Китай: всюду первый

Китай не смог бы остановить свой «локомотив», даже если бы захотел. Сегодня Поднебесная тянет за собою едва ли не всю мировую экономику. Плохо мировой экономике — худо и Китаю. Хорошо мировой экономике — поправляется и крепнет и Китай. Но чья зависимость больше? Представляется, что мировой экономики. В торговом рейтинге Китай и США поменялись местами за шесть последних лет. Сегодня КНР — ведущий торговый партнёр 127 стран (для сравнения: на Соединённые Штаты — основной партнёр 76 стран). Китай опередил США и на рынках их сильных союзников, таких, как Австралия и Южная Корея. Там, где США отступают, Китай интенсивно напирает.




I. Китай и США

Если в 2010 году американские чиновники осмеливались поучать китайцев тому, какой курс юаня по отношению доллара им надо устанавливать, то теперь Вашингтон, можно сказать, помалкивает. Можно бесконечно говорить об американских ценностях или о торжестве демократических идеалов, но нельзя убедить сильное и растущее государство в том, что оно проводит не вполне адекватную валютную политику. Как говориться, разберитесь вначале с собственным кризисом, а потом начинайте учить тех, кто преуспевает.

Полгода тому назад раздался последний вялый призыв Вашингтона об укреплении юаня:

«Несмотря на принятые Пекином меры, китайская валюта юань остается существенно недооцененной (по отношению к доллару США)», — вот фраза из доклада американского Минфина, посвященного валютной политике торговых партнёров Соединённых Штатов.


Однако авторы доклада воздержались от каких-либо обвинений КНР в валютных манипуляциях или чём-то похожем. Кстати, на недавних предвыборных дебатах и Барак Обама, и Митт Ромни публично заявляли о намерении призвать правительство Поднебесной к ответственности за валютные манипуляции, а заодно и демпинг. Представляется, что это не более чем предвыборная риторика. Покричали — и забыли, а ещё ранее сдался Минфин. Словом, американцы китайцам не указ.

Повторимся: нельзя убедить сильное государство в том, что оно проводит не вполне адекватную валютную политику. Оно проводит ту линию, которая ему выгодна, и положение Китая на мировом рынке таково, что США этой стране могут лишь позавидовать. Относительно слабый юань — основа прибыльной экономики для страны-экспортёра, это и объяснять не нужно. Точно так же слабый рубль выгоден для российских нефтяников и газовиков: больше рублей за один доллар, за который торгуется минеральное сырьё.

В последнем докладе ОЭСР «Взгляд в 2060 год: долгосрочные перспективы роста» было отмечено в числе прочего, что к 2060 г. удельный вес Китая и Индии в мировом ВВП превзойдёт все 34 страны, которые входят в ОЭСР (совокупный вес двух названных государств сейчас составляет чуть более трети). Китай обгонит Европейский Союз уже по итогам текущего года, а 4 года спустя станет крупнейшей экономикой мира.

Причём статус мирового экономического лидера КНР сохранит до 2020 года. Далее вперёд могут вырваться Индия и Индонезия (причина: убывание в Китае трудоспособного населения). По прогнозу ОЭСР, к 2060 году коэффициент демографической нагрузки в Китае (соотношение пожилого и трудоспособного населения) вырастет вчетверо. Сейчас Китай выигрывает благодаря сильному росту производительности труда и крупным инвестициям последних десяти лет.

К 2025 году, по мнению экспертов, совокупный ВВП Китая и Индии превысит суммарный объем экономик стран G7, а к 2060 году экономики двух стран, взятые вместе, окажутся крупнее экономик «большой семёрки» в полтора раза.

Что касается дохода Китая на душу населения, то он к 2060 году будет на 25% выше нынешнего аналогичного показателя в США.

На съезде КПК было сказано о том, что китайская экономика удержится от спада, будут приниматься меры, обеспечивающие устойчивое развитие экономики, в частности, меры по повышению внутреннего потребления, увеличению доходов населения, контролю над инфляцией и реструктуризации инвестиций.

Также на партийном съезде Ху Цзиньтао представил довольно-таки амбициозный план по развитию родины. Помимо прочего, здесь сказано о планируемом удвоении дохода на душу населения к 2020 году. Подобная цель отражает установку Китая на то, чтобы достичь высокого уровня жизни, подобного западному, и заодно снизить социальную напряжённость. При решении данных задач будут не только обеспечены более высокие доходы населения, но и вырастет внутренний спрос, чего так не хватает КНР. Вместе с тем становится очевидным, что амбициозной целью для Китая, помимо экономического подъёма, является и вызов — в финансовом, экономическом и политическом плане — западному господству на планете.


Си Цзиньпин заявил, что Китай будет компенсировать падение экспорта в развитые страны путём расширения торговли на азиатском континенте: ведь там по-прежнему налицо некоторая экономическая динамика.

Что касается перспектив китайской валюты, то они самые радужные. Юань в скором времени станет частью новой региональной финансовой архитектуры, а также будут изысканы возможности для того, чтобы юань стал международной резервной валютой.

Вот так.

При таком положении дел США и страны Западной Европы не смогут даже дышать КНР в затылок. В лучшем случае Соединённым Штатам или Германии, если только она не сделается центром ЕС, придётся догонять Индию.

Правительство США прекрасно осознаёт: в кризисных условиях конкурентной борьбы американские производители проигрывают китайским. Это при том, что значительная часть американских (и европейских) производств давно перебазирована в Поднебесную — ради прибылей. То есть экономическая рецессия в США и ЕС объясняется ещё и рукотворным фактором удушения собственной экономики, отданной в лапы конкуренту ради сиюминутных прибылей, вне стратегического долгосрочного планирования. За что боролись — на то и напоролись.

Американские и европейские стратеги и представить не могли, что полукустарные изготовители пластмассовых игрушек и работники сборочных производств добьются таких успехов. Нынче чуть не весь мировой рынок ориентируется на Китай. Поднебесная импортирует нефть и руду из стран Африки, Азии и Латинской Америки, что заодно поднимает и экономики стран-экспортёров, уже крепко «подсевших» на КНР. Заводы Китая потребляют половину добытой в мире железной руды. Китай стал крупнейшим экспортёром стали. С китайцами плотно сотрудничают Замбия и Чили — крупнейшие производители меди, и Австралия — ведущий экспортёр угля и железной руды. Ранее приоритетным для этих стран было партнёрство с США. Китай «отодвинул» Америку и на рынках Малайзии и Южной Кореи: там он заказывает компоненты для своих высокотехнологичных производств. Компании «Samsung», «Nokia» и американская «Apple» собирают свои высокотехнологичные штуковины в Поднебесной.

США в мировой экономике находится пока на первом месте, Китай — на втором. Вашингтон не собирается сдавать позиций, а Китай не собирается останавливать свой несущийся на всех парах «локомотив».

Некоторое нарастание напряжённости в отношениях США и КНР связано с принятием в начале текущего года в Вашингтоне стратегического документа: «Sustaining U. S. Global Leadership: Priorities for 21 Century Defense». В этой стратегии заявляется, что усиление КНР в долгосрочной перспективе может повлиять на экономику и безопасность США. Ключевые моменты в принятой военной стратегии США сводятся к уменьшению численности американских вооружённых сил при одновременной концентрации бюджетных ресурсов на развитии спутников и беспилотных самолётов. Стратегия также предполагает переориентацию ресурсов на АТР.

Обама начинает и выигрывает, — вот какой план у Белого дома. Китайцы с этим, понятно, согласиться не могут. Отступиться от планов развития они не могут тоже.

Нет, речь не о войне между Китаем и Штатами. Речь о конкуренции и о региональном влиянии. Сейчас, как отмечают эксперты, борьба идёт за владение правами на энергетические ресурсы. Аналитики утверждают пишут, что главным оружием Китая и США в борьбе за рынки в ближайшие годы будут нефть и газ. «Арабская весна» в Африке спровоцирована США как раз для того, чтобы лишить Китай источников минерального сырья (в первую очередь его поставок из Ливии и Судана — в последнем Китай закрепился давно, и раскол страны на два враждующих Судана почти на год лишил Поднебесную поставок нефти). Иран — тоже звено единой стратегической цепи: ведь Китай — покупатель иранской нефти. Замыкает всё это указанный стратегический документ, согласно которому американские военно-морские силы постепенно размещаются на главных путях транспортировки Китаем нефти из Венесуэлы, Нигерии, Судана и ближневосточных стран.

Политолог Михаил Хазин говорит:

«Скорее всего, мир распадётся на валютные зоны. Победа или поражение будет определяться только одним: у кого эта зона будет больше — у США или Китая. На этот вопрос пока ответ дать нельзя. Эта схватка за мировые рынки из плоскости борьбы на одних и тех же рынках, перейдёт в другую плоскость — валютную. Именно это будет самое интересное в мировой геополитике и экономике в ближайшие 3-5 лет».


Приведённый выше прогноз ОЭСР подсказывает нам, кто выйдет победителем в мировой гонке за ресурсы, и чья валюта может вначале оттеснить, а затем и полностью подавить американский доллар. Четыре года осталось до прыжка «тигра» на первое место, как считают в ОЭСР, — как раз посерёдке между тремя и пятью годами, о которых сказал товарищ Хазин. То есть в 2016 году КНР станет лидером мировой экономики, оттеснив США на 2-е место.

II. Китай и Россия

5 декабря завершился девятый раунд переговоров «Энергодиалог: Россия — Китай» с участием российского экспортёра электроэнергии на Дальнем Востоке — ОАО «Восточная энергетическая компания» (ВЭК) — и Государственной электросетевой корпорации КНР.

До конца года ВЭК обязалась поставить в Китай 2,6 млрд. киловатт-часов, а в 2013-м компания планирует увеличить экспорт до 3 млрд. киловатт-часов. Москва и Пекин определились и с ценой электроэнергии, но о ней пока нет информации. Мало того, стороны будут уточнять далее и объёмы экспорта электроэнергии — скорее всего, речь пойдёт о дальнейшем их повышении.

После церемонии подписания документов вице-премьер РФ Александр Дворкович сказал, что за девять месяцев 2012 года ВЭК увеличила поставки электроэнергии в Китай до 1,8 млрд. киловатт-часов, что по сравнению с периодом 2011 года больше почти вдвое.

Кроме того, на переговорах 5 декабря была подписана «дорожная карта» по развитию сотрудничества в угольной сфере. Было составлено и соглашение о сотрудничестве по оценке конъюнктуры энергетических рынков.

Китайские фирмы весьма интересуются участием в конкурсе по Гербекано-Огоджинскому угленосному району Амурской области. Конкурс этот российское правительство планирует провести в 2013 году.

Продолжились и переговоры ОАО «Газпром» и китайской компании CNPC, касающиеся цены поставок российского газа в Китай. Ранее сторонами были принципиально согласованы объёмы поставок газа по двум маршрутам: западному — 30 млрд. куб. м (проект «Алтай») и восточному — 38 млрд. куб. м. Строительство газопровода «Алтай» стартует после заключения контракта купли-продажи газа с китайской стороной.

Кроме того, 5 декабря обсуждалась и возможность совместного строительства атомных электростанций на территории третьих стран.

«Мы хорошо оцениваем то, что происходит сейчас в нашем сотрудничестве в атомной сфере, и, с нашей точки зрения, здесь потенциал огромен, — сказал товарищ Дворкович. — Китайская сторона ставит вопрос о расширении сотрудничества, в том числе о строительстве атомных энергоблоков в третьих странах. Мы рассматриваем такие предложения».


Страны, на территории которых могут быть реализованы такие проекты, пока не названы. Речь шла лишь о планах по совместному сотрудничеству.

Кроме того, на встрече в среду стороны подписали протокол о сооружении второй очереди Тяньваньской АЭС. Строительство начнётся в текущем месяце.

«И это открывает дорогу для того, чтобы расширить сотрудничество и приступить к консультациям по проектированию и строительству новых атомных электростанций», — заявил Дворкович.


Генеральный контракт на сооружение второй очереди Тяньваньской АЭС ЗАО «Атомстройэкспорт» и Цзянсуская ядерная энергетическая корпорация (JNPC) подписали в ноябре 2012 года в Санкт-Петербурге.

«Получение такого контракта укрепляет позиции России на мировом рынке атомной энергии, как страны, способной реализовывать проекты любой степени сложности, с соблюдением всех современных требований безопасности. Ведь сейчас Тяньваньская АЭС считается одной из самых безопасных станций в Китае. Ожидается, что соглашение по строительству второй очереди будет более крупным контрактом. Сейчас его сумма оценивается в размере около 4 млрд. евро, однако окончательная цифра будет зависеть от конкретных объемов обязательств сторон, которые будут зафиксированы в соглашении», — считает экономический аналитик Лилия Бруева.


Также 5 декабря российская сторона передала китайским партнёрам на рассмотрение проект межправительственного соглашения по строительству Тяньцзинского НПЗ.

Зампред правительства КНР Ван Цишань на переговорах сказал, что хорошо реализуются также и совместные проекты по сотрудничеству в области поставок угля. Объем поставок угля Россией в КНР может составить по итогам текущего года 18 млн. тонн, в том числе 3 млн. тонн — по железной дороге, остальной объём — через морские порты.

На китайском рынке сегодня фокусируется российский миллиардер Алишер Усманов, решивший «изменить» с Поднебесной США. Если в Америке стоимость технологических активов слишком высока, то китайский рынок с точки зрения инвестиций выглядит более перспективным. Компания Усманова «USM» владеет долями в китайских Интернет-гигантах «Alibaba Group Holding» и «360buy Jingdong Mall». Миллиардера в Китае интересует преимущественно сетевая торговля.

Что касается США, то там г-н Усманов вложил средства в акции «Facebook», которые со времени первичного размещения (IPO) в мае этого года обвалились аж на 28%. Поневоле переключишься на китайцев…

Товарооборот между Россией и Китаем растёт не по дням, а по часам. По данным китайской таможенной статистики, в январе-октябре 2012 года оборот российско-китайской торговли вырос по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 13,4% — до 73,6 млрд. долларов. Российский экспорт в КНР увеличился до 37,2 млрд. долларов (на 12,7%), импорт из КНР вырос до 36,4 млрд. долларов (на 14,1%).

Прямые инвестиции КНР в Россию за девять месяцев 2012 г. увеличились по сравнению с аналогичным периодом 2011 года на 36% и составили 266 млн. долларов.

Китай сегодня — главный торговый партнёр России. РФ занимает девятое место в списке десяти основных торговых партнёров КНР. По темпам роста товарооборота Россия заняла 5-е место среди основных торговых партнеров КНР — после ЮАР, Вьетнама, Филиппин и Гонконга. Увы, в российском экспорте, как и прежде, преобладают товары сырьевой группы, удельный же вес машинно-технической продукции крайне незначителен. В импорте из КНР — ситуация противоположная. Здесь машины и оборудование занимают в структуре первое место.

III. Китай и Средняя Азия

Иветта Фролова, старший научный сотрудник Центра Азии и Ближнего Востока Российского института стратегических исследований, считает, что Китай становится новым «Большим братом» для государств Центральной Азии.

Страны названного региона прошли за последние два десятилетия путь от приграничного «бартерного» сотрудничества до полноценных отношений партнёрства, в основе которых лежат взаимодействие в энергетическом секторе и совместные проекты в несырьевых отраслях экономики. Китайский фактор стал неотъемлемым элементом региональной геополитики. Отрицать это или спорить с этим бессмысленно.

Ещё в 2006 году КНР стала третьим по величине внешнеторговым партнёром стран региона — после России и ЕС. В 2000-2010 гг. инвестиционная активность КНР на центральноазиатских рынках возросла на 20-40% (в зависимости от конкретных направлений). На первый план за 10 лет вышли: высокотехнологичные производства, освоение минеральных ресурсов, развитие инфраструктуры, строительство, сельское хозяйство, транспорт, электроэнергетика, нефтегазодобыча.

В качестве приоритетных для вложения капитала КНР выбрала Казахстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан.

Центральная Азия сегодня представляется Китаю «стратегическим тылом». Крое того, Пекин учитывает широкие транзитные возможности Центральной Азии — пути в Европу, Средний и Ближний Восток, Кавказский регион. Наконец, самое элементарное: государства ЦА — важный рынок сбыта для китайского ширпотреба, а одновременно — поставщик энергоресурсов, чья роль может со временем возрасти. Дело в том, что нестабильность ситуации в ряде регионов-поставщиков энергоресурсов (упомянутый выше в статье Иран, да и африканские страны), а также проблема морского терроризма в Юго-Восточной Азии, заставили китайское правительство изучить вопрос транспортировки нефти и газа через сухопутные магистральные трубопроводы. Это и обусловило повышенное внимание КНР к сотрудничеству в энергетической области с Россией и странами Средней Азии.

Имея в виду в том числе и собственную энергетическую безопасность, КНР делает сейчас стратегический упор на выстраивание со странами ЦА отношений на двусторонней основе, акцентируя внимание на сотрудничестве в области энергетики, транспорта и логистики, а также торговле и обеспечении региональной безопасности. Первоочередные интересы Китая — в нефтегазовой отрасли Казахстана и Туркменистана, а также атомной отрасли Казахстана. В сфере транспорта основное внимание Пекин уделяет Казахстану и Узбекистану, в области гидроресурсов на первый план поставлены Таджикистан и Киргизия.

И если Пекин расценивает Среднюю Азию как сырьевой тыл, то местная власть видит в нём нового «Большого брата».

Что касается структуры импорта-экспорта, то она весьма напоминает печальную российскую картину. И. Фролова пишет:

«Существенно ускоряются темпы развития торговли КНР со странами Центральной Азии. Если в 1992 г. внешнеторговый оборот был равен $527 млн., то в 2000 г. он составил $1 млрд., а к 2009 г. достиг $25,9 млрд. При этом наблюдается недостаток диверсификации структуры экспорта из Центральной Азии в Китай: поставки Казахстана на 25% состоят из нефти, на 25% — из цветных металлов, ещё на 25% — из железа и стали. Металлы составляют третью часть киргизского экспорта в Китай, химические продукты и цветные металлы — 20 и 25% соответственно. Что же касается импорта из КНР в Центральную Азию, то 92% от общего объёма составляет готовая продукция».


Кроме того, Китай проявляет активность в создании транспортно-логистической инфраструктуры в регионе. Одним из наиболее масштабных проектов в этой области является строительство узбекско-киргизско-китайской железнодорожной магистрали Андижан – Карасу – Торугарт – Кашгар. Другое направление — строительство современных автомагистралей, выходящих к западным границам Китая. В СУАР Пекин планирует построить 12 скоростных автомобильных дорог, которые свяжут Западный Китай со странами ЦА. Синьцзян превратится в крупный транспортный и энергетический узел, что приведёт к укреплению сотрудничества КНР со странами Средней Азии и усилению здесь китайского влияния.

В долгосрочной перспективе влияние и присутствие КНР в центральноазиатском регионе будет только усиливаться, и Поднебесная, как ни крути, будет выталкивать из региона Россию. Если раньше железнодорожную технику Ашхабад закупал в России, то сейчас — в Китае. Если в 2000 году товарооборот между Российской Федерации и странами Средней Азии в шесть раз превышал объём торговли КНР с регионом, то в 2006 году — лишь в полтора раза. В итоге Россия как торгово-экономический партнёр может потерять интерес для стран Центральной Азии.

По мнению И. Фроловой, на сегодня основной задачей России является сохранение и, по возможности, усиление позиций в Центральной Азии, но без конфронтации с Китаем.

В нынешнем месяце КНР ещё более активизировалась на товарно-производственных рынках Средней Азии. В декабре Поднебесная выдвинула идею о крупных инвестициях в страны региона. Речь идёт о серии автомобильных, железнодорожных и энергетических проектов, на которые Китай готов сейчас выделить кредит в 10 млрд. $, о котором впервые сообщил в июне текущего года. Проекты подразумевают прямую связь стран Средней Азии с Пекином.

Китайский премьер-министр Вэнь Цзябао заявил, что государственные банки КНР страны готовы финансировать эти проекты, в т. ч. железнодорожные пути из Узбекистана через Кыргызстан.

Об этом Вэнь Цзябао сказал в среду на заседании ШОС, в котором участвовали Россия и четыре государства Центральной Азии. Вэнь Цзябао заметил, что желал бы ускорить строительство железной дороги из Узбекистана в Китай, и поэтому Пекин готов финансировать заинтересованные стороны.

«Мы намерены инвестировать эти деньги в инфраструктуру, энергетику и производственные проекты, в целях содействия развитию реального сектора экономики», — заявил Вэнь Цзябао в Бишкеке.


Китай планирует тесное сотрудничество с Казахстаном, Кыргызстаном, Таджикистаном и Узбекистаном. Это со временем создаст противовес российской экспансии в регионе. Тем не менее Китай и Россия имеют и общую заинтересованность в укреплении слабых границ региона — для предотвращения перемещения террористов-талибов, которого следует опасаться при выводе войск ISAF из Афганистана.

* * *


Таким образом, импортируя сырьё и экспортируя произведённые товары, Китай следует стратегии высокоразвитых стран. Если Россия и страны Средней Азии, равно как страны Африки или Латинской Америки, сотрудничая с Китаем, продают Поднебесной нефть, газ, руду и ценные металлы, то Пекин в ответ поставляет ширпотреб и высокотехнологичную продукцию, причём успешно конкурирующую по цене с западными аналогами. К 2016 году, по прогнозам экспертов ОЭСР, КНР может стать ведущей экономикой мира, обойдя США.

Обозревал и переводил Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

49 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти