Наследие "эпохи деградации". Замминобороны: научно-технический задел ОПК почти исчерпан

Наследие "эпохи деградации". Замминобороны: научно-технический задел ОПК почти исчерпан

Минобороны недовольно качеством поставляемых вооружений и военной техники, сообщил на военно-промышленной конференции в Москве заместитель министра обороны Юрий Борисов.

По его словам, «хотя растут объёмы поставляемой техники, но количество рекламаций в 2012 году по сравнению с 2011 годом возросло на 40 процентов».


Заместитель министра отметил, что качество вооружения и техники падает, т.к. производители используют устаревшие технологии и зачастую эти технологии нарушают, а большинство предприятий недостаточно хорошо оснащены и испытывают недостаток квалифицированных сотрудников.

Кроме того, как сообщил Борисов, научно-технический задел российских предприятий оборонно-промышленного комплекса «практически исчерпан». В связи с этим он призвал как можно скорее начать модернизировать оборонные предприятия и снабжать их квалифицированными кадрами.

В воссоздании научно-технического потенциала российский ОПК, по мнению замминистра, может воспользоваться помощью учрежденного недавно Фонда перспективных исследований (ФПИ), претендующего на звание российского аналога американского агентства DARPA (агентство минобороны США, которое отвечает за разработку новых технологий для вооружённых сил).

Кроме того, замглавы военного ведомства, которого цитирует «Интерфакс», заметил, что «важно не упустить научно-технические прорывы, связанные с созданием гиперзвуковых средств, оружия на новых физических принципах, а также использования киберпространства».

Как рассказал Борисов, военное ведомство уже в текущем году начнёт подписывать контракты полного жизненного цикла на поставку серийной техники и вооружения.

Александр Владимиров, президент Коллегии военных экспертов, генерал-майор в отставке, прокомментировал «Однако» итоги конференции и рассказал, что надо делать с научно-технической базой:

-- Ситуация в ОПК сложная. Во-первых, советский научно-технический задел действительно практически исчерпан, и для того, чтобы у нас не был исчерпан теоретический задел, нужно развивать саму теоретическую мысль, вырвать её из рук коммерческого использования каких-то теоретических новаций, и сформировать систему, способную этот задел создать, продвигать и интенсивно развивать в современных условиях. Именно с этим связаны неоднократные заявления Рогозина о создании системы типа DARPA, которой у нас до сих пор нет. Это значит надо искать новые кадры, надо создавать новые системы. Потому что очевидно, что старые структуры и старые люди (особенно исполнители, которые приходили к власти в период т.н. сердюковщины) ничего кроме воровства сделать не могут. Это большая и очень серьёзная кадровая проблема. И это, конечно, проблема политической воли. Без этого ничего не будет.

На этой комиссии говорилось ещё много интересных вещей. В частности, судя по реакции Шойгу, всё-таки продолжается тенденция втягивания вооружённых сил в рынок – ту самую среду, которая может загубить всё. Мы сейчас, честно, не готовы к войне и не сможем вести её успешно – так вот, все остальные проблемы должны быть оставлены ради решения этой. Снятие дополнительных нагрузок с армии не заключается в том, что ремонт или питание будет производиться за счёт аутсорсинга – просто недопустимо, чтобы армия занималась рынком внутри себя. Это самое главное, потому что ничего более губительного, чем рыночные отношения, для армии не существует. Поэтому я считаю, что это правильно, что мы сейчас потихонечку уходим от той системы, которую нам подарили последние 10 лет под руководством Сердюкова. И только сейчас государство и высшее политическое управление – президент и даже премьер (что вряд ли, конечно) - начинают понимать, что мы не можем идти старым путём. Хотим мы этого или нет, но нам придётся иметь дело с этим наследием.

Соответственно, в поддержке сейчас нуждается как раз всё новое – а новое, как правило, это хорошо забытое старое – в том числе на новом уровне. И сейчас нужно поддерживать Шойгу, Рогозина в их изысканиях, в выживании для армии, и самое главное – в их действиях, направленных на то, чтобы сделать Россию вновь великой и могучей. А она может такою быть только тогда, когда у неё будет великая могучая армия – так было всегда, это наше родовое наследие, наш признак.

Об исчерпанности научно-технического задела «Однако» рассказал и Владислав Шурыгин, военный специалист и публицист:

-- Россия на протяжении очень долгого, особенно советского, времени в области ОПК не только лидировала, но и, что называется, очень далеко вырвалась вперёд по многим направлениям. При этом финансирование было избыточным, и мы могли позволить себе разработку очень многих тем. Причём многие эти темы закладывались на будущее и являлись темами сегодняшнего дня – так и создавался тот самый задел на вооружение будущего. Собственно говоря, на этом заделе наша оборонка пережила предыдущие 20 лет, когда практически не финансировались никакие научно-исследовательские, конструкторские работы, а просто бралось то, что было накоплено к этому моменту, и внедрялось в жизнь или проводились какие-то чисто практические изыскательские работы, связанные с внедрением. Но вот этот задел действительно закончился – это было видно в последние четыре-пять лет, когда практически выжималось всё исключительно из уже существующих образцов техники.

На сегодняшний момент мы стоим перед абсолютно пустой корзиной. Нам необходимо вести новые исследования, разработки, вкладывать в это деньги и, что называется, этим заниматься. А старых вещей – их больше просто нет, они ушли совершенно естественным способом.

Александр Перенджиев, кандидат политических наук, подполковник запаса, член Ассоциации военных политологов, в разговоре с «Однако» был оптимистичнее. Он отметил, что ситуация вполне решаема:

-- Я бы не стал утверждать, что всё так плачевно, как говорит уважаемый товарищ Борисов. Сейчас надо говорить не о том, что у нас нет этого потенциала, а о том, что кадровый состав, который есть в наличии у министерства обороны, действительно исчерпан. Министерству обороны нужно начать выстраивать более эффективную кадровую политику, а это значит, что, во-первых, необходимо посмотреть на тех людей, которые находятся в распоряжении, во-вторых, на тех, кого уволили. Потому что очень много уволили реальных мозгов, тех, кто составлял высокий интеллектуальный потенциал ОПК и самого министерства обороны. В ходе реформ, под руководством ещё Сердюкова, на кадры, на интеллектуальный состав действительно не обращали внимания. Делалось всё технически. А люди интеллектуальные – это люди востребованные, они знают себе цену, и бывают с некоторым гонором. Они воспринимались как умники, которые не нужны. То есть система, что все должны быть не умнее начальника, она не сработала в пользу минобороны.

Я считаю, что ситуация вполне решаема. Тем более, что об этом уже говорил сам министр обороны Шойгу, а именно, о необходимости возврата кадрового высокоинтеллектуального состава как непосредственно в вооружённые силы, так и в сферу оборонно-промышленного комплекса. Конечно, эти люди востребованы, и их не так просто вернуть назад.

Так что минобороны необходимо постараться вернуть кадры какими-то особыми посулами и не дать уйти тем, кто есть, а создавать для них условия, ну и нужно создавать систему выращивания этого потенциала. И последнее – надо не забывать про такую систему как краудсорсинг, когда интеллектуальный потенциал привлекается со стороны и на заказ делает ту или иную работу. Надо использовать все современные системы сорсинга, а не только аутсорсинг.
Автор:
Ульяна Гортинская, Елена Гладкова
Первоисточник:
http://www.odnako.org
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

52 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти