«Вооружённые силы Франции истекут кровью в любом случае — сохранит она Верден или нет»

Взгляды верховного командования германской армией относительно плана кампании 1916 г. были изложены в докладе генерала Фалькенгайна (Фалькенхайна), предоставленном императору Вильгельму в декабре 1915 г. Оценивая потенциал противников Германской империи, начальник Генерального штаба отмечал, что Франция ослаблена до пределов возможного. А Россия хоть и обладает огромной военной мощью, но вряд ли способна к наступательным действиям после поражений, которые потерпела в ходе кампании 1915 г. Сербию можно не принимать в расчёт, её армию считали уничтоженной. Италии не опасались, она была истощена несколькими неудачными наступательными операциями. Опасным противником немцы считали только Британию, которая оказывала огромное влияние на своих союзников, внушая им уверенность в конечной победе.

При этом глава Генштаба признавал, что державы Антанты имеют превосходства в средствах и людях и ситуация опасная. «Врагам притекает, ввиду их превосходства в людях и средствах, более сил, чем нам, — отмечалось в докладе германского генерала. — При таких обстоятельствах должен наступить момент, когда жесткое соотношение сил более уже не оставит Германии больших надежд. Возможность выдержать у наших союзников ограничена, наша же, во всяком случае, не безгранична». Фалькенгайн отмечал, что если война затянется ещё на год, будут нарастать трудности со снабжение населения продовольствием, что вызовет недовольство и может вылиться в бунты. Так, пищевой рацион немцев сократился примерно в два раза. «К концу 1916 года жизнь для большинства граждан стала временем, когда прием пищи уже не насыщал, жизнь протекала в нетопленых жилищах, одежду было трудно найти, а ботинки текли. День начинался и заканчивался эрзацем»

Соотношение сил между сторонами на обоих главных театрах было не в пользу Центральных держав. В целом, Антанта имела превосходство как на Западном, так и на Восточном фронтах, около полумиллиона человек на каждом. При этом англо-французская армия почти сравнялась с германской, а впоследствии и превзошла последнюю по оснащению техникой и тяжелой артиллерией. На Русском фронте кризис с русской армией в отношении боеприпасов начал проходить, но она по-прежнему уступала германской армии в тяжелой артиллерии и авиации.


«Вооружённые силы Франции истекут кровью в любом случае — сохранит она Верден или нет»

Начальник Генерального штаба Германии (1914—1916) Эрих фон Фалькенгайн

Фалькенгайн, исходя из такой оценки ситуации, полагал, что Германская империя не должна терять времени и выпускать стратегическую инициативу из своих рук. Наилучшим сценарием, по его мнению, был бы десант на Британские острова, что вело к крушению Англии (метрополии Британской империи). Однако на практике у Германии для исполнения такого плана не имелось ни сил, ни средств. А Британия имела самый мощный флот, основные силы которого постоянно дежурили у Британских островов, так как в Лондоне также опасались германского десанта. Надежд же на то, что Британскую империю можно сломить, если предпринять операции против неё вне пределов метрополии (Индия, Египет, Балканы), не было никаких. В предвоенные десятилетия Германия была сосредоточена на внутреннем развитии, кроме того это была молодая империя, которая имела мало стратегических опорных пунктов за пределами Центральной Европы. Поэтому Германия имела мало возможностей для активных действий за пределами Европы. В Средиземной море господствовал британский флот, который поддерживали ВМС Франции и Италии. Австро-венгерский флот был блокирован в своих портах. Турецкий флот, хоть и усиленный германскими крейсерами и субмаринами, также не мог открыто действовать в Средиземном море. Германская армия была связана Западным, Восточным, Итальянским и Балканским фронтами в Европе, необходимостью поддерживать Австро-Венгрию против России и Италии, а также Болгарию. Это исключало возможность отправки больших контингентов германских войск в Турцию, для организации возможных ударов по Египту, Персии, Индии и русскому Кавказу. Кроме того, Турция не располагала транспортными возможностями и базами снабжения, чтобы быстро развернуть германские войска.

Оставалось только одно — ослабить Британию посредством вывода из войны её союзников и морской блокады. Оставался вопрос — на каком направлении сосредоточить главные усилия? В ходе кампаний 1914-1915 гг. германская армия пыталась нанести поражение главным союзникам Англии — Франции и России. Несмотря на победы германской армии, успеха добиться не удалось. Начальник Генерального штаба австро-венгерской армии Конрад фон Хётцендорф предлагал перенести основной центр тяжести борьбы на Итальянский фронт. С одной стороны, это решение казалось правильным. Италия была «слабым звеном» Антанты, её армия не смогла бы противостоять ударам значительной части армии Австро-Венгрии (войска освободились после разгрома Сербии и Черногории в 1915 г.), которую поддерживали германские корпуса. Итальянские войска имели более низкий боевой дух, худшее вооружение, чем немцы или французы. Франция и Англия не успевали помочь Италии, если Австро-Венгрия и Германия смогли бы провести быструю стратегическую наступательную операцию большими силами. Победа над Италией позволяла ликвидировать Итальянский фронт, освобождая дополнительные силы и ресурсы, получить дополнительные возможности в Средиземноморье.

С другой стороны, Итальянский театр был сложным (горы, реки) и узким, что могло сорвать блицкриг, итальянцы имели возможность создать плотную оборону на заранее подготовленных и хорошо защищенных рубежах. В результате итальянская армия могла продержаться до подхода англо-французских подкреплений. В итоге Австро-Венгрия и Германия истощили бы ресурсы и силы в такой операции, ослабляя главные направления. Кроме того, Италия не была главной силой Антанты, её падение не могло привести к коренному ослаблению вражеской коалиции.

Поэтому глава германского Генштаба Фалькенгайн отверг предложения австрийцев. Он хорошо понимал, что, хотя наступление против Италии и сулило несомненные выгоды, но было рискованным и не могло коренным образом изменить ход войны в пользу Центральных держав. Приходилось возвращаться к прежним планам и сосредоточить основные усилия на том, чтобы сокрушить Францию и Россию.

Один из ведущих германских военачальников, генерал Людендорф, советовал возобновить активные наступательные действия на Восточном (Русском) фронте. Он считал, что главная задача германской армии — это победа над Российской империей. Однако Фалькенгайн, как и раньше, считал, что не стоит концентрировать усилия германской армии на Востоке. По его мнению, эта идея совершенно не отвечала действительности. В докладе говорилось: «Удар на миллионный город Петроград, который при более счастливом ходе операции мы должны были бы осуществлять из наших слабых ресурсов, не сулит решительного результата. Движение на Москву ведёт нас в область безбрежного. Ни для одного из этих предприятий мы не располагаем достаточными силами». Не было возможности захватить и Малороссию.

Кроме того, наступление на Восточном фронте было неудобным для германской армии из-за того, что чем дальше на восток, тем хуже коммуникации. Германские войска при дальнейшем своем наступлении лишались своего основного преимущества в виде богатой сети германских железных дорог. При развитии наступления в России германцы уже не успевали перебрасывать тяжелую артиллерию, боеприпасы и могли не успеть быстро перебросить войска на Французский театр, если там начнётся крупное наступление англо-французских войск. Германская армия могла в России завязнуть и утратить возможность парировать вероятное наступление англо-французов на Западе.

Также в Берлине возлагали надежды на разложение тыла России, что привело бы к крушению ударной мощи русской армии. Фалькенгайн видел в России начало распада: «Даже если мы не можем надеяться на полномасштабную революцию, мы все же можем рассчитывать на то, что внутренние катаклизмы России заставят ее через относительно краткое время сложить оружие».

Положение осложнялось тем, что в Германии знали о готовящемся генеральном наступлении держав Антанты. И Фалькенгайн даже серьезно опасался, что при новом наступлении англо-французских войск германцы могут не выдержать. Поэтому держать основные ударные силы на Восточном фронте было опасно.

Таким образом, рассмотрев все возможности, Фалькенгайн вернулся к плану 1914 г. Единственным направлением, где можно было добиться успеха и перелома в войне, была Франция. Германский военачальник писал: «Если удастся ясно доказать её народу, что ему в военном отношении не на что более рассчитывать, тогда предел будет перейден, и лучший меч будет выбит из рук Англии. Для этого не нужно иметь больших средств и сил, а нужно выбрать наиболее жизненные для Франции цели, для защиты которых французское командование вынуждено будет пожертвовать последним человеком. Такими целями могут быть Бельфор и Верден.

Идеи Фалькенгайна были положены в основу кампании 1916 года. Главный удар предусматривали нанести на одном направлении, по крепости Верден. Этот укрепрайон имел важное оперативное значение. Сам по себе Верден был мощным опорным пунктом. Верден был угрозой путям сообщения германцев, опорой для всего французского фронта, важным плацдармом для развития наступательных операций французской армии. Прорыв на верденском направлении пресекал наиболее важные линии французских рокадных рельсовых путей, для снабжения французской армии и открывал большие возможности для германской армии, так как ставил в сложное положение весь северный фланг армии союзников. Снова появлялась возможность удара по Парижу. А если не получится, то планировали перемолоть живую силу французской армии. Немцы считали, что французы будут отстаивать Верден до последнего. Фалькенгайн говорил кайзеру, что «вооруженные силы Франции истекут кровью в любом случае — сохранит она Верден или нет». Мол, большие потери подорвут дух нации, население будет волноваться, французское правительство начнёт искать путь к миру.

Одновременно Австро-Венгрия должна была вести активные наступательные действия на Итальянском фронте. На Восточном фронте решили ограничиться стратегической обороной. Планировали снять с него часть войск, для действия на других направлениях. Оставшиеся войска должны были отражать удары русской армии.

Чтобы ослабить Англию планировали вызвать восстание в Ирландии и начать неограниченную подводную войну. В 1915 г. германский флот потерял 15 субмарин, но осталось ещё 68, и их производство довели до 10 в месяц, планируя создать подводный флот из 205 подводных лодок. Основной целью Германии было нарушение атлантических коммуникаций Великобритании и установка её морской блокады. Германцы решили с 1 февраля 1916 г. начать неограниченную подводную войну, то есть подлодки могли топить гражданские торговые суда без соблюдения Правил ведения морской войны.

Кроме того, германское командование разрабатывало еще один стратегических ход, заключавшийся в предупреждении ожидаемого перехода Румынии на сторону Антанты и в превентивном разгроме румын при участии германских, австро-венгерских, болгарских и турецких войск. Но частично из-за экономического фактора (надо было вывезти проданные румынами германцам запасы продовольствия и нефти), а также страх за возможность прорыва Германского фронта англо-французами, в случае направления германских резервов в Румынию, заставили германское командование отказаться от этого плана.

Австро-Венгрия

Австрийское командование, завершив активные наступательные операции на Восточном и Сербском фронтах, ясно осознавало, полную невозможность вести только своими силами наступательную операцию против России, поэтому перебросило освободившиеся дивизии на Итальянский фронт, увеличив число войск и артиллерии. Однако зимой активные боевые действия на всем участке фронта прекратились. Производились лишь вялые артиллерийские перестрелки и действия малых подразделений. Вена планировала весной 1916 г. начать «карательную экспедицию», с целью «покарать» Италию за предательство (Италия была членом Тройственного союза, но в итоге выступила на стороне Антанты). Австрийцы приступили к организации решительного охватывающего наступления из Тироля в тыл Итальянского фронта на Изонцо. Австрийский Генеральный штаб рассчитывал нанести итальянской армии тяжелое поражение и захватить Ломбардию.

Глава австрийского Генштаба Конрад фон Гётцендорф потребовал от Германии прислать на Итальянский театр 8-9 дивизий, обещая чуть ли не вывод Италии из войны. Однако, не слишком веря в успех намечаемого плана, германское командование не стало перебрасывать на Итальянский фронт дополнительные войска. Фалькенгайн считал необходимым для успеха операции в Италии не менее 25 хороших дивизий и много тяжелой артиллерии (то есть практически весь стратегический резерв, который был у Германии). Сосредоточение таких сил по одной имевшейся в распоряжении австрийцев железной дороге требовало так много времени, что операция не могла быть неожиданной. Действительно, итальянцы знали о подготовке австрийцами наступления, хоть и не отнеслись к нему со всей серьёзностью.

Турция. Болгария

К концу 1915 года завершилась Дарданелльская операция, после которой у турок освобождалась значительная военная группировка. Разгром Сербии и выступление Болгарии на стороне Центральных держав открыло прямой путь в Германию, из которой стали поступать боеприпасы. Турецкое командование решило снова, как в 1914 г., нацелиться на Кавказ, чтобы переломить ход боевых действий на Кавказском фронте в свою пользу. Успех открывал заманчивые перспективы по восстановлению турецкого владычества на Кавказе, распространению влияния в Туркестан.

Однако в горах стояла суровая зима, коммуникации были плохими. Войска в таких условиях сложно было перебросить к Эрзеруму, подвести обозы и запасы. В результате османы решили подождать до весны. Мол, всё равно русским также придётся переждать зиму. Первые эшелоны с Дарданелл перебросили в Ирак, чтобы опрокинуть англичан, разгромить корпус Баратова и через Иран развить дополнительное наступление в Закавказье. Планировали, что русские перебросят силы на персидское направление, и тут усиленная Эрзерумская группировка нанесёт мощный удар, прорвётся на Сарыкамыш, Карс и Тифлис. Это понимал русский командующий на Кавказе Юденич, поэтому он сорвал планы врага, начав зимой Эрзерумскую операцию.

После разгрома сербской армии и оккупации территории Сербии единственной силой Антанты на Балканах оставался экспедиционный корпус в Салониках (Греция). По настоянию германского командования болгарские войска не стали переходить греческую границу, чтобы не дать повода Греции выступить на стороне Антанты. В результате на 1-ю и 2-ю болгарские армии была возложена задача держать Салоникский фронт. Их поддерживала 11-я германская армия. Обе стороны никаких активных действий не предпринимали, и на Салоникском фронте установилось затишье, боевые действия приобрели характер позиционных. Активные боевые действия начались только в августе 1916 года. Кроме того, часть болгарской армии располагалась на румынском направлении.

Продолжение следует…
Автор: Самсонов Александр


Статьи из этой серии:

Кампания 1916 года

Стратегия Антанты и Центральных держав на 1916 год

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 4
  1. V.ic 14 января 2016 08:22
    "Я планов наших люблю громадье,
    Размаха шаги саженьи.
    Я радуюсь маршу, которым идем
    В работу и в сраженья."
    В.В.Маяковский
    Однако наступило понимание у тевтонов, что войну на два фронта им не потянуть, о чём предупреждал Отто фон Бисмарк. "Никогда не воюйте с русскими...". Это бы Бисмарково понимание вложить в черепа Гейропе.
  2. нивасандер 14 января 2016 09:05
    интересная статья жаль что автор не упомянул " план Макензена" -прорыв на узком участке фронта на Марне с быстрым вводом подвижных групп кавалерии в направлении Парижа--,Причем в качестве основного средства прорыва Макензен предложил создать "..группы из молодых сильных вооруженных гранатами и огнеметами солдат ,которые способны перерезать проволоку и помощью дымовых завес просочиться во вражеские окопы и зачистить их..."+короткая (насколько часов) но очень интенсивная артподготовка ,но не по площадям , а по разведанным целям.Кстати основные постулаты этого плана немцы применили на практике ,но уже весной 1918 года(операция "Михаэль")
  3. Aleksander 14 января 2016 22:29
    Это понимал русский командующий на Кавказе Юденич, поэтому он сорвал планы врага, начав зимой Эрзерумскую операцию.

    "Суворову подобный!" называли Николая Николаевича Юденича современники за его умение побеждать не числом, а умением. Кавказский фронт имел протяженность 1500 км, а войска Юденича уступали османам более чем в два раза. Тем не менее Юденич разгромил турецкие войска и фактически выиграл войну на Юге для России и Антанты. И это на фоне сокрушительного поражения Антанты в Дарданеллсьой опперации
    1. Ратник2015 15 января 2016 22:08
      Спасибо за то, что упомянули столь редко известный момент ! Действительно, блистательные успехи русских воинов на Закавказском фронте, которые в итоге в Ираке дошли до почти Багдада - забыты...

      Но кстати немцы также ошиблись под Курском в 43 году, когда фактически задумали устроить Красной Армии "Второй Верден" (а вовсе не оперативное окружение как часто считается) и сами огребли по полной...

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня