Падение Варшавы

Русское командование принимает решение оставить Царство Польское

Русское верховное командование обратило внимание на поворот группировки Макензена на север и разгадало замысел противника. Кроме того, заметили концентрацию сил и на северном фасе «польского выступа». Стало очевидно, что противник собирается окружить русские армии в Польше между pp. Висла и Буг.

5 июля 1915 года в Седлеце прошло совещание Ставки Верхового Главнокомандования и командующих фронтами. Командующий Северо-Западным фронтом генерал Алексеев доложил, что со дня на день ожидает мощное наступление северной группировки германских войск в направлении реки Нарев — навстречу рвущейся на север группировке Макензена. Алексеев считал, что «польский выступ» при имеющихся войсках и на складах боеприпасах удержать нельзя. Командующий фронта особо подчеркнул, что при существующих темпах производства и доставки на фронт основных боезапасов нельзя рассчитывать, что боеспособность русской армии изменится в лучшую сторону ранее весны 1916 года. «Поэтому мы имеем возможность сейчас выбрать, — отмечал генерал, — что для русской Ставки предпочтительнее: попытка удержать Польшу — с вероятной перспективой катастрофы для армии или же попытка сохранить армию — с неизбежным, в этом случае, выводом всех наших войск из Царства Польского».


Русский Верховный Главнокомандующий, великий князь Николай Николаевич полностью взял на себя ответственность за отступление русских армий из Польши. Пределом отхода указывался фронт по р. Бобр, Верхний Нарве и далее по линии Брест — Ратно (на р. Припять). В результате русское командование приняло план Алексеева по сохранению человеческого и технического потенциала русской армии в длительном отступлении вглубь страны. Немыслимая прежде сдача Варшавы стала теперь суровой необходимостью. По существу, русское верховное командование повторило стратегию Барклая де Толли и Кутузова в 1812 году, когда армия была поставлена выше территорий. Командующий Северо-Западным фронтом получил разрешение на эвакуацию Варшавы и крепостей, которые были в опасном положении. Внятная и разумная стратегия помогла русской армии спастись, когда всего через неделю, 13 июля германские войска возобновили наступление теперь уже на севере.

Однако организация отхода из Польши также требовала большого умения. Отход, под давлением двух ударных группировок противника, мог превратиться в паническое бегство и истребление русской армии. Нельзя была сразу бросать укрепленные позиции, необходимо было обмануть германцев, оторваться от них. Алексеев решил отводить войска поэтапно, всячески сдерживая противника, сбивая темп его движения. При этом необходимо было эвакуировать тылы, склады, ценные материалы, орудия из бросаемых крепостей, людей.

Удар Гальвица

Тем временем Гинденбург и Людендорф сформировали из группы Гальвица армию — 10,5 дивизий, 180 тыс. штыков и сабель при 1264 орудиях. Лучший немецкий артиллерист Брухмюллер готовил артиллерийскую атаку. 13 июля произошло повторение Горлицы. В районе Прасныша на русскую оборону обрушился шквал огня и металла. В этот день, как считают военные историки, по позициям 2-й и 11-й Сибирских дивизий, удерживающих первую линию обороны, было выпущено немцами 2 миллиона снарядов.

Здесь оборону держала 1-я армия, 7 дивизий неполного состава с 317 орудиями (по 40 снарядов на каждое). Перед германским ударом была проведена инспекция обороны, её выводы были неутешительны: плохие, мелкие окопы, в качестве подпор использовался гнилой лес, отсутствие связи между траншеями, мало боеприпасов и т. д. А рядом, в Новогеоргиевской крепости, бездействовали более 1,5 тыс. орудий. За первый день германские войска продвинулись на 5 км, но далее их движение застопорилось.

Русские солдаты упорно дрались, выполняя установку Алексеева «стоять до последнего». Германская артиллерия срывала окопы, оставшиеся солдаты скрывались в воронках. Русская пехота переходила в контратаки, каждое селение превращалось в опорный пункт. Так, 2-я Сибирская дивизия сумела отбить удар гвардейского 13-го Вюртембергского корпуса. А Сибирская 11-я дивизия вообще сумела совершить невозможное: об ее позиции разбились волны наступления сразу шести дивизий немецких 17-го и 11-го пехотных корпусов. Из 7 батальонов 11-й Сибирской дивизии в этот день полегли почти полностью шесть батальонов, но врага отбросили.

К сожалению, подвиги русских воинов той войны почти забыты в современной России. О них помнят только специалисты и любители истории. А ведь об этих боях можно было снять прекрасные исторические картины, обладающие мощным воспитательным эффектом.

Обе стороны несли огромные потери. За шесть дней, армия Гальвица смогла продвинуться всего на 7-8 километров. Противостоящие противнику русские дивизии утратили до 70% личного состава. Но благодаря стойкости русских солдат и своевременным директивам командования план создания «польского мешка» провалился. Кроме того, сыграла свою роль задержка почти на 10 дней в предоставлении дополнительных сил армии Гальвица. Когда войска Гальвица, с огромным напряжением всех сил и большими потерями, наконец, прорвали русскую оборону на Нареве, то Гинденбург не передал 12-й армии ни одного полка для развития успеха в стратегическую глубину. Когда же необходимые подкрепления 12-й армии Гальвица передали, было уже поздно: русские войска, прикрывшись арьергардами и огрызаясь контратаками, уже организованно отходили из Польши.

Одновременно 8-я германская армия снова пошла на штурм Осовца. По крепости было выпущено 200 тыс. снарядов. Германцы применили и химическое оружие. Но газами можно было воздействовать только на передовые позиции. Потом хлор сползал в низины, в долину реке Бобр. Русский гарнизон пытались достать с дальних дистанций химическими снарядами. Но защитники крепости приспособились. В бронеколпаках орудий и под сводами казематов сохранялись пузыри неотравленного воздуха, в них и спасались. Пережидали, когда отрава уйдет вниз с холмов, на которых стояли укрепления. Правда, местность вокруг них напоминала картину Армагеддона, остовы деревьев стояли расщепленные и обугленные, кругом погибло всё живое. Однако крепость жила. Отвечала врагу метким огнем. Русские солдаты ходили в контратаки, уничтожая вражескую пехоту, которая врывалась в отравленные траншеи.

Так, 6 августа 1915 года произошла знаменитая «атака мертвецов». Дождавшись нужного направления ветра, немцы применили против защитников крепости отравляющий газ — смесь хлора с бромом. Газовая волна 12-15 метров в высоту и шириной 8 км проникла на глубину до 20 км, а средств защиты у русских войск тогда практически не было. Считая, что оборонявший позиции крепости гарнизон погиб, германцы пошли в наступление. В атаку пошли 14 батальонов ландвера — не менее семи тысяч пехотинцев. Однако навстречу им поднялись оставшиеся защитники первой линии — остатки 13-й роты 226-го пехотного Землянского полка, чуть больше 60 человек. Русские солдаты походили на мертвецов. Германские солдаты запаниковали и бежали. В результате несколько десятков полуживых русских бойцов при поддержке огня крепостной артиллерии обратили в бегство части 18-го полка ландвера.

Тем временем на южном фасе «польского выступа» Макензен снова перешёл в наступление и нанёс более мощный удар. В подчинение Макензену перебросили из Польши 1-ю австрийскую армию. 15 июля ударный кулак из 4 армий (11-я германская, Бугская армии, 4-я и 1-я австрийские армии) перешёл в наступление. Макензен нанёс удар в стык между Северо-Западным и Юго-Западным фронтами. Макензен использовал прежнюю тактику: сконцентрировать максимум артиллерии в одном месте. Русские траншеи и окопы не могли выдержать такой огонь.

Фалькенхайн и Макензен считали всякие наполеоновские маневры с ударами на флангах и последующим окружением противника устаревшими. Германские военачальники верили в концентрацию огня и планомерное артиллерийское прикрытие войск, в удары в лоб, в смелый фронтальный натиск. В Польше такая тактика себя оправдывала, хотя войска Макензена двигались из Галиции сравнительно медленно, ожидая подвоза артиллерии и боеприпасов, последовательно перемалывая русские позиции. Железных дорог, чем дальше на восток, тем становилось меньше, приходилось осуществлять снабжение на повозках. Две слабые русские армии, 3-я и 13-я, отчаянно сопротивлялись, но вынуждены были отходить. Обе стороны несли большие потери.

Медлительность противника использовал Алексеев. Стоявшая в Польше против 4-й русской армии — 1-я австро-венгерская армия, была отправлена в группировку Макензена. В результате фронт 9-й германской армии, стоявшей против 2-й русской армии, растянулся. Русские армии могли отходить без особого давления противника. 19 июля командующий фронтом Алексеев приказал 2-й и 4-й армиям отходить за Вислу. Алексеев получил разрешение эвакуировать Варшаву. Затем начали оттягивать назад войска на флангах. 1-я и 12-я армии должны были отойти за р. Нарев, а южные 3-я и 13-я армии к Люблину и Холму.

Падение Варшавы

Германская кавалерия входит в Варшаву 5 августа 1915 года

Наступление германской армии по всему фронту

18 — 19 июля германцы начали атаки со всех сторон. Прибалтике Гинденбург и Людендорф организовали «своё» наступление на стыке 5-й и 10-й армий. Этот удар стал неожиданностью для русского командования. 20 июля на реке Дубиссе (Митаво-Шавельский район) разгорелось упорное сражение. Германская Неманская армия начала свою атаку. Стоявшие здесь два русских кавалерийских корпуса не смогли выдержать удар противника. Спешенная кавалерия отбила несколько атак, но затем стала отходить. Неманская армия пробила фронт. После этого германские войска разделились: северная группа стала обходить левый фланг 5-й армии, южная группа — правый фланг 10-й армии. Наши войска отступали.

Русскому командованию пришлось принимать экстренные меры, изыскивать резервы, бросать их навстречу противнику. Шли ожесточенные бои. Некоторые населенные пункты по нескольку раз переходили из рук в руки. Упорный бой шёл под Шавлями (Шяуляем), 10 дней сражались за Митаву. Немецкие войска всё же взяли оба города, но дальше их наступление застопорилось. Русские смогли закрыть брешь. Выйти в русский тыл Неманской армии не удалось. Однако германцы смогли значительно расширить прибалтийский плацдарм.

А на старом направлении главного удара германской армии дела шли не самым блестящим образом. Осовецкая крепость продолжала держаться. 12-я армия Гальвица понесла серьёзные потери — треть состава. Германцы, вслед за отступающими русскими войсками, вышли на Наревский рубеж, но дальше прорваться не смогли. В результате германская ставка дала согласие перенести тяжесть наступления в Прибалтику. Гинденбург хотел нанести два удара: на Ригу и по русским тылам в направлении на Вильну — Минск.

Неманская армия генерала Шольца перешла в конце июля в решительное наступление. Русские войска стали отходить к Западной Двине на Ригу, Якобштадт и Двинск. 20 августа германцы заняли Митаву, а в начале сентября начали теснить русских к Западной Двине. Однако русское командование провело перегруппировку сил. В район Риги была переброшена 12-я русская армия, которая смогла удержать широкий левобережный плацдарм у Риги и небольшой плацдарм у Якобштадта. Не удалось и наступление германских войск 9 — 11 сентября и на Двинск. На двинском направлении 5-я русская армия, действуя против флангов Неманской и 10-й германских армий, сохранила в своих руках плацдарм на левом берегу реки у Двинска.

Таким образом, тяжелые бои шли уже по всему Северо-Западному фронту. Но создать крупную брешь и прорваться в наш тыл германцам не удавалось. Русские армии отходили с одной позиции на другую и отчаянно дрались, хотя и несли тяжелые потери. В ряде случаев нашим частям приходилось отбрасывать противника штыковыми атаками, так как снарядов не было. Так, на участке 2-й армии на Висле стоял Гренадерский корпус.

Под Люблином и Холмом наши войска уже из последних сил сдерживали натиск ударной группировки Макензена. Бугская армия смогла проломить боевые порядки 3-й русской армии у Холма и стала углубляться в тылу Северо-Западного фронта. Передовые части стали форсировать Буг. Противника смогла задержать русская авиация. Всего один авиаотряд с несколькими машинами 1-2 августа сделал невозможное. Пилоты делали по несколько вылетов день. Они бомбили переправы и били германцев из пулеметов. Русские летчики помешали переправиться через реку крупным силам. А затем подошла русская пехота и контратаками сбросила в реку успевшие переправиться германские войска. Форсировать Буг с ходу германцам не дали.

Однако германские войска смогли с севера и юга приблизиться к ключевым железным магистралям: Варшава — Вильно и Варшава — Минск. 2 августа Алексеев приказал очистить левый берег Вислы. 4-5 августа русские ушли из Варшавы. Наши войска спокойно отошли на правый берег реки Вислы. Немцы считали, что Варшаву будут оборонять до последнего, поэтому не спешили.

7 августа Русский фронт, выйдя из-под фланговых ударов противника, отошел на линию Осовец — Ломжа — Брок — Венгров — Седлец — Любартов — Ковель. Русские войска значительно сократили фронт и не дали армии Гальвица, энергично наступавшей на Пултуск и далее на юг, выйти в наш фланг и тыл.

Фронт приблизился к линии приграничных русских крепостей. В XIX столетии они были основой долговременной обороны на западном стратегическом направлении. Но развитие артиллерии и инженерных войск резко ослабили их мощь. В результате русские крепости, кроме разве Осовецкой крепости, как ранее бельгийские и французские твердыни, не оправдали возложенных на них надежд. Правда, большую роль в этом сыграли и ошибки командования. Так, преступное поведение коменданта Ковенской крепости (генерала Григорьева) передало крепость 22 августа в руки германцев. Обычно в России закрывали глаза на ошибки руководства, но на этот раз случай был вопиющим и найденный жандармерией в виленском отеле «Бристоль» Григорьев был приговорен к 15 годам каторги. Самой крупной неожиданной и позорной потерей была сдача колоссальной крепости Новогеоргиевск 20 августа.

Падение Варшавы

Разрушенные казематы Осовца. Немецкое фото, август-сентябрь 1915 г.

Продолжение следует…

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 8
  1. igordok 31 июля 2015 07:33
    В Пскове к 100-летию "Атаки мертвецов" приурочены некоторые мероприятия.

    http://ic.pics.livejournal.com/birserg_1977/69945048/507655/507655_900.jpg
  2. parusnik 31 июля 2015 07:42
    Так, преступное поведение коменданта Ковенской крепости (генерала Григорьева) передало крепость 22 августа в руки германцев. Обычно в России закрывали глаза на ошибки руководства, но на этот раз случай был вопиющим и найденный жандармерией в виленском отеле «Бристоль» Григорьев был приговорен к 15 годам каторги. Самой крупной неожиданной и позорной потерей была сдача колоссальной крепости Новогеоргиевск 20 августа...Горько такие вещи читать...
    1. Meh-forester 31 июля 2015 08:15
      Цитата: parusnik
      [b]Горько такие вещи читать...
      А ПРАВДА она такая, редко "сладкая". Но её необходимо знать, что бы потом стараться не повторять ошибок.
  3. bya965 31 июля 2015 10:28
    "Патронный голод". Романовы немцы, у меня полно друзей поволжских немцев, а этих я презираю.
    Сам смотрел как нормальные люди из Европы смотрели на портрет Ермолова, с молчаливым уважением.

    После Бородинского сражения Император спросил Ермолова - Какой награды он хочет для себя ?

    Ермолов ответил : - Ваше величество , сделайте меня....... немцем !

    Александр 1 понял намёк генерала : засилие немцев на руководящих постах в армии стало уже невыносимо .Так как император был сам по крови немцем он не простил Ермолову этой реплики , вместо Ермолова на его должность был назначен князь Яшвилль .

    Это от меня. Грозный иноземцев селил не в столице а на окраинах.
    http://topwar.ru/31083-rus-iznachalnaya-zachem-evropeycy-vrut.html
    — эмиграция населения из Европы превысила 30 000 семей (тем, кто селился вдоль Засечной черты, выплачивались подъёмные 5 рублей на семью. Расходные книги сохранились).

    Это мое
    "Иван Грозный создал Россию. Сталин ее спас. А Романовы, как и Хрущ со товарищами просирали то, что им оставили."
    1. iouris 31 июля 2015 12:39
      Я с Вами категорически не согласен. Россия - многонациональная страна, а не "страна русских по крови". Ваша точка зрения очень вредна для России.
      Российские немцы, переселившись в Россию в разное время, стали русскими по духу. Очень многие перешли в православие, кажется, есть даже святые из таких немцев. Вообще, "немцами" русские называли всех западноевропейцев потому, что не говорили по русски ("немец" - немой). Переселение в другую страну - это обычный процесс для того времени. Тем более, переселение в Россию, которая расширялась. Также гугеноты из Франции после известных событий переселились в Пруссию, став "немцами". Кроме того, немецкой нации ещё не существовало. Единой Германия стала лишь к началу XX века.
      Что касается царей, то они стали немцами по крови вынужденно, чтобы обеспечить беспрепятственный проход русских кораблей через проливы.
      Вообще, по национальному вопросу советую почитать И.В. Сталина.
      1. bya965 31 июля 2015 13:19
        И
        Я с Вами категорически не согласен.

        Мы все должны знать свою национальность, а поскольку любим Россию, то мы все русские. И русские никогда не определялись по крови. Русские определялись по духу, душой, мировоззрением. Главное не предать своих, а на веру, национальность мне все равно.
        Прочтите мою ссылку. Грозный увеличил территорию примерно в 30 раз и не за счет православных и славянских народов. Он создал Россию.

        У меня мама русская, а по отцу нет. Я донской казак. Хоть и гордыня смертный грех, я горжусь, что мои донские предки порядок любят поболее немцев и мы не славяне по крови.

        "Нет горше смерти, чем за други своя"! За русских немцев (словаки энто слово придумали)!
  4. Робертъ Невский 31 июля 2015 13:46
    Да. России нужна бы революция ...
  5. Alexey RA 31 июля 2015 13:46
    Фронт приблизился к линии приграничных русских крепостей. В XIX столетии они были основой долговременной обороны на западном стратегическом направлении. Но развитие артиллерии и инженерных войск резко ослабили их мощь. В результате русские крепости, кроме разве Осовецкой крепости, как ранее бельгийские и французские твердыни, не оправдали возложенных на них надежд.

    Там не только в развитии артиллерии и инженерных войск дело было. Развитие и модернизация системы долговременной обороны столкнулась с двумя проблемами: финансы и странная политика Военного министерства.

    Нехватка финансов и метания с запада на восток не дали довести до завершения огромный Варшавский УР, составной частью которого как раз и была крепость Новогеоргиевск. Постройка новых фортов и узлов обороны постоянно либо откладывалась, либо отменялась, либо корректировалась в сторону сокращения оборонительных сооружений - сначала по причине необходимости оборудования Порт-Артура, затем - по причине революции и нехватки денег в казне. В результате, финансы появились слишком поздно - уже когда было принято решение об упразднении Варшавского УР и уничтожении Варшавских фортов. Причиной этого неоднозначного решения было то, что из-за слабого развития дорожной сети русская армия не успевала расчётно отмобилизоваться и сосредоточиться в УР до выхода к нему немцев - и была большая опасность захвата УР в самом начале войны. Увы, но вместо расширения ж/д было принято самое простое решение.

    В результате, от всего УР в штате осталась лишь одинокая крепость Новогеоргиевск, которую хоть как-то поддерживали в боеготовом состоянии. Остальные сооружения УР были либо взорваны, либо заброшены. К счастью, денег на уничтожение всего упразднённого УР не нашлось - из-за этого выжила крепость Ивангород на левом фланге УР, которую в 1913 году было решено восстановить. Но время было упущено, и новых фортов Ивангород получить не успел, оставшись с укреплениями образца 80-х г.г. XIX в.

    Усиление новыми фортами получил только Новогеоргиевск. И то лишь частично: новый фортовой пояс не был завершён из-за нехватки денег и постоянной переработки проектов (после начала постройки фортов до ГШ дошли данные о 420-мм мортире и пришлось опять менять проекты, усиливая защиту). Но эпоха изолированных крепостей, месяцами держащих осаду, прошла - теперь крепость выживала только если держался весь фронт. А держаться ему после упразднения Варшавского УР было не за что - современных долговременных оборонительных сооружений, цементирующих полевую оборону, больше не было.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня