Разоренный «Ижмаш» будут спасать за счет «Ижмеха» и «Молота»

Председатель Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ вице-премьер Дмитрий Рогозин выступил 7 февраля на 328 заседании Совета Федерации в рамках «Правительственного часа». Рассказал о выполнении гособоронзаказа и наметившемся явном прогрессе оборонной отрасли. «Нужно создавать мощные корпорации, способные не только оптимизировать производство, но и сформировать производственную, научную базу, – сказал вице-премьер. – Это поможет нашим предприятиям стать конкурентоспособными. Корпорации создадут облик оборонно-промышленного комплекса».

После «Правительственного часа»Дмитрий Рогозин сообщил журналистам, что на базе «Ишмаша» «формируется единая компетенция» с «Ижмехом». Будет создано единое конструкторское бюро и две производственные базы. После этого начнутся переговоры с Вятско-Полянским заводом «Молот» о его присоединении к «единой компетенции».


Это все равно, что утопающему вместо спасательного круга бросить в помощь неумелого пловца, едва способного держаться на воде. И пообещать добавить второго – с камнем на шее.



ПО ТУЛЬСКОМУ ПУТИ

Дмитрий Рогозин предложил объединить «Ижмаш» и «Ижмех» в ноябре 2012 года. На встрече с президентом РФ Владимиром Путиным он сказал: «В Ижевске два предприятия, оба сложные — «Ижмаш» и «Ижмех». Для того, чтобы сконцентрировать усилия и, главное, сохранить конструкторский потенциал в Ижевске, есть предложение соединить два этих предприятия в рамках госкорпорации «Ростехнологии» под общим брендом «Калашников».

Президент предложение поддержал. Выдающийся конструктор Михаил Калашников не стал возражать против такого увековечивания своего имени. В декабре 2012 года Дмитрий Рогозин назначил руководителем «Ижмаша» Константина Бусыгина, и началась работа по созданию концерна «Калашников». Об этом процессе и напомнил вице-премьер после «Правительственного часа».

Идея выглядит перспективно – собрать в один кулак мощности, объединить конструкторов, усилить, умножить и т.д. Хотя, если разобраться, не все так однозначно. Во-первых, это предприятия с большой историей, традициями и трудовыми династиями. У них отдельные конструкторские школы, работающие по разным направлениям. А, главное, их материально-финансовое положение блестящим не назовешь. «Ижмаш» вообще банкрот. И объединение выглядит, как попытка поправить его дела за счет чуть более успешного соседа, который сам едва начал выкарабкиваться из финансовой трясины.

Будет очень некрасиво, если в результате такого объединения будет дискредитирован бренд «Калашников» и убиты другие известные бренды – «Ижмаш», «Ижмех», «Байкал».

Для начала рассмотрим конструкторский потенциал в Ижевске, который планируется сохранить и усилить. На самом деле его надо спасать и восстанавливать. Не секрет, что оружейные КБ Советского Союза активно конкурировали друг с другом. Зачастую конкуренция переходила в злейшую вражду, когда средства не выбирают. Ведь это именно конкурирующие оружейники усиленно распускали слухи, что автомат Калашникова «слизан» с «штурмгевера» Хуго Шмайссера. При этом прекрасно знали, что это принципиально разное оружие.

Конструкторское бюро «Ижмаша», тем не менее, оставалось лидером, а основу стрелкового вооружения страны составляло семейство автоматического оружия Калашникова.

Во время «великого хапка» 1990-х отсутствие госзаказа, а также безграмотный и хищнический менеджмент разорили не одно предприятие ОПК. Печальная участь постигла знаменитый Тульский оружейный завод (ТОЗ), бывший Императорский. Степень его разорения иллюстрирует следующий вопиющий факт. Когда в прошлом году отмечали 300-летие предприятия, оказалось, что исчез его трехсотлетний архив – бесценное собрание документов, начинавшееся указами Петра I. Это самое настоящее государственное преступление, которое никто и не думает расследовать.

Знаменитое конструкторское бюро ТОЗа – Центральное конструкторско-исследовательское бюро спортивного и охотничьего оружия (ЦКИБ СОО) сейчас является филиалом тульского КБ приборостроения. Оттуда и перекочевал на «Ижмаш» нынешний главный конструктор Владимир Злобин. Привез его с командой в мае 2011 года только что назначенный генеральный директор предприятия Максим Кузюк, недолго руководивший концерном и покинувший его накануне краха. Туляки, не пригодившиеся дома, активно занялись реконструкцией КБ давних конкурентов. Злобин возглавил Конструкторско-технологический центр (КТЦ), а его земляки, оттеснив ижевцев, возглавили в центре ряд проектов и направлений.

Некоторые работы были закрыты. Например, разработка автомата АК-200, который обещали сделать лучшим в мире. Вместо него тульская бригада, приступившая к работе в мае 2011-го, уже в июне начала собирать «новейший автомат 5-го поколения» АК-12 из того, что до них было наработано на «Ижмаше» за последние 10 лет. И уже в январе 2012 года готовый образец «конструкции В.В.Злобина»был представлен высокопоставленной общественности.


С самого начала коренные ижевские конструкторы, мягко говоря, скептически отнеслись к оружию, которое прозвали «паззл» и «лего» за его сборную конструкцию. При этом отмечалось, что не все привлекательные наработки могут сработаться друг с другом, да и технологичность производства может оказаться слишком сложной для серийного выпуска. Буквально пару дней назад в прессу просочились результаты первого этапа испытаний. Худшие предположения подтвердились.

Генконструктор по носимому вооружению и боевой экипировке военнослужащих Центрального научно-исследовательского института точного машиностроения (ЦНИИТОЧМАШ) Владимир Лепин в радиоинтервью отметил, что у АК-12 проявились «критические вещи, которые недоработаны конструкторами в силу определенных причин и которые начинают проявляться на этапе этих испытаний». Подробностей он не привел, но главное сказал – конструкторская недоработка.

Теперь господину Злобину с командой предстоит устранить эти недоработки в короткий срок и передать АК-12 в ЦНИИТОЧМАШ уже для государственных испытаний. Там же проходят испытания автомата АЕК, созданного конструкторами Коврова. Тоже многолетними соперниками «Ижмаша», где разработано немало интересных и оригинальных образцов современного оружия, зачастую далеко опережавших мысль конструкторов Запада. Только не везло им, монополию Калашникова прорвать не удалось. Но сейчас у АЕК есть все шансы быть принятым на вооружение. Хотя и к нему имеются претензии испытателей, но это действительно автомат нового поколения, позволяющий поражать цель с вероятностью 0,9 даже не очень опытному стрелку.

Оружейная школа – это люди, носители знаний, умеющие оригинально мыслить. На них все держится. Сейчас они массово покидают «Ижмаш». Когда из обанкротившегося ОАО «Концерн «Ижмаш», о чем речь впереди, начался массовый переход работников в новое юридическое лицо – ОАО «НПО «Ижмаш», делалось это не переводом, а через увольнение. Человек увольнялся и приходил с трудовой книжкой туда же, где работал. Только принимали его уже на более низкую должность с меньшей зарплатой. Речь идет о конструкторах с мировыми именами.

Кстати, оформление на родное предприятие шло через кадровое агентство, зарегистрированное в Иркутске. Оказывается, оно принадлежало тридцатилетней Екатерине Сугаренко – директору по персоналу ОАО «НПО «Ижмаш». Понятно, что для оплаты услуг агентства, кроме как за счет отъема зарплаты, денег взять негде.

Многие опытные конструкторы не пожелали терпеть унижение и ушли с предприятия. Уходила и молодежь, которую принимали на оклад пять тысяч рублей. По словам генконструктора Владимира Злобина, сейчас КТЦ разрабатывает сорок проектов, из которых он лично курирует тридцать. Десять из них ведут студенты, аспиранты и вчерашние выпускники вузов. «Под руководством опытных товарищей», отмечает глава КОЦ. Интересны проекты, которыми заняты студенты – упрощение малокалиберной винтовки, переделка СВД в пневмоэлектрическое оружие для страйкбола. Для дипломного проекта, наверное, вполне подходяще, тем более, в соавторстве с опытным конструктором. Насколько подобные разработки укрепят бренд «Калашников» сказать пока трудно. Обычно таким способом выращивают молодежную опору, целиком зависимую от хозяина.

РАБОТА В МИНУС

Беды «Ижмаша» начались не сейчас, а, как у почти всех, во время катастрофы 1990-х. Много лет группой предприятий «Ижевский машзавод» руководил Владимир Гродецкий. Он под свое руководство стремился забрать как можно больше предприятий любого профиля. После чего на них оформлялись кредиты, их отдавали в залог и т.п. Обычная практика того времени, приводившая к банкротству даже золотые и изумрудные шахты.

В сентябре 1998 года на базе производственного комплекса ОАО «Ижевский машзавод» был создан крупный промышленный холдинг, работающий по нескольким направлениям оборонного и гражданского профиля ОАО «Концерн «Ижмаш». С 2008 года он стал головным предприятием холдинга по производству оружия ближнего боя в составе ГК «Ростехнологии». К началу 2011 года ОАО «Концерн «Ижмаш» в составе 32 юридических лиц, накопил 19 миллиардов рублей долга. «Ростехнологии» направили в Ижевск спасательную антикризисную команду. Выяснилось, что значительная часть активов расхищена, производство стагнировало. Девять компаний группы «Ижмаш» уже были признаны банкротами, в отношении еще 11 предприятий, в том числе ОАО «Ижевский машзавод», ОАО «Концерн «Ижмаш», ДОАО «Ижевский оружейный завод», ОАО «Ижмашстанко», ОАО «Ижмашэнерго» кредиторами были поданы заявления о банкротстве. ГК «Ростехнологии» погасили и реструктурировали задолженность ряда предприятий на почти 3,5 млрд. руб., но это уже не могло помочь.

Банкротство неизбежно, а с ним реальна потеря мобилизационных мощностей как минимум. Мошеннические схемы были вскрыты, пристыженного Владимира Гродецкого весной 2011 года глава ГК «Ростехнологии» Сергей Чемезов наконец-то уволил за несколько недель до истечения контракта. И бывший директор отправился, нет, не под следствие, а создавать другой холдинг.

19 мая 2011 года Сергей Чемезов подписал решение о создании ОАО «НПО «Ижмаш». Гендиректором был утвержден 37-летний Максим Кузюк, никогда в ОПК не работавший. В этой должности он продержался год, раздавая интервью об успехах предприятия. За это недолгое время были потеряны несколько перспективных направлений деятельности и, соответственно, гособоронзаказ по этим направлениям. Разрушено конструкторское бюро и в него заложена бомба замедленного действия в виде тульской группы спецов. Потеряны кадры и запутан документооборот. Минобороны и прочие силовые ведомства госзаказа не давали, поскольку у вновь образованного ОАО отсутствовала лицензия на производство вооружения.

В конечном счете, что представляет собой ОАО «НПО «Ижмаш»? Уставный капитал сто тысяч рублей (!), кредиты Сбербанка и арендованные у ОАО «Концерн «Ижмаш» производственные и административные площади. Еще есть векселя на 150 млн. долл., выданные ОАО «Концерн «Ижмаш». Была попытка получить эти деньги с банкрота через Арбитражный суд. Но ни один суд не признал эти векселя. Их отказываются включать в сделки с использованием в конкурсной массе. Более того, эти действия получили квалификацию в суде как «злоупотреблением правом с целью причинения вреда своим кредиторам». Некоторые эксперты подозревают, что вся операция с созданием нового юридического лица как раз и затевалась ради получения этих 150 млн. долларов. Между тем активы обанкротившегося ОАО «Концерн «Ижмаш» на 31.12.2011 года оценивались в – (минус) 311 085 000 руб. То есть в более чем 300 миллионов долга. Это данные годового отчета. Предприятие находится в стадии ликвидации.

9 октября 2012 года было отказано в утверждении конкурсным управляющим ОАО «Концерн «Ижмаш»Артемия Кузнецова. А 23 ноября он был отстранен и от обязанностей конкурсного управляющего ОАО «Ижевский машзавод» – головного предприятия концерна. Кредиторы подозревают его в привлечении к делу аффилированных лиц и в ненадлежащем исполнений обязанностей. Сейчас с неработающего предприятия увольняют сотрудников, которые не захотели уйти сами на меньшую зарплату в ОАО «НПО «Ижмаш». В нынешнем феврале уволено уже больше 50 человек. Фактически выброшено на улицу. В Ижевске оружейнику больше податься некуда.

Проработав год в должности гендиректора Максим Кузюк стремительно покинул ОАО «НПО «Ижмаш» в июне 2012 года, чтобы возглавить другое подразделение ГК «РОстехнологии», а ныне «Рсстех», ОАО «АКБ «Якорь». А в июле «Ростехнологии» не утвердили его годовой и бухгалтерский отчеты. На должность гендиректора был поставлен Александр Косов. Это при нем осенью 2012 года взбунтовались рабочие, получившие зарплату в 2,5 тыс. руб. Около 200 работников устроили стихийный митинг. Затем многие уволились, и гособоронзаказ 2012 года оказался сорван. Именно после этого Дмитрию Рогозину пришла спасительная мысль – поправить гибнущий «Ижмаш» за счет чуть более успешного «Ижмеха».

«ИЖМЕХ» ПОД УГРОЗОЙ

Нынешний гендиректор Константин Бусыгин, назначенный в минувшем декабре, видимо предназначен для выполнения именно этой задачи – присоединить «Ижмех», а затем завод «Молот» из Вятских Полян и вытащить из бездонной пропасти ОАО «НПО «Ижмаш». И выкупать за реальные деньги выставленные на конкурс производства, числящиеся за ОАО «Концерн «Ижмаш». Хотя в этом ему мог бы помочь «Ростех», покрыв многомиллиардные долги прежних руководителей, коли терпел и отпустил с миром.

На ОАО «Ижевский механический завод» («Ижмех») тоже в свое время порезвились московские менеджеры с запредельными зарплатами и проживанием за счет предприятия. Ради их капризов сотрудницы столовой вынуждены были оставаться на работе за полночь, работая фактически за еду, поскольку 2,5-3 тыс. руб. нормальной зарплатой считать нельзя. Из ФГУП в ОАО завод был преобразован в декабре 2012 года. Похоже, специально, чтобы законно слить в «единую компетенцию» с ОАО «НПО «Ижмех».

Из оружейной продукции предприятие выпускает охотничьи ружья, пистолеты – боевые, служебные и травматические, спортивные и спортивно-тренировочные пистолеты и большое количество пневматических пистолетов и винтовок разных конструкций. На всю эту продукцию имеется достаточно высокий спрос. Доля предприятия в общем выпуске стрелкового оружия России оценивается разными экспертами от 40 до 86%. В общем, предприятие в последние несколько лет начало оживать. За рубежом неплохой спрос на его продукцию под маркой «Байкал».

Естественно, на «Ижмехе» есть и конструкторское бюро, специализирующееся как раз на спортивном и охотничьем оружии, а также на пистолетах. Из последних новинок – пистолет Ярыгина (ПЯ), принятый на вооружение и, наконец-то, заказанный в промышленных объемах. С ижмашевским КТЦ он никак не пересекается, и объединение двух разных конструкторских школ выглядит странно. Впрочем, ничего странного, если все разработки двух предприятий окажутся в руках менеджмента ОАО «НПО «Ижмаш». А обещанный перенос производства охотничьего оружия в Тулу спасет родное предприятие главного конструктора Владимира Злобина. Куда девать работников целого ряда цехов «Ижмеха», похоже, мало кого волнует.

Тут полезно вспомнить, что президент РФ Владимир Путин, одобрив «единую компетентность», все же сказал: «Результатом должно быть улучшение ситуации, а ни в коем случае ухудшение». И особо предупредил Дмитрия Рогозина: «И всегда в таких случаях возникает много вопросов социального характера; прошу вас на это обратить самое пристальное внимание». Ничего, зарплату срежут, как на «Ижмаше», рабочие сами разбегутся. С точки зрения руководства «компетенции», ситуация от этого только улучшится.

ТЯЖКАЯ СУДЬБА «МОЛОТА»

Завод «Молот» в городе Вятские Поляны уже входил в ОАО «Концерн «Ижмаш». Ничего хорошего не получилось. Предприятие специализировалось на производстве пулеметов, которые последние 20 лет Минобороны РФ не нужны. Еще выпускает нарезные охотничьи карабины «Вепрь» на основе пулеметных стволов. Но в России нарезное охотничье оружие в силу ряда ограничений пользуется мизерной популярностью.

Вряд ли «единый модельный ряд», обещанный слиянием в единого «Калашникова», означает для «Молота» то же самое, что и для «Ижмаша». Представляется маловероятным, чтобы из Ижевска передали в Вятские Поляны изготовление автоматов. Скорее заберут себе производство пулеметов и другой продукции оборонного значения. А взамен отдадут в моногород, целиком зависимый от состояния завода, что-нибудь не столь денежное.

На «Молоте», наверное, еще не забыли период правления ижевцев. Концерн «Ижмаш», когда прибрал вятско-полянский завод в свой состав, прислал туда своего начальника отдела контроля цен Сергея Бахмурнова на должность коммерческого директора. Затем он стал первым заместителем генерального директора, а в 2007 году – генеральным директором. Трудился он явно в интересах «Ижмаша», а не «Молота».

Под его чутким контролем и управлением завод резко снизил производство стрелкового оружия. Даже в самые лучшие годы загрузка заказами обеспечивала работой лишь половину мощностей. Производственная база модернизировалась черепашьими темпами, разработка новых образцов почти прекратилась. И «Молот» остался практически без госзаказа. Для маленького города это стало настоящей катастрофой. Люди на демонстрации выходили, требуя восстановить завод или дать городу дотации. Из бюджета на выплату задолженности по заработной плате пришлось выделить полмиллиарда рублей.

В мае 2010 года во время визита Владимира Путина в Ижевск ему представили предложение о переводе производства боевого оружия из Вятских Полян на «Ижмаш». Кировские власти сильно этому противились. В августе 2010 года решением акционеров – ГК «Ростехнологии» и ОАО «Концерн «Ижмаш» гендиректором Вятскополянского машиностроительного завода «Молот» был назначен Геннадий Бруснигин, никакой связи с «Ижмашем» не имевший.

Предприятие стало оживать. «Молот» производит четверть реализуемого в России гражданского оружия. Экспортные поставки выросли в три раза — с 352 млн. рублей в 2009 году до 1,09 млрд. рублей в 2011-м. Данные за 2012 год пока не поступили, но рост продолжается.

В рамках завода создается совместное российско-итальянское предприятие по производству охотничьих винтовок. Корпорация «Ростех» выступает поручителем по кредиту на модернизацию производства, что избавляет от необходимости закладывать в залог банку имущество. Первые партии продукции уже выпущены. Из-за рубежа поставляется часть комплектующих. Главное, нет проблем со сбытом, не надо с нуля завоевывать европейский рынок. Зарубежные марки и на отечественном рынке неплохо продаются.

Получен сертификат на новый карабин линейки «Вепрь» – «Вепрь-К» на базе автомата Калашникова. Начато производство нового карабина «Вепрь-15» на основе американской самозарядной винтовки AR-15 в партнерстве с немецкой оружейной фирмой «Waffen Schumacher».Разрабатываются новые пистолеты гражданского (травматические) и боевого назначения. Продолжается конструирование штурмовой винтовки для Минобороны РФ. В общем, конструкторы тоже не бездельничают.

Переговоры о включении «Молота» в «единую компетенцию» идут с ноября 2012 года. Но, как отмечает пресс-служба предприятия, тема всего лишь обсуждается. Оно и понятно, едва выжившее после ижевского руководства предприятие не торопиться прыгнуть на те же грабли.

В США производство стрелкового оружия оказалось в 2012 кризисном году самым успешным бизнесом. Производитель пистолетов и револьверов Smith&Wesson заработал в первом квартале 2012 года 129 млн. долл. – на 29% больше, чем в предыдущем. И получил заказов на 439 млн. долл. В 2011 году сумма заказов составила 252 млн. долл. Понятно, у них свобода владения оружием.

Но так же растет и производство охотничьего оружия. Возник настоящий стрелковый бум. Чуть не ежедневно открываются новые тиры, полигоны, клубы и курсы для новичков. Растет число коллекционеров и выпуск специального коллекционного оружия. Турфирмы массово организуют охотничьи туры. Во многих штатах с начала 2012 года упрощены процедуры продажи оружия. При этом огромную прибыль приносит производство исторических образцов 100-150-летней давности, которые стоят значительно дороже современных. И служат больше для украшения жилища, чем для практической стрельбы.

Для России, понятно, этот путь развития недопустим. Но заказов от силовых министерств почти нет, производство боевого оружия почти остановлено. Это грозит потерей мобилизационных мощностей, содержать которые не под силу, утратой технологий и кадров. Понятно, если эти мощности требуются государству, оно и должно их оплачивать. Так же, как оплачивать обучение и содержание работников, которые в случае необходимости немедленно оживят мобилизационные мощности. Так, например, делается в США, где производство новых танков остановлено, но мощности и работники сохранены. И там уже планируются дотации производителям автоматических винтовок, которые Барак Обама намерен запретить для продажи населению. Иначе производство будет ликвидировано, а в случае какой беды его уже нельзя будет восстановить.

Россия это уже проходила. В мирное время царское правительство оставляло заводы без заказов. Те впадали в спячку, рабочие отправлялись на заработки. А в войну начиналось лихорадочное восстановление производства. Начало Первой мировой войны, когда в месяц на фронте терялось 200 тыс. винтовок, мгновенно опустошило склады. К концу 1914 года оружейные заводы вышли всего лишь на половину мощности. Пришлось закупать устаревшие образцы по всему миру, даже в Японии. И патроны, соответственно.

Но в нынешних условиях самое главное – компетентное и не ворующее руководство на предприятиях. Пример «Ижмаша», «Ижмеха», «Молота» и ТОЗа в этом отношении показателен для всей отрасли. И решение проблем разграбленных предприятия за счет недограбленных и с трудом встающих на ноги – путь в пропасть. Будем надеяться, что планам создания «единой компетенции» не удастся осуществиться. И бренд «Калашников» не будет опозорен.
Автор:
vikt_myasnikov
Первоисточник:
http://vikt-myasnikov.livejournal.com/79038.html
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

30 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти