Возможные варианты развития Ирано-Израильского противостояния

Возможные варианты развития Ирано-Израильского противостояния
Октябрьский визит иранского президента Ахмадинежада в Ливан свидетельствует: Ближневосточный регион движется к масштабному вооруженному противоборству. Неизбежность его обусловлена сочетанием ряда факторов. Ядерная программа Тегерана, успех которой означает обрушение режима нераспространения, лишь один из них. А главным являются внутриполитическая обстановка в Исламской Республике, конфликт в политической элите ИРИ.

КРИЗИС В ИСЛАМСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ

После разгрома альянсом религиозных «неоконсерваторов» и силовиков «зеленого движения» либералов и прагматиков, объединившихся в период скандальных президентских выборов лета 2009 года, в Иране началось напоминающее описанную Черчиллем советскую «борьбу бульдогов под ковром» противостояние между Ахмадинежадом и верховным аятоллой рахбаром Хаменеи. Симптомом его стало назначение президентом в сентябре вопреки воле рахбара шести советников по внешней политике, отвечающих за Ближний Восток, Азию, Афганистан, Каспий, Африку и Латинскую Америку.


Этот демарш ослабил позиции Хаменеи и поддерживающих его соперников президента в консервативном лагере, в первую очередь спикера иранского парламента и экс-кандидата в президенты ИРИ Али Лариджани. Активная внешняя политика в «шиитском поясе», поддержка террористических движений в арабском мире и режимов за его пределами, декларирующих необходимость противостояния Западу, гонка вооружений и конфликты с соседями в Персидском заливе, силовое противостояние с Израилем, экспансия во внешней торговле - следствие соревнования иранских властных элит за контроль над страной. Итогом его скорее всего окажется победа силовиков, сплотившихся вокруг президента, над религиозными авторитетами и представителями вертикали власти - сторонниками рахбара.

Иранский национализм имеет все шансы на доминирование над идеологией исламской революции, лозунги которой он успешно освоил, как это было в предшествующие эпохи с имперской великодержавностью, сменившей революционные идеи во Франции, Германии, России и Китае. Война - единственная возможная развязка иранского внутриполитического кризиса. Прямой конфликт с Израилем позволяет руководству ИРИ претендовать на статус лидера мусульманского мира, нейтрализуя враждебные ему арабские режимы за счет поддержки арабской улицы. По данным института Brookings, если в 2009 году лишь 29% арабов в Египте, Марокко, Ливане, Иордании, Саудовской Аравии и ОАЭ считали, что ядерное оружие Тегерана позитивно скажется на обстановке на Ближнем Востоке, то в 2010-м это мнение разделяют уже 57%.

Следствием освоения Ираном ядерных технологий стал эффект ближневосточного атомного домино. Десятилетия пассивного наблюдения стран региона за реализацией аналогичных программ в Израиле, Индии и Пакистане завершились. Развитие ядерной сферы - национальный приоритет для Турции, Саудовской Аравии, ОАЭ, Египта и Алжира. Активность в этом вопросе демонстрируют Иордания, Сирия, Кувейт, Ливия, Тунис и Марокко. Намерение заняться атомной энергетикой выразили Бахрейн, Ирак, Йемен и Ливан. Даже если все они в настоящий момент и хотят осваивать именно «мирный атом», появление в перспективе у Ирана ядерного оружия может спровоцировать работы над ним целого ряда государств. Ядерные арсеналы их будут невелики и примитивны, однако обеспечат иммунитет против вмешательства извне, которым в настоящее время обладает Северная Корея и, не исключено, вскоре получит Иран, а вероятность применения ОМП в конфликтах между ними значительно повысится.

РАЗНЫЕ СТРАТЕГИИ

Подобная ситуация противоречит интересам ядерной «пятерки», включая Россию и Китай. Инициатива США, ратующих за переход к «глобальному ядерному нулю», не вдохновила страны, в отношении которых она должна была действовать. Вашингтон находится перед выбором: распространение ядерных технологий в мировых масштабах, в том числе в таких странах, близких ИРИ, как Венесуэла, или силовое ограничение ядерной программы Тегерана. При всем том, что говорилось в США о возможности удара по Ирану во времена Буша-младшего и его «неоконов», перспективы атаки на иранские ядерные объекты при «неолиберальной» администрации Обамы сегодня не меньше, чем в пору правления его предшественника.

Нынешний американский президент проигрывает в Ираке и Афганистане, провалил палестино-израильское урегулирование, демонстрирует беспомощность в борьбе с «Аль-Каидой» и ее многочисленными последователями, не справился с проблемами экономики и экологии. Провал режима нераспространения сделает позиции США в сфере безопасности чрезвычайно уязвимыми и ограничит возможность влияния Вашингтона на мировую политику до уровня позапрошлого века.

Иран, успешно развивая урановую и плутониевую программы, уже накопил, по мнению экспертов, достаточно расщепляющих материалов для создания 4-5 ядерных зарядов. Однако его ракеты-носители нуждаются в совершенствовании, а изготовление боеголовок займет от двух-трех (оценка израильтян) до пяти-шести (прогноз американцев) лет. Отсюда и разные антииранские стратегии Иерусалима и Вашингтона.

США добились от ООН введения против Тегерана санкций, призванных ослабить иранскую экономику, затормозить ядерную программу ИРИ и ослабить поддержку населением ее властей. Теперь Вашингтон стремится ужесточить меры воздействия на Иран и активизирует вывод американских войск из Ирака и Афганистана, который должен завершиться в течение двух лет, снижая уязвимость расквартированного в регионе экспедиционного корпуса США. Попутно Белый дом сдерживает Израиль, нанесение которым в ближайшем будущем удара по Ирану противоречит интересам Пентагона.

Барак Обама, попытки давления которого на правительство Нетаньяху не привели к успеху, ослабив позиции демократов в преддверии выборов в конгресс, сделал ставку на широкомасштабный экспорт на Ближний Восток вооружений и военной техники. В сентябре было объявлено о продаже американского оружия государствам Аравийского полуострова, в первую очередь Саудовскому Королевству, на общую сумму свыше 120 млрд долларов. 8 октября в Нью-Йорке состоялось подписание соглашения о покупке Израилем у США эскадрильи истребителей 5-го поколения F-35 за 2,75 млрд долларов (Иерусалим получит эти самолеты в 2015-2017 годах). Вместе с тем размещенный американцами радар в Негеве дает Пентагону информацию о ситуации в иранском воздушном пространстве и позволяет избежать сюрпризов со стороны Израиля.

Постановка через три-четыре года на боевое дежурство ПРО на территории Болгарии и Румынии «прикроет» с юго-востока Европу и обеспечит мониторинг ситуации со стороны РФ. Обсуждение участия в единой системе ПРО России призвано включить ее в перспективе в единое американо-европейское оборонное пространство. Действующая администрация США, рассчитывая прорабатывать планы военных действий против Ирана в течение пяти-шести лет, которые, по ее убеждению, предоставило Америке введение экономических санкций, при всей антииранской риторике, как представляется, не до конца уверена в необходимости силового сценария. Реализовывать его в любом случае придется скорее всего уже следующему президенту: переизбрание Барака Обамы на второй срок маловероятно.

Неожиданно жесткие экономические ограничения, введенные в отношении Ирана ЕС и ОАЭ, присоединение к санкциям, помимо ряда стран, Китая и России, отказ Москвы от поставок в ИРИ вооружений ослабили Тегеран. Переориентация КНР и Японии, основных потребителей иранских углеводородов, на других поставщиков снижает будущие риски для их экономик в случае проведения против Ирана силовой акции.

КИТАЙСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ МОСКВЫ

Реакция ЕС и России, помимо прочего, объясняется провалом по вине Тегерана таких инициатив, призванных разблокировать конфликт ИРИ с мировым сообществом, как присоединение Ирана к депозитарию ядерного топлива в Ангарске. Подписанный президентом РФ Дмитрием Медведевым 22 сентября 2010 года указ «О мерах по выполнению резолюции Совета Безопасности ООН № 1929 от 9 июня 2010 года» фактически заморозил военно-техническое сотрудничество России с Ираном. Подсчеты упущенной при этом Москвой выгоды не учитывают, насколько сложным партнером был Тегеран, минимизировавший свои затраты даже по привлекательным для него контрактам.

Предлагавшийся Ираном РФ «союз» противопоставлял Россию не только США, ЕС и Израилю, но и арабскому миру, за немногими исключениями конфликтующему с ИРИ. Завершив вопреки внешнеполитическому давлению строительство АЭС в Бушере и сохранив экономические связи с Тегераном, Москва в отношении Ирана заняла позицию позитивного нейтралитета, более характерную для китайской дипломатии. В результате в отличие от аналогичных ситуаций первой половины 90-х годов наметился прорыв в ВТС России с Западом. Об этом свидетельствует, в частности, соглашение о поставке в РФ израильских беспилотников на сумму 400 млн долларов, заключенное 12 октября Israel Aerospace Industries и Оборонпромом, включающее сборку дронов IAI в России.

Перспективы ВТС Москвы с монархиями Залива, в том числе в сфере ПРО (поскольку они крайне обеспокоены угрозами ИРИ разрушить нефтегазовые месторождения на их территории и блокировать Ормузский пролив), на порядок превышают возможные объемы поставок вооружений Тегерану. Кстати, израильский удар по Ирану превращает Россию в альтернативного поставщика энергоносителей на мировой рынок, торпедирует претензии ИРИ на 20% каспийского бассейна, сегодня выдвигаемые Тегераном Москве, Астане и Баку.

Угроза же поддержать терроризм на Северном Кавказе, озвученная рядом представителей иранского истеблишмента, невелика. Маловероятно, что ИРИ готова превратить нейтральную Россию в противника, тем более что сама она уязвима: как заявил командующий погранвойсками Ирана генерал Хосейн Зульфугари, они контролируют только 60% рубежей страны, причем наиболее проблемными являются восточные, северо-западные и западные границы. Гораздо более реальную угрозу для России в случае войны против Ирана составит поток беженцев из ИРИ (до 500 тысяч человек), которые будут стремиться проникнуть на российскую территорию морским (через акваторию Каспия) или сухопутным (через республики Закавказья) путем.

ПРОТИВНИКИ И СОЮЗНИКИ ТЕГЕРАНА

Большинство ведущих стран арабского мира заинтересованы в поражении Ирана, желательно в ходе его столкновения с Израилем. (Одновременно они надеются на ослабление последнего, что для них является оптимальным сценарием.) Правда, иной точки зрения придерживаются Мавритания, заинтересованная в финансовой помощи ИРИ, Алжир, противостоящий Марокко и соперничающий с Египтом. Позитивно нейтральную позицию в отношении Ирана занимают Судан (в пику Египту), Эритрея (у нее установлены прочные связи и с ИРИ, и с Израилем), Йемен (видит в Иране противовес влиянию на своей территории Саудовской Аравии), Катар (традиционный оппонент Бахрейна и соперник Эр-Рияда в сфере межарабского урегулирования) и отчасти Оман.

В случае военного столкновения с Израилем Тегеран может рассчитывать только на ХАМАС в Газе, «Хезболлу» в Южном Ливане и Сирию при возможной, но не гарантированной дипломатической поддержке Турции. Ирак, Афганистан и Пакистан, у которых налажены с ИРИ тесные экономические отношения, не могут, однако, обойтись без помощи Вашингтона. Опасающиеся идеологической экспансии и политического давления Ирана, постсоветские республики Центральной Азии и Закавказья также заинтересованы в прочных контактах с США и Израилем.

Насколько прочен союз Ирана с Сирией - покажет время. Во всяком случае глава ливанского правительства Саад Харири отклонил предложение Ахмадинежада примкнуть к этому альянсу.

Среди открытых недоброжелателей ИРИ в арабском мире, помимо Марокко, Египта и Бахрейна, выделяются Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты. Эр-Рияд, элитные гвардейские части которого в начале 2010-го потерпели поражение в столкновении с поддержанными Ираном северойеменскими зейдитскими племенами хоуси, со времен иранской революции 1979 года соперничает с Тегераном за влияние в исламском мире. ОАЭ требуют возврата оккупированных Ираном в 1971-м островов Абу-Муса, Большой и Малый Томб, занимающих стратегическое положение вблизи Ормузского пролива.

Военная угроза со стороны Ирана заставила монархии Персидского залива заключить договоры в сфере обороны и безопасности с Великобританией, США и Францией. К американским и британским базам и пунктам материально-технического обеспечения в Кувейте, Саудовской Аравии, Катаре, Омане и Бахрейне в 2009 году прибавилась французская военная база в Абу-Даби.

Между тем совсем недавно Иран был крупнейшим торговым партнером ОАЭ. Объем официального товарообмена между ними, помимо контрабанды, составлял до 25% внешней торговли Эмиратов преимущественно в виде реэкспорта из ЕС, США, Японии, Южной Кореи и КНР. Роль иранской «свободной экономической зоны» в ОАЭ играл Дубай, немалая часть недвижимости которого принадлежит выходцам из ИРИ. По данным Iranian Business Council, в Дубае до введения санкций действовало около 1200 иранских компаний и жили более 400 тысяч иранцев. Ежегодно Тегеран импортировал через него до 75% ввозимых в страну нефтепродуктов. Тем болезненнее оказалось присоединение ОАЭ к антииранским экономическим санкциям.

К ПРОТИВОБОРСТВУ ГОТОВЫ

Израиль, опасающийся завершения иранской ядерной программы и возможного использования против него ядерного оружия (либо его примитивного варианта - «грязной бомбы»), заинтересован в скорейшей ликвидации этой угрозы. При необходимости он готов действовать самостоятельно, отдавая себе отчет в том, что в отличие от удара США атака ЦАХАЛ не уничтожит проблему, но лишь отсрочит ее на пять-восемь лет. Национальный консенсус в этом вопросе абсолютен. Если грянет война с Ираном, правительство поддержит оппозиция, возможно, включая часть арабских депутатов.

Правящая коалиция устойчива и в случае внеочередных выборов лишь упрочит позиции, получив согласно опросам 73 мандата из 120. Действующий премьер Биньямин Нетаньяху сохранит свое положение, опираясь на поддержку 68% избирателей.

В противостоянии с Ираном Израиль заинтересован в военной или хотя бы политической поддержке США и до определенного предела готов ее ждать. Ожидание не является пассивным. Армия перевооружается и проводит интенсивные тренировки. 24 июня для наблюдения за Ираном был выведен на орбиту спутник-шпион Ofek-9. В 1988, 2007 и 2008 годах Иерусалим отправил в околоземное пространство еще три ИСЗ. По мнению специалистов, частота запусков израильских спутников будет расти: министр обороны еврейского государства Эхуд Барак добился выделения на космическую разведку 300 млн долларов, а новый центр управления полетами космодрома Пальмахим не уступает ЦУПу NASA.

В июле появились сообщения о реорганизации службы тыла ЦАХАЛ, реконструкции и строительстве бомбоубежищ. В августе поступила информация, что самолеты ВВС Израиля совершают в Румынии тренировочные полеты, по пути туда проводя дозаправку в воздушном пространстве Греции. В сентябре, в преддверии будущих боев с ХАМАС и «Хезболлой», компания Israel Aerospace Industries завершила разработку принципиально нового боевого БПЛА - винтокрыла K-80 с вертикальными взлетом и посадкой. Дрон может нести до 60 кг оборудования и находиться в воздухе до 6 часов.

12 октября три взрыва уничтожили часть баллистических ракет «Шихаб-3», пусковых установок, боеголовок и тоннелей на базе им. имама Али Корпуса стражей исламской революции (КСИР) у Хорремабада. Эта крупнейшая подземная ракетная база на Ближнем Востоке и в Европе предназначена для удара по Израилю. В октябре было сообщено также об успешной компьютерной атаке с применением сверхсложного вируса на иранских ядерных объектах, включая АЭС в Бушере.

Ряд аналитиков полагают, что признаком приближения операции против ИРИ служит завоз в Израиль из США авиационного и дизельного топлива для танков на 2 млрд долларов. Однако это скорее свидетельствует о приближении зачистки Газы и Южного Ливана и возможной войне с Сирией.

Не исключено, что Иран постарается действовать на опережение. Причем стремясь избежать прямой конфронтации с США, он, как и в 2006-м в Ливане и в 2008-2009 годах в Газе, будет стремиться вести «войну по доверенности», используя ХАМАС и «Хезболлу», а в случае разгрома последней попытается вовлечь в противоборство с Израилем Сирию.

В составе ливанского «Исламского сопротивления» около пяти тысяч боевиков в регулярных подразделениях и свыше 30 тысяч резервистов. В их распоряжении - около 40 тысяч ракет класса «земля-земля» и реактивных снарядов, в основном типа «Град» (дальность стрельбы - до 21 км). Есть в этом арсенале несколько сот твердо- топливных БР М600 с дальностью полета до 300 км и боевым зарядом до 500 кг, которые могут достичь Тель-Авива, до 2000 БР, способных преодолеть 43-200 км. В сутки с юга Ливана может быть запущено по Израилю до 800 ракет и реактивных снарядов.

Позиции «Хезболлы» представляют сеть укрепрайонов с эшелонированной обороной. Боевики хорошо обучены и высоко мотивированы, имеют современные противотанковые ракетные комплексы типа «Метис» и «Корнет-Э», ПЗРК типа «Стрела» и «Игла», современные средства связи, БПЛА.

Основу сил ХАМАС составляют бригады «Изеддин аль-Кассам» до 40 тысяч человек. Они обладают управляемыми высокоточными ракетами «земля-земля», РПГ иранского производства.

Если Сирия тоже окажется втянута в вооруженный конфликт с Израилем, она, очевидно, применит ракеты «Зелзаль» (дальность полета - до 300 км) или ракетные комплексы «Скад».

КАК ЭТО МОЖЕТ БЫТЬ

После налетов ВВС Израиля на иранские объекты ракетные бригады КСИР наверняка обрушат на него до 150 баллистических ракет «Шехаб-3» и «Шехаб-3М», преодолевающих до 2000 км. Командные пункты, базы ВВС и ВМС США в Афганистане, Ираке, Катаре и Бахрейне будут обстреляны ракетными комплексами «Шехаб-1» (дальность полета - до 330 км), «Шехаб-2» (до 700 км), а также тактическими ракетами «Назеат» и «Зелзаль» (80-300 км). Планируются использование летчиков-камикадзе, акции многочисленных террористов-смертников в Ираке (армия Махди) и Афганистане, теракты против американских и израильских объектов по всему миру.

В свою очередь ВМС КСИР станут простреливать весь Персидский залив противокорабельными ракетами (дальность полета - 45-300 км). В акватории Персидского и Оманского заливов на американские корабли нападут около 2000 малоразмерных и до 150 быстроходных катеров с ПКР (25-190 км), а на базы ВМС США - 1500 групп спецназа. Наконец, в рамках «асимметричной войны» будет заминирован Ормузский пролив, его фарватер заблокируют затопленные крупные танкеры.

В случае принятия соответствующего решения политическим руководством США Ирану предстоит испытать удары крылатых ракет и бомбардировщиков В-2. Пентагон, утверждают эксперты, разработал три варианта операции против ИРИ. Первый ограничивает военные действия уничтожением объектов, связанных с ядерной и ракетной программами, и прикрывающей их системы ПВО. Это комплексы в Натанзе, Араке, Исфахане, АЭС в Бушере и др. Таким образом, реализация этих программ будет отброшена на 10-15 лет назад. Во втором количество целей возрастает до нескольких сотен, но тогда ракетно-ядерные программы ИРИ затормозятся на 20-25 лет. Третий включает в сферу атаки районы нефте- и газодобычи, несколько тысяч производственных комплексов, электростанций, портов и других объектов инфраструктуры, транспортную систему и госучреждения. Ликвидация промышленного потенциала и системы управления Ирана остановит его ракетно-ядерное вооружение на 40-50 лет.

Второй и третий сценарии, реализуемые на протяжении длительного времени, могут включать оккупацию и отделение от ИРИ нефтепромыслов арабоязычного Хузестана.
Автор: Евгений САТАНОВСКИЙ президент Института Ближнего Востока
Первоисточник: http://www.vpk-news.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://www.vpk-news.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня