Кипрская история: за рулём — Германия

19 марта парламент Кипра отклонил законопроект о введении налога на банковские депозиты. Против налога высказалось 36 депутатов, а 19 народных избранников воздержалось. Кто проголосовал за введение? Да никто. А кто был проводником идеи? Европейский Союз и Международный валютный фонд. Это они решили дать Кипру денег (10 млрд. евро), но при этом обязать кипрских вкладчиков уплатить в казну разовый сбор, что спасло бы остров от банкротства.




ЕС и МВФ между собой договорились о том, что депозиты в банках Кипра будут обложены одноразовым налогом: ставка 6,75% коснётся депозитов менее 100 тысяч евро, а ставка 9,9% «ударит» по депозитам покрупнее.

Это беспрецедентное решение министров финансов еврозоны вызвало шок на острове, а также вполне понятную тревогу за его пределами. На Кипре прекратили или ограничили работу банкоматы. В стране настали «банковские каникулы». Министр финансов Михалис Серрис подал прошение об отставке, правда, президент Кипра его прошение отклонил.

Президент Кипра г-н Анастасиадис во вторник вечером позвонил в Кремль и поговорил с президентом России. Накануне, в понедельник, товарищ Путин подверг критике европейский план помощи Кипру. В тон ему выступил и Дм. Медведев.

Президент РФ счёл европейские меры, предполагаемые в отношении Кипра «несправедливыми, непрофессиональными и опасными», а премьер-министр сообщил, что «это выглядит, как конфискация чужих денег». Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков пояснил в интервью телеканалу «Russia Today», что «серьёзную озабоченность у российской стороны вызывает принудительное отчуждение частной собственности, что может серьёзно подорвать доверие к банковскому сектору и финансовой системе еврозоны».

Зашла речь в России и о так называемой «деоффшоризации». Товарищ Путин подчеркнул: «В своих отношениях с кипрскими коллегами мы всегда настаивали на предоставлении нам полной информации и на необходимости сотрудничества в деле обеспечения прозрачности».

Дмитрий Бабич («Голос России») высказывает мнение о том, что бюрократы Евросоюза целились в русских олигархов. Вероятно, предполагалось, что утрата московскими толстосумами части денег на Кипре — куда меньшая трагедия, нежели выплата Кипру помощи из европейских фондов.

Весьма, кстати, напоминает «экспроприацию экспроприаторов», или «грабь награбленное».

Дмитрий Бабич пишет:

«Но чем эта логика отличается от логики большевиков, считавших, что у бедного народа хорошая частная собственность, а вот у капиталистов частная собственность плохая, а потому её не грех и забрать? Сейчас обсуждаются всё новые большевистские по сути варианты освобождения от налогов маленьких кипрских вкладов за счёт ещё более сурового налогообложения вкладов крупных. У киприотов эта большевистская логика, однако, отклика не нашла».


Немецкий журнал «Der Spiegel» приводит слова главы кипрской Торговой палаты Филокипроса Андреу: «Фрау канцлерин по имени Ангела Меркель и немецкий министр финансов Вольфганг Шойбле нанесли вред множеству ни в чём не повинных людей. И для чего? Чтобы навредить пяти или шести русским олигархам? В этой ситуации мы, киприоты, чувствуем себя жертвами».

От кипрского обвала пострадают и страны Евросоюза. По мнению Статиса Киттиса, бывшего члена кипрского парламента, а ныне главы кипрской телекоммуникационной компании, убытки этих стран хоть не перегонят российские убытки по времени, но, скорее всего, превзойдут по объёму: «Это не остановится на Кипре. Эта история создаст эффект снежного кома, распространившись на другие страны южной Европы».

Кипр не одинок в финансовом кризисе. Похожие проблемы имеются у Италии, Испании, Португалии. Евросоюз тоже может порекомендовать им забрать деньги у вкладчиков. Кому нужны такие рекомендации? И зачем тогда нужен ЕС? Забрать деньги правительство любой страны может и без наднациональных надстроек — «правда, только один раз», ехидничает Киттис.

Как оказалось, пишет Дмитрий Бабич, Евросоюз — это странный бюрократический механизм, который не способен помочь своим членам. Вместо помощи он толкает их на самоубийственную экономическую политику.

Многие западные наблюдатели сегодня выражают озабоченность тем, что решение ЕС о «помощи» Кипру может вызвать волновой эффект, который прокатится по всей Европе. Если уж европейские лидеры решили нарушить негласное правило оказания банкам помощи («Вклады священны»), то кто теперь поручится, что нарушение не распространится волнами дальше, начавшись, к примеру, с Испании, — чтобы дойти неведомо где до девятого вала? Экономист «Morgan Stanley» Иоахим Фелс пишет: «Я рассматриваю это как тревожный прецедент с потенциальными последствиями для системы, если вкладчики в других периферийных странах начнут опасаться, что с ними могут поступить так же».

Основной прецедент, как ни крути, уже имел место быть. Да, кипрский парламент проголосовал «против». Да, ни одного голоса «за» подано не было. Но паника уже поселилась в сердцах граждан. И в мозгах у инвесторов. Вполне возможно, что ЕС продавит свою инициативу — «спасать»-то Кипр нужно. (Кстати, 10 миллиардов помощи — это деньги под проценты).

Профессор Валентин Катасонов считает, что проблема неизбежных кардинальных изменений мировой банковской системы сохраняется, пусть на Кипре идею обложения вкладов и отклонили. Скорее всего, считает экономист, попытки введения «налога» повторятся — не на Кипре, так в другой стране. Пробный шар запущен. Заодно, отмечает товарищ Катасонов, меняется депозитная практика. Несколько столетий банкиры создавали ресурсную базу за счёт депозитов, привлекая денежные средства с помощью процентов, уплачиваемых вкладчикам. Сегодня старой практике, вероятно, приходит конец. Крупнейшие швейцарские банки с 2012 года перешли к взиманию с клиентов комиссии за размещение средств на депозитных счетах. Что мешает другим странам взять со швейцарцев пример? И, независимо от дальнейших событий на Кипре, мировую банковскую систему ждут серьёзные потрясения и неминуемая трансформация, считает В. Катасонов, называющий возможное введение «налога» на банковские депозиты посягательством на частную собственность клиентов, конфискацией, команду о которой дали структуры Европейского союза, за которыми стоят «крупнейшие банкстеры». Катасонов сравнивает команду о конфискации депозитов на Кипре с продразвёрсткой, которую проводили большевики, и указом президента Ф. Рузвельта в 1933 году о сдаче золота государству всеми физическими и юридическими лицам в месячный срок. Фактически мы имеем дело с банковским большевизмом, заключает учёный.

Зачем же предложен Кипру такой странный «большевистский» вариант? Что это, применение формулы «спасение утопающих — дело рук самих утопающих»? Зачем так настаивают на этих конфискационных мерах в ЕС и МВФ, прекрасно понимая, что Кипр потянет за собою других утопающих?

На Западе упиваются тем, что кипрские меры позволят покончить с деятельностью «подставных лиц», так сказать, представляющих холдинги крупных российских компаний.

Корреспондент «Le Figaro» Пьер Авриль пишет, что именно на Кипре зарегистрированы многие холдинги крупных российских компаний, в том числе государственных. С другой стороны, «введение налога на вклады служит интересам Москвы, так как делает кипрскую финансовую площадку менее привлекательной и побуждает российских вкладчиков возвращать свои активы на родину».

Об этом же рассуждает и обозреватель «Der Spiegel» Беньямин Биддер: «Кризис и списания средств с депозитов вкладчиков серьёзно подрывают репутацию острова как надежного места для вкладов российских богачей, а Путин, как известно, объявил войну заграничным оффшорам». По мнению журналиста, с помощью «деоффшоризации» товарищ Путин хочет вернуть российские деньги из-за рубежа на родину и повысить имидж Москвы как финансового центра.

Стефан Уэгстил в блоге «The Financial Times» говорит: «…нет худа без добра: теперь у российского президента Владимира Путина появится прекрасная возможность произвести впечатление на мир своей щедростью и дальновидностью. Он должен изъявить желание покрыть убытки российских вкладчиков — но только на том условии, что они удостоверят свою личность и раскроют источники своих средств». У президента России появился отличный шанс в борьбе с коррупцией. «Что же остановит Путина на этот раз?» — задаётся вопросом автор.

Пол Кругман в блоге «The New York Times» отмечает, что роль российского фактора в кипрском кризисе весьма существенна. Он приводит данные Изабеллы Каминска в «FT Alphaville», которая оценила вклады россиян в кипрских банках в 19 млрд. евро, что превышает ВВП Кипра.

Все эти западные авторы, говоря о Кипре и российских интересах, в т. ч. государственных, как бы намекают на то, что единственная причина столь радикальных мер, которые не предлагались в кризисной Европе пока нигде, — это денежки российских нуворишей и толстосумов, в том числе приросших к государству или растущих одновременно с ним. То, что плохо для России, хорошо для Запада. То, что оно плохо и для Кипра, тут же забывается или отбрасывается. То, что завтра оно окажется плохо и для других страна Запада, игнорируется.

Очень странная, совершенно однобокая позиция, у которой, как представляется, есть свои дирижёры и кукловоды. И до России им дела никакого нет; Россия с её оффшорными деньгами — лишь удобный отвлекающий фактор.

Дмитрий Данилов, заведующий отделом европейской безопасности Института Европы РАН, объяснил корреспонденту «Эксперта» Е. Новиковой, что «рулит» в кипрском проекте спасения Германия.

«…Кто рулит, ясно: основные предложения идут от Германии, поддерживаются Францией. Но мне кажется, что в данном случае переборщили. Потому что, казалось бы, достаточно грамотное технократически бумажное решение абсолютно расходится с жизненными реалиями. И последствия этого расхождения не были просчитаны. Теперь понятно, что если предложение исходило из Германии, как многие говорят, кто бы его ни лоббировал, оно низводит Германию с места лидера борьбы с финансово-экономическим кризисом в ЕС до очень непрезентабельной роли игрока в покер, который пытается всячески повышать собственные ставки за счёт остальных за этим игровым столом».


На Кипре в ходу транспаранты с лозунгами: «ЕС — не для Германии». На плакатах Ангела Меркель изображена на фоне свастики. Всё это бьёт по политическому престижу Германии, считает эксперт. По его мнению, при любом исходе политическая роль Германии в процессе решения финансово-экономических проблем подорвана.

Сегодня речь идёт о возможности краха финансовой системы Кипра, об объявлении «дефолта». Если этот вариант кто-то просчитывал в качестве второго шага, говорит Дмитрий Данилов, тогда это запланированный шаг. Правда, сложно оценить предполагаемый выигрыш, «не имея на руках финансового анализа».

Если отследить новости в СМИ на кипрскую тему, то становится ясно: во-первых, инициаторы «кипрского проекта» скрыты в тени; во-вторых, опытные аналитики не сомневаются, что «ноги растут» из Германии; в-третьих, очевидно, что в прессу нарочно вброшена тема про российские оффшорные деньги — и вброшена настолько удачно, что её не обошли молчанием и в Кремле. Всё это говорит о том, что в ближайшие недели надо будет ждать из Кипра и ЕС больших новостей.

Сегодня, судя по новостям ведущих российских агентств, в Кипре засели за разработку «плана Б». Официальный представитель правительства Христос Стилианидис заявил, что план разрабатывается для того, чтобы снизить сумму в 5,8 миллиарда евро, которую ЕС потребовал взыскать за счёт принудительного списания по банковским депозитам.

Что касается России, то 20 марта глава кипрского Минфина Михалис Саррис по итогам встречи с министром финансов РФ Антоном Силуановым сообщил журналистам, что переговоры по поводу предоставления Россией финансовой помощи Кипру не завершены. Он сказал, что стороны не пришли к окончательному решению, но продолжат переговоры. Тем не менее, встречу с Силуановым Саррис назвал конструктивной.

Мягкое давление на Россию оказывается и с другой стороны. Во время встречи 20 марта с главой кипрской православной церкви архиепископом Хризостомом президент Кипра попросил его обратиться за поддержкой к главе Русской православной церкви патриарху Кириллу.

Очевидно, что ни министерские финансисты, ни президент Кипра не послушались грозного предупреждения «канцлерин» — одного из главных лицедеев в ЕС. Ведь Ангела Меркель, говоря по телефону с Анастасиадисом, откровенно заявила, что Кипр должен вести переговоры о выходе из сложной финансовой ситуации исключительно с международными кредиторами, без привлечения третьих лиц, включая и Россию.

Всё идёт к тому, что ЕС, понукаемый Германией, будет додавливать кипрские оффшоры. Германия и Франция, задающие тон в ЕС, сожрут всех и воцарятся над Европой.

Обозревал и комментировал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

215 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти