Эрдоган и офицеры. «Вооруженный нейтралитет» президента и военной элиты

Внутриполитическая ситуация в Турции в последнее время существенно усложнилась. Этому способствовала, в первую очередь, политика президента Реджепа Эрдогана — как на международном уровне, так и внутри страны. Именно в период правления Эрдогана, в 2015 г., был возобновлен вооруженный конфликт с Рабочей партией Курдистана, охвативший юго-восточные провинции Турции. В крупных городах страны периодически проходят массовые беспорядки, организованные курдскими и левыми политическими организациями. На внешнеполитическом поле Эрдоган умудрился рассориться со всеми соседями и даже такими стратегически важными для Турции экономическими партнерами как Россия. Все эти действия Эрдогана способствуют росту негативного отношения к турецкому президенту не только в мире, но и в его собственной стране. Так, по данным средств массовой информации, только за последние месяцы в Турции возбуждено около двух тысяч дел по факту «оскорбления президента». Среди обвиняемых — люди самых разных профессий, от популярных блоггеров и журналистов до домохозяек.

Как известно, Эрдогана поддерживает религиозно-консервативная и националистически настроенная часть турецкого населения. В оппозиции — в первую очередь, курдские патриоты из Рабочей партии Курдистана, умеренные и радикальные левые — от социалистов — алавитов из Демократической партии народов до маоистов и анархистов. Критически настроены по отношению к Эрдогану и кемалисты из Народной республиканской партии Турции. Но есть один слой турецкого общества, недовольство Эрдоганом среди представителей которого представляет для режима турецкого президента наибольшую опасность. Речь идет о турецком офицерском корпусе. Армия в Турции всегда считалась опорой светскости. Так повелось еще со времен Мустафы Кемаля Ататюрка, но, на самом деле, и в более ранней истории времен Османской империи существует множество примеров распространения вольнодумства именно среди турецких военных. В частности, среди янычарского корпуса были распространены идеи ордена Бекташийя. Как известно, бекташи не стремились соблюдать формальную сторону ислама — в частности, они позволяли себе не посещать мечети, употребляли вино. Позже именно в турецкой армии крепли модернистские настроения, поскольку военные первыми стали получать образование западного образца, контактировать с европейскими офицерами — инструкторами.


Эрдоган и офицеры. «Вооруженный нейтралитет» президента и военной элиты


В ХХ веке, начиная с прихода к власти Ататюрка, армия считалась наиболее светским институтом турецкого общества и рассматривалась и турецкими, и зарубежными политологами в качестве основного гаранта сохранения светского характера Турецкой республики. Естественно, что победа Эрдогана, поддерживаемого религиозно-консервативной и фундаменталистски настроенной частью турецкого общества, не обрадовала генералитет и офицерский корпус турецкой армии.
Начало войны в Сирии и возобновление внутренней вооруженной конфронтации с курдским национальным движением автоматически усилило позиции турецкого генералитета в политической жизни страны. В любом воюющем государстве военные приобретают большое влияние на управленческие процессы и власть вынуждена к ним прислушиваться — разумеется, если не хочет получить в качестве ответного хода военный переворот. На протяжении последних семи лет Реджеп Эрдоган демонстрировал достаточно прохладное отношение к офицерскому корпусу и его элите — турецкому генералитету. Военные отвечали турецким консерваторам и религиозным фундаменталистам той же монетой. Так, еще в 2007 г. генералы пытались воспрепятствовать избранию президентом страны Абдуллы Гюля, супруга которого появлялась на публике в традиционном исламском платке. Светски настроенные генералы считали это недопустимым и опасным для турецкого государства. Но тогда военным не удалось повлиять на политическую жизнь страны.

Оказались в проигрыше турецкие генералы и в 2008 г., когда пытались добиться запрета Партии справедливости и развития Турции. Причиной тому стало принятие закона, разрешающего носить хиджаб в университетах Турции. В ответ на этот закон, способствовавший, по мнению военных, распространению в стране фундаменталистских взглядов, генеральный прокурор Турции Абдуррахман Ялчинкая подал в Конституционный суд страны иск о запрете Партии справедливости и развития. Однако в июле 2008 г. иск генерального прокурора был отклонен по большинству пунктов. Затем Эрдоган перешел в открытое наступление против генералитета. Одним из первых ходов стала передача рассмотрения уголовных дел военнослужащих турецкой армии в гражданские суды, что сделало армию гораздо более подконтрольной турецким гражданским властям. Затем начались аресты нелояльных военнослужащих. Фактически, все время нахождения Эрдогана на посту премьер-министра, а затем и президента Турции — это история бесконечного разоблачения «военных заговоров» турецких генералов и офицеров против его правительства.

11 февраля 2011 г. суд г. Стамбула принял решение заключить под стражу 163 из 196 действующих и отставных генералов и офицеров турецких вооруженных сил, которых обвиняли в причастности к подготовке в 2003 г. военного переворота с целью свержения правительства Эрдогана. По мнению обвинителей, военные составили план заговора под названием «операция «Бальоз»» (в переводе с турецкого — «Кувалда»). Они планировали организовать серии взрывов в мечетях Стамбула, после чего ввести в стране военное положение и сместить правительство Эрдогана.

Эпицентром заговора, как свидетельствуют материалы дела, был штаб расквартированной в Стамбуле 1-й полевой армии вооруженных сил Турции, которой командовал генерал Четин Доган. Он же и возглавил заговор. Среди арестованных по этому делу были высшие лица в вооруженных силах страны — бывший главнокомандующий Военно-воздушными силами Турции генерал Ибрахим Фыртына, бывший главнокомандующий Военно-морскими силами Турции адмирал Озден Орнек, собственно командир 1-й полевой армии генерал Четин Доган. Первоначально по делу было арестовано 49 высших офицеров турецких вооруженных сил, однако затем их выпустили на свободу. Но в 2011 г. делу был дан новый ход.

Еще одно громкое дело — дело тайной организации «Эргенекон», которая была названа так в честь мифического места в горах Алтая, где находилась «прародина всех тюрок». В июне 2007 г. в доме армейского офицера в отставке, проживавшего в Стамбуле, было найдено 28 ручных гранат. Началось расследование, согласно которому была выявлена тайная сеть «Эргенекон», объединявшая целый ряд высокопоставленных офицеров и политических деятелей. Было задержано несколько десятков человек, среди которых — военные и гражданские лица, в том числе известный в Турции политик Догу Перинчек — генеральный секретарь ЦК Рабочей партии Турции.

По делу «Эргенекон» проходили генералы турецкой армии в отставке Вели Кючюк, Шенер Эруйгур, Хуршит Толон, профессор Мехмет Хаберал, журналист и депутат Мустафа Балбай, писатель Эрол Мютерджимлер. Судебные приговоры по делу «Эргенекона» были суровыми. Более 240 отставных и действующих генералов и офицеров вооруженных сил, политических деятелей, писателей и журналистов получили реальные сроки лишения свободы. Бывший начальник Генерального штаба турецкой армии генерал Илькер Башбуг (на фото) был приговорен к пожизненному заключению, руководитель Рабочей партии Турции Догу Перинчек — к 117 годам лишения свободы. Сын Догу Перинчека политолог Мехмет Перинчек, сменивший его на посту руководителя Рабочей партии Турции, обвинил в причастности к раскручиванию дела «Эргенекона» спецслужбы Соединенных Штатов Америки. По мнению Мехмета Перинчека, американские спецслужбы получили информацию о планах части турецких генералов добиться выхода Турции из блока НАТО. После этого и была спланирована операция против антиамериканской части турецкого генералитета, с опорой на ресурсы правительства Эрдогана.

После вынесения суровых приговоров по делу «Эргенекона», турецкие военные попытались защитить генералов правовым путем. Генеральный штаб Вооруженных сил Турции обратился с официальным заявлением в Генеральную прокуратуру страны. В заявлении, в частности, подчеркивалось, что обвинения, предъявленные действующим и отставным офицерам турецких вооруженных сил, направлены против вооруженных сил Турции в целом, а суд и обвинение не были объективны и нарушали права обвиняемых на защиту. Многие политологи охарактеризовали дело «Эргенекона» как серьезнейший удар Эрдогана не только по конкретной группе турецкой военной элиты, но и по всей кемалистской идеологии и системе ценностей, разделявшейся значительной частью турецкого общества после реформ Мустафы Кемаля Ататюрка. Тем не менее, в военных академиях и училищах Турции до сих пор сохраняется сильное влияние кемализма, можно сказать, что это вооруженные силы остаются наиболее светским и свободным от религиозно-фундаменталистских наслоений институтом.
Однако, события 2015 г. заставили Эрдогана пересмотреть свою позицию в отношении армии. Прежде всего, президент понял, что в изменившейся внутриполитической и внешнеполитической обстановке единственным реальным институтом, способным оказать силовую поддержку, становится армия. Одно дело — опираться на религиозных фундаменталистов на президентских и парламентских выборах, и совсем другое — испытывать потребность в «сильном плече» во время подавления курдских восстаний или предполагаемой интервенции в Сирию. В конечном итоге, Эрдоган был вынужден даже признать наличие ошибок в политическом курсе страны. Достаточно быстро он нашел и «стрелочника», которого обвинил в организации нападок на армейскую верхушку. Им стал известный проповедник Фетхулах Гюлен — основатель знаменитой организации «Нурджулар».

Однако турецкие военные, которые временно демонстрируют лояльность президенту, в действительности крайне недовольны политикой Эрдогана. Есть множество символических моментов, которые обращают на это внимание. Например, история с конфликтом турецкого президента и начальника Главного штаба сухопутных войск Турции генерала Хулуси Акера. Когда Эрдоган после трагедии с российским самолетом Су-24 выступил с заявлением, в котором сообщил, что турецкие ВВС не определили принадлежность Су-24 к ВКС России и поэтому сбили его, генерал Хулуси Акер обвинил Эрдогана в оскорблении национальных вооруженных сил. Слова Эрдогана, по мнению генерала, бросили тень на вооруженные силы страны и их специалистов, которые, если верить президенту, оказались неспособными определить принадлежность самолета к конкретному государству.

Еще один примечательный момент — арест генерал-майора Ибрагима Айдына, бригадного генерала Хамзы Келепоглу и полковника Бурханеттина Киханджироглу, которых обвинили в разглашении государственной тайны. Вина этих военных в том, что они отдали распоряжение задержать грузовые автомобили с оружием, следовавшие в сторону сирийской границы. Как оказалось впоследствии, грузовики принадлежали турецкой спецслужбе МИТ, а военные, выполняя свой профессиональный долг, в итоге невольно предоставили всему миру еще одно неопровержимое доказательство поддержки Эрдоганом террористических группировок в Сирии.



Политика Реджепа Эрдогана все в меньшей степени удовлетворяет турецкую военную элиту и исправить положение Эрдоган вряд ли сможет, тем более, что в военной среде к нему всегда относились с недоверием. Как известно, в новейшей истории Турции военные перевороты — достаточно обычное дело. В 1960, 1971 и 1980 гг. турецкие военные брали власть в свои руки. Однако в настоящее время ситуация изменилась. Сегодня турецкая военная элита не уверена в поддержке большей части общества, особенно в контексте продолжающегося распространения религиозно-фундаменталистских настроений и нарастания внутреннего раскола страны. Поэтому сценарий свержения Реджепа Эрдогана силами турецких военных, хотя и не может быть исключен полностью, но все же маловероятен. Скорее всего, турецкая военная элита продолжит выступать в роли своеобразного «корректировщика» внешнеполитического курса Анкары. Как ни странно, но именно «ястребы» из числа турецких генералов и в 2015, и в начале 2016 гг. выступали в роли «голубей мира», препятствуя реализации агрессивных планов Эрдогана по вводу войск в Сирию. Может быть, потому, что в отличие от болезненно амбициозного турецкого лидера они и есть настоящие патриоты своей страны, заботящиеся о том, как бы не ввергнуть Турцию в пучину кровопролитной внешней и внутренней войны?
Автор:
Илья Полонский
Использованы фотографии:
http://www.aljazeera.com/, http://www.tccb.gov.tr/,
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

15 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти