Брэдли Мэннинг: «Жить в мире с самим собой»



3-го июня рядовой первого класса Брэдли Мэннинг, основной информатор «Викиликс», предстал перед судом военного трибунала в штате Мэриленд. Согласно утверждению обвинения, в 2009-2010 гг. Мэннинг предоставил названному сайту 250 тысяч копий дипломатических депеш и 500 тысяч военных докладов о ситуации в Афганистане и Ираке. «Би-би-си» напоминает, что он признал себя виновным по 10 из 22 пунктов обвинения. Между тем рядовой по-прежнему отвергает самый страшный пункт под названием «Пособничество врагу». Пацифисты и сторонники Мэннинга и «Викиликс» полагают, что военнослужащего наказывают за свободу слова: ведь он разоблачил преступления американской военщины. Белый дом же считает, что он предал интересы государства. И то, и другое совершенно верно.


«Так кто же он — Брэдли Мэннинг? — задаются вопросом на канале «Euronews». — Ранимый, неуравновешенный юноша, не отвечающий за свои поступки, как его описывают одни, или напротив, тот, кто прекрасно понимал, что делает, и какие у этого могут быть последствия, но хотел, по его же словам, спровоцировать дебаты о действиях американской армии и внешней политики своей страны, чтобы жить в мире с самим собой?»

Мотивация рядового была следующей: он передал на компакт-диске документы для обнародования на сайте потому, что американские граждане, как он полагал, имеют полное право знать о произволе американских военных в Ираке и Афганистане.

Корреспондент телеканала «RT» Марина Портная сообщает, что, согласно материалам обвинения, даже Усама бин Ладен пользовался данными, переданными Мэннингом сайту «WikiLeaks». Что касается основателя сайта, Джулиана Ассанжа, живущего нынче в посольстве Эквадора в Великобритании, то он отметил, что появление прецедента с судебным разбирательством и последующим наказанием повлечёт за собой угрозу смертной казни любому военнослужащему, а журналисты могут быть запросто зачислены в «сообщники противника».

Сотни американцев провели демонстрацию в поддержку Мэннинга. У американской военной базы Форт-Мид, где проходит суд, 2-го июня собралось от 450 до 700 демонстрантов. Они скандировали лозунг «Свободу Брэдли Мэннингу» и держали в руках плакаты с надписями: «Мой герой» и «Американцы имеют право знать». На другой день акция продолжилась.

Есть две основные версии того, что именно толкнуло Мэннинга на публикацию секретных материалов.

По сообщению РИА «Новости» со ссылкой на CNN, адвокат Мэннинга Дэвид Кумбс заявил, что его подзащитный хотел воевать в Ираке, однако его взгляды на войну изменил один инцидент: полная мирных иракских граждан машина взорвалась на фугасе, уступая дорогу конвою американских военных. После этого взрыва он начал собирать засекреченную информацию, считая, что будет лучше, если она станет публичной.

Прокурор Джо Морроу, впрочем, считает, что всему виной обыкновенное тщеславие: «Он воспользовался службой в армии, чтобы добиться известности, к которой усиленно стремился».

Анна Малрайн («Christian Science Monitor») приводит другую версию «толчка» к передаче секретных данных.

Сдвиг в сознании Мэннинга произошёл во время командировки в Ирак в 2010 году. В те дни он служил аналитиком в разведке. Рядовой первого класса просмотрел видеозапись, хранившуюся в американской военной базе данных и увидел, как два пилота расстреляли мирных жителей. Среди них были дети и два репортёра агентства «Рейтер».

В феврале 2013 г. на досудебном заседании Мэннинг зачитал собственное заявление, в котором он отметил, что его больше всего обеспокоила не гибель безвинных гражданских лиц. Его потрясли шуточки, которыми обменивались американские военные лётчики.

Они призывали смертельно раненного гражданского, пытавшегося отползти в укрытие, «взять в руки оружие», чтобы они могли расстрелять его. Когда лётчики поняли, что убили детей, расстреляв автофургон, водитель которого пытался спасти репортёров, они сказали: «Что ж, сами виноваты, не надо было детей в бой тащить».

В соответствии с законом США о свободном доступе к информации агентство «Reuters» направило запрос с требованием показать видеозапись Центральному командованию США. Но оттуда ответили: «Возможно, этой видеозаписи уже не существует». А другой представитель армии США заявил, что, по мнению Центрального командования, видео — не подлинное.

Тут-то рядовой Мэннинг и ощутил потребность поделиться тем, что ему известно, с другими людьми, и сделать это через «Викиликс». И поделился, копируя на мини-диски всё, что имело гриф «секретно».

Теперь, если Мэннинга признают виновным по статье о разглашении государственной тайны, ему может «светить» срок в двадцать лет. Но это лишь одна из статей, по которой он сам признал себя виновным. Если ему «сошьют» срок из всех 22 пунктов обвинения и обвинят в злонамеренном пособничестве врагам государства, он сядет пожизненно. Его не казнят на электрическом стуле: прокуратора уже заявляла, что не будет требовать этого. (Кстати, не удивительно: в этом шумном судебном процессе смертная казнь произвела бы крайне неприятное впечатление на мировое сообщество). В западной прессе пишут, что защитникам Мэннинга в суде не доказать его невиновность через «наивность», «добрые намерения», «идеалы», «общественное благо» и прочие туманные доводы.

Евгений Аронов («Радио «Свобода») приводит мнение профессора права Университета штата Нью-Йорк в Сиракузах Тары Гельфман, считающей, что подобные аргументы не повлияют на решение суда:

«Весьма сомнительно, поскольку судопроизводство опирается не на идеологические аргументы, а только на закон и на конкретные факты. На практике адвокатам будет крайне трудно доказать, что Мэннинг не оказывал содействия неприятелю и делал это абсолютно сознательно. Согласно закону, он повинен в пособничестве, даже если «слитая» им информация не причинила фактического урона Америке, а только могла эта сделать. Более того, подсудимый мог и не знать, как эта информация будет использована против США; для доказательства вины достаточно показать, что он не мог не понимать, что каким-то образом она может быть использована во вред стране, которой он служил».


Тем не менее, считает профессор, идеологические аргументы остаются в арсенале средств защиты. Ведь Мэннинг желал раскрыть обществу глаза на происходящее в Ираке и Афганистане, чтобы оно надавило на правительство: порочный внешнеполитический курс должен быть прекращён.

Есть и другие доводы, говорит Тара Гельфман. Мэннинг не осознавал полностью, что делает: он страдал от приступов тревожности и депрессии. Наконец, он был геем, а значит, был подавлен необходимостью скрывать от начальства и от товарищей сексуальную ориентацию. Профессор считает, что он был не совсем вменяем.

Все эти доводы Тара Гельфман признаёт шаткими. Но ничего лучшего, по её словам, у защиты, вероятно, нет.

Анна Малрайн в своей статье приводит мнение о судебной аргументации в деле Мэннинга бывшего начальника училища военно-юридической службы сухопутных войск США Ричарда Розена, ныне директора Центра военного права и политики при юридическом факультете Техасского технологического университета.

В частности, он сказал: «Когда тебе дают допуск и оказывают доверие, ты должен соблюдать правила сохранности документов, и не тебе решать, что обнародовать. Мне кажется, быть разоблачителем правонарушений в армии можно. Вопрос в том, как это делать». Ведь военный принимает присягу. Мэннинг мог написать конгрессмену и сказать: «Посмотрите такую-то информацию».

Однако по статье «Пособничество врагу» (наказание — смертная казнь) Б. Мэннинга обвинить будет трудно. Государству будет сложно это доказать, говорит мистер Розен. «Мэннинг должен был знать о том, что, сливая эту информацию, он помогает врагу. Недостаточно того, что он обнародовал информацию…, думая, что это поможет людям».

Александр Христенко («Вести») цитирует в своём репортаже слова одного из протестующих у Форт-Мида: «Он герой, потому что он защитил американскую Конституцию, мужественно выступив против нашего правительства, которое убивает людей по всему миру с беспилотников-дронов. В Конституции ни слова не сказано о том, что президент США имеет право отдавать такие приказы».

Итак, не только перед американским обществом, но и перед всем миром встал — далеко не в первый раз — вопрос, на который трудно дать однозначный ответ: враг Мэннинг, или всё же борец за свободу и против порочного внешнеполитического курса того самого государства, что более двух веков ратует за всевозможные права и свободы?

Впрочем, однозначных ответов как раз хватает. Те, кто называет Мэннинга врагом, отталкиваются от того, что он предал интересы государства, нарушил воинскую присягу и вообще был гомосексуалистом и тщеславным парнем, рассчитывающим на известность. И даже грозящее ему пожизненное заключение не меняет их мнения. Те, кто считает Брэдли пацифистом и разоблачителем, героем и борцом, аргументируют свою позицию теми убийствами, что творит американская военная машина по всему миру — во имя сомнительных «демократических ценностей». Будь жив сегодня Лев Толстой, он бы целиком и полностью встал на защиту Мэннинга и написал бы статью против государства. Будь жив Иван Ильин, он был горячо выступил за наказание рядового и за государство.

Военный трибунал в Форт-Миде, безусловно, осудит Мэннинга. Аргументов у защиты слишком мало для того, чтобы они покрыли, как козырными картами, обвинения прокуратуры.

В заключение надо заметить, что дело Мэннинга не могло не повлиять на падение доверия в мире к самым разным институтам США — к спецслужбам, армии, законодательной власти. Брэд Мэннинг разоблачал пыточную администрацию Буша-младшего, разоблачал и тот военный цинизм, что творился при Обаме. Тщеславие рядового преувеличено: он всё же скрывал своё сотрудничество с «Викиликс», и если бы не его приятель-хакер, сдавший его властям, возможно, оно было бы продолжено.

Обозревал и комментировал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

78 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти