Кампания 1915 года на Кавказском фронте


Русское командование решило провести наступление в Персии, где русские пытались взаимодействовать с британской армией, базировавшейся в районе Персидского залива. На персидском (эриванском) направлении действовал 4-й Кавказский корпус, который во время Алашкертской операции (с конца июня до начала августа 1915 г.) вёл упорную борьбу на 400-км фронте против перешедшей в наступление турецкой группировки, втрое превосходившей силы русских и имевшей стратегическую задачу прорвать русский фронт. Османское командование надеялось потрясти весь русский Кавказский фронт и создать ситуацию, схожую с положением на русском Европейском фронте (Великое отступление). Манёвренная борьба шла на весьма широком фронте и в специфических горных и пустынных условиях. Командованию приходилось управлять отдельными колоннами на изолированных горных участках и прилагать дополнительные усилия для организации тыловых коммуникаций, снабжения.

Расчёты противника не оправдались. Русские солдаты и казаки, проявив несравненную выносливость и великую доблесть, сорвали планы османского командования. Русские войска нанесли поражение противнику, сорвали планировавшееся турецким командованием широкомасштабное наступление на Карс и облегчили действия британских войск в Месопотамии. В октябре-декабре 1915 года русские войска осуществили успешную Хамаданскую операцию, которая предотвратила вступление Персии в войну на стороне Германии и Турции. Русские войска взяли под контроль территорию Северной Персии, обеспечив левый фланг Кавказской армии. В итоге русская армия одержала победу в кампании 1915 года на Кавказском театре.


Кампания 1915 года на Кавказском фронте

Командующий русскими войсками на Кавказе Николай Юденич

Ситуация на Кавказском фронте в начале 1915 года

В конце 1914 г. в результате разгрома 3-й турецкой армии на сарыкамышском направлении (Сарыкамышский разгром; Часть 2) общая обстановка для русских складывалась на Кавказском фронте благоприятно. Русское командование рассчитывало на успех в турецкой Армении. Здесь можно было надеяться на поддержку трёх угнетенных османами народов — армян, греков (в основном на черноморским побережье) и айсоров-ассирийцев (в зоне юго-восточнее оз. Ван). Освобождение всей Армении от ига османов считалось одной из исторических задач противостояния России и Турции. Для этого необходимо было зять мощную турецкую крепость — Эрзерум, в районе которой турки создали целый укрепрайон.

Глубокое вторжение русских войск в Армению, помимо военно-политического значения, позволяло угрожать основной области Османской империи — Анатолии и сооружавшейся немцами Багдадской железной дороге, имевшей большое стратегическое значение для операций турецких сил под руководством германских офицеров на Ближнем Востоке. Вместе с тем этот успех приближал русских к мосульской нефти. Кроме того, глубокое проникновение русских войск в Турцию полностью решало задачу защиту Русского Закавказья (в частности Бакинского нефтяного района), занятой русскими Северной Персии и Северного Кавказа. Рушились планы германо-турецкого командования по глубокому вторжению османской армии на Кавказ и развертыванию «джихада» (священной войны мусульман против неверных) среди входящих в состав Российской империи мусульманских народностей.

После того как часть Кавказской армии перебросили на Западный фронт и она утратила ударную мощь, русское командование временно отложило планы захвата Эрзерума и глубокого вторжения в Анатолию, сосредоточив усилия на обороне и подготовке будущего наступления. В феврале-апреле 1915 года русская и турецкие армии, после сокрушительного разгрома османских войск в ходе Сарыкамышской операции, вели переформирование. Бои имели локальный характер. К концу марта русская армия очистила от турок южную Аджарию и всю Батумскую область.


Источник: Корсун Н. Г. Алашкертская и Хамаданская операции М., 1940

Силы сторон

Русская армия. Главнокомандующий Кавказской армией и наместник Кавказа граф Воронцов-Дашков, вследствие болезненного состояния не выезжавший из Тифлиса на фронт, в конце Сарыкамышской операции возложил на начальника штаба армии генерала Юденича руководство действиями главных сил русской армии на ольтинском и карсском направлениях. После успешного завершения Сарыкамышской операции Николай Николаевич Юденич возглавил Кавказскую армию. Это была хорошая замена, Юденич проявил себя на Кавказском фронте отлично (Один из лучших генералов России периода Первой мировой войны Николай Николаевич Юденич). Штаб армии в январе 1915 года переместился из Тифлиса в Карс.

Главный начальник Кавказского военного округа генерал Вольский отвечал за поддержание спокойствия и охрану путей сообщения, укрепление Бакинского и Тифлисского районов, обеспечение русско-персидской границы в пределах Елисаветпольской и Бакинской губерний, сохранение спокойствия в восточной части персидского Азербайджана и наблюдение за Черноморским побережьем. Для решения этих задач ему были подчинены ополченческие дружины.

В начале 1915 года русская Кавказская армия насчитывала в своих рядах: 106 батальонов, 222 сотни и 356 орудий. К началу июня силы Кавказской армии изменились незначительно: в полевых войсках и в крепостных гарнизонах находилось 112 3/4 батальона, 348 орудий, 213 сотен, 20 инженерных рот, два авиационных отряда, 43 ополченских и 8 добровольческих дружин.

На основных операционных направлениях были развёрнуты следующие корпуса: 2-й Туркестанский генерала Пржевальского — на ольтинском направлении, 1-й Кавказский генерала Калитина — на саракамышско-эрзерумском, 4-й Кавказский генерала Огановского — на эриванском. В персидском Азербайджане, занятом русскими, находился Азербайджанский отряд генерала Чернозубова из состава 4-го Кавказского корпуса. В Батумской области действовали Приморский, Чорохский и Ардаганский отряды. В районе Сарыкамыша и Карса располагался армейский резерв силами до корпуса. Резерв был преобразован в 5-й Кавказский корпус, в составе 1-й и 2-й Кубанских пластунских бригад и 3-й Кавказской стрелковой дивизии.

С учётом того, что Кавказский театр был удалён от центральных областей России (развитой сети коммуникаций не было) и Кавказская армия не могла рассчитывать на быстрое усиление извне, то командование обратило внимание на развертывание существовавших уже частей, а также на формирование новых из местных ресурсов. Так, полки 2-й Кавказской стрелковой бригады были развернуты в трехбатальонные. Кроме того, были сформированы: 4-я Кавказская стрелковая дивизия, 4-я Кубанская пластунская бригада из кубанских и терских пеших сотен, 23-й Туркестанский стрелковый полк и ряд артиллерийских частей.

В феврале 1915 года, когда союзники начали Дарданелльскую операцию, русское верховное командование стало прорабатывать идею Босфорской десантной операции. В результате русская Ставка отняла резерв Кавказской армии — 5-й Кавказский корпус, и перебросило его в Севастополь и Одессу. Эти войска должны были участвовать в штурме Константинополя. Командованию Кавказской армии пришлось сформировать новый резерв, в который вошли вновь сформированные 4-я Кавказская стрелковая дивизия, 4-я Кубанская пластунская и Донская пешая бригады, а также прибывшая с Западного фронта Кавказская кавалерийская дивизия. Новый армейский резерв был сформирован к апрелю и имел 28 батальонов, 36 сотен и эскадронов и 64 орудия (около одного корпуса).

Таким образом, в связи с выделением из состава Кавказской армии 5-го Кавказского корпуса, а затем и 20-й пехотной дивизии, отправленной на Западный русский фронт, ее численный и качественный состав был значительно ослаблен. Во время Великого отступления русская Ставка не смогла усилить Кавказскую армию, так как все имеющиеся силы и ресурсы шли на Западный фронт.

Летом 1915 г. менее половины армии была кадровой, что её сильно ослабило. Основу Кавказской армии составляло всего пять кадровых бригад: две Туркестанские (4-я и 5-я), две бригады 39-й пехотной дивизии и 2-я Кавказская стрелковая бригада. Всего 52 батальона, или 43% общего состава Кавказской армии. Остальные войска состояли из совершенно новых частей со слабыми кадрами. Большинство новых частей сформировали спешно, под давлением острой необходимости, чтобы хоть каким-то образом пополнить убыль частей, отправленных из армии на Западный фронт. Их вооружение шло за счёт средство округа, поэтому в новых частях не хватало горной артиллерии, пулеметов, средств связи, вьючных обозов, санитарных транспортов и другого оружия и имущества. Боеспособность новых частей не могла идти в сравнение с первоочередными частями, что и показали бои начала 1915 года.

Это привело к тому, что Кавказская армия не смогла организовать мощное наступление на эрзерумском направлении в период весны-лета 1915 г. Более того, армейской командование вынуждено было учитывать возможность отступления и планировало создать в Карсе независимый гарнизон на тот случай, если армия под напором превосходных сил противника вынуждена будет отойти назад и маневрировать, опираясь на эту крепость. Однако формирование новых частей шло медленно, так как не хватало оружия.

С учётом Сарыкамышской операции, когда русские войска подверглись внезапному удару крупных масс османской армии, русское командование укрепило оборону не только на фронте, но и в тылу — в районах Сарыкамыш, Ардаган, Ахалцих, Ахалкалаки, Александрополь, Тифлис и Баку. В этих местах были созданы укрепленные районы, представлявшие из себя долговременные сомкнутые укрепления, находившиеся во взаимной огневой связи. Для их вооружения использовали в основном орудия старых систем, которые находились на складах округа. Эти укрепления должны были обеспечить свободу маневрирования войск. При необходимости их планировали занять второлинейными войсками. Принимались меры по упорядочению тыла и организации вьючных транспортов. Улучшались линии связи и пути сообщения. Прокладывались новые железные дороги: конной тяги на ольтинском и паровой — на сарыкамышском направлениях.



Турецкая армия

После тяжелейшего поражения в Сарыкамышском сражении турецкое командование сосредоточилось на восстановлении 3-й армии, действовавшей на кавказском направлении. 3-я турецкая армия, начавшая Сарыкамышскую операцию в составе 90 тыс. штыков и сабель, после разгрома насчитывала едва 12 тыс. бойцов. Затем удалось собрать такое же число дезертиров. Поэтому было решено пополнить 3-ю армию (9-й, 10-й и 11-й корпуса) за счет 1-й и 2-й армий, сосредоточенных в районе проливов, а также 4-й Сирийской армии. Одновременно за счёт запасных депо формировали новые части, а также второочередные части. На Кавказский фронт были направлены: 3-я сводная, сформированная из кадров 1-го Константинопольского корпуса; 5-я сводная дивизия, образованная из 5-го корпуса; 5-я второочередная дивизия, созданная из маршевых рот, взятых из всех дивизий, располагавшихся в Анатолии.

3-я турецкая армия в 1915 г. возглавлялась Махмуд-Камиль-пашой. Начальником штаба армии был германский майор Гузе. По данным начальника штаба 3-й турецкой армии в начале июня 1915 г. в состав армии входили: 9-й, 10-й и 11-й корпуса, 2-я кавалерийская дивизия (36 тыс. человек); группа Хамди и немца Штанге, действовавших на левом фланге турецкой армии (10 тыс. человек); группа Халила, направленная для операций в Персии (около 20 тыс. человек). Общая численность турецких сил на Кавказском фронте доходила до 70 тыс. человек. Кроме того, в лагерях обучалось около 28 тыс. человек и около 7 тыс. бойцов находились в пути.

Таким образом, турецкая 3-я армия так и не оправилась после поражения под Сарыкамышем, и в первой половине 1915 года была не готова к наступлению. Надо учитывать тот факт, что внимание турецкого командования было приковано к Дарданеллам. Вследствие начавшейся в феврале 1915 года Дарданелльской операции основной задачей на кавказском направлении турецкое командование считало отражение возможного наступления русской армии, для чего необходимо было восстановить полную боеспособность 3-й армии.

Одновременно при участии германских инструкторов и советников шла усиленная подготовка нового командного состава, развертывание новых частей из кадров войск, прибывших на усиление армии, и из ранее существовавших. Чтобы скрыть свою слабость и неготовность к активным наступательным действиям османы распространяли слухи о готовящемся якобы наступлении на Кавказ со стороны Персии и пытались с помощью агентов вызвать восстание соседних с русскими землями пограничных племен курдов и полукочевого мусульманского населения Азербайджана.

Планы сторон

Русская армия. После Сарыкамышской операции, закончившейся в начале января 1915 г., Кавказская армия решала две основные задачи: 1) производила перегруппировку сил, которая затянулась из борьбы на стратегических флангах и отправки войск в европейскую часть России; 2) решала задачу обеспечения флангов. На правом фланге, Причерноморском районе, эта задача была выполнена сравнительно быстро, на левом — в персидском Азербайджане, борьба приняла затяжной и напряженный характер.

Стратегическая задача русской Кавказской армии была прежней. Русские войска должны были любой ценой сохранить две главные коммуникации Кавказа: железную дорогу Тифлис, Баку, Петровск, Ростов и Военно-Грузинскую дорогу Тифлис, Владикавказ, а также удержать за собой Бакинский нефтяной район. Чтобы реализовать эту задачу, штаб Кавказской армии планировал прикрыть и обезопасить подступы к важнейшим пунктам области и коммуникациям. Наилучшим решением было ведение наступательных действий на вражеской территории и только при невозможности выполнения этого следовало сокращать поставленные задачи, а вместе с тем и стратегический фронт. С учётом обширности театра боевых действий и малочисленности Кавказской армии необходимо было сосредоточить усилия на главном направлении, успех на котором улучшал ситуацию на всём фронте.

С учётом поражения 3-й турецкой армии в начале 1915 года, русское командование считало, что противник не способен в ближайшее время к активным действиям, ему нужно время на восстановление. Что необходимо использовать период затишья для перегруппировки сил и подготовки нового наступления. Русские командование имело сведения, что турецкое командование собирается перебросить из района проливов значительные подкрепления на восстановление разбитой 3-й армии. Наиболее опасным направлением считали ранее второстепенной эриванское направление, здесь противник мог осуществить стратегический обход правым флангом 3-й армии. Батумское направление из-за условиий местности считалось второстепенным. Кроме того, турки могли развить наступление на черноморском побережье только в случае нейтрализации русского Черноморского флота. Однако и в этом случае организация крупного десанта требовала значительного времени и усилий, что позволяло русскому командование верно отреагировать и парировать угрозу. Направления Эрзерум — Сарыкамыш — Карс и Ольты — Ардаган сохраняли первостепенное значение, как район будущего решительного наступления.

Турецкая армия. Планы глубокого вторжения на Кавказ, которые были приняты во время кампании 1914 года, после разгрома 3-й турецкой армии, пришлось отложить. Хотя слухи о наступлении на Кавказе турецкие агенты продолжали распускать, чтобы дезинформировать противника и вызвать волнения мусульманских подданных России.

С февраля 1915 г. для Турции крайне осложнилась обстановка в районе пролива Дарданеллы. Здесь союзное командование по инициативе Уинстона Черчилля развернуло масштабную операцию с целью захвата Константинополя, проливов и вывода Османской империи из войны. В этот момент связь Османской империи с Центральными державами была слабой, из-за существования на Балканском полуострове Сербского фронта. Германия, Австро-Венгрия и вступившая войну на стороне Центральных держав Болгария смогли сокрушить Сербию только поздней осенью 1915 года, открыв прямую связь с Османской империей. Поэтому наступление англо-французских сил на Дарданеллы было хотя и рискованной для союзников, но весьма опасной для Турции операцией.

С точки зрения Большой игры этот шаг Британии и Франции был враждебен России, так как союзники планировали захватить территории, на которые претендовали русские. Черчилль хотел опередить русских в захвате проливов. Однако с военной точки зрения союзники несколько помогли русской армии, так как всё внимание турецкого командование теперь было сосредоточено на проливах и османы не могли отправить большие силы на Кавказ. Основные и лучшие силы турецкой армии были сосредоточены в районе проливов Босфор и Дарданеллы. Босфор укрепляли на случай возможной атаки русских сил.

Правда, отвлечение целого русского корпуса и одной дивизии (5-й Кавказский армейский корпус и 20-я пехотная дивизия) с Кавказского фронта, которые первоначально были сосредоточены в Одессе и Крыму для высадки морского десанта в районе пролива Босфора, а затем были использованы на Западном фронте, ослабило и русскую Кавказскую армию. Армия Юденича не смогла весной-летом перейти в решительное наступление, и это было вызвано операцией союзников в Дарданеллах. 5-й Кавказский корпус вернули на Кавказский театр военных действий только в 1916 году.

Поэтому на основных направлениях Кавказского фронта (эрзерумском и ольтинском) германо-турецкое командование решило перейти к обороне, отражая атаки русской Кавказской армии силами 3-й армии, которую по мере возможности старались восстановить. Одновременно, чтобы отвлечь русское командование от главного направления (Эрзерум), турецкое командование решило нанести удар в северо-западных областях Персии, на эриванском направлении. Для этого использовали силы правого крыла 3-й армии и многочисленные иррегулярные курдские формирования. Это наступление должно было создать угрозу всему левому флангу и центру Кавказской армии, а также Бакинскому нефтяному району. Затем можно было развить успех, вернувшись к планам кампании 1914 года и полностью очистить от русских Закавказье.

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

17 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти