Первый и единственный

Первый и единственный


24 мая 1941 года стал черным днем для Великобритании: в скоротечном бою в Датском проливе был потоплен линейный крейсер «Худ» — самый знаменитый и самый сильный на тот момент корабль Королевского флота. Его соперник — немецкий линейный корабль «Бисмарк» — вырвался на оперативный простор Атлантики, сопровождаемый тяжелым крейсером «Принц Ойген». Поход «Бисмарка», завершившийся его гибелью 27 мая, его удачный бой с «Худом» стал одним из центральных эпизодов битвы за Атлантику, а его влияние на ход войны и послевоенное развитие флота оказалось куда большим, чем можно было ожидать.

Опасный расклад


К весне 1941 года на Атлантическом театре военных действий сложилась парадоксальная ситуация. Британский Королевский флот, разумеется, обладал подавляющим превосходством над Кригсмарине Третьего Рейха — в том числе и в кораблях линейного класса, которые в то время являлись основой главных сил флота. Двум боеготовым германским линкорам — «Шарнхорсту» и «Гнейзенау» — и еще двум находящимся на этапе ввода в строй, более мощным «Бисмарку» и «Тирпицу», англичане могли формально противопоставить боевую линию из девяти старых линкоров — четырех «мобилизационных» кораблей Первой мировой войны типа «R» (пятый корабль этого типа, «Ройял Оак», был потоплен подводной лодкой U-47 еще осенью 1939 года), пяти их более совершенных ровесников «Куин Элизабет», три из которых были радикально модернизированы, двух более современных — «Нельсона» и «Роднея» постройки 1920-х годов, двух новейших линкоров типа «Кинг Джордж V» и трех быстроходных линейных крейсеров — «Рипалса», «Ринауна» и «Худа», тоже построенных на исходе Первой мировой.

Итого — шестнадцать вымпелов в боевой линии против четырех, при этом у британцев в постройке находились еще три линейных корабля, а у немцев — ни одного (о чем, правда, англичане не знали). Однако это формальное превосходство мгновенно тускнеет при подробном разборе. Во-первых, играл роль географический фактор. Исходный британский план войны подразумевал сохранение господства в Атлантике и Средиземном море и создание противовеса японскому развертыванию на Дальнем Востоке. Однако ключевым элементом в этих расчетах была позиция Франции, сильные ВМС которой должны были поддержать Королевский флот в европейских водах. Разгром Франции в 1940 году лишил Лондон союзника, а серия операций под общим названием «Катапульта», предполагавших захват и уничтожение французских кораблей в английских и колониальных портах во избежание их перехода под контроль Германии, превратила остатки французского флота во врага. Были ли оправданными действия англичан летом 1940 года — можно спорить, но в любом случае теперь им приходилось в одиночку иметь дело и с немцами, и с присоединившимися к ним итальянцами, не забывая при этом о Дальнем Востоке.

Первый и единственный

Линкор «Родней»
Фото: Scherl / Globallookpress.com

Италия прибавляла к морским силам стран Оси четыре линкора времен Первой мировой, прошедших модернизацию, и четыре достраивавшихся новейших корабля типа «Литторио». В потенциале это давало в общую копилку Берлина и Рима 12 кораблей линейного класса, в том числе 8 новых и 4 старых, против 19 (также учитывая строящиеся корабли) английских, из которых новыми были бы только 5. Военные приготовления Японии, к 1941 году располагавшей десятью модернизированными линейными кораблями постройки 1910-1920-х годов и строившей три линкора нового типа, окончательно сводили былое морское господство британцев на нет — попытка быть сильными везде грозила поражением на любом из трех ключевых для империи морских ТВД.

Сравнительные характеристики кораблей в этих условиях имели второстепенное значение, но оптимизма они не добавляли: экономические проблемы позволили империи модернизировать лишь три линкора и один линейный крейсер старой постройки, а также вынудили серьезно урезать характеристики строившихся новых кораблей, что серьезно уменьшало шансы в случае вероятных боестолкновений главных сил флота.

Впрочем, Королевский флот был бы недостоин своего имени, если бы не ловил шансы и в этих условиях: после хладнокровной расправы с кораблями французов в июле 1940 года наступил черед страданий итальянцев. 12 ноября 1940 года в атаке на главную базу итальянских ВМС Таранто 20 торпедоносцев и бомбардировщиков «Суордфиш», поднявшихся с палубы британского авианосца «Илластриес», добились попаданий торпед в три линкора — «Конте ди Кавур», «Кайо Дуилио» и новейший «Литторио». «Кавур» был выведен из строя до конца войны, «Литторио» и «Дуилио» — на несколько месяцев каждый, изрядно упростив задачу для британских сил в Средиземном море. Среди прочих последствий атаки можно отметить внимательное изучение ее результатов аппаратом японского военно-морского атташе в Риме, но своими выводами представители Токио делиться тогда ни с кем не стали.

В марте 1941 года страдания Реджиа Марина — Королевских ВМС Италии — продолжились: в бою у мыса Матапан итальянцы потеряли потопленными три тяжелых крейсера, а новейший линкор «Витторио Венето» получил тяжелые повреждения. Этот успех англичан, ими самими воспринятый как обидная неудача — поврежденному вражескому линкору удалось уйти — надежно запер итальянские ВМС в базах, позволив британцам продолжить проводку конвоев по Средиземному морю, несмотря на тяжелые потери, причиняемые атаками самолетов и подводных лодок. В целом при всех «но» и потенциальных угрозах этот театр оставался за Королевским флотом, а материальные результаты изрядно подкреплялись достигнутой в боях уверенностью в своих силах — ввязываться в открытый бой с британскими линкорами — хоть новыми, хоть устаревшими — итальянцы не желали.

Первый и единственный

Линкор «Шарнхорст»
Фото: Wikipedia

Эта уверенность царила и в Атлантике, даже после рейда линкоров «Шарнхорст» и «Гнейзенау» в феврале 1941 года. Несмотря на относительный успех — прорыв через британскую операционную зону от Северного моря до Бийскайского залива, приход в Брест без потерь и уничтожение 22 торговых судов противника общим тоннажем 115600 тонн — подтверждалась та же закономерность, что и в Средиземноморье. Немцы, опасаясь потерь, избегали связываться с британскими линкорами, отступив сначала от конвоя HX-106, который сопровождал устаревший и не модернизированный линейный корабль «Рэмиллис», а затем от SL-67, в эскорте которого немцы обнаружили чуть более совершенный, но также устаревший корабль «Малайя». В этих условиях готовность к боям двух новейших немецких линкоров — «Бисмарка» и «Тирпица» — воспринималась англичанами скорее философски: подводные лодки «гуннов» в Атлантике и их бомбардировщики в Средиземном море представляли куда более весомую угрозу.

Операция «Рейнские учения»

Февральский прорыв «Шарнхорста» и «Гнейзенау» убедил немцев в необходимости продолжать рейдерские операции крупных надводных кораблей в Атлантике: ввод в строй новых линкоров обещал качественный перевес более существенный, нежели у «Шарнхорста» и «Гнейзенау», 280-миллиметровый главный калибр которых все же считался недостаточным для успешного противостояния британским линкорам, несшим орудия ГК от 356 до 406 миллиметров. «Бисмарк» и «Тирпиц» несли 380-миллиметровую артиллерию главного калибра, по восемь новейших орудий с повышенной скорострельностью и точностью в четырех башнях, превосходя по огневой мощи и новые британские «Кинг Джорджи» с их десятью 356-миллиметровыми стволами, и старые корабли с восемью 381-миллиметровыми орудиями времен Первой мировой, уступавшие «Бисмарку» по дальности стрельбы, скорости хода и защищенности, и «Нельсоны», 406-миллиметровые пушки которых были не слишком удачными. Тем более уступали новым немецким кораблям линейные крейсера «Рипалс» и «Ринаун», чья запредельная для линкоров Первой мировой и высокая даже для Второй мировой 30-узловая скорость покупалась ценой ослабления броневой защиты и уменьшения числа стволов главного калибра с восьми до шести.

Тягаться с новыми немцами на равных мог только более крупный, чем оба эти корабля, «Худ» — хотя и не прошедший модернизацию, но находившийся в хорошем техническом состоянии, дававший почти 30 узлов хода, имевший адекватную (как казалось) броневую защиту и восемь 381-миллиметровых орудий главного калибра. Самый знаменитый и популярный в то время корабль Королевского флота, получивший имя в честь известной офицерской династии, последним представителем которой был погибший в Ютландском бою контр-адмирал Хорас Худ, был первым в своей серии — и единственным: постройка еще трех кораблей была отменена после Первой мировой по финансовым причинам. В сочетании с отменной выучкой сплаванного экипажа, имевшего солидный боевой опыт, характеристики «Худа» делали его самым ценным кораблем флота. Эти качества определили и его место в структуре сил Королевского Флота: корабль находился в составе Хоум Флита, отвечавшего за сохранение господства в Северной Атлантике, то есть на «домашнем», наиболее важном с точки зрения империи театре войны.

18 мая 1941 года немецкую военно-морскую базу Готенхафен покинули два корабля — линкор «Бисмарк» и тяжелый крейсер «Принц Ойген» с 203-миллиметровой артиллерией. Второй новейший линкор — «Тирпиц» — боевой готовности еще не достиг, а на предложение командовавшего надводным флотом адмирала Гюнтера Лютьенса отложить дату начала операции командующий Кригсмарине гросс-адмирал Эрих Редер ответил отказом.

21 мая британское адмиралтейство начало подозревать, что «что-то происходит»: британский атташе в Стокгольме передал радиограмму о том, что отряд из двух немецких тяжелых кораблей был днем ранее замечен в проливе Каттегат шведским крейсером «Готланд», а вечером того же дня о таком же отряде сообщили по радио бойцы норвежского сопротивления: немцы встали на якорь в порту Берген.

Первый и единственный

Линкор «Бисмарк» после боя с «Худом».
Фото: Wikipedia


Снимок сделан с борта крейсера «Принц Ойген». На фото заметен дифферент на нос, ставший следствием попадания британского 356-мм снаряда с линкора «Принц Уэльский».

22 мая немецкий отряд был сфотографирован британским воздушным разведчиком, и Лондон точно определил силы противника: о неготовности к выходу в море «Тирпица» и пребывании «Адмирала Хиппера» в ремонте англичане знали.

В тот же день командующий Хоум Флитом адмирал сэр Джон Тови отправил к Датскому проливу между островами Гренландия и Исландия отряд в составе линейного крейсера «Худ», новейшего линкора «Принс оф Уэлс» и эсминцев сопровождения под общим командованием контр-адмирала Ланселота Холланда, находившегося на борту «Худа». В самом проливе развернулась завеса из двух тяжелых крейсеров — «Саффолк» и «Норфолк», которые должны были обнаружить немцев при их появлении. Другой вероятный маршрут следования германского отряда — широкий проход между Фарерскими островами и Исландией — обеспечивался завесой из трех легких крейсеров. В ночь на 23 мая Джон Тови вышел из базы Скапа-Флоу на Оркнейских островах на борту линкора «Кинг Джордж V» во главе отряда, включавшего также авианосец «Викториес» и корабли охранения. Британский командующий намеревался занять позицию к западу от Шотландии, которая позволяла перехватить немецкий отряд на любом маршруте. Там же он ждал подхода подкрепления в виде линейного крейсера «Рипалс».

Бой


Вечером 23 мая британские крейсеры в Датском проливе заметили немцев — и вскоре шедший головным «Бисмарк» открыл огонь по «Норфолку». Не имея задачи «останавливать грудью» явно превосходящего противника, англичане отступили, продолжая поддерживать радиолокационный и визуальный контакт. Радарами располагали и немцы, однако от сотрясений при стрельбе носовой радар «Бисмарка» вышел из строя, и адмирал Гюнтер Лютьенс поставил головным в строю «Принца Ойгена». Этого перестроения англичане не заметили в сгущавшейся облачной тьме, полагая, что «Бисмарк» по-прежнему возглавляет отряд. Адмирал Холланд, получив данные радарного контакта, вел две свои линейные единицы на перехват, очевидно, будучи уверенным в успехе: 18 стволов калибром 356-381 миллиметра против восьми немецких давали солидный перевес даже несмотря на не слишком высокую надежность новейших четырехорудийных башен недавно вошедшего в строй «Принца Уэльского».

В 05:35 24 мая впередсмотрящие на «Принс оф Уэлсе» обнаружили немецкий отряд на дистанции 17 морских миль (28 километров), немцы к тому времени уже установили радарный контакт. Незамеченное перестроение немецких кораблей сыграло с англичанами злую шутку: «Бисмарк» и «Принц Ойген» имели силуэты, схожие до степени смешения, а большое расстояние не позволяло заметить разницу в размерах линкора и тяжелого крейсера.

Англичане полным ходом пошли на сближение и в 05:52 начали пристрелку по головному кораблю, полагая, что это «Бисмарк». Немцы тоже не сразу разобрались в тактической обстановке, некоторое время принимая «Худ» за легкий крейсер, но вскоре опознали обоих оппонентов. Неизвестно, насколько эта ошибка немцев повлияла на последующие события — не исключено, что, опознав обоих противников сразу, Гюнтер Лютьенс отступил бы, пользуясь преимуществом в скорости, как ранее отступали «Шарнхорст» и «Гнейзенау» даже при встрече с одиночным старым линкором.

В 06:00 залп немцев с дистанции от 8 до 9,5 миль (точнее установить не представляется возможным из-за гибели основных участников событий) накрыл «Худ», на котором возник крупный пожар, а спустя несколько мгновений линейный крейсер взорвался. Из числа находившихся на борту 1421 человека эсминцы сопровождения смогли спасти только троих. Шедший в полумиле от «Худа» «Принс оф Уэлс» попал под град обломков, а несколько минут спустя немецкий отряд перенес огонь на уцелевший линкор. Немцам удалось повредить одну из четырехорудийных башен корабля, вторая вышла из строя из-за механической поломки, и англичане остались с одной двухорудийной башней главного калибра против восьми «больших пушек» немцев. Тем не менее за это короткое время «Принс оф Уэлс» добился трех попаданий в «Бисмарк», одним из снарядов повредив противнику носовую группу топливных цистерн. За немцем потянулся нефтяной след.

Преимущество врага, однако, оставалось бесспорным: получив семь попаданий, в том числе три 380-миллиметровых снаряда с «Бисмарка» и четыре 203-миллиметровых с «Принца Ойгена», командир «Принс оф Уэлса» капитан Джон Лич, поставив дымовую завесу, вышел из боя. Линкор и два крейсера продолжали поддерживать контакт с немецким отрядом, передав сообщение о происходящем адмиралу Джону Тови. Немцы, в свою очередь, не зная о состоянии оппонента, также сочли за лучшее прервать сражение и продолжили путь на юг. Получивший попадание в топливные цистерны «Бисмарк» потихоньку начал зарываться носом в воду. Под пробоину был заведен пластырь, но от затопления значительных объемов в носовой части корабля это не спасло.

Последствия большие, чем ожидалось


Гибель «Худа» просто так нельзя было оставить: в северную Атлантику устремились все находившиеся поблизости свободные боевые единицы. Вечером того же 24 мая «Бисмарк» вновь вступил в огневой контакт с «Принс оф Уэлсом» и сопровождающими его крейсерами, прикрывая уход в самостоятельное рейдерство «Принца Ойгена». Оценив повреждения линкора, адмирал Лютьенс решает не рисковать лучшим немецким кораблем, и, отпустив крейсер в одиночное плавание, идти с «Бисмарком» в Брест, куда он тремя месяцами ранее благополучно привел «Шарнхорст» и «Гнейзенау». Реализовать этот замысел ему не удалось — после трех дней драматической погони и двух атак торпедоносцев, вторая из которых, проведенная «Суордфишами» с авианосца «Арк Ройял», лишила «Бисмарк» рулевого управления, британцы догнали противника. 27 мая в 10:39 «Бисмарк» был потоплен. Британцы потерь не понесли — немецкий линкор, почти лишенный хода, в бурном море не мог адекватно маневрировать и корректировать огонь артиллерии, вдобавок одним из первых попаданий был уничтожен главный дальномерный пост «Бисмарка». Тем не менее корабль продержался под огнем двух британских линкоров почти три часа и был окончательно потоплен торпедами крейсеров, подошедших на минимальную дистанцию после того, как орудия «Бисмарка» прекратили огонь, исчерпав боезапас. Вместе с линкором погибли адмирал Лютьенс, командир корабля Линдеман и еще 2104 человека из числа 2220 находившихся на борту.

Первый и единственный

Торпедоносцы «Суордфиш» над авианосцем «Арк Ройял»
Фото: Wikipedia

Последствия боя, однако, оказались куда более значимыми, чем просто исключение из состава сил противников двух единиц главных сил флота. Прежде всего, почти мгновенное потопление линейного крейсера и последующее упорное сопротивление «Бисмарка» заставили англичан пересмотреть свои взгляды на боевые возможности немецких кораблей и постоянно держать в составе Хоум Флита достаточное количество современных линкоров и авианосцев для гарантированной нейтрализации немцев в случае нового прорыва в Атлантику, так и не состоявшегося.

Это серьезно сказалось на возможностях Королевского флота на других ТВД. Во-первых, в Средиземном море, особенно после того, как осенью 1941 года немецкие подлодки потопили линейный корабль «Бархэм» и авианосец «Арк Ройял», а итальянские подводные диверсанты тяжело повредили в гавани Александрии линкоры «Вэлиэнт» и «Куин Элизабет». Во-вторых, на Дальнем Востоке, где выживший в бою с «Бисмарком» «Принс оф Уэлс» совместно с линейным крейсером «Рипалс» был брошен на перехват японских конвоев с войсками без адекватного эскорта и без воздушного прикрытия. «Рипалс» и «Принс оф Уэлс» погибли 10 декабря 1941 года в Южно-Китайском море под атакой торпедоносцев и бомбардировщиков береговой авиации Императорского японского флота столь же героически, сколь и бессмысленно, не нанеся противнику никакого ущерба, если не считать четырех сбитых самолетов.

Для Советского Союза этот эпизод войны на море был важен прежде всего повышенной осторожностью, демонстрировавшейся британским флотом при проводке полярных конвоев, крайним выражением которой стал разгром конвоя PQ-17 в июле 1942 года, фактически брошенного по приказу из Лондона перед лицом гипотетической угрозы со стороны немецких крупных кораблей, к тому времени перебравшихся в Норвегию.

Отдаленное эхо боя «Бисмарка» и «Худа», однако, разносилось над Атлантикой еще полтора десятка лет после войны, когда одной из главных угроз для ВМС западных союзников считался прорыв в океан советских тяжелых артиллерийских кораблей — крейсеров проекта 68, 68-бис и предполагаемых линкоров и линейных крейсеров, сообщения о постройке которых в СССР долго будоражили умы западных военно-морских аналитиков. Для нейтрализации этой гипотетической угрозы США и Великобритания продолжали сохранять в строю и в резерве оставшиеся после войны линкоры — поскольку авианосцы и самолеты того периода не гарантировали успеха в сложных климатических условиях северной Атлантики, и разрабатывали проекты новых кораблей с мощным артиллерийским вооружением, объединенных общим названием «Sverdlov-killers» — в честь головного крейсера проекта 68-бис «Свердлов».

Окончательно призрак тяжелого артиллерийского корабля, внезапно появляющегося из-за скрытого облаками горизонта среди мрачных волн и стелющегося тумана, рассеялся только к концу 1950-х — к тому времени стало ясно, что Советский Союз в морской войне сделал ставку на развитие морской ракетоносной авиации и атомного подводного флота, а большие пушки как орудия морской войны остались достоянием истории.
Автор: Илья Крамник
Первоисточник: https://lenta.ru/articles/2016/05/24/firstandonly/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 36
  1. bionik 29 мая 2016 06:47
    Линкор «Бисмарк» (Bismarck) на стоянке в Корс-Фьорде, после перехода из Балтийского моря в Северную Атлантику, в ходе операции «Рейнские учения» (Rheinübung). Фотография сделана с борта тяжелого крейсера «Принц Ойген» (Prinz Eugen), так же участвовавшего в переходе.
    1. TIT 29 мая 2016 13:03
      Цитата: bionik
      «Рейнские учения» (Rheinübung)

      ТЯЖЁлые учения
      TIT
  2. bionik 29 мая 2016 06:51
    Выжившие немецкие моряки с линкора «Бисмарк» поднимаются на борт английского крейсера «Дорсетшир».

    В ходе операции «Рейнские учения» (нем. Rheinübung) немецкие линкор «Бисмарк» (Bismarck) и крейсер «Принц Ойген» (Prinz Eugen) вышли в Атлантику. 24 мая 1941 года в Датском проливе линкором «Бисмарк» был потоплен британский линейный крейсер «Худ» (HMS Hood) и поврежден новейший линкор «Принц Уэльский» (HMS Prince of Wales). Сам «Бисмарк» так же был поврежден снарядами с линкора «Принц Уэльский», а затем 26 мая и торпедами с бипланов-торпедоносцев «Суордфиш» с авианосца «Арк Ройял» (HMS Ark Royal). У «Бисмарка» заклинило рули, он потерял возможность маневрировать и начал описывать циркуляции. Утром 27 мая подошли британские линкоры «Родней» (HMS Rodney) и «Кинг Джордж V» (HMS King George V) и огнем своих орудий быстро превратили описывающий круги «Бисмарк» в пылающую развалину. Однако «Бисмарк» не спускал боевого флага и английские крейсера добили «Бисмарк» торпедами. Из 2200 человек его экипажа гибнущий линкор покинуло порядка 800 моряков. Через час после того, как линкор затонул, крейсер «Дорсетшир» (HMS Dorsetshire) подобрал 86 моряков, эсминец «Маори» – еще 25, но из-за тревоги, сыгранной с появлением немецкой субмарины, покинули место битвы и бросив остатки команды в воде.
    Подошедшая подводная лодка U-74 спасла трех моряков, а на следующий день ещё двоих моряков с «Бисмарка» подобрало германское гидрометереологическое судно «Сашенвальд». Больше спасенных не было.
  3. bionik 29 мая 2016 06:57
    Команда покидает тонущий британский линкор «Принц Уэльский» (HMS Prince of Wales) в районе Куантана в Южно-китайском море. На фото справа — британский эсминец «Экспресс» (HMS Express), подошедший для снятием экипажа с тяжело поврежденного линктора. Фотография сделана командиром «Экспресса» лейтенант-коммандером Фрэнсисом Картрайтом (Francis Jack Cartwright).
    8 декабря 1941 года «Соединение Z» британского флота под командование адмирала Томаса Филипса в составе линкора «Принц Уэльский», линейного крейсера «Рипалс» и четырех эсминцев вышло из Сингапура на перехват японского войскового конвоя, двигавшегося к Кота Бару. Утром 10 декабря соединение было атаковано японскими бомбардировщиками G3M и торпедоносцами G3M и G4M. Вторая атака была роковой для «Принца Уэльского» — он получил попадание торпеды в левый борт в район башни Y с G3M авиакорпуса «Гэндзан». Это вызвало потерю одного из винтов и выхода из строя электрики большей части корабля; последнее сделало невозможным использование зенитной артиллерии, за исключением семи 20-мм автоматов «Эрликон» и одного 40-мм зенитного автомата «Пом-Пом».
    В общей сложности линкор был атакован шесть раз двадцатью бомбардировщиками G3M, сбросившими 32 500-кг бомбы (одно попадание) и пятнадцатью торпедоносцами G3M и G4M (10 попаданий). На «Принце Уэльском» погибло 513 моряков, включая адмирала Филипса. Потери японской авиации во время атаки на «Принц Уэльский» и «Рипалс» составили один G3M и два G4M.
    1. TIT 29 мая 2016 11:46
      Цитата: bionik
      погибло 513 моряков


      вот коте всё знал и поэтому ещё в англии на лыжи встал wink , но судьбу вот его не знаю
      TIT
  4. demiurg 29 мая 2016 07:07
    Из за двух случайностей, попадания одного из первых снарядов в погреба Худа и торпеды заклинившей рули Бисмарку, написаны кучи книг и статей, и сделаны горы выводов.

    Почему там мало упоминается о том, что Бисмарка фактически раскатал Родней, неказистый, странный линкор 1927 года выпуска?
    1. рюрикович 29 мая 2016 08:05
      Раскатал это как? whatЭто "Бисмарк" покоится на дне Атлантики wink И почему странный? Проект разрабатывался на основе результатов Первой Мировой и с учётом Вашингтонского договора. Довольно мощный корабль. А то ,что скорость маловата, так и американские "родственники" имели ещё меньшую,мотивируя это тем что "мы не собираемся убегать, а сражаться". Только забывая, что от них могут попросту уклониться. А вот ограничение водоизмещения и сыграло злую шутку, пришлось сделать упор на огневую мощь и защиту, что не позволило впихнуть мощную ЭГ.Я не раз говорил, что корабль вещь сбалансированная и в нем все исходные важны для получения результата. И к слову, проекты всех английских линкоров и линейных крейсеров постютландского периода имели компоновку "Роднея". Таково было мышление тогдашних конструкторов. requestИ скорость они могли бы иметь приличную, не будь Вашингтонского договора. Так что всё относительно hi
  5. ignoto 29 мая 2016 08:12
    Для любителей утверждать, что в русско-японскую войну отечественные снаряды были "легковесными ".

    "Худ" : калибр 381мм, масса снаряда 885 кг
    "Дьяк Уэльский" : калибр 356мм, масса снаряда 720 кг
    "Бисмарк" : калибр 380мм , масса снаряда 800 кг

    То есть, немец имел "легкий" снаряд, а англичане-"тяжелые". Немцам это не помешало, так как массы их "легких" снарядов оказалось достаточно для уничтожения одного линкора ( линейного крейсера ) и причинения тяжелых повреждений другому.
    1. Цитата: ignoto
      Для любителей утверждать, что в русско-японскую войну отечественные снаряды были "легковесными "

      А что, не были?:))
      331,7 кг русский снаряд по массе составлял 86% от 385,5 кг английского/японского снаряда.
      Цитата: ignoto
      о есть, немец имел "легкий" снаряд, а англичане-"тяжелые". Немцам это не помешало, так как массы их "легких" снарядов оказалось достаточно для уничтожения одного линкора ( линейного крейсера ) и причинения тяжелых повреждений другому.

      Неужто так сложно разобраться, почему?
      У британского снаряда содержание ВВ - 20,5 кг в бронебойном. У германского бронебойного 800 кг снаряда - 18,8 кг. Т.е. разница - всего-то процентов 8. Но в английском 385,5 кг бронебое было 11,9 кг ВВ, а вот в русском 331,7 кг - не более 5,3 кг (это если брать вес пироксилина + чехла для него) - разница более чем двухкратная.
  6. demiurg 29 мая 2016 08:21
    Цитата: рюрикович
    Раскатал это как?


    Вынес КДП, вывел из строя первую башню. Потом подошел фактически на пистолетную дистанцию и завершил разгром. Кинг Джордж 5 так и протусил в отдалении.
    А кроме Нельсонов и французов, кто имел вооружение только перед боевой рубкой?

    Почему то немецкие линейные корабли второй мировой считаются верхом совершенства. Хотя на все четыре линкора в победах числиться один авианосец, линкор, и пара эсминцев. И только Гнейзенау вроде дожил конца войны, правда с 1943 года в качестве заградителя.
    1. рюрикович 29 мая 2016 08:58
      [quote=demiurg]Вынес КДП, вывел из строя первую башню. Потом подошел фактически на пистолетную дистанцию и завершил разгром. [/quote]
      О как wassat laughing laughing Прям офигеваю... Практически неуправляемый и рыскающий из стороны в сторону из-за повреждённого вала "Бисмарк",к тому же с трудом держущий кукр при большом волнении в тот момент, вдруг раскатывает "Родней", показываю прям чудесные скоростные качества... laughing ГДЕ Вы это вычитали??? Не на сайтах ли альтернативщины? wink
      [quote=demiurg]А кроме Нельсонов и французов, кто имел вооружение только перед боевой рубкой?

      А кто сказал, что такое расположение ущербно? И в бою мне с такой артиллерией будет гораздо легче сделать простой доворот, чтобы прикрыть кормовые углы, чем Вам описать дугу, чтобы зайти мне туда, где гипотетически я не смогу отстреливаться. А такое расположение использовалось, чтобы по максимуму забронировать районы погребов,башен. Минус только в в том, что удачное попадание в одну из башен( французкие линкоры) лишало половины артиллерии. Но туда ещё попасть нужно и не факто, что снаряд пробъёт броню, ведь имеет цену ещё и дистанция боя, и противник(калибр, которым он располагает), и ещё многие др. факторы. так что мне лично наоборот такое расположение больше импонирует. Достоинств больше ,чем недостатков. Другое дело, чтобы технологически довести до совершенства сами башни для безотказной работы.
      А такое расположение имели ещё и японские ТКР "Тоне" и "Тикума", а также лёгкий крейсер "Ойодо" - вся артиллерия ГК размещалась в носовой части. Правда у них это объяснялось скорее удобством для работы катапульт в корме. hi
    2. Верден 29 мая 2016 11:19
      Цитата: demiurg
      А кроме Нельсонов и французов, кто имел вооружение только перед боевой рубкой?
      Такое расположение башен позволяет существенно сэкономить на весе бронирования и упрощает централизованное управление артиллерией главного калибра. Отказались от него ради того, чтобы разделить артиллерийские погреба, увеличив шансы корабля на выживание.
  7. казак волгский 29 мая 2016 09:36
    Интересная статья . спасибо........ но операция по перехвату Бисмарка просто цепь нелепых случайностей.....и это ГРАНД ФЛИТ..........
  8. demiurg 29 мая 2016 10:06
    Цитата: рюрикович




    Рюрикович, Вы как все царственные особы не читаете внимательно, одни балы и охоты на уме:))
    Внимально читайте что я пишу:))

    РОДНЕЙ выбил БИСМАРКУ КДП и башню Антон а не наоборот.
    А вот Бисмарк выбил одну четырехорудийную башню королю Джорджу пятому. Так что всё возможно.

    И на отходе не пострелять. Как наступательное оружие такой линкор да, годен. Но если тебя догоняют, то придется либо ловить чемоданы до тех пор пока не потопят, либо разворачиваться и становиться героем. На галсировании стрелять, так ещё быстрее догонят.
    Тонэ если мне память не изменяет, были почти гидроавианосцами.
    1. рюрикович 29 мая 2016 10:39
      Цитата: demiurg
      Рюрикович, Вы как все царственные особы не читаете внимательно, одни балы и охоты на уме:))
      Внимально читайте что я пишу:))

      Уважаемый, мне на балы монописсуально. Это раз.
      Два. Я то читаю, что Вы пишете, а Вы хоть сами читаете? Цитирую: "Потом подошёл фактически на пистолетную дистанцию и завершил разгром"... lol То то над Вашими изложениями того боя адекватные люди посмеиваются. Наверное lol Для тех, кто в пустыне - "Бисмарк" на дне и скольто он там ущерба принёс "Роднею" и "Кинг Джордж V" уже не важно wink
      Цитата: demiurg
      Тонэ если мне память не изменяет, были почти гидроавианосцами.

      "Тоне" были тяжёлыми крейсерами! И получились они такими, потому что согласно подписанным соглашениям японцы были обязаны вписываться в лимит водоизмещения. В то, что осталось после предыдущих серий , конструкторы впихнули максимум. "Тоне" и "Тикума" по очень многим мнениям являются чуть ли не венцом японского крейсеростроения тех времён. А наличие большого количества гидросамолётов подразумевает собой использование кораблей для тех функций, которые были задуманы японскими адмиралами. Для разведки вокруг соединения и ПЛО наличие авиации не ущербно. И чем больше, тем лучше. Потому "Тоне" вписываются в концепцию японского флота и крейсерские качества у них вполне на высоте.
      Цитата: demiurg
      И на отходе не пострелять. Как наступательное оружие такой линкор да, годен. Но если тебя догоняют, то придется либо ловить чемоданы до тех пор пока не потопят, либо разворачиваться и становиться героем. На галсировании стрелять, так ещё быстрее догонят

      Вопрос, кто ещё догонит и с кем придётся драться. В избиении "Бисмарка" "Родней" задницу не подставлял и бежать не собирался, а потому разговоры на тему расположения артиллерии только в носовой части дилетантские wink Любой капитан знает свой корабль и строит схему предстоящего боя исходя из возможностей своего корабля. При охранении конвоев бежать ни от кого не нужно,а значит и задницу подставлять нет нужды. При охоте(гипотетически) за кораблями противника тоже задница не подставляется. ЕДИНСТВЕННОЕ, что может быть негативным в таком расположение артиллерии , так это возможность побывать на месте "Бисмарка" в день его потопления - т.е. с разбитыми рулями и винтами и невозможностью маневрировать. Тогда да, можно зайти с кормы и расстрелять... wink hi
      1. Nubia2 30 мая 2016 10:43
        Цитата: рюрикович
        скольто он там ущерба принёс "Роднею" и "Кинг Джордж V" уже не важно

        тем более, что не нанес.
  9. Верден 29 мая 2016 10:38
    Цитата: demiurg

    Почему то немецкие линейные корабли второй мировой считаются верхом совершенства. Хотя на все четыре линкора в победах числиться один авианосец, линкор, и пара эсминцев. И только Гнейзенау вроде дожил конца войны, правда с 1943 года в качестве заградителя.

    Это потому, что для уничтожения одного линкора (как Бисмарка, так и Тирпица) англичанам приходилось привлекать огромные силы. За Бисмарком они гонялись целым флотом, плюс привлекали авиацию, и всё равно понесли серьёзные потери. Даже получив повреждения, немецкие линкоры довольно успешно справлялись с ними, а не шли на дно, как британские линкоры. Что до "Худа", то это оказался классический "бумажный тигр", чьи высокие ТТХ на бумаге не подтвердились жизненными реалиями. При неудачном размещении оказывается бесполезной даже самая толстая броня, и самая крупнокалиберная артиллерия бессильна при отсутствии необходимой надёжности.
    1. AK64 29 мая 2016 16:35
      Это потому, что для уничтожения одного линкора (как Бисмарка, так и Тирпица) англичанам приходилось привлекать огромные силы.

      Так уж и "огромные"?
      Бисмарк и Тирпиц вообще-то были значительно дорожи тех же Кингов.

      За Бисмарком они гонялись целым флотом, плюс привлекали авиацию, и всё равно понесли серьёзные потери.

      Это я бы назвал "натягивать сову на пень". Потеря одна -- Худ. И то серьёзный элемент "повезло". Ну а потом шутница-фортуна развернула удачу наоборот -- и торпеда в руль. А во втором бою -- где там-то потери? Почему же Бисмарк не влепил в Родней хотя бы пару снарядов?

      Чувство юмора токое у Фортуны.

      Даже получив повреждения, немецкие линкоры довольно успешно справлялись с ними, а не шли на дно, как британские линкоры.

      Это вопрос разумного баланса "цена-качество".
      Кроме того "шли на дно" те у которых не было современной пртивоторпедной защиты.

      Что до "Худа", то это оказался классический "бумажный тигр", чьи высокие ТТХ на бумаге не подтвердились жизненными реалиями. При неудачном размещении оказывается бесполезной даже самая толстая броня, и самая крупнокалиберная артиллерия бессильна при отсутствии необходимой надёжности.

      \вздохнув\
      Порох у бритишей просто был "неправильный" -- слишком сильный. Вот и всё.
      Поэтому когда в том же Ютланде в погреба получали немцы -- то у них порох просто выгорал, и всё. А у бритишей -- подрывы.

      А всё просто: бритиши вместо пироксилина (порядка 12% азота) использовали в порохах три-нитро-циллулозу с содержанием азото 13% и ВЫШЕ. В результате порох получается мощнее, но в тоже время и возникает риск его детонации.

      Если сомневаетесь про пороха -- это даже в Вики есть (правда в английской)
      1. Верден 29 мая 2016 18:07
        Цитата: AK64
        Порох у бритишей просто был "неправильный"

        Дело не в качестве порохов, которые в ходе войн постоянно менялись по разным причинам, а в конструкции башен и труб для подачи снарядов. Если конструкция допускала проникновение огня в артиллерийские погреба - то Auf Wiedersehen! При этом и тут многое зависело от конструкции корабля. Тот же "Марат" после взрыва погребов первой башни исхитрился сесть на мель. А на "Октябрьской Революции" не произошло даже этого. Корабль своим ходом, правда - задним, так как размоталась вся якорная цепь, а палуба с брашпилями оказалась вывернута наружу, дотащился до Кронштадта.
        Потеря одна -- Худ. И то серьёзный элемент "повезло".
        Вы полагаете, что Худ - несерьёзная потеря? Что до везения, то кому везёт, у того и петух снесёт. Можно считать, что англичанам у мыса Матапан тоже повезло.
        Кроме того "шли на дно" те у которых не было современной пртивоторпедной защиты.
        Интересно, а при чём тут противоторпедная защита? Это не Худ, а Бисмарк атаковали торпедами.

        Так уж и "огромные"?
        Бисмарк и Тирпиц вообще-то были значительно дорожи тех же Кингов.
        Дело не в цене отдельного корабля, а в усилиях, которые приходится предпринимать противнику для его уничтожения.
        Всего британским адмиралтейством было задействовано восемь линкоров и линейных крейсеров, два авианосца
        И то справились с трудом.
  10. verboo 29 мая 2016 10:47
    в скоротечном бою в Датском проливе был потоплен линейный крейсер «Худ» — самый знаменитый и самый сильный на тот момент корабль Королевского флота.

    Очень "сильная фраза". Назвать Худ "самым сильным кораблем Королевского флота" в 1941г, это нечто. Почему нельзя просто написать, "утопил мол Бисмарк старую калошу"?
  11. demiurg 29 мая 2016 11:12
    Цитата: рюрикович



    Рюрикович!!!! Вы опять не то читаете. lol
    Родней, английский линкор победил Бисмарка. Я это пытаюсь сказать уже третье сообщение.
    Тонэ, как и Могами были странными крейсерами. И очень с моей точки зрения красивыми как и все японские тяжелые крейсера второй мировой.





    Цитата: Верден



    Линкор стоил совершенно фантастических денег. И для его потопления имело смысл собрать всё что можно. Хотя бы для морального удовлетворения и красивых заголовков газет. И месть, тоже знаете ли сильный мотиватор.
    Худ корабль построенный в конце первой мировой ну никак в 1941 году не тянул на роль суперлинкора. Шарнхорст почему то потонул. Да и Бисмарка в основном разделал линкор который старше его на 15 лет.
    1. рюрикович 29 мая 2016 11:21
      Цитата: demiurg
      Рюрикович!!!! Вы опять не то читаете.

      Извиняюсь, я одну букву не узрел hi У Вас "Бисмарка раскатал Родней" а я прочитал "Бисмарк раскатал Родней"
      Мильён извинений hi Из-за это весь сыр бор.
      1. леликас 29 мая 2016 12:32
        Парни - Вас читать , было интереснее чем статью !
    2. Цитата: demiurg
      Да и Бисмарка в основном разделал линкор который старше его на 15 лет.

      Ничего ж себе:))) Посмотрел бы я, где был "Родней" если бы "Бисмарк" не был подбит. Конечно, что же не "раскатать" линкор, который не может держать курс (т.е. угол разворота башен в момент залпа - величина гадательная) и который может воевать только половиной своей артиллерии! Бисмарк даже развернуться не мог, чтобы ввести в бой кормовые башни. При этом стреляли немцы достаточно точно, Родней они накрыли практически одновременно с накрытием "Бисмарка" англичанами, а вот потом немцам просто не повезло - накрытия "Бисмарка" попаданий не дали, а англичане последовательно вышибают башню и единственный КДП, который видел британские корабли.
      Более того - когда "бисмарк" был сильно разделан, англичане все же вошли в зону действия кормовых башен. Те под централизованной наводкой успели сделать 4 залпа, потом кормовой КДП тоже вышибло.
      В общем, тервер в том бою конкретно был не на стороне германцев:))) Это им видимо за "Худ" вышло:))) Ну не должен был "Худ" взрываться, не должен:)))
      1. Nubia2 13 июня 2016 20:21
        Цитата: Андрей из Челябинска
        При этом стреляли немцы достаточно точно

        ни разу не добившись попадания
        Цитата: Андрей из Челябинска
        а вот потом немцам просто не повезло - накрытия "Бисмарка" попаданий не дали

        как это часто встречается у любителей нацистов... немцы не попали в Роднея - просто не повезло, утопили Худа - никакого везения - только качество подготовки и закономерный финал..
  12. TIT 29 мая 2016 11:39
    пару эпизодов про везение
    северные моря
    На сей раз отличился «Шеффилд» обнаружив врага радаром, он принялся наводить на него авиацию. Первые 15 «свордфишей», несмотря на ненастье, вышли на цель и атаковали ее с разных сторон. Как ни странно, корабль не отстреливался, а выделывал в штормовом океане сумасшедшие зигзаги, уклоняясь от торпед. Только вернувшись на авианосец, летчики узнали, что так и не смогли поразить... «Шеффилд».


    южные моря
    Корабль вышел утром 27 декабря в залив Эйшиа на Негросе и в 10 ч. 30 мин. бросил там якорь. К вечеру он поднял якорь и вошел в канал между островами Пилас и Базилиан. На следующее утро в 8 ч. 10 мин. его заметил четырехмоторный японский разведывательный самолет. После бомбовой атаки, которую Эскадренный миноносец «Пири» удачно отбил, он продолжал преследовать корабль в течение всего дня. Командир «Пири» лейтенант-коммандер Д. Бермингхэм{244} пытался связаться по радио с адмиралом Глассфордом и сообщить ему об опасности, которой подвергался корабль — но радисту не удалось связаться ни с одной из радиостанций.

    В 14 ч. 20 мин. три более крупных бомбардировщика атаковали корабль и гонялись за ним почти два часа. Четырехтрубный корабль шел зигзагом, круто разворачиваясь на полном ходу и ловко уклоняясь от противника. Каждый из бомбардировщиков сбросил по две 500-фунтовые бомбы, атакуя на бреющем полете. Обессиленные расчеты зенитных орудий отбивали атаки, пока японский торпедоносец не спикировал со стороны левого борта корабля с высоты 50 метров, сбросив две торпеды в 500 ярдах. «Пири» круто взял вправо, и торпеды прошли мимо его носа. Через 15 секунд появился второй торпедоносец и сбросил еще две торпеды с той же высоты и дистанции. Поступило приказание положить руль вправо, корабль отвернул, и торпеды прошли в 10 ярдах от правого борта эсминца. Когда машина была застопорена, один из бомбардировщиков зашел на него с кормы. Было приказано дать «полный вперед», и раньше, чем самолет успел сбросить свой груз, машины корабля, плавающего уже двадцать первый год, развили скорость более 10 узлов. Бомба была сброшена в 100 ярдах от корабля, после чего самолеты ушли. «Пири» лег на свой курс, не имея повреждений.
    Когда эсминец прошел через пролив Банка близ Кема на острове Целебес, он был замечен тремя английскими самолетами типа «Локхид». Хотя «Пири» и обменялся условными сигналами с одним из них, самолет принял «Пири» за японский эсминец, поддерживающий высадку войск в Менадо.
    Один из самолетов начал пикировать. Естественно, что расчеты зенитных орудий открыли огонь, но после этого два других «Локхида» тоже вступили в бой. «Пири» сманеврировал так стремительно, что один из матросов упал за борт. Бомба, взорвавшаяся близ корабля, повредила рулевое управление. Увы, союзники бомбили лучше, чем японцы.
    TIT
  13. VinniPukh 29 мая 2016 12:57
    Непотопляемый Сэм (англ. Unsinkable Sam)[К 1] — корабельный кот, служивший в годы Второй Мировой войны на германском линкоре, британском эсминце, а позже на авианосце, пережил гибель всех трёх кораблей[1] и умер на берегу в 1955 году.
    Кот чёрно-белого окраса был пронесен неизвестным матросом на борт германского линкора «Бисмарк». 18 мая 1941 года корабль выступил из Готенхафена с приказом топить британские торговые суда. Девять дней спустя, 27 мая, линкор был потоплен британской эскадрой, причём спаслись лишь 115 моряков из 2200. Несколько часов спустя кот, плававший на обломках корабля, был замечен английскими моряками с возвращающегося на базу эсминца «Казак» и взят на борт[2]. При этом экипажу эсминца не удалось спасти ни одного человека. Не зная настоящего имени кота, английские моряки дали ему прозвище Оскар[2].
    Следующие несколько месяцев Оскар провёл на борту эсминца, в это время сопровождавшего несколько конвоев в Средиземном море и Северной Атлантике. 24 октября 1941 года «Казак», находясь в эскорте конвоя HG-75, следовавшем из Гибралтара в Ливерпуль, был торпедирован немецкой подводной лодкой «U-563»[3]. Экипаж корабля перешёл на эсминец «Легион», а попытки отбуксировать тяжело повреждённый корабль обратно в Гибралтар не увенчались успехом из-за ухудшающихся погодных условий. 27 октября эсминец затонул. Немецкая торпеда, угодившая в носовую часть корабля, стала причиной гибели 159 английских моряков, однако Оскар выжил и на этот раз. Некоторое время он провёл на берегу в Гибралтаре[4].
    После гибели «Казака» кот получил от англичан прозвище «Непотопляемый Сэм» и был перенесён на авианосец «Арк Ройял», самолёты которого сильно поспособствовали гибели его первого корабля, «Бисмарка». Сэм же, однако, на новом корабле долго не задержался. Уже 14 ноября авианосец, возвращаясь с Мальты, был торпедирован немецкой подводной лодкой «U-81». Попытки взять на буксир тонущий корабль вновь оказались бесплодными, и «Арк Ройял» затонул в 30 милях к востоку от Гибралтара. Однако все до единого моряки и лётчики, а с ними и Сэм, были спасены подошедшими на помощь судами. Несколько моряков, вместе с Сэмом цеплявшихся за обломки корабля, были подобраны патрульным катером[5]. Выжившие были переведены сначала на эсминец «Лайтнинг», а после — вновь на эсминец «Легион», уже участвовавший ранее в спасении Сэма. Судьба этих двух кораблей также оказалась незавидной. «Легион» будет потоплен четыре месяца спустя, 26 марта 1942 в результате авианалёта, а «Лайтнинг» будет потоплен немецким торпедным катером «S-55» 12 марта 1943 года.
    После гибели авианосца решено было оставить кота на берегу. Сэм некоторое время жил в канцелярии генерал-губернатора Гибралтара, но вскоре был отправлен в Великобританию, где и встретил окончание войны в Белфасте[6]. Непотопляемый Сэм умер на берегу в 1955 году. Пастельный рисунок героического кота, выполненный художницей Джорджиной Шоу-Бейкер, ныне хранится в Национальном морском музее в Гринвиче[5].
    1. TIT 29 мая 2016 13:17
      Цитата: VinniPukh
      Непотопляемый Сэм


      не тот, а вот




      Когда У. Черчилль собрался перейти на борт американского крейсера, у его ног появился корабельный кот линкора «Принц Уэльский» по кличке Блэки.
      Корабельный кот быстро получил другую кличку - Черчилль


      кликабельно , даже сильно

      https://www.flickr.com/photos/16118167@N04/6079358093/sizes/o/in/photostream/
      TIT
  14. Даос 29 мая 2016 14:20
    Отдаленное эхо боя «Бисмарка» и «Худа», однако, разносилось над Атлантикой еще полтора десятка лет после войны, когда одной из главных угроз для ВМС западных союзников считался прорыв в океан советских тяжелых артиллерийских кораблей — крейсеров проекта 68, 68-бис и предполагаемых линкоров и линейных крейсеров, сообщения о постройке которых в СССР долго будоражили умы западных военно-морских аналитиков. Для нейтрализации этой гипотетической угрозы США и Великобритания продолжали сохранять в строю и в резерве оставшиеся после войны линкоры — поскольку авианосцы и самолеты того периода не гарантировали успеха в сложных климатических условиях северной Атлантики, и разрабатывали проекты новых кораблей с мощным артиллерийским вооружением, объединенных общим названием «Sverdlov-killers» — в честь головного крейсера проекта 68-бис «Свердлов».

    Вариант Бис?
  15. fzr1000 29 мая 2016 14:59
    А Принца Ойгена даже ядреная бомба не брала. Сейчас такие динозавры только у Штатов остались.
  16. Мюнхгаузен 29 мая 2016 21:17
    Фартовый кот, все корабли на которых он служил - погибли.
    Может дело и не в коте, но осадочек явно остался, не даром после авианосца его решили на берегу оставить))
  17. tolancop 29 мая 2016 22:38
    Дочитал до
    "...еще три линейных корабля, а у немцев — ни одного (о чем, правда, англичане не знали)...."
    и далее читать не стал. На немецких верфях отсутствуют строящиеся линкоры, а британская разведка о том не ведает... Фантастические лопухи!!!! Угу... Кто в ЭТО может поверить, могут и дальше читать сей опус. А я как-то не верю, что верфи основного противника британцы оставили без пригляда.
  18. Nubia2 30 мая 2016 10:40
    Цитата: verboo
    Нельзя было Худ выставлять против Бисмарка, вот и все. Устарел он для этого.

    А кого надо было выставлять?
    Да и возраст тут особой роли не играл. Вполне сопоставимые корабли.
    1. verboo 30 мая 2016 11:58
      Цитата: Nubia2
      Да и возраст тут особой роли не играл.

      Разумеется, старая техника всегда лучше новой.)
      Цитата: Nubia2
      Вполне сопоставимые корабли.

      Вот уже и бой показал, что не сопоставимые. Но всегда найдутся специалисты, которым виднее.
    2. Комментарий был удален.
  19. Силуэт 30 мая 2016 11:14
    одной из главных угроз для ВМС западных союзников считался прорыв в океан советских тяжелых артиллерийских кораблей — крейсеров проекта 68, 68-бис


    Это легкие крейсера. Артиллерия калибром 150 мм. Никакой угрозы западным ВМС не представляли.
  20. siemens7774 30 мая 2016 15:02
    с каких пор Пр-68 стал тяжёлым крейсером? - http://forums.airbase.ru/2006/06/t39292--artillerijskie-krejsera-proekta-68-i-ik
    h-modifikatsii.htm
  21. ignoto 30 мая 2016 16:40
    Цитата: Андрей из Челябинска
    Цитата: ignoto
    Для любителей утверждать, что в русско-японскую войну отечественные снаряды были "легковесными "

    А что, не были?:))
    331,7 кг русский снаряд по массе составлял 86% от 385,5 кг английского/японского снаряда.
    Цитата: ignoto
    о есть, немец имел "легкий" снаряд, а англичане-"тяжелые". Немцам это не помешало, так как массы их "легких" снарядов оказалось достаточно для уничтожения одного линкора ( линейного крейсера ) и причинения тяжелых повреждений другому.

    Неужто так сложно разобраться, почему?
    У британского снаряда содержание ВВ - 20,5 кг в бронебойном. У германского бронебойного 800 кг снаряда - 18,8 кг. Т.е. разница - всего-то процентов 8. Но в английском 385,5 кг бронебое было 11,9 кг ВВ, а вот в русском 331,7 кг - не более 5,3 кг (это если брать вес пироксилина + чехла для него) - разница более чем двухкратная.

    Фугасность пироксилина в 1,45 раза больше чем у так называемой "шимозы".
    В годы ПМВ наполнение британских бронебойных снарядов- черный порох. Его фугасность меньше фугасности пироксилина в сорок раз.
    Для линейных кораблей в России был принят снаряд образца 1911 года массой 470 кг. Что-то ни немцы,ни англичане не "плакали" о "легковесности" своих 12" снарядов. Кстати, был еще снаряд образца 1912 года массой 512 кг. Но, видимо, оказался тяжел для орудия.
  22. Bakht 22 ноября 2016 01:47
    Статья интересная. Комментарии еще лучше. Позвольте пять копеек.

    Итак Худ. Из серии "белых слонов" Фишера. После Ютландского боя где погибли сразу три линейных крейсера, адмирал Битти категорически отказался ставить линейные крейсера в линию. Неофициальное название линейных крейсеров - тяжелые молотки с яичной скорлупой. Если интересно почитать историю создания линейных крейсеров то рекомендую "Приходящие ниоткуда" С.Самченко. Адмирал Фишер никогда не планировал ставить эти корабли в линию баталии. Так что гибель Худа вполне закономерна.

    По Бисмарку еще интереснее. Был прекрасный фильм Дж.Камерона "Экспедиция Бисмарк". Съемки велись с российского Ак.Келдыш. Броня Бисмарка практически не пробита. Английские снаряды не взяли крупповскую броню. Бисмарк скорее всего был затоплен экипажем. Причем подорвали заряды, а не просто открыли кингстоны. Англичане конечно же раскатали Бисмарк под орех. Но только надстройки и вывели из строя башни. Броню пробить не смогли. Во всяком случае подводные съемки Бисмарка на это указывают.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня