Обошлось без кровопролития...

Обошлось без кровопролития...Но причины, породившие конфликт между Каракасом и Боготой, остаются

Отношения между Венесуэлой и Колумбией длительное время находились в состоянии перманентной напряженности. Порой казалось, что она перерастет в войну между двумя соседними латиноамериканскими государствами. Так, 22 июля нынешнего года венесуэльский президент Уго Чавес объявил о разрыве дипломатических отношений с Боготой и дал команду подтянуть войска к колумбийской границе. Нечто подобное произошло и в начале марта 2008 года, когда он же распорядился выдвинуть в приграничный район танки...

Попытаемся рассмотреть совокупность факторов и причин, которые сплелись в тугой узел и обусловили сложившуюся ситуацию.


БОРЦЫ ЗА СПРАВЕДЛИВОСТЬ ИЛИ БАНДИТЫ?

На протяжении почти полувека Колумбия находится в состоянии гражданской войны. Вспыхнула она в труднодоступных горных районах страны, где зародилось партизанское движение. Постепенно разрозненные отряды повстанцев объединились в военно-политические организации. Самая влиятельная из них - Революционные вооруженные силы Колумбии (FARC). Некогда ее численность доходила до 15-20 тысяч человек, вожаком был выходец из компартии Мануэль Маруланда. Другая именуется Армия национального освобождения (ELN). Это группировка левацкого толка. В ней насчитываются около 5 тысяч человек, лидер - Нельсон Родригес.

FARC и ELN объявили, что будут вести непримиримую борьбу с буржуазным государством за построение общества социальной справедливости. В начале 2000-х годов и Революционные вооруженные силы, и Армия национального освобождения развернули активные боевые действия на территории 600 из 1907 муниципалитетов, примерно 200 из них фактически контролировались партизанами.

Для достижения поставленных целей они использовали и используют все возможные и невозможные средства: взрывы нефтепроводов и линий электропередачи, угоны самолетов, убийства полицейских, солдат и офицеров, захват заложников (в том числе в церквах), нападения на мирных граждан и государственные учреждения.

Постепенно политические требования уходили на задний план, произошла криминализация вооруженных формирований. Их верхушка теперь накрепко связана с наркомафией, подкармливается ею, имеет существенные дивиденды от преступного бизнеса. Вожаки великолепно обустроились в горах, жируют, пользуются новейшими средствами связи, Интернетом (создали собственные сайты, где размещаются официальные документы и пропагандистские материалы), держат за рубежом своих представителей. В прошлом Куба оказывала значительную моральную и материальную поддержку повстанцам, их лидеры регулярно посещали Гавану, подолгу там гостили, им устраивались всевозможные паблисити.

Между тем рядовые бойцы испытывают все тяготы суровой походной жизни. Завлекая звонкими пропагандистскими лозунгами и различными обещаниями юношей и девушек из необеспеченных семей, главари FARC и ELN цинично используют их как пушечное мясо в своих корыстных интересах.

Обошлось без кровопролития...


БУКСУЮЩИЙ ПЕРЕГОВОРНЫЙ ПРОЦЕСС

Для урегулирования внутреннего вооруженного конфликта колумбийские власти задействовали и силовые, и политические методы. Максимальную готовность к диалогу проявил президент Андрес Пастрана (1998-2002 годы), который лично встречался с Маруландой. Результатом этого свидания стало решение о демилитаризации пяти муниципий. В качестве жеста доброй воли глава государства даже совершил поездку в Европу совместно с видным партизанским командиром Раулем Рейесом.

Для того чтобы покончить с междоусобицей, в 1999 году был разработан так называемый План Колумбия - комплексная стратегия из десяти пунктов. Он включал укрепление государственных структур, создание условий для установления прочного мира, контроль над посевами наркосодержащих культур, борьбу с торговлей наркотиками и решение социальных проблем. Дело в том, что выращивание коки весьма выгодно мелким производителям, поскольку они получают с этого неплохие доходы, позволяющие не только сводить концы с концами, но и порой вести вполне сносное существование.

Финансовое обеспечение плана составило 7,5 млрд долларов. Богота выделила на эти цели 4 млрд, остальные средства она намеревалась получить у США и Европейского союза. Но на практике предпринятые правительством меры дали минимальные результаты. Не удалось добиться прогресса и в мирном урегулировании конфликта. Демилитаризованные зоны использовались партизанами для обучения новобранцев, подготовки очередных акций, торговли оружием и наркотиками. Срыв в феврале 2002 года по вине повстанцев переговоров привел к резкой смене общественных настроений и соответственно к упрочению позиций сторонников жестких мер в отношении «революционеров».

Именно за это ратовал 49-летний независимый кандидат на пост президента Альваро Урибе. Его победа на выборах, состоявшихся 25 мая 2002 года, была предсказуемой. Как и прогнозировали большинство аналитиков, второй раунд не понадобился. Новый глава государства, бросивший вызов традиционным партиям и выдвинутый движением «Колумбия - прежде всего», полагал, что добиться успеха можно лишь с помощью силы, а потому значительно увеличилось финансирование профессиональной армии и правоохранительных органов, в частности полиции, заметно возросла их численность.

Заслугой Урибе явилось обуздание деятельности незаконных вооруженных формирований правого толка, сколоченных в качестве противовеса партизанским группировкам в условиях деморализации центральной власти. Некогда в этих формированиях, получивших название «Объединенная самозащита Колумбии» (AUC), насчитывались 14 тысяч боевиков. Многие из них также были связаны с наркомафией и в свою очередь способствовали дестабилизации обстановки. Кроме того, президенту удалось реализовать ряд социальных программ, нацеленных на сокращение масштабов бедности, создание новых рабочих мест.

На этой волне Урибе добился внесения в колумбийскую конституцию поправки, позволяющей президенту избираться на второй срок, выдвинул свою кандидатуру на очередных выборах в 2006-м и завоевал право оставаться на своем посту вплоть до 2010 года. Ранее, в мае 2005-го он выступил с инициативой предоставить амнистию повстанцам, готовым включиться в мирный процесс, независимо от совершенных преступлений. При этом Урибе считал, что возобновление переговоров с партизанами возможно только при условии прекращения с их стороны террористических акций и захвата заложников. Мятежники же настаивали на том, что условием для начала переговоров об освобождении находящихся в их руках пленников должен стать вывод войск и полиции из двух департаментов. Для достижения взаимопонимания правительство порой было вынуждено прибегать к услугам посредников.

Под занавес 2007 года в этой роли выступил венесуэльский президент, предварительно заручившись согласием колумбийского коллеги. Урибе пошел на это скрепя сердце, поскольку хорошо знал, что Чавес, сам пытавшийся некогда взять власть силовыми методами, явно симпатизировал колумбийским партизанам. Они отвечали ему взаимностью. На протяжении ряда лет Венесуэла предоставляла боевикам из соседней страны свою территорию для лечения и создания баз отдыха. Тем не менее Урибе решился на такой неординарный шаг.

Миротворческая миссия Чавеса увенчалась успехом. В начале января 2008 года на свободу вышли заложники повстанцев - Клара Рохас и Консуэло Гонсалес, проведшие в заточении шесть лет. Позднее к ним присоединились еще четыре политика. Казалось, процесс пошел. Однако после того как венесуэльский лидер категорически отверг формулировку, причисляющую повстанцев к организациям террористического толка, колумбийские власти отказались от его посреднических услуг. Разразился громкий скандал. Чавес назвал Урибе мафиозным элементом, пригрозив разорвать дипломатические отношения и свернуть экономические связи с Колумбией.

Обошлось без кровопролития...


В ШАГЕ ОТ ВОЙНЫ

1 марта 2008 года Андский субрегион оказался на грани войны с участием Колумбии, Эквадора и Венесуэлы. Поводом для конфликта стала ликвидация колумбийским спецназом на сопредельной эквадорской территории видного полевого командира - Рауля Рейса и еще, по разным оценкам, от 16 до 20 боевиков FARC.

Разразился громкий скандал. Эквадор обвинил Колумбию в нарушении национального суверенитета, отозвал из Боготы своих дипломатов и обратился с жалобой в Организацию американских государств. В свою очередь Венесуэла, не имевшая непосредственного отношения к инциденту, предприняла аналогичные шаги и вдобавок выдвинула к границам с Колумбией десять танковых батальонов. Замаячили масштабные вооруженные столкновения.

Убийство партизанского вожака на территории Эквадора, непосредственно не затрагивавшее Венесуэлу, тем не менее привело к резкому обострению отношений между Боготой и Каракасом. Чавес, затаивший обиду на Урибе, мгновенно и достаточно своеобразно отреагировал на колумбийскую операцию в Эквадоре: попросту стал раскручивать конфликт, подбрасывая поленья во вспыхнувший костер.

Помимо бряцания оружием венесуэльский лидер сделал ряд жестких заявлений. В частности, предупредил визави: «Если вы, президент Урибе, попробуете провернуть с Венесуэлой то, что вы устроили в Эквадоре, я пошлю против Колумбии несколько «Сухих». Все это очень серьезно и может знаменовать начало войны в Латинской Америке. Наверняка многие люди в Колумбии хотят избавиться от своего правительства, так что мы должны освободить эту страну». Обвиняя колумбийского президента в нарушении суверенитета Эквадора, Чавес недвусмысленно дал понять, что готов содействовать свержению легитимной власти в Боготе.

С момента возникновения конфликта свою лепту в его разрешение пытались внести политические лидеры различных стран континента. Стал использоваться такой испытанный ресурс, как дипломатия высокого уровня.

На исходе первой недели марта обстановку удалось разрядить. Сначала состоялась сессия старейшей региональной структуры - Организации американских государств, которая оперативно провела экстренное заседание. Затем - саммит так называемой Группы Рио, собравшийся 7 марта в столице Доминиканской Республики с участием представителей 20 стран Латинской Америки, в том числе президентов Эквадора, Венесуэлы и Колумбии. В этот момент весьма позитивную роль сыграл гостеприимный хозяин, сумевший усадить за один стол всех участников. Внешне там царила весьма благостная атмосфера. Это дало повод корреспонденту одного из британских телевизионных каналов дать отчету о происходящих событиях выразительный заголовок - «Город мира».

Трехсторонний конфликт, не переросший в войну во многом благодаря активности латиноамериканского сообщества, изначально изобиловал парадоксами. Мы уже отмечали неадекватную реакцию на него венесуэльского руководства, которое мгновенно отозвало дипломатический персонал посольства из столицы Колумбии, а также распорядилось свернуть интенсивные экономические связи с соседней страной, достигшие значительных объемов товарооборота и взаимных вложений капитала. По прошествии нескольких дней все возвратилось на круги своя. Президенты двух стран прилюдно обнимались, подчеркивая тем самым, что все, мол, позади.

Кстати, Урибе сразу же после инцидента позвонил эквадорскому коллеге Рафаэлю Корреа и выразил сожаление в связи со случившимся. В свою очередь министр обороны Колумбии принес извинения за вторжение на территорию Эквадора.

Обошлось без кровопролития...


ФАКТОР США

Постоянно возникающую напряженность венесуэльский президент вознамерился использовать в качестве удобного повода для создания военного союза стран, входящих в Боливарианский альянс, с целью отражения «агрессивных замыслов» колумбийской верхушки, за спиной которой стоит «американский империализм». Об этом он прямо говорил в начале 2008 года.

Столь неадекватная реакция на ситуацию, повышенная возбудимость и нервозность Чавеса объяснялись по меньшей мере тремя факторами. Во-первых, разнотипностью политических режимов Колумбии и Венесуэлы. Если руководство первой придерживается модели открытой рыночной экономики, плюралистической демократии, сохраняет свободу средств массовой информации, то венесуэльский президент выступает за построение так называемого социализма XXI века и пытается навязать его остальным странам континента. Во-вторых, близостью либо совпадением идейных позиций лидеров Венесуэлы и Эквадора. В-третьих, стратегическим партнерством Вашингтона и Боготы, тогда как у Венесуэлы с США складываются, мягко говоря, весьма непростые отношения.

Единственным стратегическим союзником Соединенных Штатов в Южной Америке является Колумбия. Только на реализацию Плана Колумбия Вашингтон выделил 1,3 млрд долларов. Всего же за последние годы США по разным каналам предоставили Боготе свыше 5 млрд долларов. Эти средства предназначены для выполнения не только гражданских, но и военных аспектов миротворческой стратегии. По объему американских вливаний Колумбия занимает второе место в мире после Израиля.

Эта поддержка обуславливается необходимостью борьбы с терроризмом и наркомафией. Президент Урибе регулярно наведывался в Вашингтон, у него сложились доверительные отношения с бывшим хозяином Белого дома Джорджем Бушем.

В свете этого становилось понятным заявление представителя администрации США. Он назвал высказывание Чавеса «неадекватной реакцией на действия колумбийцев против террористической организации, удерживающей в заложниках колумбийцев и американцев». Логика Белого дома сводилась к следующему. Поскольку партизаны свободно просачиваются через границу, тем самым совершая противоправные деяния, то вполне оправданны аналогичные ответные меры. Об этом, в частности, без обиняков говорила государственный секретарь Кондолиза Райс.

На пике резкого обострения ситуации в международном сообществе всерьез дебатировался вопрос о гипотетическом участии Соединенных Штатов в военных действиях в случае перерастания конфликта в горячую фазу. Однако шеф Пентагона Роберт Гейтс отмел такую возможность, заявив, что «нет нужды помогать колумбийцам, они вполне могут постоять за себя сами».

Безоговорочная поддержка Вашингтоном всех без исключения действий и шагов колумбийских властей резко диссонирует на фоне непрекращающейся конфронтации с венесуэльским президентом Чавесом. Не вдаваясь в детали данной проблемы, ограничимся лишь одним немаловажным соображением. В то время как Соединенные Штаты и большинство европейских стран наконец признали FARC и ELN террористическими организациями, лидер Венесуэлы, напротив, продолжает считать членов формирований пламенными революционерами, борющимися за светлые идеалы освобождения от ига капитализма. Это обстоятельство послужило дополнительным источником напряженности. Поводом для очередного витка обострения двусторонних отношений стало согласие колумбийского правительства предоставить американцам дополнительные военные базы для активизации борьбы с наркобизнесом и наркотрафиком. Этот шаг однозначно рассматривался как враждебный по отношению к Венесуэле.

Обошлось без кровопролития...


ВПОЛНЕ ОБЪЯСНИМЫЕ ПЕРЕМЕНЫ

Весьма примечательно, что еще до приезда в Доминиканскую Республику обозначились признаки того, что венесуэльский президент готов дать задний ход. Он сделал сенсационное заявление - призвал повстанцев изменить методы действий и перейти к парламентским способам борьбы за власть. Позднее, а именно - 8 июня 2008 года после обнародования информации о кончине вожака FARC Маруланды из уст Чавеса прозвучало не менее сенсационное признание: «Партизанская война ушла в историю. В настоящий момент в Латинской Америке больше нет места партизанским войнам».

Надежду на возможность урегулирования сугубо внутреннего конфликта в Колумбии внушало письмо венесуэльского президента новому лидеру FARC Кано, где содержался такой пассаж: «Я думаю, настало время освободить всех заложников, которые у вас есть, не прося ничего взамен. Это будет великий гуманный жест».

Эти слова прозвучали как гром среди ясного неба, произвели эффект разорвавшейся бомбы. Ведь то, что Чавес симпатизировал партизанам, оказывал им моральную и материальную поддержку, - секрет Полишинеля. И вот такая метаморфоза! Ее, пожалуй, можно объяснить тем, что на жестких дисках компьютера убитого партизанского вожака Рауля Рейеса обнаружилась информация о причастности венесуэльского правительства к финансированию боевиков (300 млн долларов) и поставкам оружия.

Диски были переданы на проверку в Интерпол. Экспертиза подтвердила их подлинность. Разумеется, Чавес не преминул назвать это клоунадой, но все-таки слегка притих, тем самым как бы послав ясный сигнал колумбийским властям - смотрите, мы уже не потворствуем вашим врагам. Причина в том, что власти Колумбии, опираясь на полученные данные, могли подать жалобу в международные юридические инстанции по поводу вмешательства Венесуэлы во внутренние дела. Понятно, что Чавес в этом был совсем не заинтересован.

К сказанному уместно добавить, что в самое последнее время по FARC был нанесен ряд чувствительных ударов, что дало основание ряду авторитетных наблюдателей говорить о кризисе и даже скором распаде группировки, продолжительное время державшейся исключительно на авторитете покойного Маруланды. Теперь эту оценку разделяют многие. Так, например, Пабло Касас, аналитик Центра демократии и безопасности в Боготе, категорически заявил: «FARC напоминает медленно умирающего гиганта. Это начало конца... Я не вижу никаких факторов, которые они могли бы использовать для сохранения своей структуры. Она уже начинает рушиться, и пути назад нет».

Обошлось без кровопролития...


ВИДЕН ЛИ СВЕТ В КОНЦЕ ТОННЕЛЯ?

22 июля нынешнего года двухсторонний конфликт вновь обострился. Поводом стало заявление главы колумбийского МИДа на заседании ОАГ о том, что в Венесуэле нашли убежище 1,5 тысячи членов повстанческих группировок, совершающих оттуда рейды в Колумбию. В доказательство были предъявлены фото- и видеоматериалы. Уго Чавес отреагировал мгновенно: назвал материалы фальшивкой, объявил о разрыве дипломатических отношений, дал команду привести войска в полную боевую готовность. Попутно заявил о намерении прекратить поставки нефти в США. Все это произошло за две недели до завершения восьмилетнего мандата президента Урибе.

В субботу, 7 августа, Хуан Мануэль Сантос, избранный 22 июня всеобщим голосованием, вступил в должность главы государства. Он обещал продолжить осуществление политики «демократической безопасности», сформулированной предшественником. Разумеется, венесуэльский лидер на инаугурации не присутствовал. Правда, на многолюдном митинге в Каракасе заявил о желании нормализовать отношения с соседней страной.

Направленный на церемонию инаугурации министр иностранных дел Николас Мадуро имел продолжительную беседу со своей коллегой - Марией Анхелой Ольгин. В результате во вторник, 10 августа, Уго Чавес прибыл в колумбийский город Санта Марта, где и состоялась встреча двух президентов, на которой была достигнута договоренность о возобновлении связей в полном объеме. Примирение ожидалось экспертами и аналитиками. И они не ошиблись...

Конфликт загашен. Но глубинные причины, его породившие, никуда не делись. И это дает основания высказать предположение, что через некоторое время они вновь могут дать о себе знать и послужить поводом для очередного витка противостояния.
Автор: Эмиль ДАБАГЯН, ведущий научный сотрудник Института Латинской Америки РАН, кандидат исторических наук
Первоисточник: http://www.vpk-news.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://www.vpk-news.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня