Ракета Х-23 («изделие 68»)

Создание ракеты Х-66 в КБ «Звезда» даже несмотря на все примененные в ней инновации, в целом можно рассматривать только как «затыкание дыр» в системе вооружений фронтовой авиации.

Во-первых, применение данных ракет допускалось лишь с носителей оснащенных радиолокационными станциями семейства РП-21 — некоторых модификациях МиГ-21, весьма малочисленных МиГ-23С, экспортных МиГ-23МФ.

Во-вторых, во время применения Х-66 исключалось маневрирование носителя: самолет должен был пикировать на цель под углом до 30°. При этом курс и угол тангажа должны были быть неизменными. Это увеличивало уязвимость носителя к огню зенитных орудий. Кроме того, метка прицела на больших дальностях прикрывала цель, исключая возможность наблюдения летчика за ней.


Ракета Х-23 («изделие 68»)


В-третьих, во время наведения ракеты летчику необходимо было действовать так же, как при поражении цели стрелково-пушечным вооружением, однако цель необходимо было удерживать на метке прицела значительное время, а не несколько секунд. В боевой обстановке пилоту было довольно трудно осуществлять постоянное прицеливание корпусом довольно тяжелой машины. Данное обстоятельство вело к значительному снижению точности попаданий.

Таким образом, создание ракеты Х-66 не снимало задач по разработке более совершенной ракеты. В качестве такой ракеты еще раньше была задана ракета Х-23. Однако сам факт начала разработок в калининградском конструкторском бюро подтолкнул руководство авиапромышленности решению передать в 1966 году тему Х-23 от перегруженного МКБ «Вымпел» в ОКБ Калининградского машиностроительного завода, так к этому времени назывался завод №455. С 1966 года ОКБ фактически сформировалось в отдельную, самостоятельную организацию, которая с 1976 года называлась ОКБ «Звезда». В свою очередь Калининградский машиностроительный завод был переименован в Машиностроительный завод «Стрела».

Калининградские конструкторы, ознакомившись с аванпроектом выпущенным «Вымпелом», в основном, использовали тех. решения, касающиеся системы наведения, однако в остальном, что касается двигателя, «железа» и автопилота, взяли за основу Х-66, которая внедрялась в серию. В результате основные отличия ракеты Х-23 от ракеты Х-66 коснулись хвостовой части ракеты, где вместо аппаратуры системы наведения, работающей по лучу радиолокационной станции установили приемную аппаратуру линии радиокомандного наведения «Дельта-Р». Кроме того, поскольку пилоту при новой системе наведения необходимо было отслеживать положение и цели, и относительно малогабаритной ракеты, ее требовалось оснастить трассером, который позволял уверенно фиксировать местонахождение ракеты на удалении до десяти километров. Трассер первоначально был размещен в хвостовой части Х-23.

Также изменения коснулись и двигателя ракеты. В двигателе ПРД-228М использовалось топливо РСДНИ-5, отличающееся большей энергетикой. Масса заряда равнялась 63 килограммам. В дальнейшем новый двигатель использовался вместо ПРД-204 на Х-66.

Была усовершенствована и боевая часть. В модификации Ф23/04 масса боевой части была увеличена до 108 кг. Таким образом, радиус зоны поражения небронированных целей осколками (в качестве поражающего элемента использовались стальные кубики с 10-мм гранью) увеличили до 40 метров при обеспечении преодоления 250-миллиметровой брони при прямом попадании.

Х-23 оказалась короче Х-66. Ее длина составляла 3591 мм при размахе крыла равном 785 мм. С другой стороны, вес ракеты увеличился до 288 килограмм. Диапазон дальностей составлял от 2000 до 8000 м, при этом круговое вероятное отклонение в картинной плоскости не превышало 5,9 метра. Пуск ракет Х-23 производился с высот от 50 до 5 тыс. м на скоростях от 600 до 1000 километров в час. Скорость ракеты в конце разгонного участка составляла 600—750 м/с. Время управляемого полета равнялось 20 секундам.

Ракета Х-23 («изделие 68»)


Передача работы калининградским конструкторам благоприятно сказалась на темпах разработки новой ракеты. К концу 1967 года подготовили первые десять Х-23, начались летные заводские испытания. Смежники — коллектив из НИИ-131 под руководством М.А. Грамагина – поставили первый макетный комплект «Дельта-Р». Результаты осуществленных проработок представили в аванпроекте по Х-23. Правда, позже темпы работ слегка снизились, однако этот спад был связан с общим непростым ходом работ по МиГ-23 и отработке его бортового оборудования.

Эскизный проект ракеты был выпущен в 1968 году. МиГ-21ПФ №1525 переоборудовали для проведения начальной стадии летных испытаний. В середине декабря самолет поставили на полигон, однако изготовленные для испытаний ракеты оставались в Калининграде.

В 1969 г. начались заводские испытания, в ходе которых провели 23 пуска телеметрических ракет в модификации Х-23Т1. Для проведения испытаний в течение года изготовили 31 ракету. Кроме того, 35 комплектов «Дельта-Р» доработали по результатам пусков и испытали бортовую батарею 9Б16.

20 марта 1970 года приступили к государственным летным испытаниям. До конца года была выполнена значительная часть программы этапа А. С борта МиГ-23-11/2 (второй экземпляр МиГ-23 с изменяемой геометрией крыла) осуществили 27 пусков. В течение года изготовили 57 боевых и телеметрических ракет и 15 массово-габаритных макетов. Отработка аппаратуры в условиях вибраций возникающих во время полета выполнили программу наземных испытаний Х-23 с работающим двигателем на «мягком стенде». Кроме того, провели динамические и статические испытания изделий. Надежность ракеты повысили путем герметизации аппаратуры «Дельта-Р1М», и доработкой баллона пневмоблока. Данные доработки применялись во время серийного производства. Весной к испытаниям присоединился Су-17 №8601, оборудованный аппаратурой «Дельта-Н». Данную аппаратуру планировали установить и на второй экземпляр модификации самолета Т-6 имеющего крыло изменяемой геометрии — в дальнейшем Су-24 (Т6-3И).

Этап А государственных испытаний был завершен 7 июля 1971 года. Самолет МиГ-23 №232 (23-11/2), оснащенный аппаратурой «Дельта-Н», совершил 102 вылета, осуществив при этом 55 пусков. Кроме того, МиГ-23 №1016 со встроенной аппаратурой «Дельта-Н» осуществил еще 23 запуска. МиГ-23М №601 был оборудован усовершенствованным вариантом «Дельта-НМ».

В течение 1972 года в госиспытаниях кроме МиГ-23 принимали участие: Су-17 №8601, дооборудованный под использование «Дельта-НМ»; Су-17 №1016 со встроенной «Дельта-НМ»; МиГ-32-24/1 (первый МиГ-23Б, являвшийся предшественником МиГ-27) с «Дельта-Н», МиГ-23 №601 с «Дельта», Як-36М и Т6-3И. Всего с июня по август осуществили 45 пусков ракет с доработками, которые внесли по результатам этапа А испытаний. По итогам отработки датчики линейных ускорений ДА-11 перенесли во второй отсек. В результате улучшилась точность. Это было подтверждено 10 пусками Х-23Т. При этом отсек №1 превратился в полый обтекатель. Доработка коснулась и боевой части: для исключения повреждения проводки контактного взрывателя при ударе о землю трубку ввели внутрь корпуса. Новую аппаратуру «Дельта-Р1М», выполненную на полупроводниковых усилителях, испытали на «мягком стенде» при работающем двигателе.

По результатам испытаний потребовалась доработка трассера, который располагался в хвостовой части по оси ракеты. При испытаниях выявилось, что трассер неблагоприятно влияет на аппаратуру радиоуправления, которая вибрировала и перегревалась. В результате ракета теряла управляемость на завершающей стадии своего полета. По словам Н.А. Каширского, слесаря-электрика учувствовавшего в испытаниях, именно он предложил Коренькову зафиксировать трассер на корпусе хвостового отсека и лично изготовил кронштейн для крепления. В дальнейшем испытания проходили успешно. Трассер, имеющий массу чуть больше килограмма, имел светимость около миллиона свечей.

Ракета Х-23 («изделие 68»)


Чтобы подтвердить надежность эксплуатации, были проведены испытания на повышенное воздействие вибрации. Для этого МиГ-23 осуществили многочисленные взлеты и посадки на бетонную взлетно-посадочную полосу. Кроме того, завершились заводские испытания ракеты оснащенной взрывателем РОВ-19А.

25 декабря 1972 года приступили к этапу Б. До конца года выполнили 11 запусков, однако 28 апреля 1973 г. их прервали из-за выявившихся отказов техники.

Перерабатывая ракету по итогам испытаний, внесли изменения в контур стабилизации, устранили влияние трассера на аппаратуру «Дельта-Р1М», сам трассер «Блесна» был заменен на Т-60-1, уточнили параметры контура управления, изменили перекомпенсацию веса что гарантировало вывода ракет в поле зрения летчика. Кроме того установили более жесткую проводку управления, ввели подключение гироскопа ДА-1. Испытания на температурные и вибрационные воздействия провели в НИИАС. Выполнили работы для доведения гарантии до 7 лет.

Серия пусков проведенных с 19 июня по 1 августа 1973 года подтвердила эффективность внесенных доработок. Это позволило возобновить госиспытания. Этап Б государственных испытаний на Су-17 и МиГ-23, в ходе которого выполнили 51 пуск телеметрической и 52 пуска боевых ракет, завершился 3 октября 1973 года. 17 декабря Главкомом утвердил соответствующим актом.

Согласно результатам испытаний, Х-23 обеспечивала применение с пикирования под углом 10—26° (заданные требования – до 30°) с высот 600 – 2500 метров (требование — до 2500 м). Дальность пуска – от 3,4 до 8 тыс. метров (требование — от 3,3 до 10 тыс. м), однако предусматривалось, что величина 10 тыс. метров будет обеспечиваться, если пуск будет осуществлен на скоростях 900 – 1000 км/ч. Пуск во время горизонтального полета обеспечивался при высоте от 80 до 230 метров (требование — 50 - 2000 метров) при дальности от 3500 до 5000 метров (требование — 3000 - 6000 метров). Скорость носителя – от 700 до 960 километров в час. Круговое отклонение оценивалось в 5,9 метра. Вероятность поражения цели в горизонтальном полете величиной — 0,14, в пикировании —0,46. Техническая надежность ракеты Х-23 составила 0,91. Данные характеристики получили по результатам 72 запусков, осуществленных с Су-17 и МиГ-23 по мишеням-кабинам. Из проведенных пусков 47, осуществили с пикирования. Можно предположить, что эффективность применения ракет Х-23 с горизонтального полета в боевых условиях значительно уступала бы показателям эффективности атак с пикирования. Это обуславливалось тем, что при маловысотном полете возникают трудность обнаружения целей, а также большая психологическая нагрузка на пилота носителя.

В акте, кроме предложения принять ракету Х-23 на вооружение, Су-17 и МиГ-23 рекомендовалось в кратчайшие сроки представить на испытания тренажер, средства механической подвески, создать учебную ракету и продолжить работу над автоматизацией наведения. Среди недостатков особо отмечалось наличие на Х-23 большого количества разъемов и лючков. В 1973 году на Су-17 №8601 были закончены контрольные испытания «Дельта-НМ». Серийный выпуск ракет в этом году составил сотни единиц.

Официально ракету приняли на вооружение лишь 9 января 1974 года. Вместе с ней на вооружение приняли ракету К-23 класса «воздух—воздух». Ракетам оснащался самолет МиГ-23, который в то время выпускался в модификации МиГ-23М — первой модификации, которая достаточно полно отвечала первоначальному замыслу. Аппаратура носителя «Дельта-Н» находилась в подкрыльевом подвесном контейнере. На МиГ-23С устанавливалась встроенная аппаратура «Дельта-Н». На правом подкрыльевом пилоне самолета находилась передающая антенна. Кроме того, встроенная модификация самолетной аппаратуры устанавливалась на Су-24, МиГ-23УБ и МиГ-27.

Аппаратура «Дельта-Н» после принятия Х-23 на вооружение размещалась в центральном теле воздухозаборника Су-17 вместо радиодальномера СРД-5Н. На более поздних версиях самолета это место заняла лазерная техника, а аппаратуру радиокомандного наведения в модификации «Дельта-НГ» переместили в специальный подкрыльевой контейнер, как на МиГ-23М. Этот же вариант аппаратуры устанавливался на МиГ-23М, МиГ-27М и МиГ-27К.

На Су-24, а также Су-17М3 подвешивалось до четырех ракет Х-23, на ранних модификациях Су-17, МиГ-27 и МиГ-23 — две Х-23.

Необходимо отметить, что эффективность применения Х-23 в реальных боевых условиях неизбежно снизилась бы в сравнении с результатами полигонных испытаний. Летчик или штурман для использования ручной радиокомандной системой наведения должен был иметь те же навыки что и оператор противотанковых ракет первого поколения. Разница заключалась лишь в том, что в наземном комплексе органом управления является рукоятка, а в «Дельте» —кнюпель, т.е. рычажок или кнопка, размещенная на рукоятке управления самолетом. Пилот мог перемещать орган управления «вниз-вверх», «влево-вправо», инициируя, таким образом, соответствующие перемещения ракеты. Очевидно, что задача пилота в сравнении с оператором противотанкового наземного комплекса значительно усложнялась необходимостью пилотирования.

Для отработки навыков без многократных пусков Х-23, которая к слову была весьма дорогостоящей, появился спец. тренажер ТНР-23, призванный позволить летчику в течение 5—6 часов тренировок овладеть данным искусством в должной мере. Но на практике требовалось на порядок больший времени на тренажере — около 500 «электронных пусков».

В 1980—1982 года разработана, успешно испытана на МиГ-23МЛ №4147, а также рекомендована для серийного производства аппаратура «Сигма» имеющая подвесной контейнер для тренировки в использовании Х-23, однако серийный выпуск данных ракет к этому времени подходил к завершению.

К концу 60-х годов для Сухопутных войск СССР разработали первые системы полуавтоматического наведения противотанковых ракет. На оператора в них возлагалась лишь задача удержания цели в перекрестье прицела. При этом выдача команд управления осуществлялась автоматически. Регистрация координат ракеты также производилась автоматически при помощи оптико-электронных средств комплекса, которые отслеживали трассер, установленный на ракете.

Аналогичную систему создали и для Х-23. В 1973 году система автоматизированного наведения испытывалась на МиГ-23М №608. Полуавтоматическую систему наведения «Аркан» и телевизионный пеленгатор «Таран-Р» в дальнейшем устанавливали на Су-24.

В 1972 году была разработана и испытана на «мягком стенде» новая бортовая аппаратура Х-23 на полупроводниковых усилителях. Во время серийного производства ракету модернизировали: появилась модификация Х-23М, оснащенная усовершенствованной бортовой аппаратурой «Дельта-Р2М» и трассером Т-60-9. 111-килогамовая боевая часть комплектовалась 1500 поражающими элементами, размещенными в боковых секторах корпуса. Это позволяло минимизировать потери осколков на «уход в небо» и зарывание в грунт. Модернизация пневмосистемы позволила увеличить полетное время до 25 секунд. Дальность полета ракеты в результате была доведена до 10 тыс. м, однако достигалась она лишь при благоприятных метеоусловиях.

Выпуск Х-23М продолжали и после создания КБ «Звезда» более совершенных ракет.

Источник информации:
Журнал "Техника и вооружение", «ЗВЕЗДА» СИЯЛА В КОРОЛЕВЕ Ростислав Ангельский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня