Как поролон стал причиной радиационной аварии

Как поролон стал причиной радиационной аварии


В далеком 1968м году с авиабазы Платтсбург (Plattsburgh, США) вылетел бомбардировщик B–52G, бортовой номер 58–0188. Это был совершенно обычный патрульный полет. Абсолютно обычный полет, с абсолютно обычным заданием — сбросить на СССР абсолютно обычные термоядерные заряды в случае, если СССР развяжет абсолютно обычную ядерную войну.

Однако полет 21го января был примечателен тем, что повлек за собой радиационно заражение местности и около 58,8 млн долларов затрат только лишь со стороны США. А причиной тому был... Обыкновенный поролон.


Но начнем с самого начала.

В 1896 году французский химик Антуан Анри Беккерель открывает радиоактивность урана.
В 1938 г. Отто Ган, Фриц Штрассман и Лиза Мейтнер открывают расщепление ядра урана при поглощении им нейтронов.
17 сентября 1943 г. стартовал «Манхэттенский проект».
16 июля 1945 г. в США в пустыне под Аламогордо (штат Нью–Мексико) испытано первое ядерное взрывное устройство «Gadget» (одноступенчатое, на основе плутония).
1 ноября 1952 года США взорвали первый термоядерный заряд на атолле Эниветок.

С 5 июня 1961 года стартовала операция "Хромированный купол".

Операция заключалась в боевом патрулировании в воздухе стратегических бомбардировщиков B–52 с термоядерным оружием на борту. При вылете бомбардировщикам назначались цели на территории СССР, которые должны были быть атакованы при получении соответствующего сигнала. В задачи операции входило постоянное поддержание «достаточного» количества находящихся в воздухе и имеющих необходимый для выполнения задания запас топлива самолетов. Подобная тактика позволяла значительно сократить время, необходимое для нанесения упреждающего или ответного ядерного удара, а также гарантировала выживание бомбардировщиков «первой волны» при атаке аэродромов базирования.

Одной из ключевых точек операции была авиабаза Туле, имеющая специальную радиолокационную станцию, служившей ключевым компонентом системы раннего предупреждения о ракетном нападении BMEWS. С ней связана операция "Хард хэд" ("Hard Head") — в случае потери связи со станцией патрули в воздухе визуально проверяли, а не СССР ли тут балуется своими ядерными запасами?

Самолёты, действовавшие в рамках этого задания, также несли термоядерные бомбы. После авиакатастрофы над Паломаресом в январе 1966 года операция «Хромовый купол» была значительно сокращена. С 1967 года единственным заданием, которое продолжалось выполняться, было наблюдение за базой Туле.

Итак, утро, 21 января 1968 года 9:29. С авиабазы Платтсбург вылетел уже упомянутый выше бомбардировщик с четырьмя термоядерными зарядами на борту.На борту, помимо пяти штатных членов экипажа, находились сменный штурман капитан Крис Кёртис и запасной (третий) пилот майор Альфред д’Амарио.

Третий пилот при взлёте занимал место штурмана–инструктора в кормовой части нижней палубы. Перед вылетом д’Амарио положил на вентиляционное отверстие системы отопления, под сиденьем, три поролоновые, обтянутые тканью подушки, а вскоре после вылета — ещё одну. Полёт проходил без происшествий, за исключением дозаправки в воздухе от танкера KC–135, которую пришлось произвести вручную в связи с неполадками автопилота (не очень часто, но такое бывает).

Примерно через час после заправки командир приказал второму пилоту, капитану Леонарду Свитенко, смениться для отдыха, а майору д’Амарио занять его место. Поскольку в кабине было холодно, д’Амарио открыл клапан забора воздуха из воздушного тракта двигателя в систему отопления. Из–за технической неисправности горячий воздух от двигателя при поступлении в систему отопления практически не охлаждался, и вскоре в кабине стало очень жарко, а поролоновые подушки, сложенные под сиденьем, воспламенились. Запахло горящей резиной. Экипаж начал поиски источника запаха, и штурман, дважды осмотрев нижнюю палубу, обнаружил очаг возгорания. Попытки погасить пламя с помощью двух огнетушителей успехом не увенчались, и в 15:22, когда самолёт находился в 140 километрах от авиабазы Туле, капитан Хог передал сигнал бедствия и запросил разрешение на экстренную посадку. В течение пяти минут все огнетушители на борту были израсходованы, электроснабжение отключилось, а кабина заполнилась дымом до такой степени, что пилоты не могли различать показания приборов. Командир корабля, поняв, что посадить машину не удастся, в 15:37 приказал экипажу покинуть самолёт. Четыре члена экипажа катапультировались, как только д’Амарио подтвердил, что самолёт находится непосредственно над базой. За ними последовали пилоты — сам Хог и д’Амарио. Второй пилот Свитенко, оставшийся без катапультируемого кресла, попытался покинуть машину через нижний люк, но получил смертельную травму головы. Остальные члены экипажа, хотя и выжили, получили при катапультировании травмы различной степени тяжести.

Неуправляемый самолёт некоторое время летел в северном направлении, затем развернулся на 180° и в 15:39 рухнул на лёд залива Северной звезды примерно в 11 км (7 милях) от взлётно–посадочной полосы базы. Удар вызвал детонацию обычного взрывчатого вещества в запалах всех четырёх бомб, и, хотя ядерного взрыва не последовало, радиоактивные компоненты оказались разбросаны по большой площади. Воспламенившееся авиационное топливо проплавило лёд, и обломки крушения ушли на дно океана.

Хог и д’Амарио приземлились непосредственно на территории авиабазы с разницей в десять минут и немедленно проинформировали командира базы о том, что как минимум шестерым членам экипажа удалось катапультироваться, а также о том, что на борту потерпевшего крушение B–52 находились водородные бомбы. Спасателям удалось обнаружить остальных выживших членов экипажа. Дольше всего занял поиск капитана Кёртиса, который покинул самолёт первым и приземлился на расстоянии 9,7 км от базы. Он был найден только через 21 час и сильно пострадал от переохлаждения (температура воздуха достигала −31°), но сумел выжить, завернувшись в парашют.

Взрывы и пожар уничтожили большую часть обломков, разбросанных по участку длиной примерно 4,8 и шириной 1,6 км. Части бомбового отсека были обнаружены в 3,2 км севернее места падения, свидетельствуя, что самолёт начал разрушаться ещё в воздухе. Лёд в месте падения был пробит, образовалась полынья диаметром около 50 м. Южнее точки падения горевшее авиатопливо оставило почерневшее пятно 670 на 120 м, эта зона была наиболее загрязнена разлившимся топливом JP–4 и заражена радиоактивными элементами, включая плутоний, уран, америций и тритий, концентрация плутония достигала 380 мг/м². Точное количество плутония, использовавшегося в авиабомбах, по–прежнему засекречено, однако по современным оценкам взрывом было рассеяно около 7,5 кг.

Американские и датские службы немедленно приступили к работам по очистке и дезактивации местности. Проект получил официальное кодовое название «Крестед Айс» ("Crested Ice", «Хохлатый лёд»). Целью проекта было окончание работ до наступления весенней оттепели, чтобы предотвратить радиоактивное заражение океана. Для контроля за дезактивацией людей и техники 25 января была установлена «нулевая линия» — граница зоны заражения размером 1,6 на 4,8 км (1 на 3 мили), внутри которой регистрировался альфа–распад. Операция проводилась в экстремальных погодных условиях, средняя температура воздуха была около −40 °C, периодически опускаясь до −60°, скорость ветра доходила до 40 м/с. В подобных условиях приборы, особенно работавшие от батарей, работали с перебоями, многие кустарно переделывались так, чтобы была возможность прятать батареи под одеждой. Поскольку авария произошла в период полярной ночи, работать приходилось при искусственном освещении, первый восход Солнца состоялся лишь 14 февраля.

ВВС контролировали уровень заражения воздуха с помощью проверок респираторов и проб воздуха, оценивался только уровень альфа–распадa. На 335 из 9837 собранных респираторов был зарегистрирован альфа–распад, но в пределах допустимых норм, все заражённые респираторы принадлежали американским военнослужащим. Уровень заражения плутонием и тритием проверялся с помощью... анализов мочи, бравшихся уже после возвращения личного состава из Туле, чтобы избежать загрязнения проб. При помощи компьютерного моделирования, проведённого в 2001 году медслужбой ВВС США, максимальная возможная доза облучения, полученная ликвидаторами аварии, была оценена в 11,57 бэр. К моменту окончания проекта в нём приняли участие 700 американских и 1700 датских специалистов, а также более 70 правительственных агентств США. Затраты на операцию оцениваются в 9,4 млн долларов (58,8 млн долларов в ценах 2010 года).

Помимо дезактивации местности, важнейшей задачей проекта «Крестед Айс» являлось обнаружение находившихся на борту потерпевшего катастрофу бомбардировщика термоядерных боеприпасов или их обломков. Штаб операции регулярно докладывал о ходе обнаружения и идентификации компонентов бомб[18].

В августе 1968 года был организован подводный поиск остатков водородных бомб при помощи обитаемого аппарата Стар III (англ. Star III). Настоящие цели операции были засекречены, инструкция предписывала в обсуждениях с датчанами упоминать об операции как об «исследовании океанского дна в месте падения». В соответствии с отчётом датского Института международных отношений, опубликованным в 2009 году, наиболее вероятной целью поиска был урановый сердечник второй ступени одной из бомб. Подводные работы были сопряжены со значительными техническими трудностями и были прерваны досрочно, не принеся существенных результатов.

Итоги

Катастрофа вызвала серьёзный кризис в датско–американских отношениях, так как ещё в 1957 году Дания объявила всю территорию королевства безъядерной зоной, а авария бомбардировщика с ядерным оружием на борту вызвала волну подозрений в обществе и ряд запросов относительно соблюдения правительством взятых на себя обязательств. Уже 22 января посол США в Дании Катерина Уайт (англ. Katherine White) в специальной телеграмме предупредила Государственный департамент o возможных негативных последствиях для отношений между двумя странами. Кризис усугублялся тем, что катастрофа произошла всего за четыре дня до назначенных парламентских выборов. Непосредственно после катастрофы премьер–министр Йенс Отто Краг и министр иностранных дел Ханс Табор выступили с заверениями, что американская сторона осведомлена о безъядерном статусе Дании, а самолёт с водородными бомбами не находился в воздушном пространстве Гренландии до инцидента, влетев в него лишь в связи с чрезвычайной ситуацией на борту. С точки зрения американской стороны сделанные заявления не соответствовали взаимным договорённостям и привели к ещё большему углублению кризиса и началу интенсивных четырёхмесячных переговоров, закончившихся подписанием нового соглашения о военном сотрудничестве.

Советский Союз выразил решительный протест против продолжения полётов американских бомбардировщиков с ядерным оружием на борту над территориями иностранных государств и над мировым океаном. В заявлении советского правительства отмечалась как опасность ядерного заражения, связанная с такими полётами, так и их бессмысленность в связи с развитием ракетного оружия.

Отдельно стоит отметить, что несмотря на тонны рассекреченных документов и огромное количество денег, потраченное на ликвидацию последствий и поиск обломков, четвертая боеголовка так и не была найдена. Вполне возможно, что она так и осталась на дне. По крайней мере, ни одного документа, доказывающего обратное опубликовано не было.

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 15
  1. izGOI 9 июня 2015 21:43
    Лет сорок назад читал брошюру про эту аварию и про Паломарес. А более нигде и никогда не встречал даже упоминатия про залив Северной звезды. Про Паломарес-было, а про Гренландию- нет.
    И ещё: из институтского курса по "технике безопасности" помню, что поролон при горении выделяет очень ядовитый газ. Удивительно, что экипаж ещё в небе "потравился".
    1. Aleks.Antonov 10 июня 2015 03:47
      Вообще-то это классика. Про "бомбардировку" побережья Испании (Паломарес) и Гренландии знал с детства. Возможно потому что все родственники работали в "среднем машиностроении". Мне интересно другое, когда опубликуют подробную карту проведения ядерных взрывов на территории Советского Союза? Это очень интересно и познавательно.
  2. мичман 9 июня 2015 21:49
    В настоящее время США стараются разместить ракеты не только ПРО, но дальнего боя в Европе с ядерными зарядами. Был уже случай потери ядерных боеголовок над Испанией в 80-х годах. Европа, одумайся, ведь ты самодостаточна территория. Были ядерные взрывы одной бомбы в ЮАР еще в начале 80-х годов. Тогда мировая общественность быстро замяла ситуацию. Все разработки оружия прекратили, а специалисты выехали в США. Честь имею.
    1. sergeybulkin 10 июня 2015 00:50
      fellow В Еввропе полно ядерных бомб изготовления хрен знает какого лохматого года. Они сейчас перетряхивают свои арсеналы. Интересный вопрос если это старьё хранилось 30 - 40 лет а может и больше, что будет если его начать ворошить??? Плутоний довольно активно распадается, обычная взрывчатка тоже довольно быстро стареет, что там творится внутри этого хлама. no
  3. Александр 3 9 июня 2015 21:50
    А сколько мы не знаем? Сколько таких игрушек лежит на дне морском? В подлодках, в самолетах?
  4. konvalval 9 июня 2015 22:57
    Поэтому они и стараются размещать эту гадость в Европе, подальше от себя.
  5. kombin23 9 июня 2015 23:31
    Спички детям не игрушки!
  6. Айболит64 9 июня 2015 23:34
    Обратите внимание на фамилию пилота-Леонард Свитенко.Хохлы уже в те времена служили Вашингтону. soldier
    1. svd-73 10 июня 2015 00:23
      Обратите внимание на фамилию пилота-Леонард Свитенко.Хохлы уже в те времена служили Вашингтону.
      Да и операцию по дезактивации тоже назвали в их честь- «Хохлатый лёд»,а насчет служили,скорее прислуживали,кому там катапультного кресла не досталось?
  7. iouris 10 июня 2015 00:04
    А ещё "киборги" продолжают эксперименты над 15-я ядерными реакторами... Одному аллаху известно, чем это закончится.
  8. sandrmur76 10 июня 2015 00:10
    Как у них ещё язык поворачивается вопить на счёт патрулирования Ту-95?А сколько случаев с ошибками(не то ни туда загрузили)Торчки на кп ракетной шахты wassat Короче бардак.А если учитывать поговорку что (один раз в году и палка стреляет)как-то не уютно crying
  9. Ворон 10 июня 2015 04:42
    лежит себе боеголовка - на темном, мрачном дне морском... smile
  10. sgazeev 10 июня 2015 05:15
    Гадёныши! angry Пора предъявлять счет.Особливо самураям,которых пэндосы держат за подопытных.1 марта 1954 года американцы произвели испытание термоядерной бомбы на атолле Бикини. Это испытание стало самым мощным взрывом из когда-либо произведённых США, с расчётной мощностью в 15 мегатонн. Сила этого взрыва была эквивалентна взрыву почти тысячи бомб, сброшенных на японские города Хиросима и Нагасаки.

    Не обошлось и без жертв – ими стали рыбаки нескольких японских рыболовецких шхун. Большинство из этих людей погибли от последствий лучевой болезни, не дожив до естественной смерти. Мировое сообщество высказало свою обеспокоенность по поводу мощной ударной волны и радиоактивных осадков.
    1. Задира 10 июня 2015 14:01
      Перед вылетом д’Амарио положил на вентиляционное отверстие системы отопления, под сиденьем, три поролоновые, обтянутые тканью подушки, а вскоре после вылета — ещё одну

      Яйца застудить побоялся теплолюбивый Альфред? А вон оно как обернулось...
    2. voyaka uh 10 июня 2015 14:13
      "мощным взрывом из когда-либо произведённых США, с расчётной мощностью в 15 мегатонн" ///

      15 мегатонн - - удивили!
      Сравните с бомбой "Кузькина мать" - 58 мегатонн

      Вот что пишет ВИКИ:
      "Испытания бомбы состоялись 30 октября 1961 г. Подготовленный Ту-95В с реальной бомбой на борту,
      пилотируемый экипажем в составе: командир корабля А. Е. Дурновцев ...
      вылетел с аэродрома Оленья и взял курс на Новую Землю..."
      ...Подрыв бомбы был осуществлён барометрически через 188 секунд после сброса на высоте 4200 м над уровнем моря "

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня