Люди ничто без боевого духа

Из-за человеческих потерь проигрывается меньше сражений, чем из-за утраты духовных сил

В Военной доктрине Российской Федерации, утвержденной Указом президента Российской Федерации № 146 от 5 февраля 2010 года, сказано, что крупномасштабная война потребует мобилизации всех имеющихся материальных ресурсов и духовных сил государств-участников. В ходе мобилизации осуществляется комплекс мероприятий по переводу экономики, органов государственной власти, органов местного самоуправления и организаций на работу в условиях военного времени, а Вооруженных Сил – на организацию и состав военного времени.


В деле мобилизации участвует все население страны. От его духовно-нравственного состояния вместе с другими факторами зависят качество и организационные возможности власти.

Русский общественный деятель Лев Тихомиров, рассуждая о развитии нации, пишет: «…нация должна уметь развить всю доступную ей духовную и материальную силу. Основу и движущую силу развития в нации, как и в человеке, составляет при этом ее духовная сила».

Особое значение приобретают духовные силы в годы войн, когда государственный механизм в целом и каждый человек испытывают огромные физические и психологические нагрузки.

Люди ничто без боевого духаНаивысшие испытания достались России в годы двух мировых войн. Они в разной степени показали, как государство смогло мобилизовать духовные силы и выдержать трудности военного времени.

К началу Первой мировой войны Российская империя подошла с впечатляющими успехами в экономике и социальной сфере. Страна увеличивала свою жизненную силу за счет естественного прироста населения. По темпам роста промышленной продукции и производительности труда Россия вышла на первое место в мире, она была почти независима от импорта.

Однако рост материального благосостояния не сопровождался заметным духовным ростом общества и в нем углублялся духовный раскол между верхними интеллигентскими слоями и народом.

Начало войны основная масса народа в сельской местности восприняла молча и с достоинством, как выполнение своего гражданского долга перед Отечеством, а горожане в крупных городах – бурным восторгом и патриотическими манифестациями. Казалось бы, вот оно объединение интеллигенции и народа, так необходимое для мобилизации духовных сил государства. Но восторг быстро сменился другим настроением.

В результате была выбрана революция и именно в тот момент, когда страна в военном и экономическом отношении была готова завершить войну победой над обессиленным противником, уже искавшим мира.

Так духовные силы государства оказались неспособными стать движущей силой всех накопленных для победы материальных ресурсов и довести войну с внешним врагом до полной победы. Отсутствие народного единства, углубившееся за годы войны, стало тем внутренним врагом, который оказался хитрее и коварнее внешнего.

В значительной степени такому положению дел способствовало уже в ходе Первой мировой войны отсутствие некоторых ограничений, характерных при введении военного положения, то есть не в полной мере был использован организационный ресурс.

Во-первых, это относится к системе государственной власти, которая не претерпела существенных изменений, связанных с переходом на работу в условиях военного времени.

Исполнительная власть сумела мобилизовать экономику страны, усилить государственное регулирование и без коренной ломки экономических отношений достичь быстрого роста показателей военного производства.

Вклад представительной власти в дело войны характеризуется иначе.

В Государственной думе в годы войны обстановка резко менялась – от призывов к сплочению «вокруг державного вождя» в начале войны до клеветы и неповиновения. На экстренном заседании 26 июля 1914-го были приняты необходимые для ведения войны законопроекты по финансовым вопросам в военное время, но уже тогда там зазвучал, правда, еще робко, лозунг «Война войне».

В последующем по мере ухудшения положения на фронте в Думе стали преобладать антиправительственные настроения. В августе 1915 года в ее стенах был создан Прогрессивный блок, целью которого стала борьба с правительством, что и привело к совершению государственного переворота.

В летнюю сессию 1916 года представителями блока был предложен ряд законопроектов о земской реформе, об обществах и союзах, о земском и городском всероссийских союзах и это явно свидетельствует об их несвоевременности для воюющей страны.

1 ноября 1916 года на заседании Думы уже звучат угрозы в адрес правительства, делаются заявления с обвинениями в измене. После роспуска 26 февраля 1917-го она создает Временный комитет Государственной думы, который формирует Временное правительство, оказавшееся вообще неспособным ни вести войну, ни заниматься экономикой в отличие от ими свергнутого.

Таким образом, представительный орган власти стал центром, из которого исходили действия, ведущие не к консолидации общества для победы над внешним врагом, а к возбуждению его на борьбу с исполнительной властью.

Во-вторых, созданные с благой целью помощи фронту общественные организации – Общеземский союз и Союз городов (Земгор), Военно-промышленный комитет, кроме основной деятельности, занимались политическими вопросами, дискредитируя правительство, хотя работали на деньги только из государственного бюджета. На фронте и в тылу они вели пропаганду против правительства, всячески подчеркивали свою полезность и не гнушались представлять своей заслугой то, что сделано исполнительной властью.

Опыт, приобретенный страной в Первой мировой, в том числе примеры деятельности органов представительной власти, общественных организаций и печати, был учтен уже в годы Великой Отечественной войны.

В соответствии с Конституцией СССР 1936 года высшим органом государственной власти являлся Верховный Совет СССР. В первый же день войны Президиум Верховного Совета издал указ «О военном положении», которым был установлен ряд ограничений, а 30 июня 1941-го совместным постановлением Президиума Верховного Совета, Совета народных комиссаров, ЦК ВКП(б) принимается постановление о создании Государственного Комитета Обороны (ГКО).

В этом органе управления сосредоточилась вся полнота государственной власти. Граждане, партийные, советские, комсомольские и военные органы были обязаны беспрекословно выполнять решения и распоряжения ГКО.

Верховный Совет и Президиум Верховного Совета продолжали функционировать, но фактически вся власть была у органа, специально созданного для обеспечения жесткого централизованного руководства страной в период военного положения.

Так исключалась даже сама возможность для деятельности какой-либо оппозиции, если бы вдруг она появилась в период тяжелого положения на фронте, в условиях потери огромных территорий, материальных ресурсов и людей.

Говоря о состоянии общества накануне Великой Отечественной войны, одни авторы утверждают: «В СССР царил дух боевитости, готовности к ратным и трудовым подвигам…» (В. Н. Земсков). Другие заявляют совершенно противоположное: «Советское общество подошло к началу войны в тяжелом духовном состоянии…» (С. В. Болотов).

Однако нельзя сказать, что в ходе войны перед лицом общей опасности не было достигнуто народного единства и государство не смогло мобилизовать все духовные силы страны для достижения победы.

Примером этого является обращение патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского), сделанное в первый день войны, еще до того, как к народу обратились официальные должностные лица. «Жалкие потомки врагов православного христианства хотят еще раз попытаться поставить народ наш на колени», – писал он и выражал твердую уверенность русского народа в предстоящей победе: «С Божией помощью и на сей раз он развеет в прах фашистскую вражескую силу».

Эти слова не остались незамеченными руководством страны. 3 июля 1941 года председатель ГКО Сталин в обращении по радио к советскому народу дал понять, что победить в войне можно только в единстве товарищей, граждан, братьев и сестер и обратившись к духовному потенциалу России.

«Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова…» – сказал он на военном параде 7 ноября 1941 года.

Опыт двух мировых войн однозначно свидетельствует о том, что от состояния духовных сил государства, которые дают народу единство, способность выстоять и победить, зависит исход войны.

Однако в федеральном законе «Об обороне» о них умалчивается, хотя было бы вполне целесообразно именно в этом нормативном правовом акте дать определение оборонной мощи государства, которая представляет собой совокупность постоянно действующих материальных ресурсов и духовных сил.
Автор:
Виктор Ясинский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

29 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти