Миф о безупречном рыцаре революции Троцком

Миф о безупречном рыцаре революции Троцком Для определённой части западной и российской интеллигенции, включая её леворадикальное крыло, Лев Давидович Троцкий-Бронштейн (1879 — 1940) до сих пор является кумиром, идеалом. Его изображают подлинным революционером и социал-демократом, который чуть ли не первым вступил в борьбу с диктаторскими замашками Сталина и советской бюрократией, которая в будущем приведёт СССР к «застою». Вот один из многих примеров идеального образа Троцкого из уст американского журналиста и писателя Кристофера Хитченса: «Это был революционный романтик, мудрый и абсолютно безобидный старик с безупречно чистой репутацией».

Такое уважительное отношение к фигуре Троцкого и его мифологизация, героизация была свойственна западной общественности ещё с того момента, когда в 1929 году этого пламенного революционера выслали из СССР. В 1936 году Троцкого с большим уважением встретили в Мексике, президент Ласаро Карденас даже прислал ему специальный поезд. Троцкого поселили на вилле художников Фриды Кало и Диего Ривера. Там он работал над книгой «Преданная революция». В ней он «обличал» Сталина, которого обвинял в бонапартизме и назвал происходящее в СССР «сталинским термидором» (термидорианский переворот 1794 года во Франции привел к свержению якобинской диктатуры и установлению Директории). Себя Троцкий изобразил бескорыстным солдатом революции, который занимая высшие посты в Советской России, не имел от этого выгоды.


Понятно, что западная пресса подхватила эти идеи и стала раскручивать «светлый образ» Троцкого. Сталин стал «извратителем» светлого наследия Ленина и Троцкого. Позднее таким же образом поступит Хрущев, идейный наследник Троцкого. При этом западные СМИ «забудут», что во время Гражданской войны в России они называли Троцкого «наследником якобинцев» и «создателем революционного террора». В 1937 году журнал «Тайм» назвал Троцкого – «рыцарем европейской демократии».

Для «троцкистов» же Троцкий вообще стал кумиром. В 1938 году Троцкий и его сторонники создали во Франции Четвёртый интернационал, который основывался на теоретическом наследии Льва Троцкого и считался альтернативой сталинизму. Четвёртый интернационал своей задачей ставил осуществление мировой революции.

Действительно Троцкий является одной из главных фигур Октябрьской революции, Гражданской войны, ближайшим соратником Ленина, одним из «отцов»-основателей Советского Союза, которого прочили в лидеры Советской России. Однако если приглядеться к Троцкому внимательней, то станет очевидно, что даже в это жестокое время трудно найти более кровавую и циничную фигуру, чем Троцкий. Он был готов идти, и уже шел, по тысячам трупов, ради достижения «светлой» цели мировой революции (строительства «нового мирового порядка»).

Юность и начало революционной деятельности

Начало революционного пути Троцкого было типичным для многих революционно настроенных молодых людей в начале 20 столетия. Лейба Бронштейн был сыном зажиточного землевладельца и зерноторговца Херсонской губернии. Мать была из семьи крупных предпринимателей Животовских. С 7 лет мальчик учился при синагоге, затем в училище в Одессе. В период учёбы в реальном училище юноша жил в семье своего родственника по материнской линии, владельца типографии и издателя Моисея Шпенцера и его жены Фанни Соломоновны, директрисы еврейского девичьего училища. Бронштейн заканчивал седьмой класс училища в Николаеве, затем поступил в Одесский университет на математический факультет. Ещё будучи учеником училища Лейба увлекся политикой, в результате он вскоре забросил университет и стал активно участвовать в деятельности «Южно-русского рабочего союза». Правда, в этом «рабочем» союзе рабочих то почти и не было, большинство было из зажиточных семей. В январе 1898 года был впервые арестован.

Бронштейн сам навредил себе юношеским максимализмом – пытался «пускать туман», выдать себя за более важную птицу, менял показания. В итоге следствие затянулось – из Николаева его перевели в Херсон, ещё полтора года просидел в Одесской тюрьме, только в 1900 году был вынесен приговор – 4 года ссылки. В это же время Троцкий женился на Александре Соколовской, бывшей одним из руководителей Союза, на 7 лет старше его. В Сибирь уехали мужем и женой. Жили в Усть-Куте, затем в Верхоленске. У них родилось две дочери. Бронштейн подрабатывал приказчиком у местного купца. Пробовал себя в литературной деятельности, ещё в тюрьме написал трактат по истории масонства. В Сибири ряд его статей опубликовало «Восточное обозрение». Его «заметили», по рекомендации Г. М. Кржижановского, давшего ему прозвище «Перо», стал сотрудником «Искры». А в 1902 году организовали побег за границу. По версии Троцкого, в фальшивый паспорт «наудачу» он вписал фамилию Троцкий, по имени надзирателя одесской тюрьмы (Троцкий Л. Д. Моя жизнь. М., 2001.). Судя по всему это ложь, Троцкий любил пустить пыль в глаза, одни факты своей биографии скрывал, другие выпячивал, приукрашивал. Лейбе достался паспорт отставного полковника Николая Троцкого, умершего в Екатеринославле (действовала централизованная система снабжения паспортами противников режима). Жену и маленьких детей он без колебаний оставил в Сибири. Расстались они навсегда, первая семья Троцкого больше не интересовала. Дочерей будут воспитывать родители Бронштейна-Троцкого.

Побег Бронштейна был хорошо организован. Он без помех доехал до Иркутска, здесь от кого-то получил хорошую одежду, деньги, билет и документы. Путь был заранее подготовлен. Лейба доехал до Самары, где был штаб «Искры», здесь Кржижановский передал ему дальнейший маршрут, явки и деньги. На Украине, в районе Каменец-Подольска его уже ждали и подготовили «окно» в границе. На территории Австро-Венгрии его также ждали, обеспечили всем необходимым и посадили на поезд. В Вене Троцкий прямиком попал к Виктору Адлеру, который был «теневым» кадровиком социалистического интернационала. Видный австрийский политик радушно встретил Троцкого, побеседовал с ним и, судя по всему, остался доволен. Бронштейна сочли фигурой достойной внимания и продвижения.

В эмиграции

Троцкого снова снабдили валютой, документами и отправили в Лондон, к Ленину. Троцкого и там хорошо встретили. Первоначально с Лениным Троцкий подружился. Троцкого даже стали называть «ленинской дубинкой», так как в политических спорах он защищал ленинскую позицию и тезисы сильнее, чем сам их автор. Троцкий стал активным сотрудником «Искры», Ленин даже хотел ввести его в редколлегию, но против выступил Плеханов, который не хотели усилений позиций соперника. Льва Давидовича посылали в различные города. В Париже он познакомился с «прогрессивной» дочерью русского купца Натальей Седовой, которая в Харьковском институте благородных девиц критиковала православие, за что была отчислена. Отец отправил дочку продолжать образование в Сорбонну. В 1903 году она стала второй женой Троцкого, хоть незаконной, так как Троцкий не разводился с А. Л. Соколовской и брак с Седовой не был зарегистрирован.

В 1903 году, после распада РСДРП на «большевиков» и «меньшевиков», Троцкий неожиданно примкнул к меньшевикам. Его самомнение выросло, Троцкий выступил против жесткой партийной дисциплины, не хотел никому подчиняться. К тому же Ленин не ввел его в новую редколлегию «Икры», а Троцкий считал себя достойным этой должности. Троцкий, как и Ленин, в спорах применял одинаковые приёмы, переходя на личности, поэтому они рассорились и из товарищей превратились во врагов. Правда, и с меньшевиками Троцкий дружил недолго. Они разошлись, формальный поводом стал спор о роли либеральной буржуазии. Главной же причиной был рост амбиций Троцкого. Он уже не хотел следовать какому-либо течению. Видел себя в роли самостоятельного политика.

Для политэмигранта такая неуживчивость могла плохо обернуться. Само существование большинства революционеров за границей обеспечивалось через организацию, которая обеспечивала их деньгами, работой. Однако Троцкого явно «вели». Он получает приглашение от Александра Парвуса. Едет с женой в Мюнхен и встречает самый радушный прием. Их поселяют в особняке Парвуса, Троцкий живет на всем готовом. Лев Давидович явно приглянулся хозяину. Парвус (Израиль Лазаревич Гельфанд) был весьма интересной фигурой. Родился под Минском, но семья переехала в Одессу. Израиль окончил гимназию, стал революционером и эмигрировал. За границей он не только занимался революционной деятельностью и учился, но и отметился как успешный предприниматель, сколотил приличное состояние. Для успеха дела вступил в ряды масонов (иллюминатов), имел контакты со спецслужбами Германии и Англии. Парвус сформировал новый революционный центр в Германии (другой был в Швейцарии). Одним из первых он туда «ввел» Ленина.

Парвус провел «специальную» подготовку Троцкого, увлек его теорией «перманентной революции». В 1905 году Троцкий и Парвус собираются в Россию. Едут в Вену к Адлеру, получают от него документы и деньги, переодеваются и стараются изменить внешность. Это была обычная шпионская операция. Так Троцкий вступил на путь активной борьбы против Русской государственности. Спецслужбы Австро-Венгерской империи в это время активно разыгрывали «украинскую карту». Галиция тогда принадлежала Вене и в ней активно насаждали католицизм, униатство, местную интеллигенцию «онемечивали». В России Вена взращивала и поддерживала украинских националистов, держала под контролем «национальные» течения социалистов и либералов в Малороссии. По этим каналам Парвуса, Троцкого и его жену перебросили в Россию.


Революция 1905—1907 годов

В Киеве Троцкий запаниковал, ему почудилось, что он «под колпаком» и он «лег на дно» (стал «больным» в частной клинике). Но тут его взял под опеку Л. Красин, который занимал высокое положение в немецкой фирме «Симменс-Шуккерт» и имел хорошие контакты в Германии. В ходе революции 1905 года Красин занимался поставками оружия для боевых дружин из-за границы. Интересен тот факт, что в это время Троцкий не был связан ни с большевиками, ни с меньшевиками, да и не был видной фигурой среди социал-демократов, но Красин стал его опекать. Он привез Троцкого и Седову в Петербург, устроил их. Тут у Троцкого произошел новый срыв. Седову задержали, хотя никакого криминала за ней не было, и Троцкий сбежал в Финляндию. Красин и там помог Троцкому, нашел его, устроил, дал контакты.

В середине октября Троцкий вернулся в Петербург, там же был и Парвус. Они развернули бурную деятельность. Лидером был Парвус, на него была связь с зарубежными спонсорами Первой «русской» революции. Деньги на революцию шли немалые, на них Парвус наладил выпуск «Рабочей газеты», «Начала» и «Известий». Их печатали такими массовыми тиражами, что завалили Петербург и Москву. В них печатались и статьи Троцкого, других российских и германских революционеров. Троцкого интенсивно «раскручивают». Его, ещё не имеющего никаких заслуг, проталкивают на пост заместителя председателя Петроградского совета. Его формальным председателем был Г. С. Хрусталёв-Носарь, но реальными руководителями Совета были Парвус и Троцкий.

С этого момента становится ясно, что «мировое закулисье», которое в конце 19 начале 20 столетий взяло курс на уничтожение Российской империи, сочло Троцкого подходящей кандидатурой на пост лидера «русской» революции. Он был умен, изворотлив, управляем и амбициозен. Именно поэтому Льва Давидовича «обслуживали» уже такие видные деятели как Адлер, Парвус и Красин. Троцкий в эти дни блистал, красовался. В дополнение к таланту журналиста у него обнаружился ещё один – Троцкий был прекрасным оратором. Он и сам любил выступать перед публикой, в нём пропал хороший артист. Троцкий сам зажигался, доводил себя и толпу до экстаза. Людей зажигало даже не содержание его речей, а эмоциональный заряд.

Одновременно шёл процесс «затирания» Ленина. Его оттесняют от лидерства, ЦК принимает декларацию против него, запрещая непосредственно связываться с Россией. В ответ Ленин уходит из ЦК. Ещё раньше он окончательно рассорился с Плехановым и ушёл из редакции «Искры». О деятельности Красина по поставке оружия Ленин вообще не знал. В Россию он собрался ехать в октябре, после амнистии, но вышла накладка. В Стокгольм должен был приехать курьер с документами, но Ленин без толку прождал его две недели. Складывается ощущение, что его намеренно задержали. В Российскую империю Ленин смог приехать только в ноябре, когда все руководящие посты были заняты. Ленин оказался не удел! Ночевал у знакомых, стал публиковаться в газете «Новая жизнь» Горького. Съездил в Москву, но и там не нашел себе подходящего места. Контраст по сравнению с Троцким был удивительным. Одного старательно опекали, «двигали», другой, более заслуженный и авторитетный, стал никому не нужным.

Однако в это время иммунитет у империи был ещё сильным. Вирус революции был подавлен. Власти, преодолев первую растерянность, стали предпринимать активные действия. 26 ноября 1905 года был арестован Хрусталев. Исполком Петроградского совета официально избрал Троцкого председателем, но уже 3 декабря его и группу депутатов отвели под белы рученьки в то место, где должны находиться подобные деятели. Вскоре арестовали и Парвуса. События 1905-1907 гг. показывают, что и революцию 1917 года, при наличии политической воли у верховной власти, можно было подавить.

В сентябре 1906 года открылось судебное заседание. Троцкий разразился такой речью, что довел себя до эпилептического приступа, вызвав восторг своими ораторскими способностями публики. Законы для «политических», которые никого лично не убивали, не взрывали, были мягкими. Хотя руководящую роль Троцкого учли, его осудили на вечное поселение в Сибирь с лишением всех гражданских прав. Троцкого отправили в Тобольскую губернию. Парвуса сослали в Туруханский край. Но до места назначения не доехали ни тот, ни другой. Деньги передали им ещё в столице, а документы передали в пути. «Политических» везли без строгостей. Троцкий бежал из Берёзова. Потом Троцкий сочинил красивую историю, как своим умом и хитростью обманул царскую охранку, и мчался на оленях по зимней тундре. Было очевидно, что Троцкому помогли добраться до ближайшей железнодорожной станции, затем он на поезде добрался до Финляндии. Сбежал и Парвус. Троцкий и Парвус без затруднений отбыли в Западную Европу. В отличие от Ленина, который скрывался в лесу и уходил на острова по льду, чуть не погиб, провалившись в полынью.

Вторая эмиграция

Троцкий написал книгу «Туда и обратно». Её сразу издали и раскрутили, сделали бестселлером. Надо сказать, что через некоторое время после поражения революции в России, бежавшие революционеры бедствовали. Каналы финансирования «пересохли». Однако Троцкий и тут выделился. Ему не приходилось искать средства для существования, вокруг него всё возникало «волшебным» образом. Снимал в Вене хорошую квартиру. Вступил в социал-демократическую партию Австрии и Германии, стал корреспондентом германской газеты «Форвертс».

В это время, когда социал-демократическая эмиграция была в упадке, перессорилась и распалась на группировки, захирела и украинская социалистическая организация «Спилка». Их газета «Правда», которую издавали в Львове, пришла в упадок. Тогда австрийцы, которые курировали «украинцев», предложили, чтобы газету возглавил Троцкий. Но переговоры делегации «Спилки» и Троцкого не привели к успеху, кандидатуру Льва Давидовича забраковали. Тогда некто предложил Троцкому возглавить газету без согласия «Спилки». И Троцкий открыл в 1908 году газету уже не в провинциальном Львове, а имперской столице – Вене. «Спилка» пыталась протестовать, но её никто не услышал. Деньги на газету стал выделять один из лидеров германских социал-демократов, редактора «Форвертс» Хильфердинг. Вокруг газеты стали группироваться первые кадры «троцкизма» - А. Иоффе, М. Урицкий, М. Скобелев и пр.

В этот период Троцкий сблизился с фрейдистами, с интересом читал работы Фрейда и даже посещал его лекции. Троцкий был в таком восторге т этого учения, что сравнивал по значению и глубине с работами Маркса.

Виктор Адлер по-прежнему покровительствовал Троцкому. Он ввел его в австро-германскую политическую элиту. Троцкий регулярно посещал кафе «Централь», где собирался высший свет. И Троцкого, революционера-неудачника, одного и редакторов многочисленных эмигрантских газет, принимали как равного! Это нельзя объяснить величием его ума и личности. Он не был великим учёным, путешественником, писателем, человеком достойным внимания. Троцкий ещё не совершил ни одного важного исторического деяния. Хотя его и распирали амбиции, и он пытался изображать из себя историческую личность. Всё это в нем сочеталось с повадками мелкого местечкового лавочника. Троцкий был мелочен, жаден, опускался до мелкого жульничества. Любил занимать в долг, но не любил отдавать долги. Регулярно не платил в кафе и «забывал» об этом. Периодически съезжал с квартиры на квартиру, не расплатившись с прежними хозяевами. Другого человека давно бы уже наказали. Но ему всё сходило с рук. Австрийский высший свет закрывал глаза на его выходки, ему позволяли чувствовать себя частью «элиты». Перед ним не закрывали двери кафе, сдавали хорошее жилье.

Троцкого берегли для будущего. С ним терпеливо возились, готовили для Большой Игры…

Продолжение следует…
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

54 комментария

Объявление

Сайту «Военное обозрение» требуются авторы в новостной отдел. Требования к соискателям: грамотность, ответственность, работоспособность, неиссякаемая творческая энергия, опыт в копирайтинге или журналистике, умение быстро анализировать текст и проверять факты, писать сжато и интересно. Работа оплачивается. Обращаться: smirnovvad@gmail.com

Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти