Юридическая защита чувств верующих: несколько слов о целесообразности новых законодательных норм

Во втором чтении российскими законодателями из Нижней палаты Парламента был принят проект закона, который вводит уголовную ответственность за слова, действия и поступки, оскорбляющие чувства верующих. Максимальное наказание, согласно букве будущего закона, за такое прегрешение может составить три года. Это максимальное наказание сопряжено с ситуацией, когда оскорбление чувств верующих состоялось в месте, предназначенном для богослужения, совершения религиозных обрядов и других церемоний.

Юридическая защита чувств верующих: несколько слов о целесообразности новых законодательных норм



Причина появления этого законопроекта и его обсуждение в Государственной Думе понятна. Парламентарии решили отреагировать на тот откровенно мерзкий поступок, который был совершён группой особо одарённых девиц в Храме Христа Спасителя. Именно шабаш, устроенный, прости Господи, музыкантками, в главном Православном храме России, по сути, и привёл к тому, чтобы появились хоть какие-то законодательные нормы, защищающие чувства верующих.

Однако тот законопроект, который сегодня принимается в Госдуме, явно нельзя называть однозначным. Защищать чувства верующих – это конечно замечательно. Но ведь, рассуждая на тему этого юридического документа, многие (и депутаты не исключение) держали перед глазами картинку оскорбления чувств именно православных верующих – картинку «икрометания» от Pussy Riot. Но в России верующими являются далеко не только православные. Если верить одному из социологических исследований, которое в августе прошлого года проводилось при участии журнала «Огонёк», то конфессиональный состав сегодня выглядит следующим образом: 43% опрошенных в 79 регионах из 83 назвали себя православными христианами (в том числе, православными сербской, армянской и грузинской церквей), около 6,5% - мусульманами, 0,5% - буддистами, 13% - атеистами, около 25% - людьми, являющиеся духовными по своей сути, но к определённой конфессии себя не причисляющие. Остальные проценты распределились между иудеями, кришнаитами, индуистами и представителями других религий.

Возвращаясь к законопроекту, возникает вопрос: что именно называть оскорблением чувств верующих? Совсем недавно на нашем сайте вновь затрагивалась тема, связанная с распространением радикализма на Северном Кавказе. Одним из краеугольных камней здесь (в Северо-Кавказском федеральном округе) стал запрет на посещение школы родителями тех учащихся (девочек), которым представители педагогического сообщества и надзорные органы не разрешают посещать учебное заведение в хиджабах. Как быть с этой ситуацией? Не получится ли так, что законопроект, который принят во втором чтении, в конечном итоге будет использован против государства. Как? Да очень просто. Те же самые отцы школьниц из Кара-Тюбе вполне могут заявить, что запрет на ношение хиджабов в школе оскорбляет их чувства – чувства верующих (в данном случае мусульман). Уж какого конкретного течения ислама придерживаются эти господа – вопрос отдельный… Оскорбляют и всё тут. И кому после этого предъявлять обвинения: директору школы, заведующему районным отделом образования или, быть может, конкретному работнику прокуратуры?

Если со всей серьёзностью рассматривать этот конкретный случай, то выходит, что новый законопроект, который в конечном итоге станет законом, нужно будет приводить в соответствие с уже имеющимися законами или положениями. Ну, например, о введении в школе формы единого образца. Но как? Прописывать пункт, что запрет на ношение религиозной одежды в образовательных заведениях России де-юре оскорблением чувств верующих не является? Возможно и так, но только выглядит такая формулировка несколько цинично…

Оскорблением чувств верующих могут назвать, к примеру, и запрет на строительство мечетей на частной территории, которое сегодня активно ведётся в целом ряде регионов России: Ставропольский край, так называемые национальные республики Северного Кавказа. Выходит, что теперь всякое решение прокуратуры о необходимости приостановить или окончательно прекратить строительство религиозного (любой конфессиональной принадлежности) объекта можно будет свести к оскорблению чувства верующих: не дали возможности собраться для молитвы – значит, оскорбили…

И совсем уж странной выглядит ситуация с чувствами атеистов. Результаты опроса, приведённые выше, показывают, что таких людей в нашей стране более 18 миллионов человек. И было бы совсем глупо думать, что у неверующих своих чувств нет. Ну, хотя бы чувство справедливости… Оскорбляет ли чувства атеистов то, что, к примеру, Рождество Христово – выходной день, а День космонавтики – нет? Оскорбляет ли чувства атеистов введение в общеобразовательных школах предмета «Основы религиозной культуры и светской этики»? При всей странности этих вопросов, очевидно, найдутся люди, которые решат прощупать законодательную почву России на этот счёт. Как говорится, был бы повод посудиться, а там…

И уж совсем запутанная ситуация может произойти в том случае, когда в рамках одного сообщества сосуществуют люди, представляющие различные религии. Где здесь провести чёткую грань между оскорблениями чувств одних и других. Случай, когда представители различных конфессий осуждают оскорбительное действие, произведённое в адрес представителей другой конфессии нередки, но они не повсеместны. Вакханалию в Храме Христа Спасителя осудили лидеры всех главный российских конфессий. А вот с теми же хиждабами в школе ситуация уже не столь однозначна. В частности, зампред Совета муфтиев России господин Аббясов в своё время заявил что Конституция даёт право на свободу вероисповедания, а значит, разрешает использовать в одежде религиозные мотивы. Той же точки зрения придерживается главный защитник всех российских детей Павел Астахов, заявивший, что в ставропольских школах, цитата: «перегибают палку». Получается, что любой учитель, не захотевший впустить в класс учащегося, который (возможно, что вполне провокационно) решил облачиться в религиозные одежды, теперь может подвергнуться уголовному преследованию. Уголовному преследованию может подвергнуться и автовладелец, который попытается, нарушая процесс общения других людей с Богом, пробраться к своему припаркованному на улице автомобилю, попавшему в окружение молящихся во время одного из больших религиозных праздников.

В общем, этот законопроект настолько сырой, что его окончательное принятие может привести не к реальной защите чувств верующих, а к дополнительной дифференциации в российском обществе. Иван оскорбил чувства Иосифа, потому что Иосиф оскорбил чувства Магомеда, а потом пришли какие-нибудь «Хрюси Риот» и оскорбили чувства сразу всех перечисленных выше верующих – что-то в этом роде.

Исходя из этого, приходишь к выводу: а для чего вообще пытаться изобретать столь сложный «велосипед», который, ко всему прочему, ещё и вряд ли поедет… Неужели в современном законодательстве не хватает статей, которыми можно было бы регламентировать отношения между отдельными гражданами, не взирая на их конфессиональную принадлежность? Ведь есть же статьи, наказывающие за вандализм, клевету, оскорбление. Есть положение о единой школьной форме – будьте любезны – соблюдайте. Этого разве мало?

Если нет, то тогда, к примеру, нужно добавлять статьи об оскорблении чувств представителей различных профессий… Бросил окурок мимо урны – оскорбил чувства дворника, не надел бахилы в поликлинике – чувства терапевта, не прошёл техосмотр – чувства сотрудника ГИБДД и т.д.

Стоит ли делать разграничениями между дворниками и врачами, библиотекарями и пекарями, верующими и неверующими, если все они – граждане одной страны? Если пойти именно по этому скользкому пути, то такими темпами нам и Конституцию скоро придётся переписывать. Были светским государством, а станем?.. Ох, уж эта мультикультурность...
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

240 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти