Германия и евро: вместе или порознь?

Германия и евро: вместе или порознь?Среди немцев быстро обрела популярность новая партия, ратующая за освобождение отечества от единой валюты евро. На днях прошёл первый съезд этого политического движения, носящего гордое имя «Альтернатива для Германии». Эксперты полагают, что «Альтернатива» не сумеет выбиться в лидеры партийной гонки в стране, однако заметно потеснить ХДП и отобрать у неё голоса новые противники евро вполне смогут. Ангеле Меркель это вряд ли понравится.

Как сообщает «Русская служба Би-би-си», «Альтернатива для Германии», учреждённая в марте 2013 г., призывает отказаться от евро. Государства, входящие в еврозону, должны вернуться к своим валютам.


На первом съезде полторы тысячи его участников с восторгом встретили выступление своего лидера Бернда Люке. «Из-за евро жители Южной Европы не стесняются выражать своё презрение к Германии, используя сравнения с нацистами, — заявил он. — Евровалюта потерпела фиаско, и будет неверно продолжать верить в сказку».

Несмотря на категоричные утверждения канцлера Меркель, полагающей, что Европа при крушении евро может зашататься, товарищ Люке убеждён: если евровалюта рухнет, то Европа выстоит. Он считает, что финансовая помощь странам Южной Европы не решит их проблемы, а лишь усугубит. Наряду с этим он подчёркивает, что его партия не выступает против европейского единства.

Ранее в интервью той же «Би-би-си» профессор Люке отмечал, что из-за единой валюты Европе сложнее справляться с финансовым кризисом. Некоторым странам, испытывающим проблемы с конкурентоспособностью, необходимо провести девальвацию, говорит он, но в нынешней ситуации это невозможно.

Сегодня «Альтернативе для Германии» удалось заручиться поддержкой ряда академиков и разочаровавшихся членов ХДС. Движение профессора Люке собирается добиваться проведения национальных референдумов — по швейцарскому образцу (касательно решений, принимаемых Евросоюзом, в том числе по вопросам выделения пакетов экономической помощи другим странам).

Правда, согласно новейшему апрельскому опросу, за данную партию готово проголосовать всего 7% жителей Германии. Однако, ещё 17% респондентов размышляет о такой возможности. Аналитики «Би-би-си» высказывают сомнения в том, что на выборах в сентябре партии удастся преодолеть барьер в 5%. Эксперты, однако, отмечают, что популярной Ангеле Меркель всё же придётся «пройти по очень узкому пути между теми, кого уже утомила постоянная необходимость оказывать помощь более бедным странам еврозоны, и теми, кто поддерживает усилия Германии по сохранению единой валюты».

Что касается снижения конкурентоспособности некоторых стран, относящихся к еврозоне, то на «ВО» уже сообщалось об этом. Речь идёт о так называемых «периферийных странах», которые не только испытывают финансовый кризис сегодня, но которым грозят серьёзные экономические проблемы и в недалёком будущем.

Напомним, что три товарища — Хесус Фернандес-Виллаверде, сотрудник Университета Пенсильвании, Луис Гарикано, сотрудник Лондонской школы экономики, Тано Сантус, аспирант Бизнес-школы Колумбийского университета (Нью-Йорк), — сотрудничающие с The National Bureau of Economic Research, то есть Национальным бюро экономических исследований (Массачусетс), написали объёмное сочинение на тему кризиса в еврозоне.

Авторы документа заявили, что принятие валюты евро не продвинуло вперёд экономику стран европериферии, а лишь отсрочило неминуемый кризис и затем привело к ухудшению ситуации. Экономики этих стран, получившие пролонгацию кредитов и таким образом отсрочку того момента, когда спекулятивные «пузыри» лопнут, фактически вернулись к прежнему скверному финансовому состоянию. К «периферийным» странам аналитики отнесли Грецию, Испанию, Ирландию и Португалию.

Ранее, до введения евро, эти самые периферийные страны использовали девальвацию, пишут авторы, чтобы оправиться от последствий неблагоприятных деловых циклов, что, впрочем, не улучшало базовую неустойчивость их экономик. С евро же наступило ухудшение в том смысле, что применять политику девальвации стало невозможно. Единая валюта евро предполагала и единую валютную и налоговую политику, что побуждало социальных агентов изменять свои макроэкономические решения, ранее зачастую основывавшиеся на инфляции.

Итак, евро сделал невозможной финансовую игру на обесценивании собственной валюты, что когда-то помогало при кризисах получше всяких кредитов и программ спасения.

Но кое-кому другому в Европе новая реальность помогла, замечают экономисты. Довольно-таки застойная в то время экономика Германия, столкнувшись с маастрихтскими соглашениями, действительно встала на путь структурных реформ, тем самым оживив свой экспорт. Но то, что получилось у Германии, не сработало у периферийных стран.

Итак, Германии — хорошо, периферийным странам — плохо. То есть богатые стали богаче, бедные — беднее. Ничего не напоминает? Вот именно.

Но в последние годы в еврозоне сложилась такая напряжённая экономическая и политическая ситуация, что стали недовольны жизнью и богатые. Даже те, кто, пользуясь положением благополучной страны, должны были бы радоваться усиливающемуся политическому могуществу — ведь политика шагает за экономикой, а не наоборот, — нынче не желают жить по-прежнему и готовы отказаться от евро. Потому-то так популярна партия профессора Люке. Многие немцы не считают, что они должны финансировать обедневшие страны Евросоюза. Сколько можно, в самом деле? Ангела Меркель — это одно, это — власть, а вот простые немцы — совсем другое, это — народ. Хотят ли они очередного «рейха» в Европе, большой вопрос. И канцлеру, хочет она того, или нет, придётся учитывать их мнение. Их растущее, усиливающееся мнение. Мнение тех, кто называет себя «евроскептиками».

Корреспондент «Голоса России» Сергей Дузь выявил основной тренд в заявлениях нынешних евроскептиков. Автор репортажа сообщает, что основная мысль, сквозящая в многочисленных экспертных заключениях и политических дискуссиях — это то, что еврозона должна быть или реформирована, или расформирована.

Учёный и писатель Конрад Адам, один из лидеров «Альтернативы для Германии», полагает, что в обществе назрела необходимость открытой дискуссии о мерах по спасению экономик стран ЕС:

«Мы уверены, что дальнейшее присутствие Германии в нынешнем валютном союзе обходится дорого. Дороже, чем решение покончить с этим неудавшимся экспериментом. Дорого платить придётся в любом случае, но если мы сейчас не сойдём с этого ложного пути, эта цена будет только повышаться. Выход из еврозоны — для Германии не проигрыш, а выигрыш».


Товарищ Адам считает недопустимым то, что ради сомнительной целесообразности спасения евро на ветер выбрасываются сотни миллиардов. Евроскептики критикуют официальный Берлин, игнорирующий вариант возвращения к марке или к мелким валютным союзам внутри Европы.

Руководитель Центра германских исследований, завотделом стран и регионов Института Европы РАН Владислав Белов считает, что еврозона должна была опираться на узкий круг стран, способных обеспечить стабильность валюты. Но её расширение на Португалию, Испанию, Грецию (страны, которые не могли похвастаться финансовой дисциплиной) было грубейшей ошибкой. Сейчас идёт расплата по счетам 14-летней давности.

Тем не менее, Владислав Белов полагает, что еврозона сохранится в виде политической конфедерации — в большем или меньшем составе.

Любопытное мнение высказал управляющий партнёр лондонской компании «G2 Capital Partners» Григорий Гусельников. По сути, он привёл доказательство «смерти» евро.

Он предложил изучить динамику цен на пиво в ЕС. Становится ясно, что цена на пиво в Германии за последние 15 лет практически не изменилась, но зато подскочила в Греции и Италии. То есть смысл зоны единой валюты — человек должен иметь возможность купить один и тот же товар за схожую сумму — разрушен. Цены в Европе сегодня разные. Следовательно, единой валюты уже не существует. Осталось только выразить это формально.

Что касается богатеньких немцев, то богатству есть предел. Михаил Хазин отмечает, что европейские аутсайдеры остались должны едва ли не всему свету. Берлину будет трудно объяснить немецкому обывателю, почему он должен понизить свой уровень жизни, чтобы заплатить болгарские или латышские долги американским банкам.

Смысл расширения ЕС для Германии был в гарантированных рынках сбыта. При этом вклад Германии в бюджет ЕС возвращался назад: в «малых» странах ЕС существовал спрос на немецкие товары. Теперь положение изменилось: деньги, поступающие в бюджет ЕС из Германии, уходят навсегда: бедная периферия покупает на них дешёвую еду и одежду. Дорогим немецким товарам в бюджетной категории места не нашлось. Эксперт делает вывод, что либо ЕС примет политическое решение о том, что единство важнее всего, — и в этом случае все должны платить, платить и ещё раз платить, — либо же экономическое начало возьмёт верх, и тогда ЕС на карте мира не станет.

На фоне бойких выступлений евроскептиков отчаявшиеся еврочиновники, которым по понятым причинам хочется спасти ЕС в том или ином виде, тоже выдвинули некоторые оригинальные идеи.

Екатерина Метелица (Slon.ru), сославшись на телерадиокомпанию RTBF, рассказала о «идее дня»: планах по созданию «нового евро» Германией и Нидерландами.

Идею новой «еврозоны» с новой валютой высказал экс-еврокомиссар по внутреннему рынку Фриц Болкестейн. Этот нидерландец предлагает сильным и кредитоспособным (пока ещё) странам ЕС ввести новую валюту, которая существовала бы параллельно с евро.

Господин Болкестейн считает, что эмитентом новой валюты должен стать Центральный банк Германии, а Нидерланды примкнут к созданному валютному союзу. Францию в свою «еврозону» Болкестейн не пустит: эта страна, по его мнению, «плохо управляема» и уже «практически банкрот».

Как же будет называться новая валюта? Как-как…. Марка.

Болкестейн уверен: даже если на такой шаг власти сильнейших евростран не решатся сейчас, то рано или поздно идея о новом евро всё равно станет реальностью. «Через пять лет они заговорят по-другому», — сказал Фриц, добавив, что Европа переживает лишь начальную стадию финансового кризиса.

Екатерина Метелица напоминает, что идея о «новом евро» принадлежит не Болкестейну. Объединиться в новый валютный блок конкурентоспособным странам предлагал прошлым летом профессор Берлинского технического университета Маркус Кербер.

Интересно, а какое название предлагал для новой валюты херр Кербер?

По его мнению, она должна называться гульденмарка.

Кроме Германии и Нидерландов, присоединиться к новому союзу должны будут Финляндия, Австрия и Люксембург. А старый евро, по замыслу Кербера, следует девальвировать. Инфляция сгладит различия в конкурентоспособности между преуспевающими странами и периферийными.

Таким образом, евроскептики пророчат близкий крах евро. Основной экономической ошибкой создателей единой валюты многие эксперты считают принятие в периферийных странах евро, что помешало с целью устранения кризисных явлений не только применять девальвацию национальной валюты, но и вообще сделало невозможным проведение собственной валютной политики. Фактором нестабильности служит и политическая ситуация в Европе, в том числе в Германии. Всё больше раздаётся голосов, недовольных политикой немецкого «подкармливания» стремительно беднеющей европериферии. Популярность Ангелы Меркель, твёрдо стоящей на страже ЕС и единой валюты евро, могут существенно уронить бойкие и учёные ребята из партии «Альтернатива для Германии». Движение создано всего полтора месяца тому назад, а уже успело завоевать сердца избирателей. Чуть ли не каждый четвёртый представитель электората сегодня или разделяет идеи «альтернативщиков», либо сочувствует им. И пройти мимо этого движения официальный Берлин ну никак не сможет.

Обозревал и переводил Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

39 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти