Малое плавание большого корабля

Малое плавание большого корабля

Тайный снимок фотографа Хироси Аракавы. Это вторая из двух существующих фотографий «Синано». 11 ноября 1944 года, Токийский залив, заводские испытания корабля


В 3 часа 17 минут 29 ноября 1944 года в вахтенном журнале американской подводной лодки «Арчер фиш» была сделана запись о залпе, произведенном шестью носовыми торпедными аппаратами, отмечены угол гироскопа и глубина взрыва торпед. Вскоре командир субмарины коммандер Джозеф Инрайт увидел в перископ большой огненный шар в кормовой части японского авианосца, тип которого он и его офицеры так и не смогли определить. Подводники ощутили сильный гидродинамический удар по корпусу – головные части торпед как-никак несли целых 680 фунтов взрывчатки.


«Попали! Попали в сукиного сына!» – воскликнул Инрайт.

Линкоры против Вашингтонских морских соглашений

Трон под властителем океана – линейным кораблем – раскачивался долго. Слишком продолжительное время мнение о том, что большой корабль, вооруженный орудиями крупного калибра, является главным инструментом завоевания и обеспечения морского господства, было аксиомой. Адмиралы, как, впрочем, и генералы, кропотливо готовились к морским баталиям минувшей войны, не обращая внимания на появлявшиеся одно за другим технические новшества. Понадобились отчаянный налет «Суордфишей» на Таранто, драматичная гибель «Бисмарка», залитая пылающей нефтью гавань Пёрл-Харбора, конец «Принца Уэльского» и «Рипалса», чтобы, наконец, поколебать безраздельную власть линкора над океаном и адмиральскими головами.

Владельцы адмиральских голов Императорского флота Японии не были исключением в этом своеобразном клубе любителей «Only Big gun ships». Крайне обиженная навязанными ей итогами Вашингтонской морской конференции, которая поставила крест на амбициозной программе «8+8», островная империя не могла смириться с отведенной ей ролью младшего партнера. После Первой мировой войны Токио решил одним мощным рывком добиться превращения Тихого океана если не во Внутреннее Японское море, то как минимум в прибрежную акваторию. Для этой цели планировалось реализовать грандиозную кораблестроительную программу, известную как «8+8», согласно которой планировалось ввести в строй 8 линкоров и 8 линейных крейсеров. Такие планы не могли не вызвать «озабоченность» у традиционных радетелей тихоокеанских интересов – США и Великобритании. По инициативе США была проведена Вашингтонская морская конференция, где под угрозой экономического давления японцам укоротили руки. Численность линейных сил США, Великобритании и Японии, определенных договором, была закреплена в формате 15:15:9. Таким образом, не было и речи не только о каком-то превосходстве, но даже и о паритете с флотами «белых варваров». Не имея возможности достичь приемлемых для себя количественных показателей, японцы решили пойти другим, интенсивным путем развития – добиться качественного превосходства над противником.

К этой задаче японские конструкторы подбирались долго и обстоятельно. Первые проекты линкоров, не вписывающихся в Вашингтонские морские соглашения, начали создаваться уже в конце 20-х годов. В них чувствовалось еще влияние нереализованных идей программы «8+8». В первую очередь это касалось артиллерии главного калибра не ниже 410 мм. В 1934 году Японии надоело плотное общение с международной общественностью, и Страна восходящего солнца покидает Лигу Наций. Решено было отказаться от ограничений, навязанных западными странами, и вооружаться, ни на кого не оглядываясь.

Короткий путь от линкора к авианосцу


Контр-адмирал Фукуда, автор проекта линкоров типа «Ямато»


Ограничение водоизмещения в 35 тыс. тонн, принятое в качестве стандарта для линкора по итогам конференции, было сразу отброшено как неприемлемое. Не имея таких промышленных мощностей, как заокеанские соседи, японцы сделали ставку на качество и оригинальность. К созданию линкоров нового поколения приступили осенью 1934 года. Процесс был кропотливым и тщательным – к началу 1936 года имелось 24 проекта, многие из которых объединяла идея установки 460-мм орудий главного калибра. После долгих дебатов и расчетов был выбран проект A140-F5 под авторством контр-адмирала Фукуды. Именно его идеи воплотятся в металле в виде линкоров типа «Ямато». Стоит заметить, что далеко не все японские флотоводцы были подвержены «линкоромании». Исороку Ямамото, будущий отец японского блицкрига 1941–1942 годов, предупреждал о сомнительной ценности 70-тысячных гигантов, отдавая предпочтение более универсальному и перспективному оружию – авианосцам. Но тогда к адмиралу никто не прислушался.

Головной суперлинкор «Ямато» заложили в ноябре 1937 года в Куре, однотипный – в марте 1938 года в Нагасаки. В 1940 году была заложена следующая пара: 4 мая в Йокосуке – третий линкор серии «Синано», в ноябре в Куре – № 111. От первых двух кораблей они должны были отличаться усиленным зенитным вооружением – 20 100-мм орудий в одноорудийных башнях вместо средних 155-мм башен. Строительство пятого корабля серии должно было начаться в 1941–1942, но так и не было начато.



«Синано» строили довольно быстрыми темпами с соблюдением тех мер секретности, что и «Ямато» и «Мусаси». Доступ к сухому доку, где велись судостроительные работы, был ограничен. Ни один из инженеров не мог получить на руки сразу все чертежи и сертификации. Все эти меры привели к тому, что за рубежом не знали точных характеристик новых японских линкоров до конца войны.


После начала войны темпы строительства «Синано» несколько снизились – у японцев бытовало мнение, что его не успеют достроить до конца победоносной, как тогда казалось, войны. Но в июне 1942 года японское Кидо бутаи, или авианосное соединение, упокоилось на дне Тихого океана. Оставшихся в первой линии «Сёкаку» и «Дзуйкаку» было явно недостаточно для активного противодействия все более усиливающемуся американскому флоту. Японское командование принимает ряд оперативных мер с целью максимального увеличения количества авианосцев. Закладывается многочисленная серия кораблей типа «Унрю», начато переоборудование пассажирских лайнеров, плавбаз гидросамолетов и сухогрузов в легкие и эскортные авианосцы. Но время было уже потеряно. Все эти плоды зрели долго и были способны дать результат только через год-два. А их у Японии уже не было. Поздно было сетовать на мудрые предостережения адмирала Ямамото против строительства дорогостоящих линкоров. Да, можно было прийти в уныние, подсчитав расход корабельной стали, ушедшей на возведение линкоров типа «Ямато»!

В кардинально изменившейся ситуации «Синано» не мог остаться в стороне. Летом 1942 года постройка корабля, доведенного до 50% готовности, была приостановлена. Стало очевидно: как артиллерийская платформа он уже не востребован. Перед японским флотом стояли иные задачи – концепция принудить американские ВМС к «тихоокеанскому Ютланду» была окончательно предана забвению.

Экстренными темпами разрабатывается проект перестройки «Синано» в авианосец со сдачей флоту не ранее февраля 1945 года. Императорский военно-морской технический комитет («Кампон») поручил вице-адмиралу Кейджи Фукуде, автору проекта кораблей типа «Ямато», всемерно позаботиться о защите корабля.

Высокая готовность собственно корпуса вынудила конструкторов пойти на некоторые компромиссы: ангар предполагался не двух-, а одноярусным. Поэтому будущий авианосец мог нести весьма скромную авиагруппу – до 47 самолетов. В шахтах трех башен главного калибра разместили скоростные элеваторы подачи боеприпасов на палубу. Толщину броневого пояса уменьшили с проектных 410 до 160 мм. Полностью отказаться от вертикальной брони не представлялось возможным, поскольку она входила в состав силовой структуры корпуса. Японцы хорошо усвоили опыт Мидуэя и постарались воплотить его в «Синано». Погреба боезапаса, танки авиабензина, румпельное отделение были заключены в бронированные «ящики». Использование дерева было сведено к минимуму. Широко использовалась огнеупорная краска. Важные коммуникации, например трубопроводы подачи авиабензина, заключались в бронированные кожухи. В качестве дополнительной защиты использовались двойные переборки, пространство между которыми заполнялось цементом. Общая масса брони, которую нес «Синано», равнялась 17 тыс. тонн плюс 2400 цемента. Противоторпедная защита была идентична применяемой на линкоре «Ямато» – внешние були и три наклонные переборки, первая из которых достигала толщины в 200 мм. Надстройка корабля, или «остров», для удобства была скопирована с аналогичной конструкции авианосца «Тайхо». Полетная палуба с 18 аэрофинишерами и двумя самолетоподъемниками имела длину 256 и ширину 41,5 метров. Авианосец получил сильное зенитное вооружение. Вначале на него планировали установить новые 100-мм орудия «тип 98», но их не хватало, и поэтому вернулись к 16 старым 127-мм пушкам «тип 89». ПВО ближней дистанции состояло из 145 стволов 25-мм зенитных автоматов в трех и одной орудийных установках. Вместительные погреба боезапаса позволяли хранить там большую номенклатуру боеприпасов для самолетов, в первую очередь бомбы и торпеды крупных калибров.


Один из сухих доков на верфи в Йокосуке. 1929 г. Линкор «Конго» на ремонте


Работы в сухом доке № 6 военно-морской верфи в Йокосуке шли ударными темпами. Тысячи строителей, живших на казарменном положении на территории завода, проводили работы на «Синано». От посторонних глаз сухой док был укрыт забором из гофрированной нержавеющей стали. Фотографировать на объекте было категорически запрещено.

Первые неудачи

Время поджимало японцев – к 1944 году американские армия и флот уже глубоко вгрызлись в оборонительный периметр империи. С начала 1943 года один за другим в строй начали вступать тяжелые авианосцы типа «Эссекс». При стандартном водоизмещении 26 тыс. тонн они могли нести на борту от 70 до 90 самолетов. «Эссексы» не были ни чудо-оружием, ни суперавианосцами – они были просто хорошими кораблями, вступившими в строй в нужное время и в нужном количестве.

15 июня 1944 года генеральный штаб отправил на верфи приказ сдать авианосец на 4 месяца раньше времени. Капитан 1 ранга Татсуо Маэда, главный строитель, был вынужден перейти на ужесточение режима работы. У рабочих верфи рабочий день увеличивается с 11,5 до 14 часов, и отменены выходные. Через несколько дней изнеможенные рабочие начали давать брак, и Маэда вернулся к прежнему графику работ. Было увеличено количество строителей.


Схема «Синано»


К началу октября 1944 года «Синано» был подготовлен к выводу из сухого дока. 5 октября сухой док № 6 начали заполнять водой. Во время этой процедуры батопорт внезапно накренился, и в док мощным потоком хлынула вода. Она приподняла «Синано» и трижды швырнула корабль о бетонную стенку дока. Швартовы, удерживающие корабль, были оборваны. Наконец уровень воды в заливе и внутри сооружения выровнялся. Потом уже, в ходе внутреннего расследования на верфи, выяснится, что никто никогда не заполнял балластные цистерны батопорта – все 4,5 года строительства корабля они держались на «честном слове». Отечественная демократическая интеллигенция любит проникновенно возмущаться нашей расхлябанностью – но вот когда подобные вопиющие случаи происходят за границей, начинает что-то бессвязно бормотать о «досадных случайностях».

Несмотря на аварию, в тот же день 8 октября была произведена церемония наименования авианосца. Затем он был снова поставлен в док – необходимо было отремонтировать корпус и разрушенный носовой отсек с гидролокационной станцией.

11 ноября 1944 года «Синано», наконец, вышел на ходовые испытания в Токийский залив. Изучается возможность взлета и посадки самолетов на палубу авианосца. Ядро будущей авиагруппы «Синано» должны были составить перспективные истребители Мицубиси A7М «Рэппу» («Яростный ветер»). Однако доводка их затягивалась, и, скорее всего, новый корабль получил бы проверенные «Зеро». Скромные размеры авиагруппы и вместительные погреба боезапаса позволяли использовать «Синано» в качестве авианосца поддержки. Тогда же, 11 числа, корабль был сфотографирован пролетавшим на большой высоте американским разведчиком Б-29. Новый корабль не был точно идентифицирован военно-морской разведкой США и переполоха не вызвал. К 19 ноября было решено, что корабль годен к боевым действиям – на нем подняли военно-морской флаг и на почетное место водрузили портрет императора Хирохито. Все это время на борту находилось большое количество рабочих, занимающихся достройкой и доводкой различных узлов. Командиром авианосца был назначен суровый и немногословный, по отзывам сослуживцев, кептен (капитан 1 ранга) Тосио Абэ. Он был опытным командиром, участником сражения у атолла Мидуэй, где командовал 10-м дивизионом эскадренных миноносцев. Его флагманский эсминец «Кадзагумо» оказывал помощь пылающему авианосцу «Хирю» под флагом адмирала Ямагути. Именно Абэ пришлось выполнять нелегкий приказ добить обреченный авианосец торпедами. Впоследствии Абэ командовал дивизией крейсеров и был отмечен как умелый командир. Назначение его на «Синано» не было случайным, к тому же Абэ должны были вскоре повысить в звании до контр-адмирала.

Тем временем оперативная обстановка ухудшалась – после сокрушительного поражения японского флота у Филиппин участились налеты американских бомбардировщиков на острова собственно Японии. Было решено перевести «Синано» и ряд других кораблей во Внутреннее Японское море. Капитан Абэ просит отсрочки перехода, ссылаясь на то, что корабль можно считать готовым только условно. Не действовали 4 корабельных котла из 12, большинство помещений не было проверено на герметичность. Ему отказывают, и авианосец готовят к выходу в море.

Первый и последний поход самураев

Вечером 28 ноября «Синано» покинул Йокосуку, не имея на борту ни одного самолета, – свою авиагруппу он должен был получить уже во Внутреннем море. В качестве эскорта ему были приданы три эсминца типа «Кагеро»: «Исокадзе», «Юкикадзе» и «Хамакадзе». На борту «Синано» находилось 2515 человек, включая 300 рабочих верфи. Соединение шло противолодочным зигзагом – больше всего Тосио Абэ беспокоила опасность столкнуться с несколькими подводными лодками, хотя незадолго перед уходом конструктор кораблей типа «Ямато» вице-адмирал Фукуда заверял командира «Синано», что его подводная защита весьма надежна, и даже несколько торпедных попаданий не нанесут серьезного урона авианосцу. Недавние события в море Сибуян, когда однотипный «Мусаси» затонул, приняв попадания не меньше 10 торпед и 12-15 бомб крупного калибра, казалось бы, оправдывали слова адмирала. Но те торпеды были авиационные, с боевой частью менее мощной, нежели чем у торпед, применяемых на подводных лодках. К тому же все, что изготовлено из металла, может тонуть. А заявление о непотопляемости – не более чем самоуспокоение. Это еще за 32 года до описываемых событий усвоили кораблестроители верфи «Харленд энд Вулф».

Воды Японии уже были облюбованы американскими субмаринами. В отличие от союзников, японцы так и не смогли создать эффективную систему ПЛО. Так получилось, что одна из американских подводных лодок «Арчер фиш» находилась на патрулировании в Токийском заливе. И то, чего так опасался Абэ, произошло – в 20 часов 48 минут 28 ноября радар субмарины обнаружил крупную цель в 12 милях по пеленгу 30 градусов. Потом ее обнаружили визуально сигнальщики – «Арчер фиш» шел в надводном положении. Вначале цель была опознана как крупный танкер с эскортом. Танкеры входили в категорию первоочередных целей, поскольку зависимость Японии от поставок топлива была общеизвестна. В 21.40 с «Арчер Фиш» цель была расценена «как корабль, похожий на авианосец».


Джозеф Инрайт, командир американской подводной лодки «Арчер фиш»


Через некоторое время на мостик «Синано» последовал доклад об обнаружении работы РЛС предположительно американской подводной лодки. Капитан 1 ранга Абэ был убежден, что рядом действует целая группа вражеских подводных лодок, а одна из них с включенным радаром выступает в роли приманки. Он распорядился усилить наблюдение за морем. Ни сам авианосец, ни эсминцы эскорта не использовали в активном режиме свои радары и гидролокаторы, тем самым японцы рассчитывали добиться скрытности передвижения. Бдительному «Исокдазе», бросившемуся было преследовать субмарину, приказали вернуться и занять место в походном ордере. «Синано» продолжал движение 20-узловым ходом, чтобы оторваться от преследующей его подводной лодки, чей надводный ход оценивался японцами в 18–19 узлов. В половине 12 ночи был зафиксирован перегрев главного подшипника гребного вала машинного отделения № 1. Причину дефекта выявить не удалось – очевидно, он относился к последствиям строительного аврала. Скрепя сердце Абэ был вынужден отдать приказ о снижении скорости корабля до 18 узлов. Это стало еще одним звеном цепочки факторов, которые и привели «Синано» к гибели. Отчаявшись уже догнать столь крупную и желанную добычу, Инрайт, который уже собирался передать цель по эстафете дежурившей в соседнем районе «Дейс», заметил, что корабль противника снизил ход. Он и другие офицеры американского корабля так и не смогли классифицировать японский авианосец, который не числился ни в одном из справочников по корабельному составу. Больше всего своим массивным «островом» он напоминал «Тайхо», но размерами явно превосходил его. «Арчер фиш», выжимая из двигателей все возможное, догнал незнакомца и начал маневрировать, чтобы занять удобный угол для атаки. К счастью для американцев, именно движение противолодочным зигзагом и снижение скорости позволило Инрайту выбрать позицию для стрельбы. Около 3 часов ночи, сделав очередной зигзаг, «Синано» двинулся прямо на подводную лодку, сокращая дистанцию до 60 кабельтовых. Пропустив головной эсминец (это был «Исокадзе»), Инрайт приказал дать шеститорпедный залп. Пятая торпеда еще выходила из аппарата, когда первая поразила цель. Корабельное время фиксировало 3 часа 17 минут.

Фатальные попадания

«Синано» получил четыре попадания. Первая торпеда попала в район холодильной установки и цистерн для хранения авиабензина, к счастью, пустых. Вторая торпеда ударила по отсеку с главным редуктором правого гребного винта. Вода затопила машинное отделение – личному составу удалось выбраться наружу. Взрыв третьей торпеды уничтожил котельное отделение № 3 – все находящиеся там погибли. За ним последовало затопление отделений № 1 и № 7. Попадание последней торпеды было весьма болезненным – в скором времени был затоплен компрессорный отсек, вода стала поступать в погреба зенитного боезапаса. Повреждена топливная цистерна. Наступающей водой был поглощен и оставлен командный пост борьбы за живучесть. Все работы по спасению корабля были перенесены в пост борьбы за живучесть № 1, расположенный на «острове». Главной задачей, стоящей перед ним, стала борьба с затоплением. Получив доклады о повреждениях, Абэ обратился по трансляции к экипажу, призывая к мужеству и выполнению долга перед Императором. Командир добавил, что «Синано» не затонет. Но обстоятельства были против них.

Сразу же после торпедирования авианосец получил крен около 10 градусов. Боевые части американских торпед, имеющие массу 330 килограммов, произвели большие разрушения. Из-за задраенных люков и дверей слышалось шипение воздуха, вытесняемого под давлением водой – не проверенные на герметичность отсеки теперь затапливались один за другим. Сразу же начали вылезать последствия различных недоделок и недоработок явно сырого корабля, не искорененных на верфи. Сальники трубопроводов и кабелей также уверенно пропускали воду. Рабочие-корейцы в панике метались по внутренним помещениям, пока их в приказном порядке не собрали на полетной палубе и не передали на эсминцы. Первое время после торпедирования «Синано» сохранял заданную скорость хода, и вода внутрь корпуса поступала под давлением, усиливая разрушения. Первоначально командир корабля надеялся дотянуть до ближайшего порта или хотя бы берега. Контрзатоплением удалось спрямить крен. Однако вскоре вода добралась до машинного отделения правого борта – скорость авианосца стала снижаться. Насосы не справлялись с водой. К семи утра из-за отсутствия котельной воды прекратилось подача пара в машинное отделение. В 8 утра Абэ отдает приказ «Хамакадзе» и «Исокадзе» подойти к носу корабля для подачи буксирных концов. На них были поданы двухдюймовые стальные буксирные канаты, но они не выдержали натяжения и порвались. Вторая попытка тоже не увенчалась успехом. Даже оптимистам стало ясно, что «непотопляемый» авианосец обречен. Напор воды все усиливался, и для ее откачки в ход пошли даже переносные бензиновые помпы и ведра, но это уже были буквально капли в море. В 9 утра «Синано» лишился энергии. Личный состав, в первую очередь с нижних помещений и не занятый в борьбе за живучесть, был выведен на полетную палубу. В 10 утра капитан Абэ дает разрешение снять и упаковать в водонепроницаемый материал портрет императора. В 10 часов 18 минут, когда все средства удержать на плаву торпедированный корабль были исчерпаны, командир авианосца отдал приказ личному составу покинуть «Синано». Эсминцы эскорта приблизились к борту для приема на борт уцелевших. Большое количество людей находилось внутри корабля, в заблокированных водой помещениях, и были обречены. В 10 часов 55 минут авианосец начинает стремительно погружаться. Капитан Абэ и вахтенный офицер энсин (младший лейтенант) Ясуда остались на мостике добровольно и разделили участь своего корабля. Примерно в 11 часов крупнейший авианосец японского императорского флота затонул на глубине примерно 4 тысячи метров спустя 17 часов после начала своего первого боевого похода и через 7 часов после торпедирования. В 14 часов спасательные работы были прекращены – эсминцы эскорта приняли на борт 1080 человек. 1425 офицеров и матросов были объявлены пропавшими без вести.

Рекорды и потери

После попадания торпед «Арчер фиш» в «Синано» его эскорт сбросил на подводную лодку 14 глубинных бомб, но безуспешно. Что за корабль потопила его субмарина, Инрайт узнал только после войны, когда Объединенная комиссия ВМС и армии устанавливала размер потерь противника. Выявленные истинные размеры корабля водоизмещением в 72000 тонн делали его рекордсменом в ряде номинаций. Самый большой авианосец Второй мировой войны, самый крупный авианосец и вообще корабль, потопленный подводной лодкой. Свое лидерство по размерам «Синано» удерживал вплоть до середины 50-х годов, когда в США начали входить в строй авианосцы типа «Форрестол» полным водоизмещением в 80000 тонн.

Японское командование держало втайне гибель «Синано» не меньше, чем его строительство. Эсминцы доставили выживших в Куре, где их разместили в изолированных бараках. Их экипажам также было запрещено сходить на берег. Была создана специальная комиссия в составе 12 офицеров высокого ранга, которую возглавил вице-адмирал Гунити Микава. В процессе расследования были опрошены многие уцелевшие офицеры и старшины погибшего авианосца. Но когда список виновных, по мнению комиссии, стал угрожающе расти, решено было никого не наказывать. Было отмечено и командование военно-морской базы в Йокосуке, работники верфи, недостаточная подготовка экипажа. Все пять экземпляров секретного отчета комиссии были уничтожены перед капитуляцией Японии. Остатки экипажа «Синано» распределили на другие корабли, но большинство попало на остававшийся в строю крупнейший линкор «Ямато».

Надеждам, возлагаемым на «Синано», не суждено было оправдаться. Он не был суперавианосцем (разве что по размеру) и не обладал какими-то другими чертами супероружия. Он представлял собой воплощенную в металл вынужденную меру, дорогостоящую иллюстрацию к нарастающей тотальной войне. Войне, которая требовала не только авианосцев циклопических размеров, но и современных самолетов и хорошо подготовленных летчиков. Кроме того, этой огромной массе металла требовались тысячи тонн топлива. Место лучшего авианосца Японского императорского флота по совокупности технических характеристик, скорее всего, принадлежит вступившему в 1944 году в строй «Тайхо», эдакому «Эссексу» по-японски. Но этот, без сомнения, отличный корабль появился тогда, когда господство на море уже было утрачено императорским флотом. Да и дюжина таких авианосцев без подготовленных экипажей со все увеличивающимся дефицитом горючего не повлияли бы на сложившуюся обстановку.



«Тайхо» – наиболее технически удачный тяжелый авианосец Японского императорского флота. Фото 1944 года и схема корабля


«Синано» остался в истории кораблестроения еще одним кораблем, который принес столь жестокое разочарование, сколь велики были возлагаемые на него надежды.
Автор:
Денис Бриг
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

24 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти