Армейское форсирование. Часть 4

16-й корпус, достигнув Козенице, вступил в бой с противником – и вовремя, т. к. 17-й корпус вражеской контратакой был вытеснен из Козеницких лесов. Под вечер 10 октября на правый фланг 41-й пехотной дивизии наступало более полка пехоты противника при поддержке артиллерии. В центре дивизия была атакована германцами, а превосходящими силами австрийцев - на левом фланге, и отошла на линию Нов. и Стар. Хинов (6 км от реки).

Введение 16-го корпуса для поддержки 17-го, откатившегося к Козенице, было своевременным решением командарма.

В свою очередь Гренадерскому корпусу 11 октября было приказано свернуть южнее - на Гловачев. К ночи на 11 октября гренадеры заняли лишь небольшой плацдарм в 5 - 6 км от реки. Только авангард (7-й гренадерский полк) и конница выдвинулись до соприкосновения с противником.


Командующий армией выразил справедливое недовольство недостаточной энергией продвижения корпуса от реки.

К 12 октября, после упорного боя, гренадеры продвинулись километров на 15, но контратакой противника были отброшены на 10 километров.

Эта ситуация привела к просьбе А. Е. Эверта командарму правофланговой 5-й армии (теперь Северо-Западного фронта) П. А. Плеве о направлении в район южнее р. Пилицы (для содействия Гренадерскому корпусу) не менее дивизии.

Помощь гренадерам была оказана частями 5-го армейского корпуса. Четыре дня продолжались упорные тяжелые бои в лесной полосе левобережья Вислы.

14 октября командующий 4-й армией издал директиву № 2547: «геройскими усилиями 4-й и 9-й армий упорное сопротивление противника западнее Козенице, Ивангорода и Ново-Александрии сломлено. Противник отступает на линию Едлинск, Радом, Илжа, Островец. Целью ближайших действий 4-й и 9-й армий главнокомандующим ставится овладение Радомом и очищение от неприятеля Радомского района при ближайшем содействии 5-й армии Северо-Западного фронта...».

На 15 октября предписывалось продолжать преследование противника и, настойчиво тесня его авангардами, главными силами достигнуть: Гренадерскому корпусу линии Карлубек Старый, Едлинск, а остальными корпусами - речки Пацынка.

13 октября П. Гинденбург отдал приказ об отходе германской 9-й армии в Силезию. В ночь на 14 октября П. Гинденбург и командарм австрийской 1-й армии В. Данкль начали отступление.

Германские источники признают, что толчок к отходу был дан прорывом германо-австрийского фронта на участке Грабов - Гловачев 12 - 14 октября - прорыв осуществили корпуса 4-й армии А. Е. Эверта. Но не стоит забывать и об усилиях «гирьки», перевесившей весы боевого равновесия - 7-й пехотной дивизии 5-го армейского корпуса 5-й армии, поддержавшей гренадер и энергично вступившей в бой у Грабова.

Какие следует сделать выводы по итогам рассмотренных действий 4-й армии на Висле в ходе Варшавско-Ивангородской операции?

Успех форсирования водной преграды обычно зиждется либо на тактической внезапности или на огневой мощи со стороны переправляющегося. Технически форсирование реки требует больших подготовительных инженерных работ.

Штаб армии должен был принять ряд мер по подготовке подобной операции. Среди них: всестороннее изучение реки и прилегающего района; сосредоточивание и распределение необходимых для форсирования технических сил и средств; выработка плана операции с соответствующими мерами ее обеспечения; соответствующая перегруппировка войск с принятием мер скрытности осуществления смен и передвижений.

Германская и французская боевая практика указывала на то, что переправа целой армии через большую речную преграду не должна организовываться на слишком узком фронте - для того, чтобы ее можно было совершать большими силами, вместе с тем отвлекая внимание противника. При переправе одновременно в нескольких пунктах присутствовала и большая вероятность успеха. Но у растягивания армейского фронта при совершении операции форсирования также имелся свой предел – он лежал в плоскости возможностей взаимодействия соседних оперативных групп и в нормах развертывания войсковых соединений при организации прорыва. Французы определяли армейскую норму равной около 20 км; а германцы весной 1918 г. показали пример 18-км фронта.

Что же касается глубины оперативного маневра, связанного с овладением противоположным берегом преодолеваемой водной преграды, то в 1914 - 1916 гг. на этот счет существовали следующие взгляды. Первый рубеж намечался в 3-4 км от реки (позволяя лишить противника возможности вести артиллерийское наблюдение и пулеметный огонь, сохраняя возможности обеспечения флангов переправившихся войск артиллерийским огнем со своего берега и наведения мостов). Продвижение на следующий рубеж зависело от быстроты наведения мостов для переправы следующих эшелонов - по глубине это 10 - 30 км от реки (именно на 30-километровом расстоянии от форсированной Вислы и стали закрепляться соединения 4-й армии в конце операции). Главное - обеспечить мосты от артиллерийского обстрела противника.

Форсирование Вислы 4-й армией в 1914 г. происходило в достаточно благоприятных условиях: противник не занимал всего противоположного берега (за исключением некоторых участков), в руках русских находились предмостные укрепления крепости Ивангород (до операции) и неглубокий плацдарм на левом берегу у Козенице, удерживаемый частями 17-го и 3-го Кавказского корпусов (в процессе операции). Вместе с тем, противник, имевший примерно равные силы, находился вблизи реки или на ее левом берегу - и мог в любую минуту помешать переправам.

Форсирование р. Вислы 4-й армией происходило: в первый раз - в четырех пунктах (Козенице, Ивангород, Ново-Александрия и Казимерж) на 60-километровом фронте, второй раз - в двух районах (Тарновском и Павловицком) на 35-километровом фронте . И не случайно, что в первом случае разрозненные действия корпусов 4-й армии терпят неудачу, а во втором - хоть операция развивается и не без трудностей, но, в конечном счете, успешно.

Операция 4-й армии включала в себя следующие этапы:
1) развертывание на своем берегу реки;
2) первый переход через реку навстречу приближающемуся противнику, разрозненное и неудачное встречное столкновение разбросанных на широком фронте корпусов с возвращением большинства из них в исходное положение;
3) борьба за Козеницкий плацдарм на левом берегу и перегруппировка на правом берегу Вислы;
4) второй переход через реку и бои на левом берегу вплоть до отхода противника.

На 1-м этапе операции крепость Ивангород в качестве базы для предстоящего развертывания в должной мере использована не была. Что держаться на левом берегу можно – доказано 12-дневными (27 сентября – 9 октября) боевыми действиями частей 3-го Кавказского и 17-го корпусов у Козенице.

У армии было достаточно времени для укрепления ее авангардов на левом берегу Вислы. Достаточно противоречивые указания по этому поводу исходили от командования фронтом, а командарм являлся лишь исполнителем. Штаб 3-го Кавказского армейского корпуса в своих докладах доказывал необходимость развертывания 4-й армии на левом, а не на правом берегу Вислы. Доклад о значении занятия гренадерами линии Богушевка, Хеленов заканчивался следующим образом: «только при таком условии переход в наступление 4-й армии будет обеспечен».

2-й этап - первый переход в наступление - был произведен вовремя, но войска 4-й армии не были должным образом расставлены. Очень значимым обстоятельством было закрепление на левом берегу авангарда 3-го Кавказского корпуса, поддержанного авангардом 17-го корпуса (хоть в этот момент – и из другой армии). Так был выбран и закреплен один из районов предстоящей переправы 4-й армии через Вислу. Предстояло выбрать еще район переправы для ударной группы армии, т. к. район Павловице, Козенице, и переправившиеся здесь войска оказались скованы противником. Армейское командование сделало грамотный выбор - на крайнем правом (северном) фланге оперативного объединения.

Предстояло организовать переправу и провести всю необходимую подготовку. Успех форсирования лучше всего обеспечивается созданием плацдарма на берегу противника. Такой плацдарм имелся - крепость Ивангород, но использован он был недостаточно - лишь в одну сторону (к северу).

Другое условие успеха переправы - ее техническая обеспеченность и подготовленность. В этом отношении русские вооруженные силы в 1914 г. располагали понтонными батальонами из расчета один мост на армию. В остальном почти все зависело от энергичного содействия 4-й армии коменданта Ивангородской крепости. Накладывали существенный отпечаток местные ресурсы и возможности. В каждом выбранном для переправы пункте были собраны различные средства, в целом оказавшиеся достаточными, но неоднократно переправа и снабжение левобережных войск висели на волоске.

На 3-м этапе другой плацдарм был создан у Козенице-Ивангорода - вначале по инициативе командования 3-го Кавказского корпуса, а затем настоянием армейского и фронтового командований. Общий недостаток огневых средств заставил насытить левобережный плацдарм излишним количеством живой силы (два корпуса и часть Ивангородского гарнизона). Вследствие этого была ослаблена ударная группа.

Правильно задуманная А. Е. Эвертом перегруппировка в сторону правого фланга после ряда колебаний была изменена не в лучшую сторону – что довело ударную группу с 50% до 25% сил армии. Это, в свою очередь, привело к затяжным и тяжелым боям на левом берегу.

В данных условиях возникал вопрос - что было бы правильнее: всю 4-ю армию развернуть на плацдарме Козенице - Ивангород или оставить в нем один корпус, а тремя остальными ударить между устьями р. р. Пилица и Радомка?

Плацдарм Козенице - Ивангород достигал по фронту более 20 км. Этого было достаточно для развертывания армии из четырех корпусов. К тому же два корпуса уже находились на левом берегу, и вопрос стоял о переброске лишь двух остальных. Павловицкой переправы и трех ивангородских мостов для этого хватало. Но решающим фактором было время. Раз так сложилось, что корпуса 4-й армии занимали в исходном положении втрое более широкий фронт, необходимо было учесть время, необходимое на перегруппировку (т. е. на смену и передвижение) в сторону удачной переправы. Ближайший (Гренадерский) корпус мог сосредоточиться под Ивангородом только к 2 октября, а 16-й корпус - лишь к 6 октября. Разумеется, не следовало вводить их в дело по частям. А за эти 10 дней немцы успели создать такое сопротивление на левом берегу, что удар на этом фронте уже не был целесообразным. Предпочтительным был фланговый удар – а для того, чтобы сделать его достаточно сильным, требовалось если не три, то два корпуса сосредоточить к северу.


18. На Висле. Отражение ночной атаки германской пехоты. Летопись войны 1914 – 15 гг. № 22. Из библиотеки автора.

4-й этап – повторный переход через Вислу Гренадерского и 16-го корпусов характеризовался лишь техническими трудностями. Противник в этот период отошел от самого берега реки и своим огнем не препятствовал переправе (как ранее).

Верные идеи командарма А. Е. Эверта не всегда настойчиво проводились им в жизнь, в том числе и под влиянием фронтового командования. Хватало и собственных ошибок – так, во время первой переправы командарм непосредственно ей не руководил, а при неудаче Гренадерского корпуса выход им был найден лишь в маневре отхода за реку. Вместе с тем, как мы отмечали выше, А. Е. Эвертом был принят ряд грамотных решений, способствовавших успеху операции. На ее специфику наложили отпечаток и особые условия – такие как обширные лесные пространства на левом берегу и коммуникации (хрупкие сами по себе), находящиеся под воздействием противника.

За оперативные и тактические просчеты войска расплачиваются излишними потерями. Общие потери 4-й армии составили около 500 офицеров и до 50000 солдат (Гренадерский корпус - 104 офицера и 13412 солдат, 16-й корпус - 65 офицеров и 7079 солдат, 17-й корпус - 197 офицеров и 16202 солдата, 3-й Кавказский корпус - около 100 офицеров и 12000 солдат, гарнизон Ивангородской крепости - 19 офицеров и 1193 солдата) – или до трети боевого состава оперативного объединения.


19. Братская могила в Козеницком лесу. Панихида по героям, павшим 1 – 2 октября 1914 г. Летопись войны 1914 года. № 13.

Наступательная операция русской 4-й армии на средней Висле в ходе Варшавско-Ивангородской операции 1914 г. закончилась успехом и преследованием отходящего противника. Армия стала главной «именинницей» этой важнейшей стратегической победы русского оружия – что, как отмечалось выше, признает и противник.
Автор: Олейников Алексей


Читайте "Военное обозрение" в Яндекс Новостях

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также

Комментарии 9

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. Rotmistr (Дмитрий Панченко) 1 декабря 2017 06:14
    Несмотря на все шероховатости операции 4-я
    Армия стала главной «именинницей» этой важнейшей стратегической победы русского оружия

    Показательный и важный оперативный эпизод ПМВ
  2. parusnik (Алексей Богомазов) 1 декабря 2017 08:01
    [b
    ]Армия стала главной «именинницей»
    [/b] и по праву...
  3. XII легион (Цезарь) 1 декабря 2017 08:37
    Очень интересные и показательные выводы по итогам операции.
    Анализ действий высшего комсостава.
    Спасибо!
  4. Curious (Victor) 1 декабря 2017 11:08
    В РККА опыт Первой мировой войны тщательно изучался.
    Поэтому представляет интерес оценка, данная Генеральным штабом РККА в 1938 году, в книге "Варшавско-Ивангородская операция. — М.: Государственное военное издательство НКО СССР, 1938."
    1. Микадо (Николай) 1 декабря 2017 15:56
      более того, многие вещи, которые были в РИА, были вновь введены в РККА после Финской войны. Причем о них не боялись говорить с трибуны на апрельском совещании Мерецков, Хрулев, Шапошников! soldier
  5. Какой-то Компот (Невесть кто) 1 декабря 2017 12:56
    Все по полочкам
    Отлично good
    Слава русскому оружию!
  6. Barcid (Андрей) 1 декабря 2017 14:17
    Тяжелая все-таки была война. Спасибо автору, что пишет такие интересные и наполненные фактами статьи.
  7. Rotmistr (Дмитрий Панченко) 1 декабря 2017 15:52
    Интересные фото к теме


  8. ПоручикТетеринъ 2 декабря 2017 11:14
    Прекрасная и очень информативная статья! Автору--моя искренняя признательность за проделанный труд! hi
Картина дня