казачий отдел. По мере того, как казачьи войсковые правительства все больше попадали в зависимость от "белых" генералов, казаки поодиночке и группами стали переходить на сторону большевиков. В начале 1920 года, эти переходы становятся массовыми. В Красной Армии начинают создаваться целые дивизии из казаков. Особенно много казаков вступают в Красную Армию, когда белогвардейцы эвакуируются в Крым и бросают на Черноморском побережье десятки тысяч донцов и кубанцев. Большая часть брошенных казаков, после фильтрации, зачисляется в Красную Армию и направляется на польский фронт. В частности, именно тогда из пленных белоказаков был сформирован 3-й конный корпус Гая, записанный в книгу рекордов Гиннеса как «лучшая конница всех времён и народов». Наряду с белоказаками в РККА зачисляется большое количество белых офицеров. Тогда и родилась шутка: «Красная армия – что редиска, снаружи красная, внутри белая». Из-за большого количества бывших белых в Красной армии, военное руководство большевиков даже ввело лимит на число белых офицеров в РККА - не больше 25% командного состава. "Излишки" отправлялись в тыл, или шли преподавать в военные училища. Всего во время гражданской войны в РККА служило около 15 тысяч белых офицеров. Многие из этих офицеров связали свою дальнейшую судьбу с РККА, а некоторые добились высокого положения. Так, к примеру, из этого «призыва» бывший подъесаул Донской армии Шапкин Т.Т. в Отечественную войну был генерал-лейтенантом и комкором, а бывший колчаковский артиллерийский штаб-ротмистр Говоров Л.А. стал комфронта и одним из маршалов Победы. Вместе с тем, 25 марта 1920 года большевиками был издан декрет об упразднении казачьих войсковых земель. На Дону и прилегающих территориях окончательно установилась Советская власть. Всевеликое Войско Донское прекратило своё существование. Так окончилась гражданская война на землях донских и кубанских казаков и всего юго-востока. Начиналась новая трагедия - эпопея войны на территории Крыма.

Крымский полуостров был последним этапом гражданской войны на юго-востоке. Как по географическому положению, так и по политическому устремлению вождей Добровольческой армии он отвечал лучшим образом, потому что представлял нейтральную зону, независимую от власти казачьей администрации и претензий казаков на внутреннюю независимость и суверенитет. Части казаков, перевезённые с Черноморского побережья, по психологии уже были также добровольцами, покинувшими свои территории и лишёнными возможности сражаться непосредственно за свои земли, дома и имущество. Командование Добровольческой армии было избавлено от необходимости считаться с правительствами Дона, Кубани и Терека, но оно лишалось и их экономической базы, необходимой для успешного ведения войны. Очевидно было, что Крымская область не являлась надёжной территорией для продолжения гражданской войны, и нужно было для продолжения борьбы строить расчёты лишь на непредвиденные счастливые обстоятельства, или на чудо, или же готовиться к окончательному выходу из войны и искать пути отступления. Армия, беженцы и тылы по количеству составляли до полутора миллионов человек, особенно не склонных мириться с большевиками. Западные страны с острым вниманием и любопытством следили за происходившей в России трагедией. Англия, прежде принимавшая деятельное участие в истории белого движения в России, склонялась к прекращению междоусобицы, имея целью заключение торгового договора с Советами. Генерал Врангель, заменивший Деникина, был хорошо знаком с общим положением дел в России и на Западе и не имел радужных надежд на успешное продолжение войны. Мир с большевиками был невозможен, переговоры на заключение мирных соглашений исключались, оставалось одно неизбежное решение: готовить базу для возможного благополучного выхода из борьбы, т.е. эвакуации. Вступив в командование, генерал Врангель встал энергично на продолжение борьбы, вместе с тем направлял все усилия на приведение в порядок кораблей и судов Черноморского флота. В это время в борьбе появился неожиданный союзник. Против большевиков вступила в войну Польша, что открывало возможность для белого командования иметь в борьбе хотя бы этого очень скользкого и временного союзника. Польша, пользуясь внутренней смутой в России, стала распространять границы своей территории на восток и решила занять Киев. 25 апреля 1920 года польская армия, снаряжённая на средства Франции, вторглась в пределы Советской Украины и 6 мая заняла Киев.


Рис. 3 Советский плакат 1920 года

Глава польского государства Ю. Пилсудский вынашивал план создания конфедеративного государства «от моря до моря», которое включало бы территории Польши, Украины, Белоруссии, Литвы. Не считаясь с неприемлемыми для русской политики претензиями Польши, генерал Врангель пошёл на соглашение с Пилсудским и заключил с ним военный договор. Однако, этим планам не суждено было осуществиться. Красные стали принимать меры против надвигавшейся для них угрозы с запада. Начиналась советско-польская война. Эта война приняла среди русского народа характер национальной войны и началась успешно. 14 мая началось контрнаступление войск Западного фронта (командующий М.Н. Тухачевский), 26 мая - Юго-Западного (командующий А.И. Егоров). Польские войска быстро стали отступать, не удержали Киев, а в середине июля красные подошли к рубежам Польши. Политбюро ЦК РКП(б), явно переоценив свои силы и недооценив силы противника, поставило перед командованием Красной Армии новую стратегическую задачу: с боями войти на территорию Польши, взять её столицу и создать условия для провозглашения в стране Советской власти. По заявлениям большевистских вождей, в целом это была попытка продвинуть «красный штык» вглубь Европы и тем самым «расшевелить западноевропейский пролетариат», подтолкнуть его на поддержку мировой революции. Выступая 22 сентября 1920 года на IX Всероссийской конференции РКП(б) Ленин говорил: «Мы решили использовать наши военные силы, чтобы помочь советизации Польши. Отсюда вытекала и дальнейшая общая политика. Мы сформулировали это не в официальной резолюции, записанной в протоколе ЦК и представляющей собой закон для партии до нового съезда. Но между собой мы говорили, что мы должны штыками прощупать, не созрела ли социальная революция пролетариата в Польше». Ещё яснее и понятнее звучал приказ Тухачевского войскам Западного фронта № 1423 от 2 июля 1920 года: «На Западе решается судьба мировой революции. Через труп белопанской Польши лежит путь к мировому пожару. На штыках понесём счастье трудящемуся человечеству!». Однако некоторые военачальники, включая Троцкого, опасались за успех наступления и предлагали откликнуться на предложения поляков о мире. Троцкий, хорошо знавший состояние Красной армии, в своих мемуарах писал: «Были горячие надежды на восстание польских рабочих…. У Ленина сложился твёрдый план: довести дело до конца, то есть вступить в Варшаву, чтобы помочь польским рабочим массам опрокинуть правительство Пилсудского и захватить власть…. Я застал в центре очень твёрдое настроение в пользу доведения войны до конца. Я решительно воспротивился этому. Поляки уже просили мира. Я считал, что мы достигли кульминационного пункта успехов, и если, не рассчитав сил, пойдём дальше, то можем пройти мимо уже одержанной победы - к поражению». Несмотря на мнение Троцкого, Ленин и почти все члены Политбюро отклонили его предложение о немедленном заключении мира с Польшей. Наступление на Варшаву вверялось Западному фронту, а на Львов Юго-Западному. Успешное продвижение Красной армии на запад создавало большую угрозу для Центральной и Западной Европы. Конница красных вторглась в пределы Галиции и угрожала занятием Львова. Союзники, торжествовавшие победу над Германией, уже провели демобилизацию и не имели свободных войск для противодействия надвигавшейся угрозе большевизма, но отправили из Франции на помощь польскому командованию польских легионеров-добровольцев и офицеров Генерального штаба французской армии, которые и прибыли в качестве военных советников.

Попытка вторжения в Польшу закончилась катастрофой. Войска Западного фронта в августе 1920 г. были наголову разбиты под Варшавой (т. н. «Чудо на Висле»), и откатились назад. В ходе сражения из пяти армий Западного фронта уцелела только 3-я, которая успела отступить. Остальные армии были разбиты или уничтожены: 4-я армия и часть 15-й бежали в Восточную Пруссию и были интернированы, Мозырская группа, 15-я и 16-я армии были также разбиты. В плен попало более 120 тысяч красноармейцев, по большей части пленённых в ходе сражения под Варшавой, и ещё 40 тысяч бойцов находились в Восточной Пруссии в лагерях интернированных. Это поражение Красной армии является наиболее катастрофичным в истории гражданской войны. Согласно российским источникам, в дальнейшем около 80 тысяч красноармейцев из общего числа попавших в польский плен, погибли от голода, болезней, пыток, издевательств, казней или не вернулись на Родину. Достоверно известно лишь о количестве вернувшихся военнопленных и интернированных - 75 699 человек. В оценках общей численности военнопленных российская и польские стороны расходятся - от 85 до 157 тысяч человек. Советы принуждены были вступить в мирные переговоры. В октябре стороны заключили перемирие, а в марте 1921 года был заключен ещё один «похабный мир», вроде Брестского, только с Польшей и также с уплатой большой контрибуции. По его условиям к Польше отходила значительная часть земель на западе Украины и Белоруссии с 10 млн. украинцев и белорусов. Ни одна из сторон в ходе войны не достигла поставленных целей: Белоруссия и Украина были разделены между Польшей и советскими республиками, в 1922 году вошедшими в Советский Союз. Территория Литвы была поделена между Польшей и независимым Литовским государством. РСФСР со своей стороны признала независимость Польши и легитимность правительства Пилсудского, временно отказалась от планов «мировой революции» и ликвидации Версальской системы. Несмотря на подписание мирного договора, отношения между СССР и Польшей оставались очень напряжёнными на протяжении последующих лет, что, в конечном счёте, привело к участию СССР в разделе Польши в 1939 году. В ходе советско-польской войны между странами Антанты возникли разногласия по вопросу о военно-финансовой поддержке Польши. Переговоры о передаче части захваченного поляками имущества и вооружения армии Врангеля также не привели к каким-нибудь результатам из-за отказа руководства белого движения признать независимость Польши. Всё это привело к постепенному охлаждению и прекращению поддержки многими странами белого движения и антибольшевистских сил в целом, а в последующем к международному признанию Советского Союза.

В разгар советско-польской войны к активным действиям на юге перешёл барон П.Н. Врангель. С помощью суровых мер воздействия, в том числе и публичных казней деморализованных солдат и офицеров, генерал превратил разрозненные деникинские дивизии в дисциплинированную и боеспособную армию. После начала советско-польской войны оправившаяся от неудачного наступления на Москву Русская Армия (бывшие ВСЮР) выступила из Крыма и к середине июня заняла Северную Таврию. Военные операции на территории Таврической области могут быть военными историками отнесены к образцам блестящего военного искусства. Но уже вскоре ресурсы Крыма были практически исчерпаны. В снабжении вооружением и боеприпасами Врангель был вынужден рассчитывать только на Францию, поскольку Англия ещё в 1919 году прекратила помощь белым. 14 августа 1920 года из Крыма был высажен десант (4,5 тыс. штыков и сабель) на Кубань под руководством генерала С. Г. Улагая, с целью соединиться с многочисленными повстанцами и открыть второй фронт против большевиков. Но первоначальные успехи десанта, когда казаки, разгромив брошенные против них красные части, уже вышли на подступы к Екатеринодару, не удалось развить из-за ошибок Улагая, который вопреки первоначальному плану стремительного наступления на столицу Кубани наступление остановил и занялся перегруппировкой войск. Это позволило красным подтянуть резервы, создать численное преимущество и блокировать части Улагая. Казаки с боями отступили к побережью Азовского моря, к Ачуеву, откуда и эвакуировались 7 сентября в Крым, увозя с собой 10 тысяч присоединившихся к ним повстанцев. Высаженные на Тамань и в район Абрау-Дюрсо немногочисленные десанты для отвлечения сил Красной армии от основного улагаевского десанта после упорных боёв также были вывезены обратно в Крым. 15-тысячная партизанская армия Фостикова, действовавшая в районе Армавира-Майкопа, пробиться на помощь десанту не смогла. В июле-августе главные силы врангелевцев вели успешные оборонительные бои в Северной Таврии. После неудачи десанта на Кубань, понимая, что блокированная в Крыму армия обречена, Врангель решил разорвать окружение и пробиться навстречу наступавшей польской армии.

Но перед тем как перенести боевые действия на правый берег Днепра, Врангель бросил части своей Русской армии на Донбасс, чтоб разгромить действовавшие там части Красной армии и не позволить им ударить в тыл готовившимся к наступлению на Правобережье основным силам белой армии, с чем те успешно справились. 3 октября началось наступление белых на Правобережье. Но первоначальный успех развить не удалось и 15 октября врангелевцы отошли на левый берег Днепра. Тем временем поляки, вопреки обещаниям данным Врангелю, 12 октября 1920 года заключили перемирие с большевиками, которые тотчас стали перебрасывать войска с польского фронта против белой армии. 28 октября части Южного фронта красных под командованием М.В. Фрунзе перешли в контрнаступление, с целью окружить и разгромить Русскую армию генерала Врангеля в Северной Таврии, не позволив ей отойти в Крым. Но планировавшееся окружение не удалось. Основная часть армии Врангеля к 3 ноября отошла в Крым, где закрепилась на подготовленных рубежах обороны. М. В. Фрунзе, сосредоточив около 190 тысяч бойцов против 41 тысячи штыков и сабель у Врангеля, 7 ноября начал штурм Крыма. Фрунзе написал обращение к генералу Врангелю, которое было передано радиостанцией фронта. После того как текст радиотелеграммы был доложен Врангелю, он приказал закрыть все радиостанции, кроме одной, обслуживавшейся офицерами, чтобы не допустить ознакомления войск с обращением Фрунзе. Ответа послано не было.

Рис. 4 Комфронта М.В. Фрунзе

Несмотря на значительное превосходство в живой силе и вооружении, красные войска несколько дней не могли сломить оборону защитников Крыма. В ночь на 10 ноября пулемётный полк на тачанках и кавалерийская бригада повстанческой армии Махно, под командованием Каретника, по дну форсировали Сиваш. Их контратаковал под Юшунью и Карповой Балкой конный корпус генерала Барбовича. Против кавалерийского корпуса Барбовича (4590 сабель, 150 пулеметов, 30 пушек, 5 броневиков) махновцы применили свой излюбленный тактический приём "ложной встречной кавалерийской атаки". Каретник расположил в боевую линию сразу за лавой конницы пулемётный полк Кожина на тачанках и повёл лаву на встречный бой. Но, когда до конной лавы белых оставалось 400 - 500 метров, махновская лава разошлась в стороны флангов, тачанки быстро на ходу развернулись и прямо с них пулемётчики открыли шквальный огонь с близкого расстояния по атакующему врагу, которому уже некуда было деваться. Огонь вели с наивысшим напряжением, создавая плотность огня до 60 пуль на погонный метр фронта в минуту. Махновская конница в это время вышла во фланг противника и холодным оружием завершила его разгром. Пулемётный полк махновцев, который являл собой подвижной резерв бригады, в одном бою полностью уничтожил почти всю конницу врангелевской армии, что решило результат всей битвы. Разбив конный корпус Барбовича, махновцы и красные казаки 2-ой Конной армии Миронова вышли в тыл войскам Врангеля, оборонявшим Перекопский перешеек, что способствовало успеху всей крымской операции. Оборона белых была прорвана и Красная армия ворвалась в Крым. 12 ноября красными был взят Джанкой, 13 ноября - Симферополь, 15 ноября - Севастополь, 16 ноября - Керчь.


Рис. 5 Освобождение Крыма от белых

После захвата Крыма большевиками начались массовые расстрелы гражданского и военного населения на полуострове. Началась также эвакуация Русской армии и гражданских лиц. В течение трёх дней на 126 судов были погружены войска, семьи офицеров, часть гражданского населения из крымских портов - Севастополя, Ялты, Феодосии и Керчи. 14-16 ноября 1920 года армада кораблей под Андреевским флагом покинула берега Крыма, увозя на чужбину белые полки и десятки тысяч гражданских беженцев. Общее количество добровольных изгнанников составило 150 тысяч человек. Выйдя на импровизированной «армаде» в открытое море и став недосягаемыми для красных, командующий армадой отправил телеграмму, адресованную «всем... всем... всем...» с изложением положения и просьбой об оказании помощи.


Рис. 6 Бег

На призыв о помощи отозвалась Франция, её правительство согласилось принять армию в качестве эмигрантов на свое содержание. Получив согласие, флот двинулся в сторону Константинополя, затем корпус добровольцев был направлен на полуостров Галлиполи (тогда это была территория Греции), а казачьи части, после некоторого пребывания в лагере Чаталджа, отправлены были на остров Лемнос, один из островов Ионического архипелага. После годичного пребывания казаков в лагерях было достигнуто соглашение со славянскими балканскими странами о размещении воинских частей и эмиграции в этих странах, с финансовой гарантией для их питания, но без права свободного размещения в стране. В тяжелых условиях лагерной эмиграции были частыми эпидемии и голод и многие из покинувших родину казаков умерли. Но этот этап стал той базой, с которой начиналось размещение эмигрантов в других странах, так как открывались возможности на въезд в европейские страны для работы по контракту группами или отдельными лицами, с разрешением на поиск работы на месте в зависимости от профессиональной подготовки и личных способностей. Около 30 тысяч казаков, в очередной раз поверили обещаниям большевиков и в 1922-1925 годах вернулись в Советскую Россию. Позднее они подверглись репрессиям. Так на долгие годы белая русская армия стала для всего мира авангардом и примером непримиримой борьбы с коммунизмом, а русская эмиграция стала служить для всех стран укором и моральным противоядием от этой угрозы.

С падением Белого Крыма организованное сопротивление власти большевиков в европейской части России было прекращено. Но на повестку дня для красной «диктатуры пролетариата» остро встал вопрос борьбы с крестьянскими восстаниями, охватившими всю Россию, и направленными против этой власти. Крестьянские восстания, не прекращавшиеся с 1918 года, к началу 1921 года переросли в настоящие крестьянские войны, чему способствовала демобилизация Красной армии, в результате которой из армии пришли миллионы мужчин, знакомых с военным делом. Эти восстания охватили Тамбовщину, Украину, Дон, Кубань, Поволжье, Урал и Сибирь. Крестьяне требовали, прежде всего, изменения налоговой и аграрной политики. На подавление этих выступлений были брошены регулярные части Красной армии с артиллерией, бронетехникой и авиацией. В феврале 1921 года в Петрограде также начались забастовки и митинги протеста уже рабочих с политическими и экономическими требованиями. Петроградский комитет РКП(б) квалифицировал волнения на заводах и фабриках города как мятеж и ввёл в городе военное положение, арестовав рабочих активистов. Но недовольство перебросилось на вооружённые силы. Заволновались Балтфлот и Кронштадт, некогда, как называл их в 1917 году Ленин, «краса и гордость революции». Однако, тогдашняя «краса и гордость революции» уже давно либо разочаровалась в революции, либо погибла на фронтах гражданской войны, либо совместно с другой, чернявой и кучерявой «красой и гордостью революции» из малороссийских и белорусских местечек насаждала «диктатуру пролетариата» в крестьянской стране. А ныне гарнизон Кронштадта состоял из тех же мобилизованных крестьян, которых «краса и гордость революции» осчастливила новой жизнью.

Рис. 7 Краса и гордость революции в деревне

1 марта 1921 года моряки и красноармейцы крепости Кронштадт (гарнизон 26 тысяч человек) под лозунгом «За Советы без коммунистов!» вынесли резолюцию о поддержке рабочих Петрограда, создали ревком и обратились к стране с воззванием. Поскольку в нём, причём в самой мягкой форме, были сформулированы почти все тогдашние требования народа, есть смысл привести его полностью:

«Товарищи и граждане!

Наша страна переживает тяжёлый момент. Голод, холод, хозяйственная разруха держат нас в железных тисках вот уже три года. Коммунистическая партия, правящая страной, оторвалась от масс и оказалась не в состоянии вывести её из состояния общей разрухи. С теми волнениями, которые последнее время происходили в Петрограде и Москве и которые достаточно ярко указали на то, что партия потеряла доверие рабочих масс, она не считалась. Не считалась и с теми требованиями, которые предъявлялись рабочими. Она считает их происками контрреволюции. Она глубоко ошибается. Эти волнения, эти требования - голос всего народа, всех трудящихся. Все рабочие, моряки и красноармейцы ясно в настоящий момент видят, что только общими усилиями, общей волей трудящихся можно дать стране хлеб, дрова, уголь, одеть разутых и раздетых и вывести республику из тупика…

1. Поскольку нынешние Советы более не отражают волю рабочих и крестьян, немедленно провести новые, тайные выборы и для избирательной кампании предоставить полную свободу агитации среди рабочих и солдат;

2. Предоставить свободу слова и печати рабочим и крестьянам, а также всем анархистским и лево-социалистическим партиям;

3. Гарантировать свободу собраний и коалиций всем профсоюзам и крестьянским организациям;

4. Созвать надпартийную конференцию рабочих, красноармейцев и матросов Петербурга, Кронштадта и Петербургской губернии, которая должна состояться, самое позднее, 10 марта 1921 г.;

5. Освободить всех политических заключенных, принадлежащих к социалистическим партиям, и освободить из заключения всех рабочих, крестьян и матросов, которые были арестованы в связи с рабочими и крестьянскими волнениями;

6. Для проверки дел остальных заключенных тюрем и концлагерей избрать ревизионную комиссию;

7. Ликвидировать все политотделы, поскольку ни одна партия не вправе претендовать на особые привилегии для распространения своих идей или на финансовую помощь для этого со стороны правительства; вместо этого образовать комиссии по вопросам культуры и воспитания, которые должны быть избраны на местах и финансироваться правительством;

8. Немедленно распустить все заградительные отряды;

9. Установить равные размеры продовольственного рациона для всех работающих, за исключением тех, чей труд особо опасен с медицинской точки зрения;
10. Ликвидировать специальные коммунистические отделы во всех формированиях Красной Армии и коммунистические охранные группы на предприятиях и заменить их, где это необходимо, соединениями, которые должны будут выделяться самой армией, а на предприятиях - образовываться самими рабочими;

11. Предоставить крестьянам полную свободу распоряжаться своей землей, а также право иметь свой скот, при условии, что они обходятся своими собственными средствами, то есть, не нанимая рабочую силу;

12. Просить всех солдат, матросов и курсантов поддержать наши требования;

13. Позаботиться о том, чтобы эти решения были распространены в печати;

14. Назначить разъездную контрольную комиссию;

15. Допустить свободу кустарного производства, если оно не основано на эксплуатации чужой рабочей силы».


Убедившись в невозможности договориться с матросами, власти стали готовиться к подавлению восстания. 5 марта была восстановлена 7-я армия под командованием Михаила Тухачевского, которому предписывалось «в кратчайший срок подавить восстание в Кронштадте». 7 марта артиллерия начала обстреливать Кронштадт. Руководитель восстания С. Петриченко позднее писал: «Стоя по пояс в крови трудящихся, кровавый фельдмаршал Троцкий первый открыл огонь по революционному Кронштадту, восставшему против владычества коммунистов для восстановления подлинной власти Советов». 8 марта 1921 года в день открытия Х съезда РКП(б) части Красной армии пошли на штурм Кронштадта. Но штурм был отбит, карательные войска, понеся большие потери, отступили на исходные рубежи. Разделяя требования восставших, многие красноармейцы и армейские подразделения отказывались участвовать в подавлении восстания. Начались массовые расстрелы. Для второго штурма к Кронштадту стягивались самые верные части, в бой бросили даже делегатов партийного съезда. В ночь на 16 марта после интенсивного артиллерийского обстрела крепости начался новый штурм. Благодаря тактике расстрела отступающих заградительными отрядами и преимуществу в силах и средствах, войска Тухачевского ворвались в крепость, начались ожесточённые уличные бои, и только к утру 18 марта сопротивление в Кронштадте было сломлено. Часть защитников крепости погибла в бою, другая - ушла в Финляндию (8 тысяч), остальные сдались (из них расстреляно по приговорам ревтрибуналов - 2103 человека). Но жертвы были не напрасны. Это восстание стало последней каплей, переполнявшей чашу народного терпения, и произвело на большевиков колоссальное впечатление. 14 марта 1921 года X съездом РКП(б) была принята новая экономическая политика «НЭП», которая сменила политику «военного коммунизма», проводившуюся в ходе гражданской войны.

К 1921 году Россия буквально лежала в руинах. От бывшей Российской империи отошли территории Польши, Финляндии, Латвии, Эстонии, Литвы, Западной Украины, Западной Белоруссии, Карской области (в Армении) и Бессарабии. Численность населения на оставшихся территориях не дотягивала до 135 миллионов человек. Потери на этих территориях в результате войн, эпидемий, эмиграции, сокращения рождаемости составили с 1914 г. не менее 25 миллионов человек. Во время военных действий особенно пострадали добывающие предприятия Донецкого угольного бассейна, Бакинского нефтяного района, Урала и Сибири, были разрушены многие шахты и рудники. Из-за нехватки топлива и сырья останавливались заводы. Рабочие были вынуждены покидать города и уезжать в деревню. Общий уровень промышленности сократился более чем в 6 раз. Оборудование давно не обновлялось. Металлургия производила столько металла, сколько его выплавляли при Петре I. Сельское производство сократилось на 40 %. В ходе гражданской войны от голода, болезней, террора и в боях погибло (по различным данным) от 8 до 13 млн. человек. Эрлихман В.В. приводит следующие данные: всего убито и умерло от ран около 2,5 млн. человек, в том числе 0,95 млн. бойцов Красной Армии; 0,65 млн. бойцов белой и национальных армий; 0,9 млн. повстанцев разного цвета. Погибло в результате террора около 2,5 млн. человек. Умерло от голода и эпидемий около 6 млн. человек. Всего погибло около 10,5 млн. человек.

Эмигрировало из страны до 2 млн. человек. Резко увеличилось число беспризорных детей. По разным данным в 1921-1922 году в России насчитывалось от 4,5 до 7 млн. беспризорников. Ущерб народному хозяйству составил около 50 млрд. золотых руб., промышленное производство упало в разных отраслях до 4-20% от уровня 1913 года. В результате гражданской войны русский народ остался под властью коммунистов. Результатом господства большевиков был разразившийся апокалипсический всеобщий голод, покрывший Русь миллионами трупов. Для избежания дальнейшего голода и общей разрухи, методов в арсенале у коммунистов никаких не было, и их гениальный вождь, Ульянов, решил ввести под названием НЭПа новую экономическую программу, для разрушения основ которой им принимались до сих пор все мыслимые и немыслимые меры. Ещё 19 ноября 1919 года в своей речи он говорил: "крестьяне далеко не все понимают, что свободная торговля хлебом - есть государственное преступление: я хлеб произвёл; это мой продукт, и я имею право им торговать: так рассуждает крестьянин, по привычке, по старинке. А мы говорим, что это государственное преступление". Теперь же вводилась не только свободная торговля хлебом, но и всем другим. Более того, была восстановлена частная собственность, частным лицам были возвращены их собственные предприятия, разрешены частная инициатива и наёмный труд. Эти мероприятия удовлетворили основную часть населения страны, прежде всего крестьянство. Ведь 85% населения страны были мелкие собственники, прежде всего крестьяне, а рабочих было - смешно сказать, немногим более 1% населения. В 1921 году население Советской России в тогдашних пределах равнялось 134,2 миллиона, а индустриальных рабочих было 1 миллион 400 тысяч. НЭП был разворотом на 180 градусов. Такая перезагрузка была не по нутру и не по силам многим большевикам. Даже их гениальный вождь, обладавший титаническим умом и волей, переживший в своей политической биографии десятки невероятных метаморфоз и поворотов, базировавшихся на его безбашенной диалектике и голом, практически беспринципном, прагматизме, не выдержал такого идейного кульбита и вскоре лишился рассудка. А сколько его соратников от смены курса сошло с ума или покончили жизнь самоубийством, об этом история умалчивает. В партии зрело недовольство, политическое руководство ответило массовыми партийными чистками.


Рис. 8 Ленин перед кончиной

С введением НЭПа страна быстро ожила, и жизнь во всех отношениях стала в стране возрождаться. Гражданская война, лишившись экономических причин и массовой социальной базы, быстро начала прекращаться. И тут самое время задать вопросы: А за что боролись? Чего добились? Чего завоевали? Во имя чего разрушали страну и положили миллионы жизней представителей её народа? Ведь вернулись практически к исходным точкам бытия и мировоззрения, с которых и начиналась гражданская война. Отвечать на эти вопросы большевики и их последователи не любят.

Ответ на вопрос, кто несёт ответственность за развязывание гражданской войны в России не зависит от фактов, а зависит от политической ориентации людей. У последователей красных войну естественно начали белые, а у последователей белых – естественно большевики. Не сильно спорят только о местах и датах её начала, а также о времени и месте её окончания. Она окончилась в марте 1921 года на X съезде РКП(б) с введением НЭПа, т.е. с отменой политики «военного коммунизма». И как бы не ловчили и не лукавили коммунисты, это обстоятельство автоматически даёт правильный ответ на поставленный вопрос. Именно безответственное внедрение в жизнь и быт крестьянской страны классовых химер большевизма стало главной причиной гражданской войны, а отмена этих химер стала сигналом к её окончанию. Это также автоматически решает вопрос об ответственности за все её последствия. Хотя история не приемлет сослагательного наклонения, но весь ход и особенно финал войны говорят за то, что если бы большевики не ломали народную жизнь через колено, то такой кровавой войны и не было бы. Об этом очень красноречиво говорит поражение Дутова и Каледина в начале 1918 года. Казаки отвечали тогда своим атаманам ясно и конкретно: «Большевики нам ничего плохого не сделали. Зачем мы пойдём с ними воевать?». Но всё кардинально изменилось уже через несколько месяцев реального пребывания большевиков у власти и в ответ начались массовые восстания. За свою историю человечество развязало множество бессмысленных войн. Среди них гражданские войны являются чаще всего не только самыми бессмысленными, но и самыми жестокими и беспощадными. Но даже в этом ряду запредельного человеческого идиотизма гражданская война в России является феноменальной. Она закончилась после восстановления политико-экономических условий хозяйствования, из-за отмены которых, собственно, и началась. Кровавый круг безбашенного волюнтаризма замкнулся. Так за что же боролись? И кто победил?

Война закончилась, но надо было решать проблему обманутых героев гражданской войны. Их было много, они несколько лет в пешем и конном строю добывали себе светлое будущее, обещанное комиссарами всех рангов и всех национальностей, и теперь требовали если уж не коммунизм, то хотя бы сносную жизнь для себя и близких, удовлетворения своих самых минимальных запросов. Герои гражданской войны занимали на исторической сцене 20-х годов значительное и важное место, и справиться с ними было трудней, чем с пассивным, запуганным народом. Но они сделали свое дело, и пришла их пора оставить историческую сцену, предоставив её другим действующим лицам. Герои постепенно были объявлены оппозиционерами, уклонистами, врагами партии или народа и обречены на уничтожение. Для этого нашлись новые кадры, более послушные и верные режиму. Стратегической целью вождей коммунизма была мировая революция и разрушение существующего мирового порядка. Захватив власть и средства Великой страны, имея благоприятную международную обстановку, сложившуюся в результате Мировой войны, они оказались не способными к достижению поставленных ими целей и не смогли проявить успешно свою деятельность вне пределов России. Наиболее обнадеживающим успехом красных было выдвижение их армии на линию реки Вислы. Но после сокрушительною разгрома и «похабного мира» с Польшей их притязаниям на мировую революцию и продвижению в глубину Европы до Второй мировой войны был положен предел.

Дорого обошлась революция казачеству. В ходе жестокой, братоубийственной войны казачество понесло громадные потери: людские, материальные и духовно-нравственные. Только на Дону, где к 1 января 1917 года проживало 4 428 846 человек разных сословий, на 1 января 1921 года осталось 2 252 973 человека. По сути, был "вырезан" каждый второй. Разумеется, не все были "вырезаны" в буквальном смысле, многие просто выехали из родных казачьих районов, спасаясь от террора и произвола местных комбедов и комячеек. Такая же картина была и по всем остальным территориям казачьих Войск. В феврале 1920года состоялся 1-й Всероссийский съезд Трудовых казаков. Он принял резолюцию об упразднении казачества как особого сословия. Казачьи чины и звания ликвидировались, награды и знаки отличия упразднялись. Отдельные казачьи войска ликвидировались и казаки сливались со всем народом России. В резолюции «О строительстве советской власти в казачьих областях» съезд «признал нецелесообразным существование отдельных казачьих органов власти (воисполкомов)», предусмотренных декретом Совнаркома от 1 июня 1918 года. В соответствии с этим решением казачьи станицы и хутора отныне входили в состав губерний, на территории которых находились. Казачество России потерпело жестокое поражение. Через несколько лет казачьи станицы переименуют в волости и само слово «казак» начнёт исчезать из жизненного обихода. Лишь на Дону и Кубани по-прежнему бытовали казачьи традиции и порядки, да распевались лихие и раздольные, грустные и задушевные казачьи песни.

Казалось, расказачивание по-большевистски состоялось круто, окончательно и бесповоротно и казаки этого никогда не смогут простить. Но, несмотря на все злодеяния, подавляющее большинство казаков, во время Великой Отечественной войны, устояло на патриотических позициях и в лихую годину принимало участие в войне на стороне Красной Армии. Лишь некоторые казаки предали Родину и приняли сторону Германии. Нацисты объявили этих предателей потомками остготов. Но это совсем другая история.

Использованы материалы:
Гордеев А.А. История казачества
Мамонов В.Ф. и др. История казачества Урала. Оренбург-Челябинск 1992
Шибанов Н.С. Оренбургское казачество XX века
Рыжкова Н.В. Донское Казачество в войнах начала ХХ века-2008
Краснов П.Н. Всевеликое войско донское. «Патриот» М.1990
Лукомский А.С. Зарождение Добровольческой армии. М.1926
Деникин А.И. Как началась борьба с большевиками на юге России. М.1926
Карпов Н. Д. Трагедия Белого Юга. 1920
Врангель П.Н. Белое дело. 1926
Автор:
Сергей Волгин
Статьи из этой серии:
Сибирская казачья эпопея
Давние казачьи предки
Казаки и присоединение Туркестана
Образование Волжского и Яицкого Казачьих Войск
Казаки в Смутное время
Старшинство (образование) и становление Донского казачьего войска на московской службе
Азовское сидение и переход донского войска на московскую службу
Образование Днепровского и Запорожского войска и их служба Польско-Литовскому государству
Переход казачьего войска гетманщины на московскую службу
Измена Мазепы и погром казачьих вольностей царём Петром
Восстание Пугачёва и ликвидация днепровского казачества императрицей Екатериной
Казаки в Отечественной войне 1812 года. Часть I, довоенная
Казаки в Отечественной войне 1812 года. Часть II, вторжение и изгнание Наполеона
Казаки в Отечественной войне 1812 года. Часть III, заграничный поход
Образование Кубанского Войска
Подвиг молодого Платова (Битва на реке Калалах третьего апреля 1774 года)
Образование Оренбургского казачьего войска
Казаки перед Мировой войной
Казаки и Первая Мировая война. Часть I, довоенная
Казаки и первая мировая война. Часть II, 1914 год
Казаки и первая мировая война. Часть III, 1915 год
Казаки и Первая мировая война. Часть IV. 1916 год
Казаки и Первая мировая война. Часть V. Кавказский фронт
Казаки и Февральская революция
Казаки и Октябрьская революция
Казаки в Гражданскую войну. Часть I. 1918 год. Зарождение белого движения
Казаки в Гражданскую войну. Часть II. 1918 год. В огне братоубийственной Смуты
Казаки в Гражданскую войну. Часть III. 1919 год. Русская Вандея
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

78 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти