Красный путь Меланезии. Как боролись за независимость на Новых Гебридах и Новой Каледонии

Вторая половина ХХ в. вошла в историю и как эпоха деколонизации. Именно в 1950-е — 1980-е гг. получило государственный суверенитет подавляющее большинство африканских, азиатских, океанийских, карибских колоний европейских держав. Деколонизация «третьего мира» сопровождалась распространением социалистической идеи, которая справедливо рассматривалась как альтернатива ассоциирующемуся с колониальной эпохой капитализму. Многочисленные концепции африканского, арабского, исламского, буддийского социализма подчеркивали исконные отличия традиционных африканских и азиатских культур от европейской и делали акцент на их коллективистской составляющей. Идеология часто становилась «ширмой» не только для политических, но и для межэтнических и межплеменных конфликтов, особенно в африканских странах. США и СССР укрепляли собственные военно-политические позиции в «третьем мире», оказывая помощь той или иной стране. Наиболее жесткое противостояние двух систем развернулось в Азии — во время войн в Корее и Индокитае, позже — в Африке, особенно — в португальских колониях Анголе, Гвинее-Бисау и Мозамбике. На этом фоне как то в стороне оставалась Океания, хотя в рассматриваемый период получили независимость практически все тихоокеанские колонии Великобритании, Франции, Австралии. Между тем, и в Океании, ускользавшей от внимания советских обозревателей по причине географической отдаленности и малочисленности населения океанийских стран, во второй половине ХХ в. сформировались достаточно активные антиколониальные движения, некоторые из которых придерживались елвых взглядов. Так, в Меланезии получила распространение концепция т.н. «меланезийского социализма» (по аналогии с африканским социализмом), в основе которой также лежало стремление к соединению европейских социалистических теорий — от марксизма до анархизма, с местными общинными традициями. В одной из океанийских стран последователям меланезийского социализма даже удалось прийти к власти.

Колониальная эпоха: охота за деревом и «черными дроздами»

30 июля 1980 г. на карте мира появилось очередное новое государство — свою политическую независимость от Великобритании и Франции провозгласила Республика Вануату. Красный путь Меланезии. Как боролись за независимость на Новых Гебридах и Новой Каледонии Острова Новые Гебриды, на которых появилось новое государство, до этого времени находились под совместным англо-французским управлением. 3 марта 1605 г. португальский мореплаватель Педро Фернандес де Кирос, находившийся на испанской службе, открыл остров, названный им «Австрийской землей Святого духа» (испанский король был представителем австрийской династии Габсбургов). Остров Эспириту-Санто, тем не менее, так и не был колонизован — местные аборигены отнеслись к европейским мореплавателям недоброжелательно. В 1774 г. Джеймс Кук открыл еще несколько островов и дал архипелагу имя «Новые Гебриды» — в честь расположенных неподалеку от шотландского побережья Гебридских островов. Острова были населены меланезийцами — представителями австралоидной расы. Лишь в XIX веке началось постепенное освоение островов европейцами. Первыми сюда прибыли торговцы санталовым деревом, затем — работорговцы и христианские миссионеры. Страшной страницей в истории острова стала т.н. «охота на черных дроздов». Начиная с 1860-х гг. с Новых Гебрид в массовом порядке стали вывозить местных жителей для работы на австралийских и фиджийских тростниковых и хлопковых плантациях, а также на шахтах Новой Каледонии. Хотя рабочих вроде как вербовали «добровольно», в действительности это было самое настоящее рабство. За четыре десятилетия, пока в 1904 г. вербовка не была запрещена, с Новых Гебрид было вывезено 40 тысяч человек. Далеко не все из них выжили и смогли после запрета практики вербовки вернуться на родину. «Охота на черных дроздов» — одна из главных обид, причиненных новогебридцам европейскими колонизаторами. Другое зло — вырубка драгоценных санталовых лесов, которая также осуществлялась хищническими методами, вне зависимости от желаний местного населения. Что касается деятельности христианских миссионеров, то они, безусловно, привнесли в жизнь островитян многие элементы современной цивилизации, включая грамотность, начальные медицинские знания, отказ от многих анимистических обрядов. Но, в то же время, христианизация Новых Гебрид нанесла значительный ущерб национальной культуре, поскольку благодаря деятельности миссионеров стали забываться местные языки, фольклор.


На Новых Гебридах с середины XIX в. стали селиться как британские, так и французские поселенцы. Однако от прямой аннексии островов воздерживались как Великобритания, так и Франция. В 1878 г. между ними даже было заключено соглашение об отказе каждой из сторон от стремления к захвату Новых Гебрид. В марте 1906 г. было подписано соглашение, по которому Новые Гебриды провозглашались англо-французским кондоминиумом — совместным владением Великобритании и Франции. Управление островами было поручено одновременно британскому губернатору Фиджи и французскому губернатору Новой Каледонии. На острове Эфате был построен город Порт-Вила, ставший столицей кондоминиума и местом проживания британского и французского резидент-комиссаров. Однако централизованная административная система на островах фактически отсутствовала — британские и французские поселенцы подчинялись своим резидент-комиссарам, а коренное население продолжало жить по своим обычаям, фактически предоставленное само себе и, поэтому, терпящее несправедливости от европейских поселенцев, прежде всего — в сфере распределения земельных угодий. В начале 1920-х гг. французские плантаторы стали завозить на Новые Гебриды вьетнамских рабочих из Северного Вьетнама (Тонкина). Постепенно численность вьетнамской диаспоры выросла до 6 тыс. человек, однако затем существенно сократилась вследствие падения цен на копру и отбытия большей части рабочих домой. Во время Второй мировой войны Новые Гебриды стали рассматриваться англо-американским командованием как вероятная база для ведения боевых действий против японских войск, вторгшихся на Соломоновы острова. В марте 1942 г. на Новых Гебридах высадились американские войска. Кстати, их присутствие в регионе внесло определенную «оживляющую» струю в законсервированную социальную жизнь островов. Во-первых, американцы построили взлетно-посадочную полосу, связав острова с внешним миром авиационным сообщением. Во-вторых, был открыт военный госпиталь, местное население получило возможность работать в сфере обслуживания американских войск, что улучшило материальное положение новогебридцев. К этому же времени относится и широкое распространение такого достаточно известного феномена как культ карго. В его основе лежит вера в божественное происхождение привозимых европейцами или американцами продовольственных и бытовых товаров, а ожидание корабля или самолета превращается в ритуал. Последователи культов карго строили копии взлетно-посадочных полос из пальмовых стволов и соломы, проводили пляски, предварительно разрисовывая себя надписями «USA».

Красный путь Меланезии. Как боролись за независимость на Новых Гебридах и Новой Каледонии


Движение «Джона Фрума» и борьба за землю

Еще во второй половине 1930-х гг., перед началом Второй мировой войны, на острове Танна, входящем в архипелаг Новые Гебриды, получил широкое распространение культ карго, получивший название «Джон Фрум» (некоторые лингвисты считают, что это название произошло от словосочетания «John from (America)»). Культ «Джона Фрума» обычно связывается с именем некоего Манехиви, который проповедовал необходимость отказа от всех новшеств, привнесенных в жизнь островитян европейской колонизацией — от денег, образования, наемной работы, христианской религии. В случае отказа от европейского образа жизни, согласно Манехиви, должен был произойти переход к новой эре, в которой все белые люди — и миссионеры, и поселенцы — плантаторы, и администраторы, — навсегда покинут острова и оставят коренным жителям свое имущество. В 1941-1942 гг. наблюдалось массовое переселение жителей острова Танна из прибрежных районов во внутренние районы острова и возвращение к традиционным устоям. Высадка американских солдат способствовала дальнейшей популяризации и определенным изменениям в идеологии движения «Джона Фрума». Островитяне построили макеты взлетно-посадочных полос и самолетов, на импровизированных аэродромах дежурили женщины с «наушниками» — муляжами, впадающие в транс и, якобы, вступающие в общение с «самолетом Джона Фрума». После окончания Второй мировой войны и ухода с островов американских солдат, движение «Джона Фрума», тем не менее, продолжало свое существование. В 1957 г. его лидер Накомаха создал «Армию Танны» — религиозную организацию, проводившую регулярные парады последователей культа. Торжества проходят до сих пор — под американскими флагами островитяне, разрисованные надписями «USA» и «Army Tanna USA», изображают строевые занятия американских солдат. Показательно, что в 1970-е гг. последователи культа «Джона Фрума» выступили против предоставления Вануату политической независимости, поскольку считали, что западные формы государственности противоречат традиционным устоям островитян и ничего хорошего в их жизнь не принесут. Мол, можно жить и сохраняя колониальную зависимость, главное — выполнять ритуалы своего культа.

В послевоенные годы и британские, и французские власти постепенно приступили к развитию на островах социальной инфраструктуры — образования, здравоохранения. Первые меланезийцы стали приниматься на работу в учреждения колониальной администрации. Однако в это время обозначились и серьезные экономические противоречия, приобретающие политический характер. Поскольку уровень жизни в послевоенной Европе и Австралии существенно вырос, британские и французские поселенцы на Новых Гебридах решили, что очень прибыльным занятием будет развитие на островах животноводства с последующим экспортом мяса в метрополии. Но реализация этого плана требовала расширения сельскохозяйственных угодий, пригодных для животноводства. Плантаторы приступили к практике захватов сельскохозяйственных земель у местного населения, не считаясь с его мнением. После того, как один из вождей островитян, по имени Булук, обратился в администрацию кондоминиума с просьбой прекратить незаконные действия плантаторов, он был арестован и помещен в тюрьму сроком на шесть месяцев. Красный путь Меланезии. Как боролись за независимость на Новых Гебридах и Новой Каледонии В результате роста социальной напряженности сформировалось антиколониальное движение «NaGriamel», во главе которого встал местный житель смешнного (шотландского и тонганского) происхождения Джимми Стивенс. Целью движения Стивенса стало закрепление права на владение и распоряжение земельными ресурсами островов за местными жителями, и возрождение традиционных ценностей меланезийцев. После того, как в 1964 г. был освобожден из тюрьмы вождь Булук, он также присоединился к движению Стивенса. В 1965 г. во время одной из встреч сторонников движения, проходивших в баре Роберта Кронстеда, был принят «Закон о темной чаще», который запрещал европейским плантаторам расширять свои угодья за счет островных лесов. Активисты движения Стивенса нашли весьма рациональный выход из ситуации и способ противостоять земельной экспансии плантаторов — на спорных территориях возводились деревни. Первой из них стала Танафо — «Корзинка фруктов». В 1967 г. там поселилась достаточно внушительная группа активистов движения. Но администрация Новых Гебрид сочла действия Стивенса и его сторонников незаконными, поэтому Стивенс и Булук были арестованы и помещены в тюрьму на полгода. К 1970 г. движение вышло за пределы острова Эспириту-Санто и охватило соседние острова Малекула, Амбрим, Оба, Паама, Маэво и Мало. Но вскоре начался закат движения, обусловленный отсутствием у его сторонников финансовых ресурсов для развития собственных поселений.

Меланезийский социализм пастора Лини

Красный путь Меланезии. Как боролись за независимость на Новых Гебридах и Новой Каледонии Политика Великобритании и Франции в отношении Новых Гебрид в 1960-е гг. кардинально отличалась. Если Великобритания ориентировалась на постепенную подготовку островитян к созданию независимого государства, то Франция, проводившая в годы правления генерала Шарля де Голля колониалистскую и империалистическую политику, не собиралась расставаться с Новыми Гебридами и даже наращивала присутствие своих ВМС в регионе. Сообразно интересам Великобритании и Франции произошла и поляризация политически активных жителей Новых Гебрид. В начале 1971 г. была создана пробританская Культурная ассоциация Новых Гебрид, вскоре преобразованная в Новогебридскую национальную партию. Она выступала за независимость Новых Гебрид и получила поддержку англоговорящих меланезийцев и лиц смешанного происхождения. В 1974 г., в качестве ответа на ее деятельность, появились Союз общин Новых Гебрид и Движение за автономию Новых Гебрид, ориентированные на франкоговорящее население островов и выступающие против независимости Новых Гебрид.

Среди англоговорящих сторонников независимости постепенно выдвинулся на ключевые позиции молодой англиканский священник Уолтер Лини (1942-1999). Уроженец острова Пентекост, Уолтер Лини получил образование в миссионерской школе, а затем — в Новой Зеландии, где в 1970 г. и был рукоположен в священники. На политические взгляды Уолтера Лини оказали большое влияние идеи африканского социализма. Уолтер Лини был убежден в том, что для меланезийцев, в том числе и для жителей Вануату, изначально были присущи коллективистские принципы солидарности, взаимопомощи, общинной собственности. Распределение основывалось по принципу «от человека — возможность делиться, человеку — по его нуждам». Так сформировалась идеология меланезийского социализма, которой, в значительной степени, удалось изменить социальное и политическое лицо Новых Гебрид, оказав влияние и на политическую жизнь других островных владений и государств. В 1974 г. Новогебридская национальная партия была переименована в Партию Вануаку, поскольку ее основатели приняли решение возвращаться к традиционным национальным названиям и образу жизни. Партия Вануаку взяла курс на проведение всеобщего референдума о политическом будущем островов, рассчитывая, что победу на референдуме одержит идея политической независимости Новых Гебрид. В 1975 г. были проведены первые муниципальные выборы в Порт-Вила и Луганвилле — основных городах Новых Гебрид. В 1977 г. партия Вануаку создала Народное временное правительство, а 29 ноября 1977 г. активисты партии попытались поднять флаг над штаб-квартирой в Порт-Вила, но встретили сопротивление со стороны политических оппонентов. В 1978 г. бывший полицейский офицер Джордж Калсакау был избран главным министром Новых Гебрид, а его заместителем стал Уолтер Лини. В 1979 г. начал свою работу комитет по разработке конституции в составе представителей политических партий и Совета старейшин. Франция и Великобритания согласовали дату провозглашения независимости островов, которая была назначена на 30 июля 1980 г. Согласно вступившей в действие Конституции, в ноябре 1979 г. состоялись первые парламентские выборы, которые выиграла Партия Вануаку. Уолтер Лини стал главным министром Совета министров Новых Гебрид. Однако с победой партии Вануаку не согласилось влиятельное оппозиционное меньшинство. В Луганвилле начались массовые беспорядки, а 28 мая 1980 г. оппозиционеры захватили здание, где прежде размещалось британское окружное агентство, и провозгласили остров Эспириту-Санто и ряд близлежащих островов независимым государством Вемерана. Главой государства стал уже известный нам Джимми Стивенс, руководивший прежде движением за освобождение островных земель. Ситуация в Луганвилле привела к тому, что 30 июня 1980 г. отряды морской пехоты Великобритании и французских парашютистов освободили захваченные сторонниками Стивенса здания. Джимми Стивенс был арестован и приговорен к 14,5 годам лишения свободы за организацию массовых беспорядков. 30 июля 1980 г. было провозглашено создание независимой Республики Вануату. Ее первым премьер-министром стал Уолтер Лини, фактически провозгласивший курс социалистической ориентации островов. В первые годы своего существования Вануату приступило к развитию двусторонних отношений с другими странами социалистической ориентации, в том числе — с Кубой и Ливией. С Францией отношения оставались напряженными — в том числе и потому, что Уолтер Лини обвинял Париж в сохранении колониализма на Новой Каледонии — другом меланезийском архипелаге. Одной из идей Уолтера Лини было создание Меланезийского федеративного союза, который бы способствовал улучшению экономического положения Меланезии и сохранению меланезийских традиционных ценностей. Однако этому проекту так и не было суждено осуществиться. Независимое Вануату сталкивалось с целым рядом трудностей, вызванных необходимостью строительства собственной постколониальной экономики. Красный путь Меланезии. Как боролись за независимость на Новых Гебридах и Новой Каледонии

До сих пор это государство остается одной из беднейших стран не только в мире, но и в Океании. В 1991 г. Уолтер Лини, из-за многочисленных социально-экономических проблем и политических скандалов, был вынужден уйти в отставку с поста премьер-министра. Однако партия Вануаку, ряды которой он также покинул, сохраняет серьезные позиции в стране вплоть до настоящего времени. В настоящее время премьер-министром Вануату является Сато Килман из Народной прогрессивной партии, правительство которого признало независимость Абхазии. В политической жизни Вануату до сих пор играет большую роль Совет старейшин — Малвату-Маури, в который входят традиционные вожди, избираемые другими вождями, входящими в состав окружных советов вождей. Старейшины не обладают законодательной властью, но обсуждают вопросы культуры и консультируют правительство страны. Вопросы культуры и образования в Вануату действительно имеют очень большое значение, поскольку на островах насчитывается от 60 до 100 языков, что существенно усложняет и общение островитян между собой, и получение детьми из крестьянских семей даже школьного образования. Поэтому Вануату вынуждено сохранять три государственных языка — английский, французский и «бислама» — «черный английский», с большим количеством лексических заимствований из местных языков, служащий средством межнационального общения населения архипелага. Несмотря на то, что начальное школьное образование в стране бесплатное, многие дети вынужденно покидают школы, чтобы помогать родителям.

Новая Каледония — одна из последних колоний Франции

Если Вануату все же удалось добиться независимости, то народ Новой Каледонии до сих пор тщетно пытается обрести свободу. Но в планы Франции, сохраняющей контроль над Новой Каледонией, предоставление независимости этой заморской территории пока не входит. Красный путь Меланезии. Как боролись за независимость на Новых Гебридах и Новой Каледонии Новая Каледония — одно из крупнейших заморских владений Франции в Тихом Океане. Остров Новая Каледония и еще несколько более мелких островов, образующих одноименное заморское административно-территориальное образование, расположены в юго-западной части Океании — в Меланезии. Население Новой Каледонии составляет около 250 тыс. человек, причем коренная часть населения представлена меланезийцами, относящимися к народности канака, а также эмигрантами с соседних меланезийских и полинезийских островов. Новая Каледония была открыта в сентябре 1774 г. экспедицией капитана Джеймса Кука. С конца XVIII века здесь стали появляться первые китобои и торговцы санталовым деревом, чуть позже появились поселения протестантских миссионеров. В 1850 г. группа французских офицеров, прибывшая на корабле к острову Новая Каледония, сочла его подходящим местом для размещения тюрьмы, а 24 сентября 1853 г. экспедиция контр-адмирала Фебрье — Деспуанта провозгласила Новую Каледонию французской колонией. В административном отношении колония была подчинена комиссару протектората Таити. 25 июня 1854 г. в юго-западной части острова была основана французская военная база. Она положила начало городу Нумеа, ставшему административным центром Новой Каледонии. В 1860 г. Новая Каледония была выделена из состава протектората Таити и стала отдельным административным образованием. Первоначально французские власти стимулировали поселение на острове ссыльных преступников. Здесь была создана тюрьма, поселение для ссыльных, а позже стали прибывать и свободные поселенцы — фермеры, которые создавали плантации на западном побережье Новой Каледонии.

Постепенно численность европейских поселенцев сравнялась с коренным населением острова, а постоянное расширение плантаций привело к серьезным противоречиям, в основе которых лежали земельные споры. На острове был введен свод законов, определявший права (или, на самом деле, их фактическое отсутствие) аборигенов. В частности, последние должны были платить налоги, участвовать в общественных работах, но при этом не имели никаких реальных гражданских прав — ни участия в органах управления, ни владения своими же собственными землями. В 1897 г. французская администрация приступила к созданию резерваций для аборигенов, что привело к еще большему ухудшению экономического положения коренного населения, росту межклановых столкновений из-за скудных земельных участков, алкоголизации и эпидемиям среди местных жителей. Периодически канаки поднимали восстания против администрации, однако французские власти подавляли их без проблем, учитывая небольшую численность туземцев, отсутствие современного оружия и представлений о тактике ведения войны. Тем не менее, глобальные политические изменения, происходившие в жизни Европы в середине ХХ в., не могли не отразиться и на колониях европейских государств. В 1946 г. всем жителям Новой Каледонии, включая аборигенов, было предоставлено французское гражданство. Однако и здесь французские власти схитрили — они стали всячески поощрять эмиграцию на Новую Каледонию выходцев с соседних островов, например — с Уоллиса и Футуна. Кроме того, для работы на французских плантациях было завезено большое количество вьетнамских рабочих. В результате, численность канаков, которая была чуть выше, чем численность европейских поселенцев, в целом оказалась ниже, чем численность представителей всех остальных этнических групп, проживавших на острове. Что касается земельной политики, то в этой сфере также сохранялась очевидная несправедливость по отношению к представителям канакского населения. Тем временем, все большее количество вчерашних колоний в Океании провозглашало свою политическую независимость.

Канаки в борьбе за свое освобождение

Деколонизация островов Тихого океана способствовала возникновению и росту национально-освободительного движения среди канаков Новой Каледонии. На острове стали распространяться идеи меланезийского социализма, популярные на соседних Новых Гебридах. Однако, в отличие от новогебридцев, канаки были настроены более радикально. Они с воодушевлением восприняли идеи отца Уолтера Лини о создании Меланезийской федерации в составе Вануату, Папуа-Новой Гвинеи, Соломоновых островов, Фиджи и Новой Каледонии. Канаки обвиняли французских колонизаторов в колоссальном ущербе, нанесенном народу Новой Каледонии и заключающемся в уничтожении национальной культуры, форм социальной организации, захвате земель, эксплуатации природных ресурсов и загрязнении экологии, наконец — в прямом сокращении численности коренного населения острова. Дело в том, что если до начала колонизации в 1774 г. на острове проживало от 40 до 80 тысяч (по разным оценкам) аборигенов — канаков, то к началу ХХ в. численность канакского населения в Новой Каледонии снизилась до 21 тыс. человек. Лишь во второй половине ХХ в. канакам удалось, благодаря повышению доступности медицины и общему улучшению уровня жизни, повысить свою численность. В настоящее время на острове проживает около 100 тысяч канаков, составляющих чуть более 40 % населения Новой Каледонии.

Красный путь Меланезии. Как боролись за независимость на Новых Гебридах и Новой Каледонии В начале 1970-х гг. в Новой Каледонии стали стремительно появляться политические партии левой и леворадикальной направленности, ориентированные на достижение новокаледонцами национальной независимости. В 1979 г. был создан Фронт за независимость, в который вошло несколько умеренных и радикальных левых партий. В 1984 г. на базе Фронта за независимость был создан Канакский социалистический фронт национального освобождения (КСФНО) (Front de Libération Nationale Kanak et Socialiste, FLNKS). В состав фронта вошел целый ряд политических партий, о которых имеет смысл рассказать более подробно. Каледонский союз — левоцентристская политическая партия — сформировался после окончания Второй мировой войны и выступил за предоставление Новой Каледонии статуса свободно ассоциированной территории. Национальный союз за независимость представляет собой левосоциалистический блок политических партий и организаций, выступающих за полную независимость Новой Каледонии. В его состав в разное время входили: 1) Меланезийский прогрессивный союз — политическая партия, основанная Эдмоном Некириаи еще в 1974 г. и получившая наибольшую популярность в селах северо-западной части Новой Каледонии. Изначально Меланезийский прогрессивный союз ориентировался на сотрудничество с троцкистской Революционной коммунистической лигой Франции; 2) Социалистическая партия Каледонии, существовавшая с 1971 по 1985 гг. среди белого населения острова и ориентированная на Социалистическую партию Франции. В 1985 г. партия самораспустилась, а ее активисты стали просто членами КСФНО; 3) Партия канакского освобождения — леворадикальная организация, основанная в 1975 г. новокаледонцами, учившимися во Франции и примыкавшими там к движению «новых левых». Партия канакского освобождения выступала с марксистско-ленинских позиций — за полную независимость Новой Каледонии, национализацию промышленности и передачу земельных территорий канакским общинам; 4) Социалистическое освобождение канаков — партия, возникшая в 1981 г. после ухода группы марксиста Нидоиша Насселина из Партии канакского освобождения, в связи с недовольством Насселина сотрудничеством с Социалистической партией Франции; 5) Океанийское демократическое движение — политическая организация полинезийских коммуналистов, действующая на островах Уоллис и Футуна и отстаивающая интересы представителей этнических групп увеа и футуна. Партия канакского освобождения долгое время оставалась одной из наиболее леворадикальных групп национально-освободительного движения Новой Каледонии. У ее истоков стоял Нидоиш Насселин (род. 1945), который в 1960-х гг. изучал право и социологию во Франции и там же в 1968 г. создал канакскую студенческую леворадикальную группировку «красные шарфы». В 1969, 1972 и 1978 гг. Насселин неоднократно попадал в тюрьму за участие в радикальном оппозиционном движении. Однако позже он размежевался с ультрарадикалами и перешел на более умеренные позиции. Следует отметить, что как и в других французских колониях, в Новой Каледонии у истоков национально-освободительного движения стояли аборигены, получившие образование в Европе, прежде всего во Франции, и, тем самым, имевшие возможность познакомиться с социалистическими идеями, с практикой европейских леворадикальных организаций, в том числе и национально-освободительной направленности (баски, бретонцы, ирландцы, каталонцы, корсиканцы и т.д.).

Красный путь Меланезии. Как боролись за независимость на Новых Гебридах и Новой Каледонии


В 1985 г. КСФНО начал агитацию за создание независимого новокаледонского государства. В это время во главе фронта стоял Жан — Мари Тжибау (1936-1989) — выдающийся канакский революционер, учившийся в Сорбонне и являвшийся специалистом по этнологии. Тжибау выступал за создание независимого государства Канаки, а в 1977 г. победил на муниципальных выборах и стал главой провинции Йенген. В 1984 г. Тжибау был избран руководителем Канакского социалистического фронта народного освобождения и председателем временного правительства Новой Каледонии (самопровозглашенной структуры, созданной сторонниками полной политической независимости). 1984-1985 гг. стали периодом максимальной конфронтации канаков с французской администрацией. Были блокированы несколько дорог на территории острова, постоянно проходили политические манифестации, а созданное Тжибау временное правительство бойкотировало муниципальные выборы. Постепенно ситуация накалилась до предела, фактически подойдя к грани, за которой в любой момент могла начаться гражданская война. С января по июнь 1985 г. французское правительство вводило на территории Новой Каледонии чрезвычайное положение. В октябре 1987 г. Тжибау представил в ООН проект конституции государства канаков. К концу 1980-х гг. под руководством Тжибау начались массовые народные выступления, сопровождающиеся столкновениями с полицией. В рядах Канакского социалистического фронта народного освобождения сформировалось вооруженное крыло, ориентированное на достижение независимости путем вооруженной партизанской борьбы. В апреле — мае 1988 г. боевики фронта захватили на острове Увеа 27 заложников. Среди последних оказались судья и служащие французской жандармерии, дислоцированной на острове. Боевики потребовали немедленного предоставления политической независимости Новой Каледонии, но правительство Франции отказалось от любых переговоров и приступило к вооруженной операции. В Новую Каледонию прибыли французские корабли с морскими пехотинцами на борту. С корабля «Мокез» был открыт огонь по поселению канаков на острове Пуэбло. Сепаратисты, испугавшись такого поворота событий, освободили часть заложников. Однако другие заложники продолжали удерживаться в гроте на Увеа. Тогда французским спецназом была проведена операция «Виктор», в ходе которой ночью 5 мая грот был взят штурмом, а заложники освобождены. Во время операции погибло 19 человек из числа канаков. Причем большинство канаков было убито уже после освобождения заложников и прекращения сопротивления — то есть, имела место внесудебная расправа над боевиками. В результате трагедии на Увеа французское руководство было вынуждено пойти на значительный компромисс с национально-освободительным движением. 5 мая 1988 г. было принято соглашение в Нумеа, в соответствии с которым колонизация признавалась как позитивным, так и негативным явлением, провозглашалось две равноправные стороны в Новой Каледонии — канаки и прочие национальные общины Новой Каледонии, провозглашался курс на сохранение канакской национальной культуры и предусматривалось использование канакской тематики в национальной символике Новой Каледонии. 26 июня 1988 г. была упразднена должность верховного комиссара, в ведении которого прежде находилось непосредственное управление Новой Каледонией. Однако, в мае 1989 г. Жан-Мари Тжибау был убит.

Ситуация в Новой Каледонии усугубляется тем, что большинство европейских и азиатских переселенцев настроены против провозглашения государственной независимости Новой Каледонии, так как опасаются прихода к власти канакских националистических сил и возможной дискриминации. Поэтому демократическим путем добиться независимости Новой Каледонии от Франции фактически невозможно. И канаки вынуждены довольствоваться приоритетными позициями в тех районах, где им удается выиграть муниципальные выборы и провести своих кандидатов в местные органы власти и самоуправления. Кроме того, не следует забывать и о том, что Франция имеет на Новой Каледонии существенные военные интересы, от которых она вряд ли откажется в обозримом будущем.

Красный путь Меланезии. Как боролись за независимость на Новых Гебридах и Новой Каледонии


Таким образом, мы видим, что исторические судьбы двух стран Океании, в которых получили наибольшее распространение идеи национального возрождения посредством социалистического пути развития (меланезийского социализма), сложились по-разному. Народ Вануату получил государственную независимость и уже 35 лет строит суверенное государство, сталкиваясь, как и каждая бывшая колония, с множеством трудностей. Что касается коренных жителей Новой Каледонии, то они до сих пор тщетно пытаются отделиться от Франции и создать собственное национальное государство. Но силы слишком неравные, и если когда-либо Новая Каледония и получит полную государственную независимость, то лишь в том случае, если на этот шаг решиться сама Франция. Пока же Новая Каледония представляет экономический и военно-политический интерес для французского государства, Париж будет прибегать к любым мерам, только бы не допустить выхода этой далекой заокеанской территории из-под своего контроля.
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 5
  1. parusnik 4 сентября 2015 08:00
    Спасибо Илья, просто огромное ..просветил..о КСФНО была информация,довольно куцая..но таких подробностей не знал ..еще раз спасибо..
  2. mishastich 4 сентября 2015 09:25
    Спасибо. Всегда считал, что последней колониальной державой была Португалия.
  3. Type 63 4 сентября 2015 16:52
    Спасибо, информация интересная
  4. Ангро Маньо 4 сентября 2015 22:06
    Ситуация в Новой Каледонии усугубляется тем, что большинство европейских и азиатских переселенцев настроены против провозглашения государственной независимости Новой Каледонии, так как опасаются прихода к власти канакских националистических сил и возможной дискриминации

    Ключевая фраза. То есть далеко не всем жителям острова нужна независимость. Самое главное то, что они получат в довесок к независимости, им нафиг не надо.
    А если Франция предоставит независимость, то переселенцам, живущим на островах веками, придётся аборигенов отстреливать, или же быть отстреленным самим.
  5. Reptiloid 4 сентября 2015 23:11
    Большое спасибо за статью.Вся информация о партиях была мне неизвестна и я рад,что узнал.Канакм симпатизирую,успехов желаю!С уважением.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня