Китай: пути сотрудничества



КНР – единственное государство из пятерки стран-участников Совета безопасности ООН, обладателей ядерного оружия, которое не предоставляет никакой информации о своей ядерной программе и перспективах ее развития.


Однако военный и экономический потенциал Китая и его роль в международной политике, а также влияние на возможности разоружения и нераспространения ЯО намного больше, чем у других стран мира, за исключением России и США.

Необходимо отметить, что и Российская Федерация, и Америка публикуют информацию об общем количестве ядерного вооружения и его характеристиках, ограничиваясь только теми его видами, которые обозначены в рамках договора о СНВ. Китай же, вместе с Великобританией и Францией, не является участником этих договоренностей. Тем не менее и Англия, и Франция, будучи открытыми демократическими странами, предоставляют детальную информацию о своих ядерных программах. Такая открытость продиктована, в частности, и гарантиями защиты этих государств как членов НАТО со стороны США.

В 2010 году Америка обнародовала дополнительные данные о резервных американских ядерных вооружениях, включая динамику исторического развития численности ядерного оружия за период 1945-2010 годов.

В то же время необходимо отметить, что в России и США, так же, как и в Англии и Франции, публикуется большое количество неофициальных аналитических и фактических данных по ЯО: предоставляется детальная его характеристика, общее количество, виды и типы вооружений, а также технические спецификации, включая историческое развитие и перспективы на будущее.

Пакистан, Индия и Китай, напротив, всю информацию по ядерному вооружению дают в самых общих чертах, не предоставляя никаких фактических данных. А Израиль вообще отрицает наличие в стране подобного вида оружия, однако в то же время не препятствует опубликованию оценок экспертов по данному вопросу, по всей видимости, используя их как стратегию негласного ядерного сдерживания.

Китайская Народно-Демократическая Республика вместо официальной фактической информации вообще выдает большое количество тезисов и доктринальных заявлений, в которых говорится о том, что Китай следует принципам мирного урегулирования конфликтов, придерживается стратегии ненападения, а также неприменения ЯО против любой из неядерных стран.

В последнее время в Китае публикуется большое количество аналитической информации о стабильности ядерных сил, а также возможности участия в переговорах о ядерном разоружении. С этой целью Китайская Республика обязана обеспечить должное экономическое, политическое и венное развитие, равное США и России, и тем самым не допустить доминирования этих государств в процессе проведения переговоров.

Для достижения подобного баланса Вашингтон предлагает признать суверенитет Китая над Тибетом, Тайванем и Синьцзяном, отказываясь от дальнейшего контроля над этими вопросами. Также на рассмотрение предложен принцип «стратегического доверия», который предполагает предоставление ядерных гарантий, признание взаимной уязвимости стран-союзников, а также обеспечение сокращения ядерного вооружения путем ликвидации боеприпасов. Эти пункты касаются и России. В ответ на это правительство Китая выдвигает требования укрепления доверия и отказа России и США от первоочередного применения ядерного оружия.

Официально правительство Китая обосновывает содержание данных о ядерном оружии в полной секретности тем, что количество такого вооружения очень малочисленно и не может конкурировать с другими государствами «пятерки». Поэтому для поддержания стратегии ядерного сдерживания Китай заинтересован в такой неопределенности данных. Не следует забывать и тот факт, что КНР – единственное государство, которое на официальном уровне не имеет прав на применение ядерного оружия первым, причем никаких исключительных случаев не предусмотрено. Вероятно, для подтверждения этого обязательства китайские власти сделали заявление о том, что в мирное время ядерные боеголовки хранятся отдельно от ракет.

Считается общепринятым, что государство, взявшее на себя подобное обязательство, опирается на наличие средств для ответного удара. Однако в настоящее время китайские ядерные силы, впрочем, как и вся система, настолько малоэффективны, что возможность ответного ядерного удара приравнивается к нулю. Поэтому заявление КНР модно считать военно-политической пропагандой, которая не отражает реальной ситуации. Зде, скорее, просматривается возможность нанесения упреждающего ядерного удара в случае возникновения угрозы.

Первые испытания ядерного оружия были проведены в Китае в 1964 году. Международные специалисты говорят о том, что в стране имеется около 24 тонн обогащенного урана, а также до 4,8 тонны плутония в боеприпасах ядерных оружейных материалов.

Недавно эта информация была обновлена. Таким образом, говорится о том, что на данный момент Китай имеет на вооружении 17 устаревших жидкостных баллистических ракет «Дунфан-3А», 17 баллистических межконтинентальных стационарных ракет «Дунфан-4», 20 ракет «Дунфан-5А». Более новое поколение ядерного оружия представлено примерно 30 «Дунфан-31» и «Дунфан-31А», а также 60 твердотопливными мобильными баллистическими ракетами «Дунфан-21». Прогнозируется также, что на 2015 год количество «Дунфан-31А» достигнет 100 единиц. Также на вооружении Республики имеется примерно 6-10 твердотопливных межконтинентальных ракет «Дунфан-41» с разделяющейся боеголовкой для грунтовых и железнодорожных мобильных установок.


Что касается над- и подводного ядерного вооружения, то до настоящего момента китайское правительство периодически использовало ракетно-атомную подлодку экспериментального типа «Ксиа» с 12 пусковыми установками типа «Джуланг-1». На стадии строительства находятся и несколько подлодок «Джин» с 12 ракетами «Джуланг-2» каждая.

Авиационная ядерная составляющая представлена бомбардировщиками «Хонг-6» (это устаревшие машины, копии Ту-16 разработки 50-х годов).

Несмотря на то, что официальный Пекин отрицает наличие и использование тактико-оперативных ядерных вооружений, в Китае находятся в развернутом состоянии около 100 комплексов типа «Дунфан-15», «Дунфан-15А», а также «Дунфан-11» и «Дунфан-11А». Кроме того, Китай использует и наземные крылатые ракеты «Дунфан-10», общее количество которых составляет около 500 единиц. Однако большая их часть не имеет ядерных боеголовок и используется для ударов по истребителям Америки и Японии с противоракетной обороной «Иджис». Периодически на вооружение поступают и воздушные крылатые ракеты для бомбардировщиков «Хонг-6».

А ударная авиация, способная нести авиабомбы, кроме бомбардировщиков «Киан-5» представлена и новыми самолетами, аналогами российских Су-30 и Су-35.

Таким образом, ядерный потенциал Китая оценивается в 240 боеголовок, что автоматически делает его третьим ядерным государством в мире после Штатов и России.

Нет сомнений в том, что Китай, благодаря своему технико-экономическому потенциалу, способен на быстрое наращивание ядерного вооружения, которое за 10-15 лет может сравняться с силами РФ и США. Существует также возможность того, что все данные зарубежных экспертов ошибочны и ядерные силы Республики намного выше. Ведь не зря периодически в прессе появляется информация о строительстве в Китае больших тоннелей протяженностью до 5 тысяч километров. Такие тоннели слишком велики для хранения тех ядерных боеголовок, которые официально существуют в стране. К тому же строительство тоннелей ведется силами артиллерийского корпуса, который несет ответственность за стратегическое наземное вооружение.

Поэтому разведуправления Минобороны США выдвигают предположения, что подобные сооружения предназначены для хранения скрытых резервов ядерных боеголовок и запасных ракет.

В силу таких заявлений становится понятной размытость официальной информации о ядерном вооружении Китая. Правительство страны таким образом хочет скрыть не «малочисленность», а, наоборот, избыточность ядерных боезапасов.

Подобная ситуация заставляет принимать во внимание Китай при всех дальнейших обсуждениях американо-российских соглашений по сокращению ядерного потенциала после подписания нового договора ядерного сдерживания.

Надежды обучить Китай российско-американским переговорным стратегиям и методам не представляются возможными. Ведь правительство Республики имеет достаточный опыт по части стратегической стабильности и намерено формировать собственную стратегическую доктрину, продвигая ее на любых переговорах.

В данный момент Китай обеспокоен развитием американских средств ВТО: крылатых ракет и космических систем разведки, связи и навигации. Еще один повод для беспокойства – экспериментальное тестирование космического самолета Х-37В, а также запуск системы «Минотавр Лайт IV».

Интересным является и тот факт, что Китай, как и Россия, подозревает США в возможности использования таких систем против этих государств. Таким образом, единственно возможный конфликт, который рассматривает правительство Республики, – это вооруженное столкновение с Америкой из-за попыток решить тайваньскую проблему силовыми методами.

Относительно же морских стратегических сил, то китайское правительство всерьез озабочено возможностью Штатов отразить удары подводных ракет из прибрежных вод при помощи системы ПРО в Калифорнии и на Аляске, а также на кораблях США и Японии. В случае выхода в открытый океан данные системы оказались бы беспомощными для обнаружения китайских ракет. Для этого потребовалось бы наращивание сил путем добавления космических и морских систем сопровождения и обнаружения. Америка способна создать такие системы, если и дальше будет преследовать цель ядерного сдерживания Китая.

Поэтому официальная позиция Поднебесной заключается в том, что государства, обладающие большим ядерным потенциалом, должны в ближайшем будущем сократить свои арсеналы. Подобного рода заявления говорят о том, что Китай на данном этапе не готов вести переговоры об ограничении ядерного вооружения.

Несмотря на все заявления, Китай можно постепенно вовлечь в переговоры о разоружении. Достичь этого не так уж и трудно: США и Россия должны признать факт своей уязвимости для теоретического ответного удара и дать обязательства не пытаться ослабить потенциал Республики с помощью различного рода наступательных средств и оборонительных систем.

Таким образом, подключение Китая к переговорам по ядерному разоружению – это в первую очередь внесение корректив в военную политику России и США.

Кроме достижения консенсуса в ядерных переговорах, России следует рассматривать Китай и как возможного экономического и политического партнера, даже несмотря на то, что РФ интересует Поднебесную только в той мере, в какой может быть полезной. То есть в случае создания благоприятной обстановки китайский бизнес придет в Россию, пусть российские интересы будут учтены только в случае их совпадения с китайскими.

Китай встал на путь рыночного развития, не имея своего производства, однако сумел увеличить рост валового продукта в 30 раз, а оборот внешней торговли увеличился в 135 раз. Даже в условиях кризиса Китай сумел обеспечить прирост ВВП на 9,2 процента, в то время как в России он упал на 7,2 процента.
На сегодня Китайская Республика – это вторая по уровню экономического развития страна мира, хотя по таким показателям, как сборка электроники, выплавка стали и добыча угля, Китай давно на первом месте.

В планах китайского правительства – вывести государство на первое место по экономическим и политическим показателям. И это вполне осуществимо. Ведь с 2005 года Китай стал мировым лидером по количеству резервов золота и валюты. В годы кризиса он активно скупал золото, сокращал долларовую часть резервов и таким образом увеличил свой золотовалютный резерв до 3 триллионов долларов, обогнав Японию и Россию. Внешний долг Поднебесной в 10 раз меньше его резерва.

В силу того что в мире стали звучать заявления о необходимости международных расчетов золотом, Китай объявил о чеканке золотого юаня.
Кроме того, что Китай активно развивается сам, он следит за развитием своих соседей. В Республике регулярно проводятся исследования экономического развития РФ. Китайцы со знанием дела подходят к возможному развитию экономических отношений, но только с выгодой для своей страны. Ведь если раньше Россия и Китай сотрудничали на правах партнеров, то сейчас российское государство превратилось только в поставщика сырья. Яркий тому пример – правительство РФ планирует проложить трубу до Китая, однако согласовать приемлемую для себя цену на газ не в состоянии.

Еще одним, не менее важным вопросом остается и возможность привлечения китайского капитала. До недавнего времени российские власти ориентировались исключительно на отечественный капитал, что привело к практически полному износу оборудования. Более целесообразным, по мнению экспертов, было бы продать часть предприятий китайцам на условиях полной модернизации.

Ко всему вышесказанному необходимо добавить также, что Китай является одним из лидеров по экспорту капитала, оставив позади такие страны, как Канада и Великобритания. Поэтому важно привлекать Республику участвовать на льготных условиях в развитии российской инфраструктуры: строительстве жилья и дорог, обустройстве социальной области.

Кроме того, необходимо заключить двустороннее соглашение о возможности подготовки кадров разных специальностей, а также привлечения китайцев для работы в России. Однако для этого необходимо создать условия для обеспечения безопасности их пребывания на российской территории.

Строить отношения с Китаем необходимо на принципах сотрудничества, а не соперничества, а сумбурные, хаотичные движения превратить в выгодные для себя условия.
Автор:
Валерий Бовал
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

26 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти