Первая мировая война. Праснышская операция

Первая мировая война. Праснышская операция
В связи с переходом на западном фронте к позиционной войне и отсутствием перспективы быстрого разгрома противника на этом фронте германское верховное командование после некоторой внутренней борьбы окончательно выбрало восточный фронт как главный театр войны на 1915 год.

После отхода русских войск, в середине декабря 1914 г., на восточном фронте создалось примерно следующее положение. Перед укрепленными позициями немцев по р. Ангерапу и Мазурским озерам остановилась 10-я русская армия, имевшая 15 пех. дивизий против 8 немецких. На левом берегу р. Вислы после упорных боев 1-я, 2-я и 5-я русские армии (33 пех. дивизии) заняли позиции за pp. Бзурой и Равкой. Против этого участка русского фронта находилась 9-я германская армия (25 пех. дивизий). Южнее, между pp. Пилицей и Вислой, располагались 4-я и 9-я русские армии (17 пех. дивизий), имея перед собой 4-ю австрийскую армию (17 дивизий). 4-я армия обеспечивала левый фланг северо-западного фронта. Русские армии в Галиции (3-я, 8-я и 11-я) после отражения наступления австрийцев закрепляли свои позиции, против которых находилась 31 пех. дивизия противника. Таким образом, против 103 русских дивизий на всем фронте (включая и резерв верховного командования) немцы располагали 83 дивизиями (включая австрийские). "Опыт Танненберга и сражения в Мазурских озерах показали, - говорит в своих воспоминаниях Людендорф, - что крупный и скорый успех может быть достигнут лишь при условии нападения на противника с двух сторон". "Теперь явилась возможность, - продолжает он, - сосредоточить сильную группу из трех армейских корпусов между Неманом и дорогой Инстербург, Гумбинен и наносить удар, охватывая в направлении на Тильзит, Владиславов и Кальварию. Другая группа, в состав которой входил 11-й резервный корпус, которому были приданы еще 2 пехотные и 4 кавднвизии, направлялась между озерами Шпирдинг и границей через Бялу на Райгород, на Августов и южнее... Обе ударные группы должны были окружить противника (т. е. 10-ю русскую армию), и чем раньше наступило бы окружение, тем было бы лучше для нас... Предпосылкой являлось прочное удержание длинной линии фронта Влоцлавск, Млава, Иоганисбург, Осовец"{1} . Одновременно с этим германское командование намечало и удар с юга, в Карпатах. "Мы намечаем новый удар в Восточной Пруссии. Если бы венгерские железные дороги в мирное время были лучше построены, стратегически такой удар был бы желателен и в Карпатах"{2}.

Для нанесения удара из Восточной Пруссии о целью охвата обоих флангов 10-й русской армии германское командование перебросало крупные силы с левого берега р. Вислы (схема 1).


Первая мировая война. Праснышская операция
Схема 1. Положение сторон к 15 февраля 1915 г


Русское главное командование под давлением Антанты вновь поставило перед войсками задачу - овладеть Восточной Пруссией. Основной удар намечалось нанести с фронта Пултуск, Остроленка в направлении Сольдау, Ортельсбург, т. е. во фланг 10-й германской армия. Для этой цели была сформирована новая, 12-я армия генерала Плеве. Начало операции предполагалось после полного сосредоточения 12-й армии, около 28 февраля. Цель этой операции: "вызвать перегруппировку германских сил в Восточной Пруссии, в надежде на то, что при такой группировке можно будет обнаружить стремление германцев в некоторых районах, куда и можно будет направить наши усилия для прорыва неприятельского расположения и дальнейшего развития, успеха в этом направлении"{3}.

Русское верховное командование, приняв план нанесения удара в Восточную Пруссию, отводило операциям юго-западного фронта подчиненное значение. Но главнокомандующий этим фронтом генерал Иванов, воздействовав на Ставку, добился решения об одновременном нанесении удара в направлении Венгрии. Следовательно, в феврале 1915 г. верховное главное командование русской армии наметило два плана - наступление в Восточную Пруссию и в Венгрию, - которые должны были проводиться параллельно. Это приводило к тему, что усилия русской apмии нацеливались по двум направлениям, что вызывало распыление сил по расходящимся операционным линиям.

Германское командование было осведомлено о плане русской Ставки. Пользуясь преимуществом в быстроте перегруппировок, оно решило предупредить своего противника и наметило нанесение контрудара с целью глубокого охвата русского фронта с обоих флангов - с севера и с Карпат - и захватить инициативу в свои руки..

В феврале 1915 г. немцы начали наступательную операцию против 10-й русской армии, в результате которой не только сорвало готовившийся русским командованием удар в Восточную Пруссию, но оттеснило 10-ю армию, из этого района, окружив при этом в Августовских лесах 20-й русский корпус и пленив его остатки.

В связи с создавшейся обстановкой особенное значение приобретает Праснышская операция, развернувшаяся на Млавском направлении, сразу же вслед за февральской операцией в Восточной Пруссии.

Целью Праснышской операции со стороны немцев являлось прочное удержание линии Влоцлавск, Млава, Иоганисбург, Осовец. "Как только будет закончено развертывание армейской группы, нужно будет подумать о том, чтобы для начала придвинуть фланг армейской группы до р. Скрва, чтобы таким путем находиться против фланга возможного наступления русской армии и получить возможность примыкания к левому флангу 9-й армии у устья р. Бзуры"{4}, - говорилось в директиве генералу Гальвицу, руководившему действиями в Млавском направлении. Генерал Гальвиц полагал, что только наступление, начинающееся зосточнее левого фланга его группы, могло бы воспрепятствовать русским перебросить силы для поддержки 10-й армии з Мазурских озерах. Исходя из этого, он решает продолжать начавшееся еще раньше наступление на своем правом фланге в направлении Дробин, Рационж и после прибытия 1-го рез. корпуса (из 9-й армии) нанести удар в направлении Прасныш и восточнее. Таким образом, немцы ставили задачу активными действиями прочно удерживать линию Влоцлавск, Иоганисбург, привлекая на себя значительные силы русских, с тем чтобы воспрепятствовать переброске сил на поддержку 10-й армии. Русское командование ставило себе задачей сосредоточить на линии Ломжа, Прасныш, Плоцк 12-ю и 1-ю армии и наступать на Сольдау и далее на северо-запад. Но, как мы уже знаем, задуманная русским командованием идея глубокого вторжения в Восточную Пруссию была сорвана германским наступлением из Восточной Пруссии и поражением 10-й русской армии.

Русское командование в лице командующего 1-й армией генерала Литвинова ставит более ограниченную задачу - прикрыть подступы к Варшаве со стороны Виленберг и Торн наступлением в северо-западном направлении, не дожидаясь окончательного сосредоточения 12-й армии. 15 февраля генерал Литвинов отдает директиву, согласно которой главный удар наносится на левом фланге армии, куда он и стягивает значительные силы. В районе же Прасныша и западнее остаются слабые части 1-го Туркестанского корпуса и конница генерала Химеца.

К началу Праснышской операции немцы располагали следующими силами: армейская группа генерала Гальвица в составе корпусов генералов Цастрова, Дихгута, 1-го рез. корпуса, 1-й гвард. дивизии, частей 20-го арм. корпуса, ландштурма и 2 кавдивизий, т. е. всего 4 корпуса и 2 кавдивизии. Армейская группа Гальвица располагала сильной тяжелой артиллерией. На стороне русских в начальном этапе в Праснышской операции приняли участие войска 1-й армии: 1-й Туркестанский, 27-й и 19-й арм. корпуса, конный корпус генерала Орановского, конная группа генерала Эрдели и другие кавалерийские части-всего 3 корпуса и 9½ кавдивизий. Таким образом, в начале операции немцы имели превосходство в пехоте. Если же учесть, что русские армии имели большой некомплект личного состава, испытывали "снарядный голод" и располагали малочисленной артиллерией, то преимущество явно было на стороне немцев.

Непосредственно на Млавском (Праснышском) направлении действовали 2 немецких корпуса (корпус Цастрова и 1-й рез. корпус), части 20-го корпуса и ландштурменные части, или всего 2½ корпуса; у русских же - Туркестанский корпус и 63-я пех. дивизия (из состава 27-го арм. корпуса), т. е. немцы имели двойное превосходство.

В конце операции на стороне русских приняли участие 1-й и 2-й Сибирские корпуса (последний принадлежал к составу 12-й армии), что изменило соотношение сил сторон на Праснышском направлении и давало некоторое превосходство русской армии (5 армейских корпусов против 4 германских).
Район действий представляет собой холмистую равнину, покатую с севера на юг. Его прорезают притоки рек Вислы и Нарева. Долины этих рек имеют ширину 1-3 км и местами заболочены. Из рек заслуживает внимания р. Оржиц с болотистой долиной до 1 км шириной; от Хоржеле ширина долины достигает 5-6 км: река дробится на рукава и представляет серьезное препятствие для переправы. Приток Оржица, р. Венгерка, протекает через Прасныш. Левый приток Венгерки, р. Муравка, пересекала позиции обеих сторон. Обе реки имеют долину шириною до 1-2 км. Остальные реки незначительны; все они текут с севера на юг, т. е. почти параллельно путям наступления сторон.

Холмы невысоки, их склоны по большей части пологи, вершины часто могли служить хорошими наблюдательными пунктами. Почва в районе действий - суглинок с примесью подзола. Такая почва во время распутицы быстро превращается в грязь, которая липнет к ногам и колесам и чрезвычайно затрудняет движение. Район богат путями, но все проселочные грунтовые дороги находились в плохом состоянии. Следовательно, район являлся удобным для действий всех родов войск. Однако ко время боев была оттепель, значительно повлиявшая на ход сражения.

Первая мировая война. Праснышская операция
Схема 2. Бои с 18 по 25 февраля 1915 г


ХОД ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Праснышская операция может быть разбита на три этапа:
Первый этап (с 15 по 21 февраля) - бои в районе Рационж. Дробин (на левом фланге 1-й русской армии).
Второй этап (с 17 по 24 февраля) - захват немцами г. Прасныш.
Третий этап (с 25 февраля по 3 марта) - обратный захват русскими г. Прасныша.
Первый и второй этапы совпадают по времени, но они происходили на разных, крайних, флангах 1-й русской армии.

Уже начиная с 10 февраля германский корпус генерала Дихгута а 1-я гвард. рез. дивизия наступали з направлении Дробин, Рационж. Стоявшие на русском левом фланге конница Эрдели и 1-й конный корпус отошли к р. Скрве на юго-восток. Сюда были направлены, кроме уже действовавшего здесь 1-го Туркестанского корпуса, 27-й и 19-й арм. корпуса.

17 февраля генерал Литвинов отдает директиву, которой предписывалось: 1-му Туркестанскому корпусу продолжать выполнение прежней задачи, т. е. сдерживать противника на Млавском направлении; 19-му армейскому и 1-му конному корпусам - продолжать наступление на фронт Глиноецк, Рационж; частям 27-го арм. корпуса-содействовать этому наступлению. Таким образом, частное наступление германцев привлекло к себе почти все силы 1-й русской армии, ослабив Праснышское направление, куда уже 17 февраля начали наступать 2 германских армейских корпуса (1 рез. корпус и корпус генерала Цастрова).

На этом фронте бои шли с переменным успехом: русские войска частично потеснили немцев, затем последние заставили отойти конницу генерала Эрдели, и в конце концов бои приняли затяжной характер.

17 февраля началось наступление левого фланга группы генерала Гальвица. 1-й рез. корпус, выдвинув вперед передовые отряды, сосредоточился под Хоржеле. Правее его действовал корпус генерала Цастрова.

17 и 18 февраля немцы незначительно продвинулись вперед на этом фланге. Их обходящая группа под командованием генерала Штаабс дошла до р. Оржиц, однако не могла захватить переправу восточнее Единорожец, обороняемую русскими. 18 февраля генерал Гальвиц решил ударить силами 1-гo рез. корпуса к западу от Прасныша и смять фланг 1-го Туркестанского корпуса, находившегося в Цеханове. Однако главнокомандующий германским восточным фронтом считал удар восточнее Прасныша более действительным для его захвата и отдал директиву о переходе в наступление в обход Прасныша.

Исполняя эту директиву, генерал Гальвиц 18 февраля приказал 1-му рез. корпусу своими главными силами на следующий день продвинуться восточнее Прасныша с таким расчетом, чтобы 20 февраля атаковать 1-й Туркестанский корпус русских в правый фланг и тыл. На время операции 1-му рез. корпусу подчинялась правофланговая дивизия из состава корпуса генерала Цастрова (дивизия генерала Верница); она должна была обходить Прасныш с запада (с х е м а 2).

В это время началась оттепель, дороги стали непроходимыми. В результате 1-я рез. дивизия дошла передовыми частями до Шля, а 36-я рез. дивизия - только до Еднорожец.

20 февраля 1-й рез. корпус обошел Прасныш с востока и юго-востока и, не встречая значительного сопротивления со стороны русских войск, построился фронтом на запад.

Для парирования обхода командир 1-го Туркестанского корпуса выслал в Щуки 2 батальона, в Голяны - до 5 батальонов и в район Маков - 2 дружины ополченцев. Однако командующий 1-й армией генерал Литвинов попрежнему считал, что главным направлением является его левый фланг, и решительных мер по ликвидации удара немцев на Праснышском направлении не принимал. Между тем сосредоточение войск 12-й русской армии продолжалось, и к 20 февраля 2-й Сибирский корпус, закончив переброску по железной дороге, собрался в районе Остров. 1-й Сибирский корпус к этому времени находился на марше к Сероцку.

На 21 февраля 1-му германскому рез. корпусу была поставлена задача овладеть г. Праснышем, с тем чтобы затем ударить в тыл 1-му Туркестанскому корпусу в направлении на Цеханов. 1-я рез. дивизия атаковала укрепленную позицию восточнее и юго-восточнее Прасныша.

В результате боя русские части были отброшены с передовых позиций. 36-я рез. дивизия, направившаяся в обход к югу от Прасныша, встретила сильное сопротивление русских войск и только к вечеру смогла отбросить правый фланг 63-й пех. дивизии, оборонявшей г. Прасныш. Вследствие этого с наступлением темноты с левого фланга 1-го Туркестанского корпуса было переброшено около 2 полков пехоты в Стара Весь (25 км к югу от Прасныша) для перехватывания дорог, идущих из Прасныша.

21 февраля генерал Литвинов получил нижеследующую телеграмму от командующего фронтом генерала Рузского: "1-й армии поставлена задача во что бы то ни стало удержать линию Вышегрод, Плонск, Цеханов, Прасныш. Важнейшим направлением от расположения германцев к этой линии, с точки зрения общей задачи фронта, к 1-й армии является Млавское направление. Поставленная первой армии задача может быть выполнена оборонительно или наступательно. При оборонительном способе действий должны быть заняты подготовленные на указанной линии укрепления, а на главном, т. е. на Млавском направлении, должен быть сильный армейский резерв. В случае решения ток же задачи наступлением очевидно, что наступать надлежит именно на главном направлении, т. е. на Млавском. Между тем из получаемых от Вас донесений видно, что на главном, Млавском направлении Туркестанский корпус держится оборонительно, а на второстепенном направлении на Рационж, Дробин 19-му и 27-му корпусам приказано наступать. Наступление в этом направлении является нецелесообразным потому, что оно не соответствует основной задаче фронта и совместным действиям 1-й армии с 12-й армией... Ввиду всего изложенного предлагаю перегруппировать силы 1-й армии в соответствии с только что выраженными основными задачами фронта и первой армии... и закончить перегруппировку в кратчайший срок"{5}.

Таким образом, только тогда, когда Прасныш уже был обойден и, по существу, окружен, когда наступление германских войск достигло полного развития, генералу Литвинову пришлось отказаться (и то под давлением сверху) от своего плана и действовать сообразно со сложившейся обстановкой.
Обстановка к 22 февраля сложилась следующим образом: дивизия генерала Верница вышла на шоссе Млава, Прасныш у Грудуск а восточнее его; 36-я рез. дивизия к концу дня заняла Воля Вержбовска и этим отрезала оборонявшимся в Прасныше русским частям пути отхода на Цеханов. Тогда командир 1-го Туркестанского корпуса решил временно для прикрытия путей из Цеханова загнуть правый фланг своих позиций южнее Воля Вержбовска.

На следующий день, 23 февраля, дивизия генерала Верница продвинулась своим левым флангом и вошла в соприкосновение с 1-м рез. корпусом у Воля Beржбовска. Кольцо вокруг Прасныша сомкнулось. В этот же день германцы атаковали Прасныш и овладели южной окраиной города и казармами, находившимися в восточной его части. Гарнизон Прасныша - 63-я пех. дивизия - упорно оборонялся. Однако ввиду превосходства в силах на стороне немцев утром 24 февраля Прасныш был взят.

Один из участников праснышских боев описывает этот момент следующим образом: "24 Февраля около 10 часов окончилась драма Праснышского гарнизона. Потеряв больше половины состава от огня, он не мог противостоять подведенным Гальвицем свежим силам..."{6} . Между тем к месту боя, к Праснышу, спешили 2 русских корпуса: 2-й Сибирский с востока и 1-й Сибирский с юга. Корпуса к 20 февраля закончили переброску по железной дороге и сосредоточились в районе Остров и Сероцк. Однако действия этих корпусов не были согласованы. Это явилось результатом того, что 2-й Сибирский корпус был подчинен командующему 12-й армией, а 1-й Сибирский корпус - командующему 1-й армией. 2-й Сибирский корпус 21 февраля совершал марш от Острова к Остроленке, а 1-й Сибирский корпус расположился на ночлег в 6-8 км юго-западнее Сероцка. На следующий день 2-й Сибирский корпус достиг района в 6-8 км западнее Остроленки, а 1-й Сибирский корпус - района Пултуска. Здесь они и заночевали. 23 февраля 2-й Сибирский корпус подходил к Красносельцу, а 1-й Сибирский корпус - к Макову и передовыми своими частями вошел в связь с войсками 1-го Туркестанского корпуса. При форсировании р. Оржиц, представлявшей в результате оттепели значительное препятствие, части 2-го Сибирского корпуса встретили сопротивление со стороны противника. 1-й Сибирский корпус, медленно и осторожно выдвигаясь к северу, за 23 февраля продвинулся всего на 6-8 км при весьма незначительном сопротивлении немцев. К исходу дня части 1-го и 2-го Сибирских корпусов находились примерно в 18 км от Прасныша.

В 22 часа 23 февраля командир 2-го Сибирского корпуса получил от командующего 12-й армией генерала Плеве директиву, в которой указывалось: "после переправы вашего корпуса через р. Оржиц, целью действий должны быть не город Прасныш, а неприятельские войска, которые необходимо атаковать во фланг и тыл". При этом указывалось: "необходимо захватить сообщения противника, отходящего на север и северо-восток"{7}.

Первая мировая война. Праснышская операция
Схема 3. Бои с 25 по 28 февраля 1915 г


В соответствии с этой директивой командир 2-го Сибирского корпуса ставит задачу правофланговой 5-й Сибирской дивизии наступать на фронт Шля, Бартники с целью выхода на пути сообщения противника. 4-й Сибирской дивизии было приказано по переправе у Подосье наступать в общем направлении на фронт Бартники, Прасныш, атаковать противника в восточном и южном направлениях, имея целью совместно с 1-м Сибирским корпусом охватить противника, отрезав его пути отступления. 1-й Сибирский корпус, наступавший из Макова на Прасныш, никакой конкретной задачи не получил.

Командующий 1-й армией до последнего момента держал свои главные силы (27-й и 19-й арм. корпуса, 1-й кав. корпус) на своем левом фланге. И только 24 февраля генерал Литвинов писал в своей директиве: "Требую, чтобы завтра, 25 февраля, 1-й Сиб. корпус занял Прасныш, а 1-й Турк. корпус - район Хойново". 25 февраля генерал Литвинов отдает новую директиву, согласно которой 3-й кав. корпус выводится из боя на левом фланге армии и сосредотачивается на Млавском направлении. На следующий день он выводит из боя на левом фланге и 19-й арм. корпус.

Таким образом, под воздействием противника генерал Литвинов вынужден был изменить свою первоначальную группировку. Но было уже поздно. 1-й кав. корпус до конца боя не мог принять участия в боевых действиях на Праснышском направлении.

Генерал Гальвиц, имея разведывательные данные о приближении 1-го и 2-го Сибирских корпусов. 25 февраля решил перейти к обороне. Оборона Прасныша была построена следующим образом (схема 3): с юга оборонялась 36-я рез. дивизия, примыкая к дивизии генерала Верница; с востока - 9-я ландв. бригада и половина 3-й пех. дивизии; в резерве находилась 1-я рез. дивизия.

25 февраля части 1-го и 2-го Сибирских корпусов перешли в наступление. Под давлением 1-го Сибирского корпуса 36-я рез. дивизия немцев, начала отходить. За день корпус продвинулся на 6 км и вышел на линию в 8 км к югу от Прасныша. 1-й Туркестанский корпус своим правым флангом продвинулся на линию Зелена, Воля Вержбовска.

2-й Сибирский корпус ночной атакой сломил сопротивление 9-й ландв. бригады и вышел на фронт Б. Гржибки, Франково, Карвач, т. е. приблизился к Праснышу до 5 км.

На следующий день командир 2-го Сибирского корпуса получил от генерала Плеве директиву "бить противника, преследовать его самым настойчивым, беспощадным образом, если можно, не выпустить его, а взять или уничтожить, вообще проявить крайнюю энергию... стараясь не выпустить отступающие от Прасныша части противника и захватить пути отступления его от Прасныша на северо-восток и север"{8} . Весь этот день части 2-го Сибирского корпуса вели упорный бой с 9-й ландв. бригадой к к 15 часам, заняли линию Дембины, Карвач, Фиялково. В 16 час. 30 мин. командир 2-го Сибирского корпуса получил новую директиву, в которой указывалось, что "ввиду сведений об отходе немцев на север от Прасныша - желательно дать вашим колоннам более северное направление для производства более глубокого охвата"{9} . И только после такого указания командир 2-го корпуса решил выдвинуть в Еднорожец 17-й стр. полк под командованием полковника Тараканова. К исходу дня 26 февраля части 2-го Сибирского корпуса вышли на линию Кусково, Бартники, Завадки, т. е. нависали на фланг и угрожали тылу 1-го рез. корпуса. Однако это выгодное положение использовано не было вследствие безынициативности командования, начиная с командира корпуса и кончая командиром 17-го стр. полка полковником Таракановым.

В этот же день 1-й Сибирский корпус ночной атакой овладел Добржанково (в 6 км юго-восточнее Прасныша), захватив большое число пленных (около 2000 человек) и 20 орудий. 1-й Туркестанский корпус атаковал в стык 36-ю рез. дивизию и дивизии генерала Верница на участке Зелена, Лагуны и выдвинулся к западным подступам Прасныша, выйдя к вечеру на фронт Голяны, Дзилин.

27 февраля командир 2-го Сибирского корпуса получил от командующего армией указание о развитии энергичного преследования. Командир корпуса отдал приказ, согласно которому полковнику Тараканову предписывалось оставить 2 батальона с артиллерией у Единрожец с целью воспрепятствовать противнику в его попытках отступать по дороге Прасныш, Еднорожец, а остальными силами немедленно выдвинуться через Чаржасте к Ланента на Хоржелевском шоссе, где и пресечь пути отхода противника.

Ввиду того что в 15 часов 27 февраля последовала директива из штаба армии об атаке Прасныша, командир 2-го Сибирского корпуса отдал дополнительный приказ, которым 17-му стр. полку ставилась задача наступать также от Ланенты на Ольшевец, а всем остальным частям наступать на Прасныш.

Атака Прасныша началась разновременно. В 15 час. 30 мин. части 1-й Сибирской дивизии (1-го Сибирского корпуса) ворвались на восточную окраину Прасныша и захватили много пленных. В 10 часов 4-я Сибирская дивизия (2-го Сибирского корпуса.) атакой с севере, востока и юга ворвалась в Прасныш и также захватила пленных и трофеи (1 500 человек пленными и 6 пулеметов). К 19 часам 27 февраля Прасныш был очищен от противника.

На следующий день, 28 февраля, генерал Литвинов отдает директиву об энергичном преследовании разбитого противника. Однако преследования, в собственном смысле этого слова, организовано не было. Конные группы, приданные Сибирским корпусам, не получили конкретных задач и фактически оставались во втором эшелоне. Это позволило противнику оторваться от русских войск и организовать планомерный отход в северо-западном направлении.
28 февраля 2-й Сибирский корпус медленно продвигался за отступающим 1-м рез. корпусом немцев, 1-й Сибирский корпус наступал вдоль позиций 1-го Туркестанского корпуса, и в некоторых пунктах вследствие этого получилось смешение частей. Русская конница, отряд Химеца и другие части бездействовали попрежиему и находились в тылу. 1-й кав. корпус прибыл с опозданием и участия в преследовании не принял.

Дальнейшие события развивались здесь следующим образом. Германские войска, сумев оторваться от преследующих русских частей, отошли к Хоржеле на укрепленные позиции, где и остановились. Русские войска, подойдя к этим позициям, пытались атаковать их, но безуспешно. Не было произведено разведки позиций противника, отсутствовала артиллерийская подготовка, войска перешли в атаку неподготовленными - все это и предопределило ее неуспех.

7 марта германцы, вновь повели наступление против частей 2-го Сибирского корпуса от Хоржеле на Единрожец, Прасныш и оттеснила русские войска почти до Прасныша. Для противодействия этому наступлению был направлен 23-й арм. корпус, который разгромил левый фланг группы генерала Гальвица и восстановил положение. Германские части вновь отошли к Млаве и Хоржеле. Бои на этом фронте постепенно начали принимать затяжной характер и к половине марта совсем затихли.

* * *

Праснышская операция закончилась тем, что немцы, заняв Прасныш, вынуждены были через два дня отдать его обратно, потеряв при этом свыше 6 000 пленными и оставив 58 орудий. Планы германского командования потерпели неудачу, ему не удалось нанести поражение русским армиям, сосредотачивавшимся на Млавском направлении (1-й и 12-й русским армиям), а, наоборот, пришлось самим отвести свои войска на укрепленные позиции к государственной границе.

Праснышская операция, несомненно, оказала значительное влияние на весь ход военных действий на русском северо-западном фронте. После отхода 10-й русской армии из Восточной Пруссии и гибели 20-го арм. корпуса в Августовских лесах победа русских войск под Праснышем в некоторой степени способствовала укреплению положения русских армий на этом фронте, и 2 марта 10-я, 12-я и 1-я русские армии начали обшее наступление с целью оттеснить немцев с линии рек Бобра и Нарева в пределы Восточной Пруссии. Если вспомнить, что стремление Людендорфа в период весенней кампании 1915 г. прочно удержать фронт Влоцлавск, Млава являлось основной предпосылкой его грандиозного плана окружения русских армий в Польше, то значение Праснышской операции становится - более ясным, так как после поражения у Прасныша положение германских войск на указанной линии уже нельзя было назвать прочным. Таким образом, успех русских войск в этой операции наряду с другими факторами расстроил германский план весенней кампании 1915 г.

Оценивая действия сторон, необходимо отметить, что русские войска дрались храбро, стойко, несмотря на исключительно трудные условия снабжения. Части действовали в условиях весенней распутицы. Зайончковский справедливо отмечает, что "...в действиях западной группы русских войск можно отметить один положительный факт - это все большее и большее вкоренение в привычку частных начальников отвечать на удар контрударом. Праснышская операция является в этом отношении положительным образцом"{10}.

Однако высшее командование русских войск плохо справилось со своей задачей. Основное внимание было сосредоточено на левом фланге, в то время как обстановка требовала наступления на правом фланге. При решении наступать на левом фланге командующий 1-й русской армией не обеспечил своего правого фланга, вследствие чего Прасныш был захвачен противником. Должного взаимодействия между командующими 1-й и 12-й русскими армиями не было, не было его и между 1-м и 2-м Сибирскими корпусами: они поддерживали между собою локтевую связь, что в данной обстановке не вызывалось необходимостью. Следует отметить также плохую разведку со стороны русских. В результате этого удар противника по Праснышу оказался неожиданным. Но особенно слабо была организована разведка при подходе 2-го и 1-го Сибирских корпусов к Праснышу. Несмотря на то, что в составе русских войск было много конницы, оба корпуса шли без кавалерийской разведки.

Исключительно плохо было организовано преследование отступающего противника. Русская конница, как правило, бездействовала.

Неправильно поступил и командир 2-го Сибирского корпуса, который, получив от командующего армией указания о преследовании противника и об охвате его с севера, послал в обход только один полк, что в данной обстановке было явно недостаточно. Командир этого полка полковник Тараканов, вместо того чтобы глубже и быстрее обойти отступающие колонны противника, весь день 27 февраля прождал в к. Вулька (1 км севернее Чаржасте), когда противник был уже выбит из Прасныша и отступал, чем способствовал отрыву германских войск от русских частей.

Что касается германских войск, то здесь следует отметить недостаточное управление операцией, в особенности в динамике боя. Действуя на упреждение противника, немцы в то же время предприняли Праснышскую операцию с недостаточными силами. Хорошо зная о подходе к Праснышу 1-го и 2-го Сибирских корпусов, они надеялись упредить русских, обойдя правый фланг 1-го Туркестанского корпуса, но в своих расчетах ошиблись.

{1}Людендорф, Мои воспоминания о войне 1914-1918 гг., т. I, стр. 98.
{2}Там жe, стр. 94.
{3}Коленковский. Зимняя операция в Восточной Пруссии в 1915 г., изд. 1927 г.
{4}Reihsarchiv "Der Weltkrieg 1914-1918". Berlin, 1931, v. 7, s. 248.
{5}ЦВИА, ф. 2152, оп. 2, д. № 186, лл. 35-39.
{6}Война и революция, 1929 г., книга 1-я, стр. 106.
{7}ЦВИА, ф. 2279, оп. 1, д. № 203, ла. 227-228.
{8}ЦВИА, ф. 2279, оп. 1. д. № 203, лл. 257-258.
{9}Там же, л. 258.
{10}Зайончковский. Маневренный период войны 1914-1915 гг., стр. 270.
Автор: Полковник А. Борисов 1915


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 7
  1. 8 рота 3 октября 2012 09:46
    "Русская конница бездействовала"

    Так ведь эпоха пулеметов, уважаемый автор! Еще в 18 веке во время атаки вражеской кавалерии кто-то из генералов Гражданской войны в США ухмыльнулся и сказал: "Опять скачут эти дураки с саблями!", - и отдал приказ изготовиться к ведению залпового огня. Кавалерию можно было применять только в условиях отсутствия сплошной линии фронта и укрепленных позиций, для быстрых перемещений.
    Еще можно было отметить в статье, что большую часть информации о русских войсках немцы получали от радиоперехватов. Вот так: радио изобрели, а пользоваться не умели.
    8 рота
    1. Смирнов Вадим 3 октября 2012 09:53
      К автору поздно обращаться, Полковник А. Борисов 1915 год
      1. 8 рота 3 октября 2012 10:14
        Цитата: Смирнов Вадим
        К автору поздно обращаться, Полковник А. Борисов 1915 год


        Виноват, не обратил внимания. Тогда просто: спасибо за интересную статью.
        8 рота
  2. саша 19871987 3 октября 2012 10:22
    автору спасибо за интересный материал.ничего толком про 1 мировую мы и не знаем,кроме Брусиловского прорыва...
  3. btsypulin 3 октября 2012 10:48
    За то знаем главное про 1ую мировую, что Россия её просрала из-за продавшихся немцам "революционеров"!
    btsypulin
    1. leha-2012 3 октября 2012 13:47
      Только не немцам, а англичанам. Кстати они революцию и в Германии сотворили.
  4. Альбарос 3 октября 2012 14:48
    Самое главное - Праснышская операция - это победа русского воинства.
    Альбарос
  5. Братец Сарыч 3 октября 2012 15:04
    Что-то не понять, не то в 15 году написано, не то много позже! В библиографии упоминается 31 год, н говоря уж о воспоминаниях Людендорфа...
    Братец Сарыч
  6. btsypulin 3 октября 2012 22:34
    При чем здесь англичане вообще? Смысл им союзников в кровавой войне терять?
    btsypulin
    1. Trapper7 3 октября 2012 23:54
      Хм. "Союзнички". Уж лучше совсем без друзей, чем с такими "союзниками". Нам, русским, такого поведения не понять. Вот и Николай 2 не мог поверить в предательство союзников. Им Россия не нужна была, тем более сильная. Для них Россия - только средство истощения Германии.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня