Непотопляемые пособники терроризма

Заместитель Генерального прокурора РФ Иван Сыдорук на днях выступил с заявлением, в котором в определенной мере подвел итоги деятельности по противодействию терроризму на территории России. Если доверять той информации, которую он обнародовал, то за 2012 год в России значительно сократилось число преступлений, связанных с террористической активностью. При этом отмечается, что за минувший год правоохранители смогли предотвратить несколько десятков террористических актов в различных субъектах Российской Федерации (в первую очередь, на территории Северного Кавказа).

Непотопляемые пособники терроризма



Такая информация вселяет определенный оптимизм. Однако говорить о том, что терроризм и экстремизм в России полностью побеждены, естественно, слишком рано. То, что многократно ослабла финансовая поддержка террористического подполья, которая приходила в нашу страну посредством эмиссаров из-за рубежа, можно констатировать с полной ответственностью. А ведь были времена, когда многие россияне оставались уверенными в том, что террористическая проблема в России требует исключительно силового решения и ликвидация каналов финансовой подпитки – есть лишь малая толика общей антитеррористической борьбы. Но на деле оказалось иначе.

Еще полтора десятка лет назад финансирование террористических группировок их зарубежными спонсорами могло практически открыто идти через российский и зарубежный банковские сектора, то с момента принятия Федерального закона "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" от 7 августа 2001 года (с поправками от 2002 и 2004 гг.) ситуация начала постепенно меняться. Этот закон фактически приравнивал к организациям, занимающихся поддержкой террористической активности, те кредитные учреждения, действующие на территории Российской Федерации, которые закрывали глаза на происхождение денежных средств, проводимых через них.

Вот один из пунктов этого закона:

Операция с денежными средствами или иным имуществом подлежит обязательному контролю в случае, если хотя бы одной из сторон является организация или физическое лицо, в отношении которых имеются полученные в установленном в соответствии с настоящим Федеральным законом порядке сведения об их участии в экстремистской деятельности, либо юридическое лицо, прямо или косвенно находящееся в собственности или под контролем таких организации или лица, либо физическое или юридическое лицо, действующее от имени или по указанию таких организации или лица.


Другими словами, если до выхода в свет этого Федерального закона (№115-ФЗ от 7.08.2001), российские банки могли работать с денежными средствами, происхождение и назначение которых были, мягко говоря, сомнительными, исключительно по своим внутренним принципам, то вот с момента начала работы ФЗ каналы экономической подпитки для боевиков всех мастей на территории России были перекрыты. При этом специальные службы получили возможность, что называется, ловить на живца: ситуация, когда финансовые потоки отслеживались и контролировались в течение определенного времени, а на основе этого составлялась подробная информация о целой экстремистской сети, лидеры которой впоследствии представали перед судом.

Перекрытие каналов финансовой поддержки террористических групп посредством серьезного контроля над сомнительными банковскими операциями с одной стороны привело к позитивным результатам, ведь боевики лишались прямого финансирования; с другой стороны – возникала новая лазейка, которую можно назвать коррупционной. Деньги для экстремистов могли просто ввозиться на территорию страны эмиссарами террористических организаций в виде наличности, используя «своих людей», в том числе, в таможенных структурах. Это проблему было решить гораздо сложнее, и потому финансы сомнительного назначения продолжают приходить в Россию. Естественно, объемы уже не те, которые были еще лет 12-15 назад, но и этот финансовый ручей приводит к тому, что террористическое подполье продолжает действовать на территории нашего государства и стремиться к выполнению поставленных перед ним (подпольем) задач.

Откуда же приходила и продолжает приходить финансовая помощь для экстремистских организаций Российской Федерации? На этот счет в свое время было проведено немало исследований специалистами не только из России, но и из ряда зарубежных стран. Французские документалисты в начале 2000-х использовали свои информационные ресурсы, для того чтобы попытаться пролить свет на то, где находится тот самый источник финансовой помощи не только в отношении террористов в России, но и в отношении радикальных исламистов Западной Европы.

В итоге было выделено 3 центра такой помощи, которые соответствовали трем государствам мира: Саудовская Аравия, Турция и Катар. В одном из относительно недавних исследований содержатся данные о том, что определенные силы в перечисленных выше странах в течение целого ряда лет занимаются активной поддержкой ультрарадикальных ваххабистских и иных псевдомусульманских сект, которые используют, скажем так, проблемные слои населения для работы своей пропагандистской машины.

После того, как к исследованиям примкнула испанская аналитическая группа Grupo de Estudios Estratégicos, на свет появились новые подробности финансирования экстремизма в России и Европе. Оказалось, что работа катарских «спонсоров» заключалась в том, чтобы осуществлять именно финансовую поддержку работы с теми представителями населения, которые можно назвать либо социально не защищенными, либо находящимися, как говорят психологи, в пограничном состоянии. Речь о безработных, потерявших родных, недовольных своим заработком, ущемленных в правах, оскорбленных в вере и т.д.

Один из разделов исследования посвящен данным о том, как финансовые средства направлялись в специально созданный на территории Франции так называемый фонд поддержки жителей пригородов. Как только, денежные средства стали пополнять счета этого фонда, так в пригородах целого ряда французских городов стали проявляться многочисленные акции протеста со стороны иммигрантских слоев населения, наводнивших Западную Европу. Главным для спонсоров этих беспорядков было: бросить толпе определенный лозунг, который каждый из ее представителей мог понять без дополнительных разъяснений. Лозунги часто касались религиозной или национальной стороны и легко порождали ненависть выступающих против того государства, в которое прибыли жить и работать.

Западноевропейские исследователи провели параллели с тем, что было в России во время кровопролитных столкновений на Северном Кавказе. Тогда (в 90-х) уровень иностранной миграции в Россию (если не считать возвращения русскоязычного населения из республик бывшего СССР) был минимальный, а потому спонсоры радикализма искали другие пути для проведения идей дестабилизации. Эти пути связаны с работой в северокавказском направлении. Распад СССР «подарил» России буйство конфессиональных направлений. За это решили ухватиться заинтересованные лица и начали культивировать идею об особой роли ислама (на самом деле предложенное учение с классическим исламом не имело ничего общего) среди жителей Северного Кавказа.

Исламисты, которые активно спонсировались нефтяными монархиями Персидского залива и Турцией, начали представлять собой мощную силу на юге России, которая (сила), используя террористические методы стала пытаться решать свои задачи по дальнейшему расколу страны. Радикальный исламизм бил по самым слабым местам, используя в своих целях тотальную коррупцию, безработицу, экономическую и политическую неопределенность.


Радикальные исламистские движения от щедрой зарубежной помощи плодились на территории России как грибы после дождя. Вот далеко не полный список экстремистских организаций, которые получали помощь от своих покровителей из-за рубежа, в том числе, и из перечисленных выше государств.

«Асба-аль-Ансар», «Братья Мусульмане», «Хизб-ут Тахрир», «Аль-Джихад», «База» (ветвь «Аль-Каиды», «Исламский джихад», «Салафитская группа проповеди и джихада (ветвь «Аль-Каиды»), «Аль-Гамаа аль-Ислами», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «Аль-Харамейн», «Лашкар-И-Тайба», «Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи», Джунд аш-Шам, «Джамаат мувахидов», «Ат-Такфир Валь-Хиджра», «Таблиги Джамаат», «Вилайат Кабарды, Балкарии и Карачая», «Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами».

Все эти организации ныне признаны террористическими, и их деятельность запрещена либо на всей территории России, либо в отдельных субъектах федерации. Можно себе представить, какие финансовые средства были прокачаны через эти организации для дестабилизации ситуации в Российской Федерации. Если учесть, что за один только 2001 год спецслужбы РФ сумели предотвратить поступление на счета подставных фирм, открытых в качестве фондов так называемой исламской помощи, более 450 миллионов долларов, то общий уровень финансирования террористических организаций ежегодно мог измеряться миллиардами долларов.

С каждым годом финансовые каналы «спонсорской помощи» перекрывались всё активнее, и сегодня в нашей стране выстроен достаточно эффективный финансовый барьер противодействия иностранной подпитке экстремистов.

Осознавая, что законодательные инициативы российских властей могут окончательно поставить крест на финансовой поддержке экстремизма, заинтересованные лица теперь ищут новые пути для реализации своих задач. Внешние каналы в большинстве своем перекрыты, поэтому внимание обращено на каналы внутренние. Один из таких каналов – использование слабых мест в виде коррумпированных чиновников на местах, использования фальшивомонетничества, работа многочисленных подставных фирм для отмывания преступно нажитых денег.

Чтобы перекрыть и эти каналы финансирования терроризма, что может окончательно превратить в прах усилия радикалов по дестабилизации ситуации в стране, российские законодатели готовы принять комплекс мер, позволяющий проводить замораживание имущества и финансов всех лиц, которые в той или иной степени причастны к терроризму в России и за рубежом. Помощь в этом России поможет оказать международная группа по борьбе с отмыванием денег. В законопроект предлагается внести пункт о юридической ответственности не только физических, но и юридических лиц, которые «засветились» в пособничестве (прямом или косвенном) террористическим группам и организациям. Тотальное уголовное преследование финансовых пособников террористов в России и других странах мира, может дать многократно больше, нежели прямые боевые действия против тех, в отношении кого эта финансовая помощь поступает.

Но нельзя забывать о том, что главные спонсоры дестабилизации и радикализма находятся за пределами России. И эти спонсоры – очевидно, не просто отдельные люди, а целые государства, прикрывающие свои стремления знаменами демократических ценностей.

P.S.Чешский министр иностранных дел Карел Шварценберг заявил, что у Чехии есть сведения о том, что к сирийским сепаратистам финансовая помощь приходит из Катара, Турции и Саудовской Аравии. Министр призвал Запад пересмотреть свои стремления вооружать сирийскую оппозицию, так как она преследует далеко не те цели, которые активно декларирует.

Как говорится, лучше поздно, чем никогда, Карел…

И ведь опять те же «действующие лица» большой глобальной драмы: Катар, Турция, Саудовская Аравия… Та же трехглавая горгона. Кто ее только ни уличал в пособничестве терроризму, а она до сих пор ходит в демократических апологетах… Политический нонсенс или большая игра?..
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

37 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти