Завоевать Победу и не упустить её

В сознании людей Война закончилась 9 мая 1945 года взятием Берлина. Просто потому, что так правильно, так должно быть: захватили столицу, отстранили от власти уцелевших в боях вражеских правителей и… вот он, мир. Увы, не всегда такое бывает.

Битва за Берлин


Историография, кинофильмы, воспоминания ветеранов приучили нас к мысли, что битва за Берлин была завершающим аккордом войны. К столице Третьего Рейха наши солдаты рвались от Москвы и Сталинграда, мечтая «прикончить зверя в его логове». И вот 31 января войска 1 Белорусского захватили в ходе Висло-Одерской стратегической операции плацдарм на западном берегу Одера в районе города Кюстрин. До Берлина оставалось всего 60 километров. Казалось бы, один рывок, один, хоть и самый трудный, бой, и конец войне… Но к этому моменту наши войска уже выдохлись, пройдя за три недели боёв около 500 километров. Сказывались потери, отстали базы снабжения, а с севера нависла немецкая ударная группировка, готовящаяся нанести фланговый удар. И наступление на германскую столицу было отложено на два с половиной месяца.

16 апреля Берлинская наступательная операция началась, и уже через пять дней первые советские солдаты вошли в Берлин. Но ожесточённые бои за город, где было сосредоточено около миллиона немецких солдат, а дома, улицы, каналы превращены в укрепления, продолжались до утра 2 мая. Именно 2 мая берлинский гарнизон капитулировал, лишь небольшая часть гитлеровцев попыталась вырваться из города, но была уничтожена либо рассеяна.

В Берлине уже налаживалась мирная жизнь, но германские войска, несмотря на известие о самоубийстве Гитлера и капитуляции столицы, продолжали ожесточённо сопротивляться. И не только к западу от Берлина.

Война после Победы

Даже Акт о капитуляции не прекратил боевых действий. Командующий Группой армий «Центр» Фердинанд Шёрнер, исполняя приказ Гитлера, отданный им за несколько дней до самоубийства, решил превратить Прагу во «второй Берлин», собрав под своим командованием около миллиона солдат. Шёрнер отказался верить во взятие Берлина Красной Армией и смерть фюрера, отдав приказ казнить каждого, кто будет распространять эту информацию.

5 мая в столице Чехословакии вспыхнуло антигерманское восстание, которое поддержала одна из дивизий РОА генерала Власова. Но поскольку руководители восстания не смогли гарантировать власовцам статус союзников, предавшие дважды предали и в третий раз, бросив восставших, которых обрекли на разгром гитлеровцами. Лишь спустя полтора суток, 9 мая, в Прагу прорвались советские танки, выручившие восставшее население. Однако бои с войсками Шёрнера продолжалось до 14 мая, пока их остатки не были разгромлены или не ушли в американскую зону оккупации.

Уже после 9 мая продолжались бои на косе Пуцлигер-Нерунг в устье Вислы, оборона которой поляками в 1939 году стала первой героической страницей Второй Мировой войны. 11 мая завершился разгром Курляндского котла в Латвии. Только к 15 мая закончилось уничтожение остатков Группы армий «Центр» в Центральной Европе.

Мира в Европе могло и не быть

Сложившаяся в марте-апреле 1945 года ситуация, когда Красная Армия стояла всего в 60 километрах от Берлина, очень беспокоила Англию. Столь успешные советские наступления ставили под угрозу британские планы послевоенного мироустройства, в которых Лондон отводил себе доминирующее положение в Европе. Несмотря на то, что подавляющее большинство немецких войск сражалось на Восточном фронте, оказывая англо-франко-американским войскам не самое сильное сопротивление, союзники продвигались вперёд не так быстро, как хотели на берегах Альбиона. И, хотя границы оккупации Германии были утверждены ещё в Ялте, англичане рвались первыми войти в Берлин, чем принизили бы роль СССР в победе и, наоборот, возвысили свою роль.
Недавно рассекреченные английские архивы открыли самую неприглядную страницу деятельности англичан тех дней. В апреле 1945 года британский премьер Уинстон Черчилль дал указание разработать план операции, которая позволит «навязать русским волю Соединённых Штатов и Британской империи». Операция получила название «Немыслимое». Нужно сказать, название, наиболее точно характеризующее задумку англичан.

Британские планировщики, ни много, ни мало, планировали на 1 июля 1945 года нанесение англо-американо-германского военного удара по советским войскам. 47 английских и американских дивизий при поддержке заботливо сохранённых и вооружённых англичанами 10-12 немецких дивизий без объявления войны должны были нанести удар по позициям Красной Армии. «Ликуют... Они думают, что война кончилась. А настоящая война ещё только начинается», - писал 9 мая советник американского посольства в Москве Кеннан в своём дневнике.

Война действительно планировалась нешуточная. Ударом на севере Германии планировалось опрокинуть расслабившиеся после Победы советские войска и прогнать их к сентябрю в Польшу. После этого к боевым действиям должны были присоединиться поляки, венгры, а также другие государства, ещё недавно бывшие союзниками Германии. Используя подавляющее преимущество в авиации, предстояло массированными авианалётами превратить в руины, как Дрезден, важнейшие советские центры: Ленинград, Москву, Мурманск. Многократное преимущество англичан на море гарантировало безопасность линий снабжения, а изношенность советской техники (как представлялось планировщикам) – скорую победу в войне, которую планировалось закончить на линии Архангельск-Сталинград.

Дата нападения была назначена не случайно. Ещё в Ялте Сталин сообщил, что СССР вступит в войну с Японией 8 августа 1945, и уже в июне полным ходом шла переброска наших войск из Германии на Дальний Восток. Но «Немыслимое» сорвалось непредвиденным: в конце июня маршал Жуков неожиданно перегруппировал советские войска, расположенные в Германии, чем спутал англичанам все карты. Мощь советской техники, штурмовавшей Берлин, «случайный» залп из «Катюш» по позициям союзников накануне окончания войны зародили сомнения в успешности операции в сердцах многих союзнических генералов. Категорически против нападения на СССР, поддержанного новым американским президентом Гарри Трумэном, выступили и американские военные, опасавшиеся чрезмерных потерь в войне с Японией без советской поддержки. В результате план предательского нападения был отправлен в секретное хранилище, откуда лишь несколько лет назад перекочевал в открытый доступ Государственного архива Великобритании.


Хронологические споры? Нет, мировоззренческие

Акт о капитуляции германское командование подписало глубокой ночью 7 мая в Реймсе. При этом Акт должен был вступить в силу в 23:01 8 мая. Но советский генерал Иван Суслопаров, поставивший свою подпись под ним, действовал на свой страх и риск. Сразу же после этого Суслопаров получил телеграмму из Москвы с категорическим запретом подписывать Акт. Но дело уже было сделано, и советское правительство немедленно связалось с союзниками, выразив протест против подписания документа не высшим руководством германских вооружённых сил, а второстепенными фигурами. Союзники сочли аргументы СССР убедительными и согласились на повторную церемонию на следующий день, но уже в более представительном составе и с небольшими изменениями в тексте.

8 мая в 22:43 по центральноевропейскому времени в пригороде Берлина командующие германскими родами войск подписали Акт о безоговорочной капитуляции Германии - в присутствии представителей командования войск антигитлеровской коалиции. Срок начала действия Акта не изменился, поэтому объявленная накануне по германскому радио капитуляция началась фактически немедленно после подписания документа. Из-за разницы во времени (в Москве на момент подписания было уже 00:43 9 мая) дата окончания войны в бывшем СССР, Европе и США считается по-разному. У нас – 9 мая, на Западе – 8 мая.

Сразу же после получения известия о подписании Акта о безоговорочной капитуляции, в ту же ночь, советское правительство издало постановление о праздновании 9 мая Дня Победы как первого мирного дня после Великой Отечественной войны. Лишь годом спустя подобный праздник появился в других государствах. Естественно, с датой празднования 8 мая. В Англии, Франции и США он называется День победы в Европе. А 9 мая Западная Европа празднует День Европы. Но посвящён он совершенно другому событию: именно в этот день в 1950 году министр иностранных дел Франции Робер Шуман предложил создать Европейское объединение угля и стали, из которого впоследствии вырос Евросоюз…

Украинская оппозиция, приверженная, чего уж греха скрывать, влиянию идеологии ОУН (Бандеры), сегодня агитирует население Украины отказаться от празднеств в День Победы и посвятить 9 мая скорби о погибших. Мол, вся Европа так поступает, позабыв про победу над фашизмом. Но иначе, чем враньём, это нельзя назвать, поскольку в ноябре 2004 году Организация Объединённых Наций приняла Резолюцию № A/RES/59/26 – «Празднование шестидесятой годовщины окончания второй мировой войны». В ней государствам, организациям и частным лицам предлагается, кроме празднования своих Дней Победы и Освобождения, ежегодно также отмечать один или оба эти дня (8 и 9 мая), как дань памяти всем жертвам Второй мировой войны. Так, с 2007 года в Лондоне, наряду с поминовением жертв войны, ежегодно проводится пышное празднование Дня Победы с участием королевской семьи и ветеранов.

Призывы к отказу от празднования Дня Победы вовсе не так безобидны, как может показаться. Этим шагом оппозиция открещивается от правопреемства Украины в качестве члена антигитлеровской коалиции и объявляет себя наследниками гитлеровских союзников, для которых наш День Победы – это их день поражения, отмечать который можно только скорбью.

Что ж, пусть скорбят: им есть о чём скорбеть. А мы будем праздновать годовщину первого мирного дня после самой страшной войны, гордиться своими предками-Победителями и помнить о тех, кто приближал Нашу Победу, но не дожил до неё.
Автор:
Александр Горохов
Первоисточник:
http://polemika.com.ua/article-116679.html
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

21 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти