Неядерно-взрывные испытания на Новой Земле

В последние несколько недель появился ряд новостей, связанных с присутствием российских вооруженных сил в Заполярье. Сначала, в первых числах сентября, начальник 12-го Главного управления минобороны полковник Ю. Сыч сделал любопытное заявление. По словам главы Управления, занимающегося ядерным вооружением, Центральный ядерный полигон на архипелаге Новая Земля не только не закрыт, но и готов для продолжения различных испытаний. Более того, при необходимости на нем можно проводить пробные взрывы ядерного оружия, которые, однако, запрещены некоторыми международными соглашениями.

Неядерно-взрывные испытания на Новой Земле


Несколько недель спустя в прессе появились сведения о перебазировании на аэродром Рогачево, находящийся на Новой Земле, некоторого количества перехватчиков МиГ-31, которые будут обеспечивать ПВО страны с северного направления. Примечательно, что расстояние между объектами Центрального ядерного полигона и аэродромом Рогачево не превышает нескольких сотен или даже десятков километров. Естественно, подобное взаимное расположение авиабазы и объектов полигона привлекло к себе особое внимание. Сразу же появились смелые теории, согласно которым истребители МиГ-31, в первую очередь, будут прикрывать инфраструктуру полигона на Новой Земле, для чего и перебрасываются туда. Возможно, именно такая цель отправки самолетов изначально не планировалась, но в последние дни сентября средства массовой информации разнесли еще одну новость о военных объектах на Новой Земле.


«Независимая газета» со ссылкой на некие источники в «Росатоме» сообщает, что в ближайшее время на Центральном ядерном полигоне вновь могут начаться испытания. В отличие от работ пятидесятых и шестидесятых годов прошлого века, новые испытания будут неядерно-взрывными или подкритическими. Это значит, что пробные подрывы не будут основываться на делении ядер радиоактивных материалов и, как следствие, физически и юридически не смогут считаться атомными. Правовая сторона подобных испытаний представляет особенный интерес. Дело в том, что еще в 1963 году Советский Союз подписал международный Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой. Согласно ограничениям этого договора, СССР мог испытывать новые типы ядерных зарядов только в подземных шахтах. Такие испытания с различной интенсивностью продолжались практически до самого распада Советского Союза. Позже, в 1996 году Генеральная Ассамблея ООН открыла для подписания Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. В нашей стране он был ратифицирован в 2000 году. После этого мы не имеем права проводить полномасштабные испытания ядерных зарядов вне зависимости от условий их проведения. Тем не менее, есть поводы искать «обходные пути».

Поводы эти просты и понятны. Большая доля отечественных ядерных вооружений – она оценивается в 50-70% – была изготовлена еще в СССР. С тех пор прошло более двадцати лет и, как следствие, заряды и средства их доставки устаревают и требуют соответствующих действий. В случае с ракетами проверка заключается в обследовании и проведении пробных пусков. Проверка же ядерных зарядов, в свою очередь, является гораздо более сложной процедурой, особенно в свете существующих запретов на полноценные испытания. Оценка состояния ядерного боеприпаса производится по т.н. подкритическому или неядерно-взрывному методу. Для этого из боеголовки извлекается небольшой образец делящегося вещества, после чего он помещается на специальный стенд. Во время непосредственно испытательного взрыва обычное взрывчатое вещество специальным образом обжимает образец урана или плутония, и по получаемым в этот момент данным производится анализ состояния образца и боеголовки, из которой он был позаимствован. Подкритические испытания не подпадают под запреты. Дело в том, что при таких исследованиях не происходит деления ядер (методика испытаний предотвращает это) и, как следствие, в окружающую среду не выбрасывается радиоактивный материал. Таким образом, не нарушая международные соглашения, можно проверить надежность конкретного боеприпаса или даже целой партии, оценить реальный остаток ресурса, а также подтвердить или опровергнуть правильность старых технических решений в зависимости от результатов испытаний.

Кроме прочего, неядерно-взрывные испытания безопасны еще и по причине малого количества применяемого радиоактивного вещества: в эксперименте используется не более нескольких миллиграмм урана или плутония. Также структура испытательного стенда делается с таким расчетом, чтобы исключить возможность выделения энергии взрыва в окружающую среду. Для этого образец, взятый из ядерного боезаряда, вместе со взрывчатым веществом помещается в специальный контейнер, поверхность которого дополнительно покрывается бетонитовой глиной. В случае повреждения контейнера глина оплавится и «запечатает» все трещины и разрывы. Покрытый глиной контейнер, в свою очередь, помещается в специальную штольню с бетонными стенками. Совокупность мер безопасности позволяет расположить пульт управления испытаниями на расстоянии всего 30 метров от штольни с пробным зарядом. Стоит отметить, подкритические испытания подразумевают изучение множества параметров ядерного боеприпаса, но не его поражающего действия или разрушительной мощи. Дело в том, что все испытания в этой области были проведены еще несколько десятков лет назад, когда на Новой Земле производились пробные взрывы на поверхности земли, в воздухе, в воде и в подземных шахтах. Согласно официальным данным, с открытия в 1954 году и до распада СССР полигон стал местом для 130-135 ядерных взрывов: около 80-84 воздушных, 40-42 подземных, трех подводных, двух надводных и одного наземного. Вполне очевидно, что в ходе столь массового испытания ядерных вооружений можно было собрать всю необходимую информацию о воздействии поражающих факторов на технику, постройки, живую силу и коммуникации противника. По этой причине, начиная с конца восьмидесятых годов, Центральный ядерный полигон стал площадкой для изучения эксплуатационных и ресурсных свойств атомного оружия.

Скорее всего, новость о возобновлении испытаний на Новой Земле для кого-то стала удивительной. Однако для сведущих людей она не является таковой. Дело в том, что Россия никогда не объявляла о прекращении подкритических исследовательских взрывов. Более того, официальные лица регулярно подтверждали факт существования таких работ. К примеру, осенью 2010 года тогдашний начальник 12-го Главного управления В. Верховцев прямым текстом сказал, что неядерно-взрывные испытания проходят регулярно. Позже другие официальные лица говорили о том, что прекращать исследования не планируется. Вероятно, журналисты «Новой газеты», готовя материал, просто не владели нужной информацией, в отличие от других изданий.

Одной из целей текущих подкритических испытаний, скорее всего, является подготовка к масштабному обновлению российских ядерных сил. В федеральном бюджете на 2011-13 годы на эту часть оборонного потенциала предусмотрено порядка 80-85 миллиардов рублей, причем с каждым годом сумма ассигнований увеличивается. Так, в прошлом году на ядерные нужды было выделено почти 27 миллиардов рублей, в текущем 2012-м – 27,5 млрд., а в 2013-м эта сумма перевалит за отметку в 30 миллиардов. Для сравнения, в 2010 году ядерные силы «обошлись» бюджету всего в 19 миллиардов рублей. Целью увеличения финансирования является обновление ядерных вооружений, имеющихся в распоряжении России. Как уже говорилось, немалая часть боезарядов была произведена еще до развала Советского Союза и ее срок эксплуатации подходит к концу. В таком случае неядерно-взрывные испытания на Новой Земле помогут выяснить, какие партии боезарядов нужно заменять новыми в первую очередь, а какие могут подождать некоторое время.

Тем временем основной конкурент России в области ядерных вооружений – США – в ближайшие десять лет намеревается потратить на свои атомные боеголовки около 600-700 миллиардов долларов. На эти деньги будут модернизироваться старые заряды и средства доставки, а также создаваться новые. На первый взгляд, все это напоминает очередной виток гонки вооружений или даже возврат к реалиям Холодной войны. Однако нельзя не признать тот факт, что ведущие страны всегда соревнуются между собой и ближайшее обновление ядерных сил США и России будет всего лишь очередным этапом конкуренции, которая была и будет, вне зависимости от холодных войн и тому подобных геополитических процессов.


По материалам сайтов:
http://ng.ru/
http://lenta.ru/
http://ria.ru/
http://belushka-info.ru/
Автор: Рябов Кирилл


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 13
  1. Юноша 10 октября 2012 10:07
    а хорошо они правовой вопрос решили wink
    Юноша
    1. DEMENTIY 10 октября 2012 11:36
      Дело благодарное и нужное - упаси бог при случае болванки не годные запустить!
  2. abeluk 10 октября 2012 11:18
    в 90-м году предлагали мне ехать на новую землю механиком подземного участка . ...не поехал! жинка молодая ,а там с ведмедями только обмниматься)))
    1. nikoli25 10 октября 2012 11:37
      не поехал! жинка молодая


      ну дак езжай щас,
  3. donchepano 10 октября 2012 11:30
    Практически все запасы оружейного плутония и урана СССР кажется, я могу ошибиться, были переданы
    ельцинским правительством на "временное хранение" США?
    donchepano
    1. Lazer 10 октября 2012 11:49
      Ошибаетесь. Все обстоит несколько иначе.
      1. Аскет 10 октября 2012 13:09
        Цитата: Lazer

        Ошибаетесь. Все обстоит несколько иначе.


        К концу 1985 года у СССР, на пике его славы, было около 44 000 ядерных зарядов.
        Часть из этих зарядов была с оружейным плутонием, часть с высокообогащённым ураном, но общая оценка, произведенная, говорит о следующем: по состоянию на 1991 год у обеих главных противников в Холодной войне было сосредоточено около 95% мировых запасов всего высокообогащённого плутония (260 тонн) и урана (2 000 тонн).
        Оценка по сторонам конфликта выглядит так:
        США обладали около 600 тонн урана и около 85 тоннами плутония.
        СССР же успели наработать около 1100-1400 тонн урана и 155 тонн плутония.
        оценок в западной литературе масса и все они чётко говорят, что по оружейным изотопам СССР обгонял США где-то в два раза.
        Например My Webpage
        Начиная с 1987 года США и СССР принимают целый ряд совместных соглашений, которые иногда объединяют в некую согласованную программу «Совместного уменьшения угрозы». Сделка ВОУ-НОУ(высокообогащенный уран-низкобогащенный уран)
        Программа заканчивает работу в 2013, Что мы имеем с гуся в настоящий момент
        1.Программа "ВОУ-НОУ" утилизовала 450 тонн российского оружейного урана. Разумно ожидать, что по концу срока действия программы Россия передаст США все оговоренные 500 тонн оружейного урана. данный уран обеспечивает сейчас около 12% мировой потребности в реакторном уране и 38% потребности в реакторном уране в самих США.
        2.В 1998 году Правительство США объявило о своей программе "ВОУ-НОУ"(HEU-LEU), передав в гражданский сектор 174 тонны оружейного урана (треть объёма от российской двадцатилетней программы !). Большая часть этого урана (110,7 тонн) была выбрана различными американскими обогатительными компаниями в период до 2005 года
        3.В 2005 году Министерство энергетики США объявило о передаче для разбавления природным ураном ещё 40 тонн некондиционного высокообогащённого урана.
        4.Программа ВОУ-НОУ на нормальном уране была продолжена Министерством энергетики США в 2008 году, когда тому же американскому подрядчику — компании TVA, которая переварила прошлую партию некондиционного урана, предложили ещё 21 тонну ВОУ. Ещё 29,5 тонн нормального ВОУ разбавили другие подрядчики Министерства энергетики США.
        5.Итого, за период 1993-2013 годов США утилизировали, вдобавок к российским 500 тоннам ВОУ, ещё 201,2 тонны своего высокообогащённого урана
        Российский оружейный уран( около 12% мировой потребности в реакторном уране и 38% потребности в реакторном уране в самих США.) в рамках сделки "ВОУ-НОУ" перестаёт поступать на западный рынок, начиная с 2014 года.
        В рамках программы «Совместного уменьшения угрозы» США ещё в 1992 году остановили последний реактор-наработчик плутония. Основная же часть реакторов-наработчиков была заглушена в США ещё с 1964 по 1971 год. аВ России же последний такой реактор (в Железногорске) был остановлен только в апреле 2010 год. То есть, Россия ещё и нарабатывала по факту оружейный плутоний вплоть до 2010 года. Ещё 20 лет после того, как последний плутоний был получен на реакторах-наработчиках в США.
        1. Аскет 10 октября 2012 13:26
          США имели на конец Холодной войны 22 000 боеголовок, сейчас имеют 9 400. Если принять "изделие" по массе в 25 кг (просто исходя из положений ВОУ-НОУ и не вдаваясь в различные типы зарядов), то США за счёт утилизации зарядов могли бы получить 315 тонн оружейного урана. Плюс ещё около 167,5 тонн урана ещё находится внутри боезарядов, находящихся на хранении. С учётом "американского ВОУ-НОУ", во время которого уже было передано для обеспечения работы АЭС 201 тонна оружейного урана, остаточное количество высокообогащённых изотопов в распоряжении США может составлять около 281 тонны.
          По разным оценкам у США оружейного плутония и урана сейчас не больше 300 тонн, включая то, что ещё можно "наковырять" из снятых с ракет боеголовок. Если замещать им российскую программу, этого количества изотопов хватит на 6 лет. А дальше уже надо строить центрифуги, пускать реакторы-наработчики, покупать уран по рыночной цене на международном рынке.
          У России, в такой же логике получается 44 000 боеголовок "тогда" и 13 000 "сейчас". Соответственно, даже если принять консервативную оценку в 1 100 тонн урана на конец Холодной войны, учесть 500 тонн, отгруженных в США и посчитать 325 тонн в "изделиях", из которых 204 тонны принципиально надо бы "выковырять", потому что эти боеголовки уже всё равно без носителей — то мы получим остаток российского урана 480 тонн.
          Если же принять "высокую" оценку наличного урана в конце эры СССР (1 400 тонн), то запасы российского урана составят цифру в районе 780 тонн, о чём нам, например, спокойно говорит такой осведомлённый человек, как президент канадской компании Cameco Джерри Гранди
          My Webpage
          My Webpage
          Так что в наших закромах есть еще порох в пороховницах

          Материал взят из статей на My Webpage
  4. biglow 10 октября 2012 18:21
    Надо России выйти из всех этих иезуитских договоров и если есть такая потребность продолжить подземные испытания ЯО
    biglow
  5. вакса 11 октября 2012 02:20
    Если потребуется, выйдем. Испытания же ради испытаний не нужны.
  6. viktorR 11 октября 2012 18:51
    Вот интересно а какое количество из наших боеголовок термоядерные? В них, на сколько я знаю, в основном изотопы водорода, а плутоний и уран как запал.
  7. LAO 4 ноября 2012 15:47
    Очень интересная методика!
    Всётаки ядерное деление ускоряется под действием взрывного сжатия но взрыва не происходит. По всплеску активности , апроксимируя результат на прирост массы можно получить картину работы всего устройства.
    Дёшево и просто, но вероятно картина будет недостаточно точной.
    Интересно-бы попробовать просканировать заряд с помощью ЯМР.
    Определить точный хим состав и его распределение в в-ве, и на основе этого произвести расчёты. Это будет ещё лучше.
    LAO
  8. silberwolf88 7 мая 2014 23:00
    Испытаниями всё равно необходимо заниматься ... такова специфика созданных и создаваемых образцов ядерного и термоядерного оружия. Распад изотопов продолжается влияя на как свойства боеприпаса, так и на комплектующие из которых он состоит.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня