Анакопийское сражение. Под покровом легенд и мифов

Если забраться на башню Анакопийской крепости, что возвышается на Иверской (Анакопийской, Апсарской) горе, то Новый Афон расстилается перед взором как на ладони. На севере до горизонта тянутся горные хребты Кавказа, укрытые сплошным одеялом кавказских лесов, а на юге, куда хватает взора, раскинулось Чёрное море. Сейчас, конечно, мало что говорит о том, что эти руины некогда были мощным фортификационным укреплением, возведённым в необычайно удачном месте – на высоте в 344 метра, к которому в своё время вела только одна единственная тропа шириной не более двух метров. Не зря доктор филологических наук Хухут Бгажба и историк Георгий Амичба полагают, что само слово Анакопия с абхазского языка того времени можно перевести как «изрезанный», «иссечённый крутизнами», «выступ». Именно здесь в 736-737-м годах разыгралось сражение, вошедшее в историю как Анакопийское (или же сражение у стен Анакопии).


Анакопийская крепость



Арабская экспансия на Кавказе


Омейядский халифат, начавший активную экспансию во второй половине 7-го века, достаточно быстро подчинил целый ряд народов. Династии Омейядов удалось захватить Северную Африку, часть Средней Азии, южную часть Пиренейского полуострова, южные и западные Прикаспийские земли и т.д. А в начале 30-х годов 8-го века взгляд арабского халифа Хишам ибн Абдул-Малика устремился на Кавказ.

Вскоре халиф Хишам назначил Марван II ибн Мухаммада (в итоге станет последним омейядским халифом) правителем новых кавказских земель. А чтобы усмирить местное население Марвану вручалась армия в 120-130 тысяч бойцов. Правда, данные цифры вызывают очень большие сомнения, т.к. халифат в это время вёл войну с Византией, да и восстания и борьба за власть внутри самого халифата отвлекали немало сил.


Карта Омейядского халифата к 750-му году


Так или иначе, но Марван стал наместником халифа на Кавказе в 732-м году. К моменту сражения у стен Анакопии Марван уже снискал себе «славу» жестокого полководца, проведшего ряд опустошительных набегов от Грузии до земель современной Армении. Картвелы даже прозвали Марвана «глухим» («глухой к страданиям и мольбам»), а армяне звали его Марваном-разорителем. При этом несколько десятилетий назад грузинские князья сами приглашали арабов на свои земли – только в союзе с ними картвелы могли сопротивляться Византии. Порой клубок политических шагов и «союзов» крайне больно бьёт именно по тем, кто этот клубок сворачивал.

Наконец, арабские завоеватели прошлись огнём и мечом по восточным княжествам современной Грузии, а после этого вторглись в западные и южные княжества. Картлийские мтавары (князья) Михр (Мириан или Мир) и его брат Арчил с небольшим войском бежали от арабских захватчиков. Сначала они нашли приют в Лазике (Лазистан, Эгриси, Лазское царство), но, преследуемые Марваном, бежали дальше в земли абазгов - Абазгию (современная Абхазия).

Тем временем Марван разорил почти все крупные города и укрепления Лазики, именовавшейся в тот момент княжеством Эгриси. Под напором неистового Марвана пал даже город-крепость и столица княжества Цихе-Годжи (ныне именуется Нокалакеви). До сих пор на месте бывшей столицы Эгриси возвышаются остатки массивных стен древней крепости – всё, что осталось от Цихе-Годжи.

После разорения южных грузинских княжеств Марван устремился на север в Абазгию, имея формальный повод наказать абазгов за укрывательство врагов халифата.

Враг на пороге


В тот момент Абазгией правил князь Леон I, а столицей княжества была Анакопия с мощной цитаделью на вершине Иверской горы. При этом картлийским князьям, которых грузинские историки именуют царями, заблаговременно удалось наладить с Леоном связь и договориться о союзничестве против общего врага – арабов. Возможно, этого союза не было бы вовсе, если бы не кровожадность и мстительность Марвана. К примеру, аргветских князей Марван приказал жестоко пытать, позже их повесили вниз головой, тщательно связав, а уже после этого подвесили на шею тяжёлые камни и сбросили в реку Риони.



Естественно, Михр и Арчил устремились именно в Анакопию. Только там они могли рассчитывать на какой-то шанс совместно отбиться от войск Марвана. Точных сведений о войске картлийских князей нет. Одни источники утверждают, что при себе Михр и Арчил имели только отряд в тысячу бойцов, состоящий из княжеской дружины и людей из их эриставов (титул равный титулу герцога или греко-римскому стратегу). По другим данным войско беглых правителей доходило до трёх тысяч воинов, что было возможно, т.к. из разорённых южных грузинских княжеств население ринулось на север.


Воинство абазгов у Анакопийской крепости насчитывало около двух тысяч бойцов. При этом самого князя Леона в тот момент в крепости не было. Он в тот момент находился в некоей крепости Собги, находящейся на горном перевале по пути в Осетию. Как полагают историки, князь пытался заключить союзнический договор с аланами, чтобы вместе попытаться дать отпор начавшемуся арабскому вторжению. Армия Марвана же насчитывала от 20 до 40 тысяч воинов.

Практически все сведения о том сражении описаны всего лишь тремя авторами. При этом один из них безымянный, известен только его труд – «Мученичество Давида и Константина». Два других автора – это Леонтий Мровели, написавший в 11 веке «Мученичество Арчила», и Джуаншер Джуаншериани, создавший сочинение также 11 века «Жизнь Вахтанга Горгасала». Увы, данное положение дел создаёт большую путаницу – часто авторы противоречат друг другу. К тому же само повествование весьма специфично и по-христиански религиозно, обладая множеством отсылок к проведению и небесному покровительству воинства.



Последнее можно объяснить тем фактом, что в то время Кавказ всё ещё оставался в основном христианским регионом. И какие бы политические противоречия не стояли между картлийскими, лазскими или абазгскими князьями – все они были христианами, противостоящими мусульманам. О степени чисто религиозной неприязни к захватчикам говорит и именование арабов в одном из трудов – «язычники».

Сражение у стен Анакопии


Наиболее полно и подробно сражение и его итоги описывал Джуаншер Джуаншериани. Именно на основании его труда многие историки реконструировали битву у стен Анакопии. Так, Джуаншер писал:

«И предстали (Михр и Арчил) пред той святой иконой пречистой богородицы, молились ей, преклонившись… И перед рассветом господь бог послал на сарацин зной южный, и заболели они кровяной холерой. В ту ночь явился Арчилу ангел божий, который сказывал ему: «Идите и сразитесь с огарянами («агаряне», имя арабов, произошедшее от имени наложницы Авраама девушки Агарь, родившей ему сына Измала, но изгнанная и основавшая первые ветви арабских племён – прим. авт.), ибо я на них послал жестокую и истребляющую людей и животных болезнь».


Анакопийское сражение. Под покровом легенд и мифов

Фреска "Анакопийская битва". Автор - Валерий Гамгия


За спецификой изложения скрывается тот факт, что иноземные войска в этой местности часто страдали от климата, проливных дождей и тяжёлых дорог. Поэтому, вероятно, большая часть привыкших к диаметрально иной местности и климату арабов заразилась характерными местности болезнями. Эпидемия в лагере противника всегда подарок для обороняющихся. Таким образом, ещё до начала сражения арабов скосил «генерал субтропики», если так можно выразиться.

Сама же битва, согласно Джуаншеру Джуаншериани, началась с рассветом, когда Михр и Арчил вместе с объединенными силами абазгов и картвел выступили в сторону арабов. Деморализованные силы арабов проиграли ту битву. По словам Джуаншериани до 35 тысяч воинов пали от болезней, а три тысячи лишились жизни от меча. Оставшиеся в живых бежали из этих земель во главе с Марваном.



Таким образом, на исход сражения оказали влияние следующие факторы: сплочение картвелов и абазгов перед лицом общего врага, религиозный характер войны, кровожадность самого Марвана, недальновидность арабских полководцев по отношению к специфике местности, которую они собирались покорить. А также не следует забывать значимость Анакопийской крепости. К примеру, по мнению анонимного автора «Мученичества Давида и Константина» арабы выиграли битву, но о стены крепости разбили свои силы и отступили.

Сердцем Анакопии является мощная цитадель на вершине Иверской горы (высота -344 метра над уровнем моря). В длину анакопийская цитадель достигает 83 м, а в ширину – 37 м. Высота стен доходила до пяти метров, а толщина в некоторых местах превышала метр. Стены возводили из плотно подогнанных известняковых глыб около 60 см в длину и ширину. Внутри цитадели несколько построек, в том числе культовые, а также глубокий колодец с достаточным для осады количеством воды (находится в действующем состоянии).



Кроме того за некоторое время до Анакопийского сражения крепость была обнесена ещё одной линией обороны, отстоящей от цитадели. Эта линия состояла из восточной, южной и западной крепостных стен, самой мошной из которых являлась южная стена, усиленная семью башнями. Таким образом, Анакопия, как целый оборонительный комплекс, сама по себе была способна заставить противника задуматься о целесообразности осады в условиях враждебной территории и климата. В итоге, так или иначе, но арабы ретировались, оставив Абазгию и Эгриси и понеся политическое поражение, отразившееся возвышением абазгов и картвелов, чей союз, правда, длился недолго.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

14 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти