«Михаэль». Мартовское наступление кайзеровской армии 1918 г. во Франции. Часть 2

Уже с конца 1917 года германский Генеральный штаб напрягал все свои организационные и оперативные способности, чтобы подготовить сокрушительный удар.

44 дивизии были переброшены с Восточного фронта (но на последнем весной 1918 г. еще продолжало оставаться до 50 дивизий). В марте на Французском фронте германцам удалось сосредоточить 181 дивизию (в апреле цифра поднялась до 195) - создав превосходство над союзниками в количестве соединений.


Силы германцев были распределены между 4 армейскими группами: 1) группа Кронпринца Баварского Рупрехта – 4-я, 6-я, 17-я и 2-я армии - занимала правый участок фронта от Остенде до Боэна; 2) группа Кронпринца Германского – 18-я, 7-я, 1-я и 3-я армии - составляла центр фронта от Боэна до восточного края Аргонского леса; 3) группа М. фон Гальвица – 5-я армия и группа С - обеспечивала левый берег р. Мозель от восточного края Аргон до Паньи и, наконец, 4) группа герцога вюртембергского Альбрехта – 19-я армия и группы А и Б - прикрывала фронт до швейцарской границы.

«Михаэль». Мартовское наступление кайзеровской армии 1918 г. во Франции. Часть 2

6. Кронпринц Рупрехт Баварский.

Несмотря на тяжелые боевые испытания, боеспособность германских пехотных дивизий, имевших в своем составе по 3 (вместо прежних 4-х) полка, стояла еще на должной высоте. В тактическом плане германские войска были подготовлены и зимой переподготовлены на основе специально изданного в преддверии грядущего наступления наставления «Наступательный бой в условиях позиционной войны». В состав пехотных рот были введены легкие пулеметы. Активно применялись орудия непосредственной поддержки пехоты. Пехотный полк располагал минометной ротой и огнеметными отделениями. Но серьезные танковые соединения отсутствовали. Э. фон Людендорф самоуверенно восклицал: «Танк был преимущественно наступательным средством борьбы; но наши атаки удавались и без танка». Танк германским Генеральным штабом был сильно недооценен.

Под влиянием танковых ударов союзников, велось активное обучение войск азам противотанковой обороны. Были сформированы штурмовые авиационные отряды. Серьезными были и успехи в деле боевой подготовки артиллерии. «Наставление» предусматривало возможность открытия огня на поражение без предварительной пристрелки. Огонь должен был вестись во время наступления - в виде огневого вала, продвигающегося впереди пехоты. Для достижения последнего примерный расчет определял нормы продвижения огневого вала - один километр в час. Отрабатывая взаимодействие артиллерии и пехоты, в январе - феврале 1918 года германское командование отводило дивизии, предназначенные для наступления, в тыл - где последние практиковались в атаке укрепленной позиции противника, действуя под прикрытием огневого вала.


7. Германские пехотинцы. 1918 г.

Таким образом, техника наступления в условиях позиционной войны была разработана и усвоена войсками. В тактическом отношении подготовка была очень серьезной.

Хуже обстояло дело с материальным обеспечением предстоящей операции. Заметно сказывался недостаток в конском составе и фураже (это была одна из причин деления дивизий на позиционные и ударные - лишь последние располагали необходимым количеством упряжных лошадей для артиллерии и обозов). Оставляли желать лучшего предметы интендантского снабжения, одежда и пища.

Моральное состояние германских войск было заметно хуже, чем в начале войны. Сказывались гибель кадров армии и переброска с востока войск, вкусивших «сладость» братаний. Уже в сражении под Камбрэ одна из лучших дивизий громила захваченные у противника продовольственные склады - и это было достаточно серьезным свидетельством сильного падения дисциплины. Длительное и, казалось, беспросветное ведение позиционной войны также значительно повлияло на падение столь сильного в первые годы войны наступательного духа. Наконец, русская революция и социалистическая пропаганда начинали медленно проникать в армию - призванный 1899-й год внушал германскому командованию большую тревогу и заставлял его, устами Э. фон Людендорфа, определять свою армию лишь как «милицию с большим боевым опытом». Но признаки морального падения пока наблюдались лишь относительно незначительные – и они сравнительно легко устранялись силой воинской традиции, твердой дисциплиной и авторитетом командного состава. Когда же в начале 1918 года началась подготовка к операции, которая могла привести Германию к миру, - в войсках проснулись высокий боевой дух и готовность к самопожертвованию.

Решительная наступательная операция на фронте, имевшем вид сплошной укрепленной 700-километровой стены, была, безусловно, серьезной задачей. Три с половиной года позиционной войны, лишь изредка приводившей к видимому результату, не принесли сторонам решительного успеха. Союзники признали невозможность прорыва укрепленной полосы германцев без массового введения новых средств вооруженной борьбы. Но германцы собирались в скором времени доказать ложность этой концепции.

Работа по созданию оперативного плана наступления началась в германском Генеральном штабе уже осенью 1917 года и прошла сложную эволюцию.

Выбор направления наступления, соответствовавшего стратегическим целям и одновременно удовлетворявшего тактическим условиям успеха удара, являлся серьезной оперативной проблемой.


Первые оперативные соображения были высказаны начальником оперативного отдела Генерального штаба генерал-полковником Г. Ветцелем еще в октябре 1917 года и затем развиты спустя месяц.


8. Г. Ветцель.

Эти соображения подчеркивали, что в основу плана предстоящей операции должна быть положена возможность достижения решительной стратегической цели. Рассматривая вопрос под этим углом, Г. Ветцель считал лишь одно направление удовлетворявшим условиям проведения решительной операции - удар левым крылом центральной группы на юг, сопряженный с наступлением на С.-Миель. Этот комбинированный удар должен был охватить Верденский укрепленный район и окружить находившиеся в нем французские силы численностью до 11 дивизий. В случае успешности этой операции Французский фронт, по мнению Г. Ветцеля, был бы прорван в самом важном и решительном пункте, и германские войска выходили в Марнскую долину, вырвавшись на оперативный простор.

Г. Ветцель рассматривал также возможность проведения решительного удара на фронте английских армий - считая наиболее приемлемым на данном фронте направление по р. Лис. Признавая важность этого направления, по кратчайшему маршруту выводящего к морю и отрезающего англичан от морских коммуникаций, Г. Ветцель подчеркивал тактические трудности при реализации этого плана – они заключались в массировании сил противника на хорошо укрепленных позициях, а также в нахождении вблизи от участка удара сильных английских резервов.

Соображения Г. Ветцеля не выходили за рамки штабной работы и являлись предварительными. Первый официальный обмен мнений на уровне Верховного и армейских командований впервые состоялся 11 ноября 1917 года. Были выявлены основные контуры намечаемой операции. На этом совещании мнения о выборе направления удара весьма разнились. Начальник штаба армейской группы Кронпринца Баварского генерал-лейтенант Г. фон Куль высказывался за наступление на участке западнее Лилля - в общем направлении на северо-запад, чтобы охватить сосредоточенные в дуге у Ипра силы противника с фланга и тыла. А начальник штаба армейской группы Кронпринца Германского высказывался в духе Г. Ветцеля.


9. Г. Куль.

Э. Людендорф не соглашался ни с первым, ни со вторым мнениями. Он требовал: во-первых, как можно скорейшего начала наступления (чтобы успеть провести его ранее, чем к союзникам подоспеет крупная американская помощь) и, во-вторых, высказывался за проведение решительной операции против англичан. «Мы должны разбить англичан» - заявил Э. фон Людендорф, заявив о необходимости избрать операционное направление, дававшее возможность охватить все английские армии и прижать их к морю.

Соответственно, наступление к югу от Аргон отпадало. К тому же последнее направление вело в слишком неудобную, по мнению Э. Людендорфа, гористую местность. Что же касается направления по р. Лис, то, признавая всю его стратегическую целесообразность, Э. Людендорф от него отказывался по причине трудных условий местности и проходимости долины р. Лис – последнюю можно было преодолеть не ранее середины апреля, а этот срок слишком затягивал начало наступления.

Продолжение следует
Автор:
Олейников Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

31 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти