Шахматы на дальневосточной доске: шах от Путина министру Ишаеву

Проблема развития Дальнего Востока не перестает будоражить умы российских властей. Одни мысли рождаются, другие скоропостижно отмирают, третьи появляются на свет уже мертворожденными. Казалось бы, что нужно просто произвести отсев мыслительного шлака, отделить, как говорится, зерна от плевел и начать работу, засучив рукава. Однако пока именно процесс отделения зерен от плевел и мух от котлет выглядит наиболее сложным, потому что при всем кажущемся разнообразии идей по поводу того, как из Дальнего Востока сделать райские кущи, это разнообразие при ближайшем рассмотрении выглядит лишь разрозненной калейдоскопичной картиной.

Подвижки, конечно же, есть. Глупо было бы их игнорировать, но иногда складывается впечатление, что у нас в стране имеется весьма основательная заинтересованная сила, которая своей главной целью видит растворение позитивной работы в болотах бюрократизма и коррупционной никчемности. Раньше это имело вполне определенное название и именовалось саботажем или откровенным вредительством. Сегодня пока такие слова предпочитают заменять на более политкорректные, но реальное положение вещей от такой политкорректности вряд ли меняется.


Не так давно проблема развития Дальнего Востока заставила Владимира Путина в достаточно резких тонах отозваться от деятельности нового для российского Правительства министерства – Минвостокразвития, которое возглавляет Виктор Ишаев. Когда Виктора Ивановича утверждали на министерский пост, то руководствовались не только его огромным опытом в плане работы в Дальневосточном регионе, но и уровнем доверия со стороны местного населения. Ишаев в течение 18 лет возглавлял Хабаровский край , в 2009 году получил должность Полномочного представителя Президента РФ в Дальневосточном федеральном округе, а с мая текущего года занимает пост министра по развитию Дальнего Востока. Послужной список работы Виктора Ишаева в регионе давал определенные надежды, связанные с тем, что этот человек может по-настоящему активно приступать к решению копившихся годами проблем. Однако чуда пока не произошло, и пословица о том, что один в поле не воин в полной мере могла бы характеризовать деятельность как самого Ишаева, так и возглавляемого им министерства. Но в том и проблема, что воинов, похоже, слишком много, и все они носят разные мундиры и придерживаются разных уставов…

Дело в том, что пока ни одного по-настоящему вразумительного действия по развитию Дальневосточной части России Минвостокразвития не провело, а если и провело, то такое действие было замылено, распылено и смешано с липкой трясиной бюрократии, возвращающей даже самое благое начинание на исходные позиции и сводящей эффективность к минимуму.

Именно такое положение вещей и вызвало определенные вопросы у президента. Путин выражал явное недоумение тем, почему до сих пор Правительство не предложило программу развития Дальнего Востока и Забайкалья, хотя речь об этом шла еще в середине лета. Своё недоумение затягиванием сроков подготовки программы президент высказал в ходе проходившего Госсовета, посвященного именно Дальневосточному региону, его демографическим и социально-экономическим проблемам. Путин весьма недвусмысленно дал понять, что пока поручение по подготовке программы развития региона просто проигнорировано. И такое «послание» на Госсовете было адресовано, в том числе, и Виктору Ишаеву.

В ответ на президентскую критику Ишаев заявил, что все вопросы по затяжке подготовки программы связаны с тем, что реальные полномочия по ее подготовке в Минвостокразвития получили лишь в середине ноября, а подготовить такой серьезный документ за пару-тройку недель не представляется возможным. Кроме того, министр объявил, что работать ему мешают коррупционные сети и отсутствие законодательной базы...

Если верить министру Ишаеву, то тогда совершенно непонятно, почему те самые полномочия по подготовке проекта программы развития Дальнего Востока переданы в Минвостокразвития лишь в ноябре, тогда как само министерство начало работу еще в мае. Получается, что около полугода в этом сегменте Правительства вели работу, которую можно называть импровизационной… Ну, в самом деле: планов нет, программ нет, полномочий – и тех нет, но зато есть само министерство, а значит, нужно чем-то заниматься, чтобы оправдать свое существование.

Предполагая, что так оно и было, возникает вопрос: почему поручения президента Путина должны были быть выполненными еще в июле 2012 года, но являются не выполненными до сих пор. Ведь если даже у профильного министерства не было полномочий для проведения соответствующей управленческой деятельности, то кто же тогда занимался подготовкой программы?.. Вероятнее всего, произошел классический конфликт разграничения полномочий, который сводится к знаменитой русской пословице про семь нянек и их одноглазое дитя…

Другими словами, министерств, который так или иначе касаются дальневосточных проблем, немало (Минрегион, Минвостокразвития, Минтруд и др.), а потому выделить единственного ответственного крайне сложно. Получается, что Владимир Путин спрашивает с человека, который по определению должен был заниматься вопросами создания сбалансированной программы, но человек этот (министр Ишаев) говорит, что ему, по сути, до середины ноября не давали проявить свои возможности. Тогда сразу же серия других вопросов: кто не давал? Кто тянул одеяло на себя? А если тянули одеяло другие, то где же тогда созданная ими программа?..

В общем, есть ощущение, что если бы не очередное заседание Государственного совета, то в Правительстве РФ еще долго бы переводили стрелки друг на друга, отодвигая решение столь наболевшего вопроса как развитие Дальнего Востока.

Теперь же, как это нередко бывало, пришлось в дело вступить непосредственно президенту, и потребовать от строго определенного лица, а именно министра Виктора Ишаева, конкретных действий по подготовке программы. Для этого Путин выделяет более чем достаточное количество времени – до конца первого квартала 2013 года, и объявляет, что ждет конкретных предложений. Как говорится, лучше поздно, чем никогда…

От своего имени Владимир Путин предлагает идею определенной налоговой амнистии для бизнесменов, которые собираются или уже собрались вкладываться в экономику Забайкалья и Дальнего Востока. Суть предложения состоит в том, чтобы в течение десятилетия не взимать федеральную часть налога на прибыль для тех представителей бизнес-сообщества, которые решат вложить более полумиллиарда рублей в предприятия региона.

Экономисты считают такое предложение президента весьма своевременным, но не достаточным. Ведь Дальний Восток граничит с Китаем и потому предприятиям придется во многом конкурировать именно с китайскими, как принято выражаться, партнерами. Сегодня же сделать это даже при налоговых льготах, обрисованных Путиным, вряд ли получится. Придется применять куда более радикальные меры для того, чтобы активизировать производственный процесс на Дальнем Востоке. Ведь преференции исключительно крупному бизнесу не всегда будут способствовать повышению трудовой активности со стороны рядовых жителей региона. Да и далеко не каждый крупный промышленник будет готов использовать получаемые налоговые льготы для открытия новых высокоэффективных рабочих мест. Ему (крупному промышленнику) куда проще будет снова ограничиться сырьевой стезёй и без особых раздумий перегонять добытые богатства в Китай, Южную Корею или Японию. А потом оттуда в Россию будет поступать продукция, созданная на основе российского же сырья, но уже по совершенно другим ценам. Замкнутый круг, который имеет место быть сейчас.

Получается, что для развития Дальнего Востока этот замкнутый круг придется разрубать. Но в этом, по всей видимости, и заключается главная сложность. Ведь одно дело – привлекать денежные мешки для еще большего их самонаполнения, и совсем другое дело – привлекать рабочие кадры, инженеров, ученых, педагогов, медиков. Всех этих людей явно не впечатлит то, что крупным инвесторам государство идет на налоговые уступки. «А нам-то что?» - скажут они, и такие претензии явно не лишены основания.


Именно поэтому налоговые послабления должны касаться не только инвесторов-мультимиллионеров, но и тех, кто будет вести непосредственную работу по развитию Дальнего Востока и Забайкалья. Проводить здесь дифференциацию: одним – государственные льготы, другим – надежда на доброго одаренного льготами частникам с большими деньгами – мягко говоря, не совсем продуктивно.

Виктору Ишаеву явно придется предлагать пути решения и этой проблемы. Главное, чтобы в его ведомстве не появились свои «елькины-васильевы», которые само понятие «развитие региона» могут понять исключительно в плане развития собственных бизнес-программ и банковских счетов на Дальнем Востоке. И еще: пусть же у Ишаева и всего возглавляемого им министерства на сей раз хватит полномочий…
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

72 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти