Битва, открывшая исламистам ворота в Западную Европу. Часть 1

На Испанию родную
Призвал мавров Юлиан.
Граф за личную обиду
Мстить решился королю…

А.С. Пушкин


20 июля, таким же жарким летним днём, как нынешний, только 1307 лет назад, в битве при реке Гвадалетта встретились армия христиан, защищавших Испанию, и войско джихадистов, вторгшееся на Пиренейский полуостров из Северной Африки.


Сражение между вестготской и арабо-берберийской конницами. В руках у «сарацин» изображены характерные именно для Западного Магриба щиты «адарга»


Всё началось с того, что племенной союз вестготов вторгся в 4 в. хр.э. с территории Нижнего Дуная на земли Римской империи. Разгромив римские войска, вестготы прошли на территорию провинции Испании, где и образовали собственное королевство, просуществовавшее 300 лет.

В ходе своих странствий это племя, восточно-германское в своей основе, вобрало в себя как этнические, так и культурные особенности различных народов, с которыми они встречались на своём пути – от славян до римлян и иберов. И достаточно забавно встречать у древних авторов среди вестготских имён, к примеру такие, как Тьюдимир, Валамир, Божомир и т.д., обычно считающиеся официальной западноевропейской наукой германскими, но на самом деле, вероятно, имеющие славянское происхождение (готы очень долго жили рядом со славянами).

Также мало кто знает, но господствующей религией в Вестготской Испании накануне арабского мусульманского было вовсе на католичество (до появления которого оставалось ещё 350 лет) и не арианство (после отказа Испании от арианства на III Толедском поместном соборе в 589 г.), а вполне себе ортодоксальное православное христианство.

И всё было бы ничего, если бы на трон Вестготского королевства, охватывавшего тогда большую часть современных Испании и Португалии, не взошёл в 710 году хр.э. король Родерик (Roderic, букв. «красноволосый», т. е., вероятно, он был рыжим, сравн. с древнеславянским «руда» — «кровь» или скандинавским «рауда» — «рыжий»).

Этот последний правитель вестготского королевства родился ок. 687 г. хр.э. и был сыном Феодифрида (Теодефреда), вестготского аристократа из очень знатного, практически королевского рода и Риккилы, вестготки, имевшей королевское происхождение.

Битва, открывшая исламистам ворота в Западную Европу. Часть 1

Родриго, последний король вестготов (Музей Прадо, Мадрид)


Когда Родерик был ещё мальчиком, правивший тогда в «Вестготенланде» король Эгика, опасаясь возможного мятежа со стороны отца Родерика, отправил его в ссылку, но конечно не в Сибирь, а всего лишь из Толедо в Кордову. Витица, сын Эгики, ставший королём после смерти своего отца, в ещё большей степени опасался возможного мятежа Феодифреда, арестовал его, заставив подписать отречение от претензий на трон, и в итоге ослепил, хотя и не казнил.

В то время молодой сын Феодифреда находился вдали от отца, исполняя должностную службу военного наместника (лат. duxe, да-да, получившее в XX веке широкую известность слово «дуче» происходит именно от наименования этого позднеримского титула) в области Бетика, которым и оставался даже после кары, обрушившийся на его родителя.


Однако в 710 году достаточно ещё молодой король Витица неожиданно умирает, и Родерик, собрав преданных соратников, как сообщает «Мосарабская хроника 754», «бурно вторгся в столицу при поддержке государственного Сената». По-видимому, будучи одним из наиболее знатных претендентов на трон, Родерик, сам ещё юноша, совершил государственный переворот, лишив власти малолетних сыновей Витицы.

Однако этот акт стал началом гражданской войны — Вестготское королевство, по сути, распалось на три части. В руках Родерика остались провинции Бетика, Лузитания и Карфагеника; под власть оппозиции, поднявший мятеж против нового короля-узурпатора, перешли земли Тарраконики и Септимании, а ряд областей (такие как Астурия, Кантабрия Васкония и др.) объявили о своём нейтралитете и независимости. Так политическая нестабильность привела к гражданской войне и расколу страны, а потом и к её уничтожению внешним врагом.

Возможно, Испания преодолела бы этот кризис, как уже бывало раньше, но на этот раз за Гибралтарским проливом усиливалась новая сила: войска крайне экспансионистски настроенного Арабского халифата Омейядов как раз (в 707-709 гг.) завершили покорение Северной Африки и вышли к Атлантическому океану.

Последним христианским владением там оставалась стратегическая крепость Сеута, запиравшая Гибралтарский пролив (de ure принадлежавшая Византии, но de facto – находившаяся под протекторатом Вестготии). Завоеватели под зелёными знамёнами джихада неоднократно пытались штурмовать эту крепость, но были отбиты. Город несколько лет стоял твёрдо, не собираясь сдаваться и умело обороняясь. Его правители и горожане не столько надеялись на мифическую уже помощь из Константинополя, сколько на поддержку расположенного рядом государства вестготов, которая действительно периодически приходила.

Однако вместо обычной помощи воинами и припасами в 710 году с другого берега Гибралтара пришло известие совсем иного рода. Дело в том, что у правившего Сеутой графа Юлиана (дона Хуана позднеиспанских источников) не было сыновей. Поэтому в качестве то ли заложницы, гарантирующий союз с Вестготским королевством, то ли придворной фрейлины, незадолго до начала мусульманской агрессии в Толедо была направлена его дочь, имя которой было Флоринда (Хлоринда), более известная по своему прозвищу ла Кава.


«Купание Флоринды». Худ. Франц-Ксавьер Винтерхалтер, 1852 г., Метрополитен-Музей, Нью-Йорк). Король Родриго наблюдает за процессом слева, прячась за деревьями…


Что с ней произошло в столице Испании, никто точно не знает. По одной из версий, король Родерик якобы до безумия влюбился в прекрасную заложницу-фрейлину и, несмотря на решительные протесты, взял её силой. После этого несчастной удалось сбежать, добраться ко двору отца и рассказать ему о своих бедствия.

По другой, вероятно, более правдоподобной версии прибывшая из провинции ко двору юная прелестница решила попробовать добиться удачи и влюбить в себя короля-юношу. Однако ничего больше, чем телесные удовольствия и обещания с его стороны когда-нибудь сделать её королевой Испании, ла Каве не удалось. Вероятно, оскорблённая этим, юная провинциалка попыталась устроить скандал, но добилась только того, что была с позором изгнана в родную Сеуту.

Однако, представив всё в должном виде своему отцу, «кахба румийя» — «христианская проститутка», как с презрением её именуют даже исламские источники, добилась страшного для всех решения – ради отомщения за свою дочь граф Юлиан заявил, что отказывается от союза с королём Родериком, объявляет ему войну и сделает всё для того, чтобы уничтожить и его самого, и его королевство…

Прекрасно осознавая слабость своих возможностей для реализации этой цели, правитель Сеуты обратился к своим недавним врагам – североафриканским джихадистам, предложив заключить мир, сдать им крепость на правах получения автономии, а также всяческое сотрудничество в завоевании земель уже Европы.

Муса ибн-Нусайр, покоритель современных Туниса, Алжира и Марокко, буквально опешив от такой нежданной удачи, обратился с предложением о завоевании Испании к самому халифу Валиду ибн Абд аль-Малику (на троне в 705-715 гг. хр.э.). «Повелитель всех мусульман» сразу же одобрил такой проект, но порекомендовал «вали Ифрикии» действовать осторожно, проведя сначала разведывательную высадку, т.к. силы исламистов в Северной Африке в то время ещё не имели опыта переправы через море.

Мавры хлынули потоком
На испанские брега.
Царство готов миновалось,
И с престола пал Родрик…


Тогда Муса ибн-Нусайр приказывает графу Юлиану на имевшемуся у того 4 кораблях переправить отряд из 400 воинов при 100 конях под началом Абу-Зуры ат-Тарифа на небольшой остров, именуемый в наше время Грин-Айленд, расположенный в провинции Кадис.

Высадка мусульманских завоевателей прошла удачно для них – христианское поселение на острове было разграблено и сожжено, жители частью были убиты, частью уведены в плен.

После этого наместник Африки приказал готовить крупное вторжение в Испанию: он стал собирать деньги и войска, а также информацию о стране по ту сторону пролива.

По сообщениям христианских хроник, значительную помощь мусульманским завоевателям тогда оказали иудеи, некоторое время назад изгнанные из Испании вестготскими королями. Благодаря развитым торговым связям они получали от приезжих купцов информацию о текущей ситуации в Испании, иногда сами ездили туда, якобы по торговым делам, а на самом деле выполняя функции агентов разведки, и даже ссужали деньгами исламских полководцев, готовивших вторжение.


Иберийский полуостров накануне мусульманского завоевания


Собрав силы и узнав о том, что король Родерик повёл армию на север страны, против басков, Муса ибн-Нусайр в начале лета 711 года начал вторжение. Однако, опасаясь за результат, он не встал сам во главе армии, а переправил на тех же кораблях графа Юлиана войско в 7.000 чел., состоящее в основном из менее ценных, чем арабы, воинов – обращённых в ислам берберов.

Командующим этим контингентом он назначил Тарика ибн-Зийяда, профессионального полководца, но с которым у него были непростые взаимоотношения, и о потере которого в случае неудачи наместник Африки сожалеть бы не стал.

Морская переправа прошла успешно. Джихадисты высадились и основали первый мусульманский военный лагерь на юго-западе Европы — неподалёку у Гибралтарской скалы, которая с той поры стала носить не название Геркулесовых столпов, но имя Джабаль аль-Тарик (Гора Тарика, Гибралтар).

Переправив всё своё войско через пролив, мусульманский полководец двинулся на город Кратею, захватил его, потом осадил и взял Алхесирас.

В это время по высадившимся захватчикам попытался нанести удар наместник провинции Бетика граф, языческое имя которого было Боувид или Боговид (в крещении – Александр, дон Санчо поздних испанских источников). Однако, столкнувшись с фанатическим сопротивлением исламистов и их необычной тактикой «линий боя», небольшой отряд вестготских приграничных сил был разгромлен, хотя и нанёс некоторые потери армии вторжения.

После этих успехов войско Тарика ибн-Зийяда выступило на Севилью….

Базовые источники и литература
Álvarez Palenzuela, Vicente Ángel. Historia de Espana de la Media. Barcelona : «Diagonal», 2008
Collins, Roger. La Espana visigoda : 474-711. Barcelona : «Critica», 2005
Collins, Roger. España en la Alta Edad Media 400-1000. //Early Medieval Spain. Unity and diversity, 400-1000. Barcelona: «Crítica», 1986
García Moreno, Luis A. Las invasiones y la época visigoda. Reinos y condados cristianos. // En Juan José Sayas; Luis A. García Moreno. Romanismo y Germanismo. El despertar de los pueblos hispánicos (siglos IV-X). Vol. II de la Historia de España, dirigida por Manuel Tuñón de Lara. Barcelona, 1982
Loring, Mª Isabel; Perez, Dionisio; Fuentes, Pablo. La Hispania tardorromana y visigoda. Siglos V-VIII. Madrid: «Síntesis», 2007
Patricia E. Grieve. The Eve of Spain: Myths of Origins in the History of Christian, Muslim, and Jewish Conflict. Baltimore : «Johns Hopkins University Press», 2009
Ripoll López, Gisela. La Hispania visigoda: del rey Ataúlfo a Don Rodrigo. Madrid: «Temas de Hoy», 1995.
Автор:
Михаил Матюгин
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

140 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти