Битва при Марс-ла-Тур

Битва при Марс-ла-Тур

Сражение у Коломбей-Нуйльи не принесло победы ни одной, ни другой стороне, но этот бой на целые сутки задержал переправу французских войск через Мозель. Эта вынужденная задержка привела в ходе дальнейших боевых действий к тяжелым последствиям для французской армии. 16 и 18 августа 1870 г. французским войскам пришлось выдержать два новых, навязанных им сражения,— одно у Марс-ла-Тура, другое у Сен-Прива. Эти сражения завершили стратегическое поражение французской Рейнской армии. Базен был лишен возможности отступить для соединения с Мак-Магоном в Шалоне и затворился с армией в Меце. Германские 1-я и 2-я армии блокировали французов в Меце, а 3-я армия, беспрепятственно пройдя Вогезы, совершала марш на Париж. Параллельно ей двигалась к Парижу и 4-я германская армия. Это была катастрофа.

Битва при Марс-ла-Тур

После сражения у Коломбей-Нуйльи 14 августа 1870 г., французы продолжали прерванное отступление, но за день 15 августа прошли от Меца не более 1 мили. Только кавалерия была продвинута несколько дальше по двум дорогам на Верден. Из германской 2-й армии 3-й корпус Константина фон Алвенслебена перешел Мозель по неразрушенному мосту у Новеана и по переправам, устроенным понтонерами, но должен был направить свою артиллерию кружным путем через Понт-а-Мусон. Германская кавалерия столкнулась в районе Марс-ла-Тур с французской конницей. Но когда после полудня тут собрались 24 прусских эскадрона, то французская кавалерия отошла к Вионвилю.


Французы и 16 августа не справились с выступлением из Меца. Обозы закупорили все дороги. Только император под охраной двух кавалерийских бригад выехал рано утром по более безопасной дороге через Этен. Так как правое крыло не могло ещё выступить, то выступление было отложено на послеобеденное время, и выстроившиеся уже войска левого крыла вернулись на свои стоянки. Медлительность французской армии была связана с личным интересом Базена. Французы вполне могли успеть уйти к Шалону и избежать провальных сражений, но Базен стремился сохранить свою армию нетронутой и поэтому преднамеренно медлил, не желая покидать Мец. Это и позволило пруссакам преградить ему путь и навязать кровопролитные сражения.

Под прикрытием кавалерии майор Кербер с четырьмя батареями подошел к самому Вионвилю, и французская кавалерия, застигнутая врасплох его огнем, побежала назад через биваки пехоты. Однако французская пехота немедленно стала в ружье в полном порядке, и артиллерия открыла сильный огонь. Сначала прусская артиллерия отошла. Опасаясь упустить противника, генерал Альвенслебен с 3-м корпусом (6-я и 5-я дивизии) начал сражение. Он считал, что перед ним только французский арьергард. Генерал Штюльпнагель приказал 10-й бригаде развернуться и открыть огонь по врагу. Начался упорный встречный бой. Справа пруссаки, постепенно продвигаясь вперед, в упорном бою в условиях лесистой местности, часто врукопашную, около 11 часов утра достигли выступа леса Сент-Арну против Флавиньи. Но левое крыло пруссаков было оттеснено, даже артиллерии угрожала серьезная опасность. Прибывший на помощь 52-й полк восстановил фронт, хотя и с очень серьёзными потерями. Так, 1-й батальон потерял всех офицеров, знамя несколько раз переходило из рук в руки. Командир бригады генерал Деринг также был смертельно ранен. Генерал Штюльпнагель поехал верхом в передовую стрелковую линию, ободряя солдат. Генерал Шверин собрал вокруг себя остатки своих войск, лишившихся начальников, и с помощью отряда 10-го корпуса удержал высоту у Флавиньи, с которой французы отступили.

11-я бригада около 11 час. 30 мин. взяла Вионвиль. Отсюда пруссаки атаковали Флавиньи. Флавиньи было взято штурмом. В результате Вионвиль, Флавиньи и северный выступ леса Сент-Арну составили опорные пункты прусского фронта, повернутого на восток. Этот фронт имел почти милю длины. При этом вся пехота и артиллерия, расположившиеся здесь в одной линии, были втянуты в ожесточенный бой. Во 2-м эшелоне находились только 5-я и 6-я кавалерийские дивизии и половина 37-й бригады у Тронвиля.

Французы имели весьма крепкие позиции. Их позиция была прикрыта с левого фланга Мецем, с правого — сильными батареями на старой римской дороге и многочисленной кавалерией. Французская армия могла уверенно выдержать фронтальную атаку сильного противника. Более того, Базен мог сокрушить малочисленных германцев, которые начали бой в отрыве от главных сил. В целом французский маршал должен был действовать наступательно, чтобы освободиться от противника, стоявшего непосредственно перед ним и продолжить марш на Верден и далее в Шалон. С военной точки зрения трудно объяснить, почему Базен бездействовал. Было очевидно, что только часть германских войск, и очевидно, небольшая, могла находиться в это время на левом берегу Мозеля; с подходом в течение дня остававшихся еще у Меца дивизий французы имели огромное превосходство сил. Однако Базена беспокоила только связь с Мецем и он обращал своё внимание в основном только на своё левое крыло. Он направлял туда всё новые подкрепления, и перебросил на левый фланг весь гвардейский корпус и часть 6-го корпуса против леса Оньон, а откуда атаки германских войск вообще не последовало. Видимо, что только политические причины побудили уже в этот день маршала Базена к решению остаться у Меца и отказаться от решительных действий против противника.

Битва при Марс-ла-Тур


Тем временем прусские войска, медленно, но неудержимо наступавшие от Флавиньи и Вионвиля, при самой действительной поддержке своей артиллерии принудили правое крыло 2-го французского корпуса к отступлению на Резонвиль. Отступление превратилось в бегство, погибли генералы Батайль и Валазе. Для стабилизации фронта французский гвардейский кирасирский полк храбро бросился в атаку. Прусская пехота буквально расстреляла французскую конницу, а разгром довершили два гусарских полка. Пруссаки решили бросить в прорыв 6-ю кавалерийскую дивизию. Однако французское командование уже закрыло брешь свежей гвардейской гренадерской дивизией, которую перебросили с не атакованного левого крыла. В результате прусская кавалерия, встреченная мощным ружейно-артиллерийским огнем, была остановлена и отступила.

В этот момент мог произойти решительный перелом в сражении. В 2 часа дня генерал Альвенслебен, беспрерывно атакуя, ввел французов в заблуждении относительно сил врага. Но теперь движение остановилось, силы прусских батальонов были истощены четырехчасовым боем, боеприпасы были на исходе. Позади прусской боевой линии не было в резерве ни одного батальона, ни одной батареи. Прусский корпус перешёл к обороне. Французы же имели все шансы на успех, особенно на правом фланге, где имели сильную артиллерию у римской дороги. Большое преимущество в силах позволяла французам всё более распространяться вправо, угрожая пруссакам полным охватом.

В центре маршал Канробер перешёл в контрнаступление на Вионвиль. В распоряжении немцев в этот критический момент была лишь небольшая часть 5-й кавалерийской дивизии. Генерал Бредов повёл в бой два полка — кирасирский и уланский, в каждом было по три эскадрона. Конница смогла пройти по лощине и бросилась на французов. Преодолев артиллерийский огонь, пруссаки прорвали первую линию пехоты и артиллерии, порубив орудийную прислугу. Вторая линия французской пехоты также не смогла устоять, и французские батареи начали отступление. Воодушевленная победой прусская конница увлекалась и продолжила наступление. В результате пруссаков окружила уже французская кавалерия. Второй линии у прусской бригады не было и она вынуждена была прорываться через ряды французской конницы и пехоты без прикрытия. Только половина людей вернулась к Флавиньи, где из них было сформировано два эскадрона. Однако этот укол прусской кавалерии остановил французскую атаку на Флавиньи.

Около 3 часов в наступление перешли 4 французские дивизии. Прусская пехота и конница в районе Тронвильских кустов должны отойти перед таким превосходством сил. Однако, французам понадобился целый час, чтобы преодолеть упорное сопротивление четырех прусских батальонов. В это время 3-й корпус, который в течение 7 часов сражался в одиночестве, получил подкрепление. 10-й корпус услышал артиллерийскую канонаду в районе Вионвиля и командир корпуса генерал Фохтс-Рец лично отправился на поле сражения и отдал двигавшимся вслед колоннам необходимые приказания. Прежде всего энергично вступила в бой выехавшая вперед артиллерия.

Огонь артиллерии 3-го и 10-го корпусов остановил французское наступление. Затем головные части 10-го корпуса, при поддержке войск 3-го корпуса, оттеснили противника. Кроме того, начали подходить части 8-го корпуса. Отряд 8-го корпуса появился в 5 часов у выхода из леса Сент-Арну и немедленно атаковал высоту, но троекратная попытка овладеть ею не удалась, так как маршал Базен также значительно усилил позицию впереди Резонвиля. Французы снова перешли в контрнаступление, но не смогли устоять под метким огнем прусской артиллерии и отступили. После этого обе стороны ещё несколько раз предпринимали небольшие атаки, но без особого успеха. В результате бой на правом фланге свёлся к взаимной перестрелке.

На левом фланге германские войска двинулись по большой дороге на Марс-ла-Тур, чтобы выйти во фланг или тыл неприятелю. Тем временем, французы протянули свое значительно усиленное правое крыло до долины западнее Брювиля и сконцентрировали тут три кавалерийские дивизии. В результате, когда генерал Ведель двинулся в атаку по обеим сторонам горевшего от артобстрела Тронвиля, его бригада в составе всего пяти батальонов натолкнулась на широко развернутый фронт 4-го французского корпуса. Наступая под сильным огнем артиллерии и митральез, оба вестфальских полка вдруг очутились перед незамеченным раньше глубоким оврагом. Перейдя его и поднявшись на противоположный скат, они попали под уничтожающий огонь, направленный против них с самого близкого расстояния и с разных сторон. Потеряв почти всех командиров и офицеров, остатки германских батальонов скатились обратно в овраг. Несколько сотен солдат попали в плен. Остальные собрались у Тронвиля вокруг прострелянного знамени, которое держит в руке единственный оставшийся верхом полковник Крапах. Из 95 офицеров и 4 546 солдат выбыло 72 офицеров и 2 542 солдат, т. е. более половины.

Французы преследуют германцев, но их останавливает контратака эскадронов 1-го и 2-го гвардейских драгунских полков, которые действуют против превосходящих сил африканских конных егерей. Пруссаки стягивают все наличные кавалерийские части, всего около 16 эскадронов, которые разворачиваются в двух линиях слева от Марс-ла-Тур. Около 7 часов вечера происходит столкновение крупных конных масс. В рукопашной схватке участвовало до 5 тыс. всадников. Бой завершается в пользу пруссаков. Тяжело раненый генерал Монтэгю попадает в плен, а генерал Легран, спешивший с драгунами на помощь своим гусарам, убит. Французскую кавалерию теснят к переходам через долину ручья у Брювиля. Сохранившая силы французская кавалерийская дивизия Клерамбо пытается помочь своим. Но скачущие назад гусары и ошибки в управлении приводят выдвинувшуюся вперёд бригаду в беспорядок. Дивизия увлекается общим потоком и только французская пехота останавливает бегство. В результате германская пехота смогла привести себя в порядок и организованно отойти к Марс-ла-Тур. А французские войска на своём правом крыле отказались от дальнейших атак. Это был самый крупный кавалерийский бой за всю войну.

В 7 часов вечера командующий 2-й армией отдал приказ о продолжении наступления. Однако силы войск были уже истощены, боеприпасы были на исходе, лошади находились 15 часов без корма и под седлом. Часть батарей могла двигаться лишь шагом, а ближайший на левом берегу Мозеля корпус (12-й) находился еще в целом переходе от поля битвы. В результате 10-й корпус был совершенно не в состоянии выполнить этот приказ. Только на правом крыле часть артиллерии с пехотой атаковала в районе Резонвила, но попала там под сильный ружейный и артиллерийский огонь с двух сторон. От одного лишь французского гвардейского корпуса действовали с фланга 54 орудия, выдвинувшиеся на эту позицию. В итоге прусским батареям пришлось вернуться на исходные позиции. Затем попытались атаковать две бригады 6-й кавалерийской дивизии. Но при наступавшей уже темноте они едва могли различить цель атаки и попали под сильный огонь. Кавалерия отошла назад со значительными потерями. В результате сражение прекратилось около 11 часов вечера.

Таким образом, сражение началось внезапным нападением прусской кавалерии на французов у Вионвиля. Опасаясь упустить неприятеля, генерал Альвенслебен с 3-м корпусом начал наступление. С одним только своим корпусом он вел бой до вечера и оттеснил противника от Флавиньи к Резонвилю, более чем на полмили назад. В результате пруссаки начали сражение с 20 тыс. солдат против 150-тыс. французской армии. На втором этапе сражения войска истощенного 3-го корпуса перешли к обороне и выдержали французские атаки только благодаря прибывшим подкреплениям. Постепенно прибывали части 10-го и 8-го корпусов (войска ганноверцев, вестфальцев, ольденбургцев, а позднее — гессенцев), в общей сложности до 80 тыс. солдат. То есть французов всё равно было примерно в два раза больше. Однако прусские войска продолжали атаковать и мужественно выдержали все атаки французов. Особенно отличилась в боях прусская кавалерия. Битва при Марс-ла-Тур стала одной из последних битв в истории Западной Европы, когда конница сыграла большую роль в сражении. Стоит также отметить отменные действия прусской артиллерии, которая позволила сдерживать более многочисленного противника. При поддержке войск 10-го корпуса и с помощью сильнейших контрударов кавалерии и умелых действий артиллерии прусские войска выстояли. Из-за нерешительных действий французского главнокомандующего Базена, французские солдаты не смогли использовать своё преимущество и в основном оборонялись.

Бой длился с переменным успехом до вечера. Ночью Базен приказал прекратить попытки продвижения на Верден. Французы отступили на 11 км назад к Мецу и остановились на позиции Сен-Прива — Гравелот, где вскоре произошла новая битва между прусскими и французскими войсками.

Результаты сражения остались неопределёнными. Обе стороны потеряли примерно по 16 тыс. человек. Но пруссакам удалось остановить отступление французской армии, что в итоге привело к её решительному поражению.

Битва при Марс-ла-Тур


Продолжение следует…

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 8
  1. qwert 28 апреля 2016 07:20
    Ну, прусаки-это прусаки. Французам стоило забыть амбиции Наполеона и стараться не отсвечивать
    1. Костоправ 28 апреля 2016 10:16
      Пехота и полковники воевали героически.
      Личные мотивы командующего свели на нет всю отвагу.
      Рыба гниет с головы.
      1. Morrrow 28 апреля 2016 19:54
        Французская армия в 1871 была связана политическими ограничениями Луи-Наполеона: запретом отступать на Париж. Имея вдвое меньше сил нетрудно догадаться, что ждало французскую армию.
    2. Morrrow 28 апреля 2016 19:49
      Это те самые пруссаки которые за 5 дней проиграли войну в 1806?
      1. Cartalon 28 апреля 2016 20:22
        Нет это другие, 64 года прошло.
        1. Morrrow 28 апреля 2016 21:05
          Но ведь пруссаки же. Такое же пренебрежение тактикой и как следствие большие потери. Впрочем стоит отдать им должное, к войне они подготовились хорошо. Двукратное численное превосходство, изученное, наконец, оперативное искусство
  2. Робертъ Невский 29 апреля 2016 20:58
    Зря французы воевали против нас в Кримской войне!
    1. Morrrow 30 апреля 2016 11:02
      Почему? Та война была неизбежной. Россия сама напросилась как говорится.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня