Косой манёвр

Значение обхода и охвата в условиях маневренной войны для всех очевидно. Фланги и тыл противника всегда являлись наиболее чувствительными и наиболее уязвимыми местами в его расположении и боевом порядке.

История дает ряд блестящих побед тактического и оперативного масштабов, ставших следствием удачных обходов и охватов одного и двух флангов. Кому неизвестен классический пример - сражение при Каннах (216 г. до нашей эры), закончившееся страшным поражением римской армии Эмилия Павла, превосходившей армию Ганнибала численно почти вдвое! Победа была достигнута слабейшей стороной искусством маневра - охватом обоих флангов римлян, их окружением и почти полным уничтожением. Редко затем полководцам удавалось достигать с помощью маневра столь решительных результатов.


Охваты на поле боя одного из флангов противника удавались чаще, но зато и результаты побед бывали значительно скромнее.

Кто изучал военную историю, тот не может без изумления читать блестящие страницы исторической эпохи Фридриха Великого.

Косой манёвр

король Пруссии Фридрих Великий

Семь лет Фридрих II ведет героическую борьбу с коалицией наиболее могущественных держав того времени (Франция, Австрия, Россия).

Блестящие военные победы Фридриха II достигались не численным превосходством, а искусством маневра - охватом фланга или обходом. В течение долгой войны Фридрих II в совершенстве овладел теми формами боя, которые в современных ему условиях давали наиболее оптимальные результаты. Почти во всех случаях на поле сражения он прибегал к смелому маневру, иногда даже на виду у неприятеля, с целью занять наиболее выгодное для своей армии исходное положение для атаки во фланг противника. Он применял т. н. «косой строй» - концентрируя свои силы так, чтобы навалиться на один из флангов противника.

С большим риском для себя Фридрих II стремился быстротой действий захватить и удержать в своих руках инициативу - опять-таки с целью поставить свою армию в более выгодное, по сравнению с противником, положение. Он, прежде всего, искал неприятельский фланг и, найдя его, разворачивал армию под углом к фронту противника (Схемы 1-3).





Этот «косой строй» давал прусскому королю крупные преимущества, а именно:

1) сразу создавалась угроза не только одному из флангов противника, но и его тылу;
2) после занятия такого исходного положения для атаки требовалось наиболее простое прямолинейное движение войск вперед;
3) при условии обеспечения внезапности маневра таковой приводил противника к необходимости принять бой в крайне невыгодном положении, с перевернутым фронтом, заставляя его поспешно менять фронт, т. е. производить наиболее опасные во время атаки противника передвижения и перестроения.

И фридриховский маневр, знаменитая «косая атака», стал приносить ему успех.



Атака прусских гусар под Гросс-Егерсдорфом

В первый раз Фридрих II применил этот маневр в первую кампанию Семилетней войны - в сражении под Прагой 6 мая 1757 года. «Убедившись в трудности фронтальной атаки, Фридрих, по совету Шверина, решил атаковать правый фланг позиции австрийцев» [Михневич Н. П. История военного искусства. 1896.]. Австрийцы были застигнуты врасплох и сбиты с толку маневром пруссаков. В этом сражении 63000 пруссаков разбили 70000 австрийцев.

Характеризуя это сражение, Наполеон говорил, что «здесь не столько удивительна способность Фридриха к смелым маневрам на поле сражения, сколько его умение оценивать характер своего противника».

Таким образом, следует особо отметить не только смелость и новизну маневра, обеспечившие Фридриху внезапность атаки, но и пассивность противника, уменьшавшие риск для прусского короля.

Итак, правильная оценка характера противника и умение обмануть последнего - замаскировать свои действия - являются непременными условиями успешности этого маневра.

Правильность данной посылки подтверждается сражением при Колине 18 июня 1757 г. - в котором Фридрих II был жестоко наказан за свою дерзость, т. е. уже за необоснованный риск.

Так же как и под Прагой, Фридрих решил обойти правый фланг австрийцев, но на этот раз Даун понял намерения короля. За ночь он снялся с позиции и расположился параллельно пути движения пруссаков. Утром 18 июня Фридрих неожиданно уже для себя увидел, что он находится против левого фланга противника. Однако, желая выйти на сообщения австрийцев, Фридрих отказался от атаки левого фланга и предпринял (днем на виду у противника) опасный фланговый марш перед фронтом австрийцев - последние на этот раз прикрывались выдвинутыми вперед кроатами и легкой пехотой (боевое охранение). Фридрих проиграл сражение, потеряв 14000 человек, 45 орудий и 2000 лошадей. Он должен был снять осаду Праги и очистить Богемию. Причиной неудачи Фридриха в сражении при Колине было не то, что 34000 пруссаков атаковали 54000 австрийцев на очень сильной позиции, а то, что маневр полководца был разгадан - и пруссаки атаковали с фронта, а не с фланга. Охвата не получилось, внезапности не было. Новизна маневра пропала.

Еще более ярким примером фридриховского маневра является сражение при Росбахе 5 ноября 1757 года. В этот день союзники были готовы сами обойти левый фланг пруссаков - с целью отрезать их от переправ на р. Заале. Надежду на успех им давало прибытие подкреплений, усиливавшее состав союзной армии принца Субиза до 50000 человек. Союзники двинули главные силы тремя колоннами в обход левого фланга пруссаков, оставив для демонстрации с фронта слабый отряд. Разгадав маневр союзников, Фридрих больно наказал противника, использовав выгодность своего флангового положения по отношению к обходящим неприятельским колоннам. Для союзников атака пруссаков была совершена неожиданна, так как они были введены в заблуждение ложными передвижениями Фридриха, инсценировавшими отступление пруссаков.

В сражении при Лейтене 5 декабря 1757 г. Фридрих своим маневром против левого фланга Карла Лотарингского заставил австрийцев во время боя менять фронт на 90°. Маскировке его маневра способствовал густой туман. Несмотря на страшное упорство австрийцев в этом бою, Фридрих, который имел 21000 пехоты, 11000 кавалерии и 167 орудий против 59000 пехоты, 15000 кавалерии и значительного количества легких войск, а всего 80 - 90 тыс. при 300 орудиях, нанес решительное поражение противнику. Австрийцы потеряли более 6500 убитыми и ранеными, 21500 пленными, всю артиллерию и обоз. Сражение при Лейтене считается одним из самых решительных в военной истории. И в этом сражении мы видим, что численно более слабый бьет более сильного внезапностью и искусством маневра - обеспечивающими, прежде всего, удар в наиболее чувствительное место противника, его фланг.

В сражении при Кунерсдорфе 12 августа 1759 г. Фридрих решает атаковать левое крыло русской армии П. С. Салтыкова главными силами с фронта и в охват левого фланга, стремясь в то же время перехватить путь отхода.

Таким образом, в этом сражении Фридрих с армией в 45000 и при 200 орудиях атаковал 59-тысячную русско-австрийскую армию при 230 орудиях на укрепленной позиции. Но Салтыков оказался достойным противником Фридриха. Удлинением боевого порядка, разрушением мостов и умелым использованием резервов Салтыков воспрепятствовал осуществлению охвата. Все усилия пруссаков разбились о стойкость русских войск. Около 17 часов, сам атакованный во фланг, Фридрих должен был поспешно отступить.


Фридрих при Кунерсдорфе

Этот исторический пример, несмотря на неудачный исход сражения под Кунерсдорфом, не умаляет значения фридриховского маневра. Главная его ценность заключалась в том, что он ярко подчеркивал отсутствие безусловного - ведь в военном деле не может быть рецептов и шаблона. Один и тот же маневр, примененный Фридрихом в разных случаях и по отношению к разным противникам, давал разные результаты. Однако бонусы этого маневра в трех случаях из пяти подарили прусскому оружию крупные победы.

Пруссаки по достоинству оценили военное искусство Фридриха. История Семилетней войны была положена в основание немецкой военной школы. Методы борьбы Фридриха постепенно вошли в плоть и кровь прусского и позже германского командования.

Таким образом сформировалась фридриховская военная школа, которая в дальнейшем, совершенствуясь, привела к известному положению Мольтке Старшего: «идти врознь, а драться вместе», приводившему к действиям по внешним операционным линиям, а затем к воскрешению Канн А. фон Шлиффеном. Война 1870 - 1871 гг. является сплошным триумфом идей Фридриха Великого. Мец, Седан и Париж с пленением целых французских армий служат лучшим доказательством преимуществ тогдашней германской военной школы перед французской.

Первая мировая война, в ее маневренный период, дает чрезвычайно яркие примеры применения фридриховского косого порядка - уже в более современных условиях.

Особенно типичны действия германцев в Восточной Пруссии в августе 1914 г.

Успех Танненбергской операции основывался на ударе по левому флангу русской 2-й армии А. В. Самсонова. С помощью радиоперехвата прекрасно зная группировку русских корпусов, командование германской 8-й армии главные силы направило на открытый левый фланг 1-го армейского корпуса, предварительно заняв исходное положение почти под прямым углом к русскому фронту. Отступление 6-го армейского корпуса на правом фланге армии Самсонова крайне облегчило задачу германскому командованию, ускорив окружение центральной группы корпусов 2-й армии.

Искусно замаскировавшись от русской 1-й армии кавалерийской завесой, командование германской 8-й армии, совершенно неожиданно для русской 2-й армии, применило по отношению к последней фридриховский маневр, давший поразительные оперативные результаты. 2-я армия на время выбыла из строя, создав брешь в построении Северо-Западного фронта. Но и этим дело не закончилось. Зная группировку сил и 1-й армии П. Г.-К. Ренненкампфа, германцы разворачивают освободившиеся после поражения 2-й армии войска - опять-таки под углом к левому флангу русской 1-й армии, достигшей р. Ангерапп.

Германское командование заставило русское командование принять бой в самом неудобном положении - предлагая Ренненкампфу менять фронт 1-й армии и перегруппировываться под ударом германской артиллерии. В то время как бой кипел на левом фланге 1-й армии, ее центр и правый фланг бездействовали. Направленные прямо перед собой германские корпуса и дивизии захлестывали все глубже и глубже левый фланг 1-й армии, перехватывая пути отхода на восток к Неману и угрожая ее тылу. Бой, постепенно развиваясь по фронту, последовательно охватывал центр и, наконец, правый фланг армии. Обрушиваясь на фланговые части армейского фронта, немцы били по частям русские дивизии и корпуса, которые начали отход. Управление было нарушено, обозы левофланговых корпусов армии сбились на север.


командование германской 8-й армии, а затем германского Восточного фронта. Слева командующий П. Гинденбург, начальник штаба (на заднем плане в центре) Э. Людендорф и генерал-квартирмейстер М. Гофман

В кратчайший срок немцы очистили территорию Восточной Пруссии от русских войск (пусть пока и ненадолго) - которые создали во время вторжения столь сильную панику, что она, докатившись до Берлина и германской Ставки, заставила германское Верховное командование снять с ударного крыла на Западном фронте два армейских корпуса и одну кавалерийскую дивизию. Ценой Марны была спасена Восточная Пруссия. Оставим без комментариев стратегическую целесообразность такого размена.

Нам крайне интересен еще один исторический пример, в котором идеи фридриховского косого порядка также получили яркое выражение - это Лодзинская операция 1914 г.

Как известно, Ивангородско-Варшавская операция П. Гинденбурга – Э. Людендорфа окончилась для них полной неудачей. Русские, отразив попытки немцев захватить Варшаву и переправиться через Вислу у Ивангорода - Ново-Александрии, заставили германское командование вновь обратиться к испытанному средству - к фридриховскому маневру. Немцы быстро отошли на свою территорию - с целью занять новое и более выгодное исходное положение для наступления. Одновременно пополнив свои потери и максимально использовав свою очень развитую железнодорожную сеть, немцы очень быстро (через неделю) развернули 9-ю армию на фронте Калиш - Торн, под углом в 90° к фронту русской 2-й армии, выдвинувшейся на линию Домбе – Пяск - Пжедборж (к р. Варта).

Известен результат этого удара (также косой атаки) германской 9-й армии - он привел почти к полному окружению 2-й армии С. М. Шейдемана. Но 5-я армия спасла свою «сестру» от второго Танненберга. На этот раз напору тандема П. Гинденбурга – Э. Людендорфа противостояла железная воля «русского Мольтке» - командующего 5-й армией (он же принял командование над группой из 2-й и 5-й армий под Лодзью) П. А. Плеве - и немцам самим пришлось выходить из окружения. Глубокий охват (достигший Брезин) правого фланга русской 2-й армии был ликвидирован.


П. Гинденбург и Э. Людендорф во время планирования Зимней операции в Мазурии

Лодзинская операция немцев сорвалась, но чего это стоило русскому фронту - он был деформирован, растянут и ослаблен. Об активных действиях в ближайшее время нельзя было и думать. Следует подчеркнуть, что германцы начала XX века оказались прилежными последователями Фридриха и умелыми проводниками его тактических идей - принесших им успех в двух случаях из трех.

Приведенные примеры из истории маневренного периода Первой мировой войны убеждают нас в том, что маневр Фридриха, примененный к месту и вовремя, продолжал давать тот же эффект, что и 150 годами ранее.

В качестве последнего исторического примера, подтверждающего только что сделанный вывод, может служить контрудар Ю. Пилсудского в 1920 г. - также построенный по принципу фридриховского «косого порядка».

Действительно, исходным для наступления польских 3-й и 4-й армий 16-го августа 1920 г., являлся, грубо говоря, фронт Ивангород – Люблин - Холм, находящийся почти под прямым углом к советскому фронту на Висле. Удар Пилсудского, направленный на север, преследовал цель - оттеснение сил Красной армии к германской границе и их уничтожение.

В этом примере следует особое внимание обратить на следующие факторы:

а) «совместный удар нескольких дивизий неприятеля был полной неожиданностью для командования 16-й армии и Мозырской группы» [Какурин Н. Е., Меликов В. А. Война с белополяками. 1925. С. 324 - 325.].

б) соотношение сил сторон на Висле: у поляков 70 тысяч, у Западного фронта около 40 тысяч [Тухачевский М. Поход за Вислу. С. 40.].

Таким образом, и здесь налицо элементы фридриховского маневра: 1) направление удара во фланг и тыл противника, 2) инициатива и внезапность удара, 3) решительные результаты.

Приведенных примеров достаточно, чтобы сделать следующие выводы.

1. Идея «косого порядка» Фридриха в целом себя оправдала.

2. В обстановке 1-й четверти XX века применение фридриховского маневра вышло за пределы тактики, заняв выдающееся место среди форм операции.

3. Оперативно необходимости искать открытого фланга противника не было - важно, чтобы направление удара, давая все преимущества наступающему, требовало простого движения вперед прямо перед собой - выводя во фланг и тыл атакуемого фронта.

4. Выполнение фридриховского маневра в XX веке облегчалось развитием средств транспорта всех видов.

5. Занятие выгодного исходного положения для нанесения удара в новом направлении достигалось быстрой перегруппировкой войск с одновременным использованием всех транспортных возможностей.

6. Маскировка маневра (перегруппировок) достигалась введением в заблуждение противника ложными действиями, созданием непроницаемой завесы и т. д., скрывающими истинные намерения.

В этом смысле маневр с отходом назад приобретал первостепенное значение. И после Первой мировой войны, учитывая трудности фронтальных атак, германская школа, как и ранее, твердо стояла на идее фридриховского маневра. Она рекомендовала этот маневр даже в том случае, если накануне был успех, но последующая фронтальная атака встречает трудности. В этом случае применяется быстрый отскок назад и перегруппировка главных сил в район, из которого выгоднее всего направить удар во фланг и тыл противнику.

7. Наиболее широкое применение этот маневр получил в условиях оперативной обороны.

8. Стремясь наиболее полно использовать выгоды фланговых ударов, признано необходимым маскировать передний край оборонительной полосы расположением боевого охранения или частей прикрытия в косвенном направлении к истинному фронту (см. схему № 4). Применение в этом случае косвенного порядка по идее верно - но в оперативном, а не тактическом масштабе. Расположение охраняющих частей под углом на участках полков или дивизий вело лишь к легкому сбиванию частей прикрытия.



Совершенно иная картина получается, если линия прикрытия сохраняет нормальное (обычное) начертание, а линия фронта получает изломы или общее косвенное направление (см. Схемы №№ 5 и 6) к направлению наступления противника. Этот способ маскировал и вызывал на ложные действия противника. Этот способ (маневр) в известный момент передавал инициативу в руки обороняющегося, застигая наступающего врасплох и заставляя его принимать удар обороны в крайне невыгодном положении, которое могло быть исправлено только перегруппировкой сил. Не есть ли это фридриховская идея «косого порядка»? Безусловно.




Идея маневра, родившаяся на полях битв древности, не переставала жить в средние и новые века. Воспринимаемая в теории военного искусства, идея «косого порядка» редко получала на практике правильное выражение. В тех же случаях, когда этот маневр применялся целесообразно, он, как свидетельствует военная история, давал поразительные результаты.

Уроки военной истории не должны быть забыты. И следует также учесть и то обстоятельство, что успешный для поляков исход войны 1920 г., во многом достигнутый в результате применения «косого порядка», заставил победителя уверовать в выгоды этой формы операции и боя. Но, как показала история, своевременно обнаружить опасность - это значит уйти от нее. Примером чему служит поражение самого Фридриха при Колине в 1757 г.
Автор:
Олейников Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

86 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти