Улюкаев — «за», Набиуллина — «против»

В ночь с 10 на 11 марта в Кремле прошло совещание по экономическим вопросам. В совещании участвовали президент Владимир Путин, Дмитрий Медведев и руководители ведомств экономического блока. По некоторым сообщениям, на встрече присутствовали также Сергей Глазьев и Алексей Кудрин. Инициатором совещания источники называют А. Улюкаева. На ночном мероприятии обсуждались вопросы развития экономики страны и программ проектного финансирования. Однако экономический блок к согласию не пришёл: против программы государственных инвестиций, предложенной Улюкаевым, выступила Набиуллина.

Улюкаев — «за», Набиуллина — «против»
Министр экономического развития Алексей Улюкаев «просит» финансирования от председателя ЦБ Эльвиры Набиуллиной

Алексей Дружинин / Пресс-служба президента РФ / ТАСС


О том, как «починить» страдающую от низких цен на минеральное сырьё и от санкций российскую экономику, власти рассуждают уже два года. Темы импортозамещения и развития малого и среднего предпринимательства не сходят с полос изданий центральной прессы. Зададимся простым вопросом: разве прежде Кремлю кто-то мешал поддерживать родную экономику? И если мешал, то кто? Наверное, мешали граждане, предпочитавшие покупать турецкие шмотки, американские процессоры, японские автомобили и итальянские унитазы. И сыр, кстати, тоже итальянский. Зато граждане не мешали Кремлю гнать сырую нефть «за бугор». Подобную политику, когда нефть фактически менялась на сыр и тряпки, мы склонны назвать «импортоодобрением». Пресловутое же малое предпринимательство столько лет удушалось налогами и «взносами», зачастую возникавшими внезапно, что от него нынче уже мало что осталось.

По числу малых предприятий Российская Федерация сильно уступает развитым государствам. У нас на 1000 граждан в среднем приходится всего 10 (десять) малых предприятий, а в развитых странах Европы — не менее 35. Роль малого бизнеса в общественном производстве тоже существенно разнится: от 10-11% ВВП в России до 50-60% в развитых странах мира (Дадаханова Р. Р. Современное состояние малого предпринимательства в России // Молодой ученый. 2013. №5. С. 359).

По данным Росстата, на 1 января 2015 года в России действует 4,5 млн. субъектов малого и среднего предпринимательства, на которых занято более 18 млн. человек (25% от общего числа занятых).

По количеству предприятий сектор малого и среднего предпринимательства (МСП) демонстрировал положительную динамику только для категорий малых и микропредприятий, причём за 2013 и 2014 гг. темпы роста и этого сегмента существенно замедлились. Количество микро- и малых предприятий за 5 лет выросло на 28%: с 1644,3 тыс. в 2010 году до 2103,8 тыс. в 2014 году. Количество микропредприятий в 2014 году увеличилось по сравнению с 2010 годом почти на треть и составило 1868,2 тыс. Однако прирост микропредприятий в 2014 году по сравнению с 2013 годом составил только 40 тыс. (2,2%).

Также надо уточнить, что рост числа малых и микропредприятий происходил в указанные годы на фоне снижения количества средних предприятий (по итогам 2014 г. — 13,7 тыс., как и в 2013 году). Правда, почти двукратное уменьшение количества средних предприятий в 2013 году по сравнению с 2010 годом (было 25,2 тыс.) статистики объясняют уточнением перечня предприятий с учётом критериев отнесения к категории МСП по обороту и доле капитала.

Среднемесячная начисленная заработная плата работника поистине удручает: в 2014 г. она составляла 19201 руб. в месяц (всего по малым предприятиям). На микропредприятиях и того ниже — 15774 р. в мес.

Средняя численность работников в расчёте на одно предприятие в 2014 г. составляла: 1) малые и микропредприятия — 6 человек; 2) средние предприятия — 121 человек.

Основные виды деятельности так называемого малого бизнеса в России — почти сплошь торговля и посреднические услуги.

По малым предприятиям львиную долю берёт оптовая и розничная торговля вкупе с ремонтом автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования (38,8%). Немалую долю имеют и услуги по операциям с недвижимым имуществом, предоставление услуг и аренда (20,4%). Совокупно по двум статьям — 59,2%.

На фоне этого переливания из пустого в порожнее удручающее положение имеет малое предпринимательство в сфере сельского хозяйства, охоты, лесного хозяйства, рыболовства и рыбоводства — всего 2,9%. Обрабатывающие производства занимают 9,5%, транспорт и связь — только 6,8%.

Кроме того, в 2014 году соотношение прибыльных и убыточных предприятий в сегменте микро-, малого и среднего бизнеса составило 80:20. Каждое пятое предприятие было убыточным.

Почему так плохо?

В конце 2012 г. и первой половине 2013 г. индивидуальные предприниматели в массовом порядке уходили из бизнеса, закрывали предприятия. Это было связано с резким увеличением правительством (в 2,3 раза!) ставки страхового взноса в ПФР с начала 2013 года (с 14.386 руб. до 32.479 руб.). В 2013 г. прекратили деятельность 965.089 ИП. Почти миллион! Позднее число ИП тоже снижалось: в 2014 году количество прекративших деятельность составило 500 тыс., в 2015 г. — 400 тыс. Сокращение ИП в 2014-2015 гг. аналитики объясняют и влиянием кризиса.

Что касается пресловутого импортозамещения, то в 2015 году эксперты не выявили соответствующих процессов в большинстве отраслей промышленности.

Эксперты из Института экономической политики им. Гайдара Андрей Каукин и Павел Павлов, отмечает ИА «REGNUM», указали, что политика импортозамещения в России не приводит к масштабным результатам. Лишь в некоторых отраслях наблюдается замещение импортных товаров отечественными (слабое): в металлургическом комплексе, текстильном производстве и автопроме. А вот зависимость от импорта, в том числе машин и оборудования, осталась высокой. Низкая вовлечённость в международные цепочки создания добавленной стоимости ограничивает возможности увеличения объёмов производства в большинстве перерабатывающих отраслей, отметили эксперты.

Наиболее заметны масштабы импортозамещения в производстве автотранспортных средств (среднегодовая доля импорта в 2015 г. по сравнению с 2014 г. снизилась на 22,5 п.п.), автомобильных комплектующих (на 5,7 п.п.), металлов и металлических руд (на 4,5 п.п.), текстильных и галантерейных изделий (7,8 п.п.), пищевых продуктов (4,1 п.п.). Правда, при этом снижение доли импорта в товарообороте автотранспортных средств обусловлено созданием совместных сборочных производств — то есть производств с привлечением зарубежных партнёров («АвтоВАЗ» и «Соллерс»).

В то же время, указывают эксперты, есть целый ряд отраслей, где идёт процесс, обратный импортозамещению. Это в первую очередь фармацевтика и производство машин и оборудования. Среднегодовая доля импорта в товарообороте фармацевтических и медицинских товаров на протяжении 2010-2015 гг. колебалась в диапазоне 50-60% (значительная доля); в 2015 году она выросла на 3,2 п.п. по отношению к 2014 г. Девальвация рубля не обеспечила здесь вытеснения импорта: российских аналогов для спектра лекарств и медтехники не существует.

В секторе машин и оборудования в 2012-2015 гг. прирост среднегодовой доли импорта составил 17,6 п.п. Снижение среднегодовой доли импорта в 2015 году на 1,1 п.п. преждевременно было бы интерпретировать как перелом среднесрочной тенденции.

«В целом складывающаяся картина говорит о низкой реализации потенциала импортозамещения», — констатировали эксперты.

Некоторые аналитики пишут о больших возможностях рынка программирования: мол, здесь «наши» могли бы развернуться! Специалисты же считают, что разворачиваться в России просто негде: рынок очень мал.

Президент компании «Parallels» Яков Зубарев в интервью журналу «Деньги» сказал о перспективах импортозамещения в отрасли IT следующее: «К импортозамещению в софте в его нынешнем варианте я очень скептически отношусь и считаю, что с нуля для российского рынка нельзя что-то создавать, потому что он слишком мал… Операционные системы нельзя сделать прибыльными, создавая их специально для России». На вопрос о том, что чиновники ссылаются на опыт КНР, он ответил: «Потому что там огромный внутренний рынок — в десять раз больше нашего. Всё! К тому же в Китае смотрят вперед на 40-50 лет, а у нас — на 3-5».

Так что же всё-таки делает российское правительство? Оно совещается.

13 марта газета «Ведомости» привела некоторые подробности совещания по экономическим вопросам, которое прошло в Кремле в ночь с 10 на 11 марта.

У президента Путина собрались его помощник Андрей Белоусов, премьер-министр Дмитрий Медведев, его первый заместитель Игорь Шувалов, министр финансов Антон Силуанов и министр экономического развития Алексей Улюкаев, председатель Центробанка РФ Эльвира Набиуллина и председатель Счётной палаты Татьяна Голикова. Инициатором совещания был Улюкаев, сообщил изданию федеральный чиновник. (По некоторым сообщениям, на встрече присутствовали также Сергей Глазьев и Алексей Кудрин.)

Улюкаев пытался убедить коллег в необходимости стимулировать экономический рост за счет госинвестиций, одной из форм которого стало бы проектное финансирование. Против такого предложения выступили Набиуллина и Белоусов, потому что им не нравится механизм отбора проектов.

Минфин разработал методику оценки «удовлетворительного финансового состояния заёмщика»: стоимость чистых активов компании, претендующей на финансирование и госгарантии, не может быть меньше капитала. Заёмщик должен быть действующей компанией, с активами, что убивает суть проектного финансирования, считает менеджер одного из госбанков.

Ещё одна претензия — к банкам. «Они на всякий случай заносят проект на комиссию, получают одобрение, а потом долго не выдают деньги», — рассказал собеседник «Ведомостей». По его словам, отобранных комиссией проектов значительно больше, чем реально профинансированных.

В пресс-службе ЦБ не ответили на запрос «Ведомостей». Представитель Сбербанка (одного из ключевых агентов по программе) тоже не ответил на запрос издания. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков отказался комментировать итоги совещания, сообщает газета.

«Ведомости» напоминают, что по программе проектного финансирования в 2015 году было отобрано 42 проекта стоимостью 347,3 млрд. руб. Проектам требуется 235,5 млрд. кредитов. Сюда входят создание ледокольного флота, аэропорта в Ростове-на-Дону, проекты в области фармацевтики, импортозамещения в сельском хозяйстве, электрических сетей и др. На 4 марта 2016 г. ЦБ рефинансировал кредиты по программе лишь на 69,2 млрд. руб. (слова Улюкаева привёл корреспонденту представитель Минэкономразвития).

Несмотря на срочность совещания, едва ли там обсуждались «мировые судьбы», отмечает эксперт Комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Роман Терехин. «Скорее всего, важных решений именно сейчас ожидать не стоит, но они могут быть озвучены в ближайшее время, — сказал он «Эксперту». — На таких срочных совещаниях редко принимаются уже готовые важные решения. Но может идти их обсуждение и планирование, это более вероятный сценарий».

Итак, очевидно, что «экономический блок» — в который уже раз — не пришёл к единому решению. Складывается впечатление, что наши великие умы, восседающие в министерских креслах, никак не могут договориться между собой. Если же они договариваются, то в «проектной программе» непременно возникает какой-то сбой на уровне промежуточных звеньев (банковской системы, к примеру). Тем временем граждане страны продолжают покупать китайские игрушки и сапоги, носить китайские трусы, смотреть корейские телевизоры, ставить в тайваньские компьютеры американские процессоры и радоваться небольшому росту мировых цен на сырую нефть. Наш прогноз: на фоне вероятного подорожания нефти в 2016 году до 50, а то и до 75 долл. за баррель, разговоры об «импортозамещении» и развитии «малого бизнеса» тихо сойдут на нет.

Обозревал и комментировал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

220 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти