Саботаж на Восточном

12 апреля 2013 года. Углегорск. Амурская область. Площадка строительства космодрома Восточный. Владимир Поповкин (глава Роскосмоса) заявляет, что проблем со сроками строительства «Восточного» нет.

Саботаж на Восточном



21 августа 2013 года. Углегорск. Амурская область. Площадка строительства космодрома Восточный. Дмитрий Рогозин (вице-премьер правительства РФ):
Было дано два поручения. Первое – обеспечить разработку методики определения стоимости строительства объектов космодрома Восточный с учетом предложения Роскосмоса и Спецстроя России, срок – 30 июля. Второе – Спецстрою России и Роскосмосу нужно было определить совместно с Минрегионом России необходимые показатели для проведения расчетов за выполненные в 2012 году работы с учетом фактических данных стоимости строительства. Поручения не выполнены.


Дальше Рогозин уже негодует:
Любое отклонение от плана я буду рассматривать как саботаж. Я не собираюсь относить себя к категории тех государственных служащих, которые будут терпеть неисполнение поручений. Хочу услышать причины, по которым возникают такие проблемы, и предложение, как обеспечить загрузку всех строительных работ на всех этапах необходимым количеством специалистов. Любые срывы будут восприниматься как халатность, это стратегически важный для страны объект.


Слово-то какое - «саботаж». Давненько в нашей стране федеральные чиновники подобные термины не использовали… Но речь сейчас не об использовании железобетонных терминов, а том, как же всё-таки по-разному глава Роскосмоса Поповкин и вице-премьер Рогозин видят одну и ту же ситуацию. Если у Владимира Поповкина всё идёт по плану, то у Дмитрия Рогозина закрадываются смутные сомнения по поводу этого самого плана…

Если уж федеральные чиновники не могут выработать единого мнения по поводу реализации отдельно взятого проекта, то что уж говорить о тех, кто участвует в непосредственном строительстве космодрома.

Стоит напомнить, что идея строительства космодрома в Амурской области возникла на фоне тех материальных претензий, которые казахстанская сторона предъявляла стороне российской применительно к аренде Байконура. В своё время (2010-2011 год) представители Института космической политики заявляли, что часто требования Казахстана нельзя назвать рациональными и справедливыми, а потому, мол, было бы неплохо иметь собственную площадку для относительно дешёвого запуска космических аппаратов. Для строительства этой площадки и была выбрана точка Амурской области, расположенная поблизости от пгт Углегорск.

Затраты на строительство нового объекта Роскосмоса Государственной Думой были утверждены в следующем варианте: с 2012 по 2014 годы 46 миллиардов рублей, причём около 60% этой суммы государство собиралось выделить в 2014 году. А на 2015 год уже запланирован первый пуск с Восточного ракеты-носителя.

Со временем расходные статьи корректировались, к ним добавлялись сметы на возведение инфраструктуры (связь, жильё для персонала, железные и автомобильные дороги, различные инженерные коммуникации). В итоге из государственного бюджета Роскосмосом была запрошена сумма почти в 82 миллиарда рублей.

Однако, как оказалось, и эта цифра бюджетного финансирования не была окончательной. В конце 2011 года тогдашний директор российского Федерального агентства по Спецстрою господин Нагинский заявил, что строительство Восточного государству обойдётся никак не дешевле 300 миллиардов рублей. При этом Нагинский добавил, что львиная доля этой суммы пойдёт на строительство целого города на 40 тысяч человек.

В общем, строительство начали. Планов по первому пуску в 2015 году пока никто не отменял, и после посещения строительной площадки Владимиром Поповкиным многие решили, что дело спорится, и к 2015-му году всё будет завершено.
Однако с момента посещения стройплощадки в Приамурье главой Роскосмоса прошло больше четырёх месяцев, и только сейчас выясняется, что при строительстве возникли серьёзные проблемы. Эти проблемы в достаточно резкой форме и обозначил вице-премьер Рогозин. Оказывается, что, хотя строительство вроде как и ведётся, но до сих пор государственные структуры так и не смогли толком разъяснить, а в какую же именно копеечку бюджету будет обходиться возведение каждого из объектов космодрома. Более того, до сих пор не могут сосчитать, сколько же заплатить строителям за уже выполненные теми работы. А если фактически остаются неоплаченными выполненные работы, то и начинать новые никто не горит желанием. Вместо этого чиновники Минрегиона, Роскосмоса и Спецстроя сидят в своих кабинетах и продолжают делать хорошую мину при плохой игре, заявляя, что строительство идёт по плану. Конечно, идёт, вот только по чьему плану-то?..

Получается, что если бы не амурские паводки, которые уже успели нанести региону многомиллиардные убытки, то состоянием дел на стройплощадке Восточного вряд ли бы в ближайшее время вообще озаботились… Кстати, о паводках. Та же комиссия, которая сегодня работает на Восточном, пришла к выводу, что никакой угрозы подтопления территории строящегося космодрома нет. В этой связи возникает вопрос: а есть ли вообще вероятность подтопления этой местности? Если есть, то не рискованно ли было затевать строительство именно здесь. Будем надеяться, что ответ на этот вопрос хорошо знают как в Спецстрое, так и в Роскосмосе, ведь если бы амурский паводок смыл ещё и строящийся космодром, в который уже вложены миллиарды рублей, то к большой человеческой трагедии на Дальнем Востоке прибавилась бы ещё вскрывшая халатность при проектировании стратегически важного объекта.

В общем, не хочется забегать вперёд, но почему-то возникает мысль, что «саботажников» так и не определят. Ну, разве что, какого-нибудь водителя цементовоза, «сорвавшего все планы». Но не чиновников же из Спецстроя и Роскосмоса, в конце-то концов, виновными называть…
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

98 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти