Пентагон грозит врагам "адаптивной" атомной дубинкой

Пентагон грозит врагам "адаптивной" атомной дубинкойОдним из ключевых моментов новой ядерной доктрины Соединенных Штатов, коей фактически является подготовленный Пентагоном и обнародованный официально 2 февраля с.г. документ под названием «Обзор ядерной политики» (Nuclear Posture Review или NPR, часто в отечественных источниках название данного документа не совсем корректно переводится как «Обзор ядерных сил»), стало решение Вашингтона применить индивидуальный или адаптивный подход к реализации задачи стратегического сдерживания в отношении стран, определенных в качестве реальных или потенциальных угроз национальной безопасности Америки.

«Время, место и обстоятельства тех вызовов, которые могут встать перед нами, в каждой ситуации различны. Поэтому в процессе оборонного планирования, когда нельзя получить надежную информацию об условиях действий и необходимых потребностях в будущем, очень важны гибкость и адаптивность», – приводятся в качестве эпиграфа к главе 5 «Адаптивные стратегии и гибкие возможности» новой ядерной доктрины Америки слова профессора Колина С. Грея – известного британо-американского эксперта по стратегическим вопросам, почетного профессора международных отношений и стратегических исследований британского Университета Рединга и руководителя существующего при нем Центра стратегических исследований.

Однако границы индивидуального подхода расставлены в новой доктрине так широко и предполагают столь различные сценарии действий военно-политического руководства Соединенных Штатов, что заставляют задуматься о том, а не станет ли все это спусковым крючком новой гонки вооружений с кульминацией в виде ограниченной или крупномасштабной ядерной войны.


ДЕЙСТВОВАТЬ ПО ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ

«Не существует единого, приемлемого для любых условий подхода к обеспечению сдерживания», – подчеркивается в «Обзоре ядерной политики», подписанном министром обороны США Джеймсом Мэттисом. При этом требования, предъявляемые к эффективному сдерживанию, отмечается в документе, весьма различны, поскольку должны учитывать представления, цели, интересы, стратегии, сильные и уязвимые стороны различных потенциальных противников Америки. Стратегия сдерживания, эффективная против одного потенциального противника, может не сработать в отношении другого. Следовательно, делается вывод в новой американской ядерной доктрине, «Соединенные Штаты будут применять адаптивный подход с тем, чтобы эффективно осуществлять сдерживание» в отношении самого широкого спектра «противников, угроз и ситуаций».

Делать же это Пентагон намерен с учетом того, какие конкретно цена и риски рассматриваются каждым конкретным потенциальным противником в качестве неприемлемых при совершении агрессии в отношении Америки. Проще говоря, для одного агрессора достаточным будет несколько десятков или, может быть, сотен крылатых ракет в обычном оснащении, а сдерживающим фактором или возмездием для другого станет только массированный ракетно-ядерный удар с применением значительного количества межконтинентальных баллистических ракет.

При этом американские военные стратеги намерены постоянно выполнять анализ поступающей информации с тем, чтобы осуществлять адаптацию имеющихся стратегий в отношении различных потенциальных противников в соответствии с изменяющимися условиями обстановки, а также для того, чтобы понять – как лучше всего довести до агрессора ту цену, которую он заплатит в случае реализации своих враждебных планов. «Соответствующая корректировка наших стратегий сдерживания – это и есть то, что мы называем адаптивным сдерживанием», – говорится в документе.

Обеспечить же корректировку стратегий сдерживания американским генералам должны «гибкие возможности», где под словом «гибкость» американские «планировщики» понимают «наличие соответствующего диапазона и сочетания ядерного и другого потенциалов, необходимых для адаптации стратегий сдерживания сегодня и в будущем, а также для решения с помощью ядерного оружия других задач в рамках реализации стратегии национальной безопасности США».

Подчеркивается, что американское руководство отдает должное наличию гибких возможностей в ядерном сдерживании на протяжении последних 60 лет, но сегодня их значение усиливается ввиду расширяющегося разнообразия ядерных и неядерных стратегических угроз, а также усиления динамизма и неопределенности обстановки в области безопасности. Однако, как указано в документе, возрастание важности наличия гибких возможностей происходит на фоне того, что военно-политическое руководство самих США в последнее время неизменно проводит жесткую политику в стиле «никаких новых ядерных средств». В то же время потенциальные противники Америки не стоят на месте и постоянно «пытаются определить и изучить слабые стороны в возможностях и стратегии Соединенных Штатов». Вот откуда берет свои истоки серьезно окрепшая в последнее время уверенность Пентагона в том, что требования к силам и средствам ядерного сдерживания США не могут быть устоявшимися и должны постоянно адаптироваться под меняющиеся условия обстановки, а сами военные должны быть всегда готовы ввести в дело новые силы и средства в том случае, если предыдущие не смогут решить задачу.

По большому счету, заявленный в новой американской ядерной доктрине адаптивный подход является если уж не дорогой, то первым шагом в направлении официального одобрения возможности ведения Соединенными Штатами ограниченной ядерной войны (то есть фактически ее развязывания, поскольку в этом случае ВС США неизбежно придется наносить ядерный удар первыми).

В этой связи реакция российского внешнеполитического ведомства последовала незамедлительно, а комментарий Департамента информации и печати МИД России в связи с публикацией новой ядерной доктрины США достаточно четко высветил исходящую от нее потенциальную угрозу.

«Вызывает озабоченность фактически «безразмерный» подход Вашингтона к вопросу об использовании ядерного оружия: декларируется возможность его применения в случае «чрезвычайных обстоятельств», которые авторы доктрины отнюдь не ограничивают военными сценариями. Да и военные сценарии подаются настолько неопределенно, что это позволит американским «планировщикам» считать практически любое применение военной силы поводом для нанесения ядерного удара по тем, кого они считают «агрессором», – подчеркивается в данном комментарии. – На фоне таких установок анонсируются планы глубокой модернизации ядерных средств США. Особую опасность в данном контексте представляют упомянутые в новой американской ядерной доктрине проекты создания боеприпаса «малой мощности» для крылатой ракеты морского базирования в ядерном оснащении и «облегченной» боеголовки для баллистической ракеты подводных лодок «Трайдент-II». Ядерные вооружения с подобными характеристиками явно задумываются как «оружие поля боя». Соблазн к их применению, в особенности в сочетании с доктринально зарезервированным за собой правом на превентивный ядерный удар, резко возрастает. Заверения в том, что реализация упомянутых замыслов «не понизит порог применения ядерного оружия», представляют собой по меньшей мере стремление ввести мировое сообщество в заблуждение. Еще опаснее проступающая со страниц ядерной доктрины вера американских военных и других специалистов в сфере национальной безопасности в свою способность достоверно моделировать развитие конфликтов, в которых они допускают применение «маломощных» ядерных боезарядов. Для нас очевидно противоположное: существенно пониженные «пороговые условия» могут привести к возникновению ракетно-ядерной войны даже в ходе конфликтов малой интенсивности».

И ВНОВЬ НА ТЕ ЖЕ ГРАБЛИ

Впрочем, во всем этом нет ничего странного, поскольку именно «планировщикам» Запада и принадлежит сама идея проведения ограниченной ядерной войны, в которой обвиняют теперь Россию. Впервые эта идея была открыто выдвинута нашими противниками по холодной войне еще в середине 1950-х. Напомним, что в 1956 году вышла в свет небольшая – всего 46 страниц – и недорогая – всего 50 центов – брошюра «Об ограничении атомной войны» (On Limiting Atomic War), изданная британским Королевским институтом международных отношений и подготовленная Ричардом Гулдом-Адамсом на основе материалов дискуссий по различным проблемам оборонительной политики в условиях века атомного оружия, проходивших с участием контр-адмирала в отставке сэра Антони Баззарда, самого молодого директора Военно-морской разведки Великобритании и одного из основателей широко известного сегодня Института стратегических исследований, а также знаменитого физика и нобелевского лауреата профессора Патрика Мейнарда Стюарта Блэкетта, и члена парламента Дениса Хили, впоследствии занимавшего пост министра обороны Великобритании.

В данной «методичке» была выдвинута идея «дифференцированного сдерживания», почти идентичная нынешнему понятию «адаптивное сдерживание» и фактически являвшаяся базисом концепции ограниченной ядерной войны. Суть идеи состояла в том, чтобы иметь возможность применять ядерное оружие «большой разрушительной силы» только в войне глобального масштаба, тогда как для войн менее крупных, то есть локальных или региональных конфликтов, резервировалось право на применение ядерного оружия «малой разрушительной силы». Там же указывалось, что первостепенная задача – «показать не то, как отбить агрессию, если она начнется, а как отпугнуть агрессора прежде, чем он выступит».

Особо следует при этом отметить, что данная брошюра была не единственной в этом роде, поскольку 1950-е – 1960-е годы стали «золотым веком» идеи ограниченной ядерной войны, которая прочно засела в умах политиков и военных ведущих стран Запада. Достаточно вспомнить, например, книгу Роберта Осгуда «Ограниченная война: вызов американской стратегии» (Limited War: The Challenge to American Strategy), вышедшую в 1957 году, или «аналитический» труд известного американского специалиста в области ядерного оружия и стратегического планирования Германа Кана, который вышел в 1965 году под названием «Об эскалации» (On Eskalation). В последнем его автор привел разработанную им так называемую «лестницу эскалации», которая теоретически обосновывала допустимость и целесообразность ведения ядерной войны, степень интенсивности которой зависела от конкретной военно-политической обстановки, стоящих перед государством целей (задач) и ряда других обстоятельств. Кан, которого еще называют футурологом, не только выделил 17 этапов в развитии военно-политических конфликтов, но еще и составил названную его именем «лестницу» из 44 «ступеней эскалации», разбитых условно на семь групп, в зависимости от фаз развития, то есть эскалации, вооруженного конфликта. На вершине этого «архитектурного сооружения» стояла, как можно догадаться, неограниченная ядерная война. «Лестница» Кана нашла в те годы много сторонников, немало их и сегодня. Подтверждение тому – все громче звучащие за границей голоса о возможности, а то и практической целесообразности ведения ядерной войны различного масштаба.

«Когда-то, в античные времена, боспорский царь Митридат, опасаясь быть отравленным, ежедневно принимал гомеопатические дозы яда, постепенно приучая к нему свой организм. Способ оказался действенным, и когда у Митридата возникла необходимость покончить с собой, он не смог отравиться и, по преданию, то ли закололся сам, то ли приказал заколоть себя рабу, – указывает профессор Академии военных наук, член-корреспондент Академии геополитических проблем Сергей Брезкун в статье «Немыслимое должно оставаться немыслимым» («НВО» от 19.02.16). – Похоже, элита Запада, элита США и НАТО решили, что тезис о «новой ядерной агрессивности России» поможет мало-помалу приучить население к мысли о немыслимом, позволит смотреть на ядерную войну как на очередной триллер. Будет война – не будет войны, но психологическая обработка впрок не помешает, хотя подобные поползновения имеют вполне зловещий характер».

И действительно, после ознакомления с новыми американскими доктринальными документами – «Национальной стратегией безопасности», «Национальной оборонной стратегией» и «Обзором ядерной политики» – складывается впечатление, что при их подготовке американские «планировщики» не стали себя особо утруждать, а просто взяли старые варианты различных доктринальных документов и «методички» времен холодной войны и оформили их на новый лад, несколько изменив названия и термины, но оставив неизменной их суть или, как принято говорить, их дух…
Автор: Владимир Щербаков
Первоисточник: http://nvo.ng.ru/gpolit/2018-02-09/1_983_pentagon.html


Читайте "Военное обозрение" в Яндекс Новостях

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также

Комментарии 3

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. oldseaman1957 (Alex) 11 февраля 2018 15:46
    Похоже, элита Запада, элита США и НАТО решили, что тезис о «новой ядерной агрессивности России» поможет мало-помалу приучить население к мысли о немыслимом, позволит смотреть на ядерную войну как на очередной триллер.
    - Похоже, как это не кощунственно звучит, благом для всех был бы какой-нибудь небольшой ядерный конфликт, от которого бы мир по новой содрогнулся! Не то народ США чуть ли не единогласно будет голосовать за разрекламированную для них комиксами войнушку...
  2. Sverdlov (Sverdlov) 11 февраля 2018 19:30
    Так и вспоминается незабвенный Черномырдин - "чешутся руки - почешите"...
  3. zzdimk 12 февраля 2018 06:42
    А сколько килотонн нужно, чтобы расшевелить Йеллоустоун? Мож, просто туда на опережение запустить?
Картина дня