Курды превращаются в силу, которая может повлиять на ближневосточную политическую ситуацию


Одновременно с развитием войны в Сирии, менее громко и пока без серьёзных столкновений происходит реализация еще одного политического сценария — создание «Великого Курдистана». Многочисленный курдский народ, который уже давно стремился к созданию своей государственности, постепенно воплощает в жизнь свою мечту. Собственно, этот древний народ, относящийся к индоевропейской языковой семье, достоин того, чтобы создать своё государство.

Основная масса курдских племен проживает в регионе, называемом Курдистаном — в районах среднего и северного Загроса (горная система) и в верховьях рек Тигр и Евфрат. В настоящее время курдская территория разделена между Турцией, Ираном, Ираком и Сирией. Большие и хорошо организованные курдские общины есть в странах Европы и США. Основная масса курдов — мусульмане. Они исповедуют ислам суннитского толка, а часть — ислам шиитского толка. Также среди них распространены алевизм, езидизм и христианство. Самая большая курдская община проживает в Турции, в основном на юго-востоке и востоке страны. Курды составляют до четверти населения Турции. Курды в Иране в основном населяют западные останы (административно-территориальные единицы Ирана) — Илам, Керманшах, Курдистан, Западный Азербайджан, Хамадан и Зенджан. Есть курды и в других областях Ирана. Особенно много их в остане Северный Хорасан.


В Ираке курды расселены в т. н. «Иракском Курдистане», сами курды часто называют его «Южный Курдистан». Это область на северо-востоке Ирака. Курды составляют значительный процент в мухафазах (административно-территориальная единица ряда арабских государств) Эрбиль, Дахук, Сулеймания и Киркук, а также области Ханекин (мухафаза Дияла), Синджар и Махмур (мухафаза Найнава). Однако только часть этнической территории иракских курдов входит в состав автономии. В Сирии курды представляют крупнейшее этническое меньшинство (10-15 % населения) и в основном проживают компактно в регионах северной и северо-восточной части государства на границе с Турцией («Сирийский Курдистан»). Сами курды называют область своего проживания «Западный Курдистан» — как часть «Великого Курдистана».

Курды превращаются в силу, которая может повлиять на ближневосточную политическую ситуацию


В Ираке курды выступили союзниками США в войне против режима Саддама Хусейна, поэтому Вашингтон позволил в 2005 году узаконить широкую автономию «Курдистанского региона». Багдад не мог помешать этому процессу. В условиях крайне слабой центральной власти Иракский Курдистан де-факто стал независимым. Иракский Курдистан стал единственной стабильной и относительно благополучной зоной в Ираке. Курды обеспечивают безопасность и порядок на своей территории. Нефтяные запасы Иракского Курдистана, которые считаются одними из крупнейших в мире, дают стабильный доход. К тому же Иракский Курдистан отличает обилие рек и озёр, а в условиях нехватки воды в ближневосточном регионе запасы пресной воды являются важным природным ресурсом. Обилие воды также помогает Иракскому Курдистану поддерживать положение одного из основных сельскохозяйственных районов Ближнего Востока. Здесь выращивают до 75% иракской пшеницы, половину фруктов, почти весь табак, значительную часть ячменя и хлопка. Развито животноводство. Таким образом, Иракский Курдистан обладает экономической базой, позволяющей создать независимое государство.

Современный Ирак так и не восстановился после американской оккупации. Багдад раздражено реагирует на экономические контакты Эрбиля и Анкары, но сделать ничего не может. Иракское правительство в целях выживания государства не поддержало агрессию в Сирии, наладило хорошие контакты с Ираном, проводит масштабные покупки вооружений в США, в ЕС, России и других государствах. Так, последний крупный контракт — это покупка 24 легких истребителей T-50 Golden Eagle у Южной Кореи. Стоимость заключенного контракта составила 1,1 млрд. долларов США. Однако масштабные закупки современного оружия пока не привели к стабилизации государства. Разрушительные тенденции сильнее. Так, согласно статистическому исследованию, опубликованному в медицинском журнале Public Library of Science, Ирак с 2003 по 2011 годы потерял 460 тыс. человек. И число жертв необъявленной войны продолжает расти. Террористические акты, нападения на госучреждения, военные и полицейские объекты, мечети (вражда шиитов и суннитов) — это обыденное явление для Ирака. Суннитские радикалы ведут боевые действия как против своих традиционных противников — шиитов, так и против курдов.

В декабре 2013 года исламские радикалы резко активизировали операции сразу в нескольких провинциях Ирака и теснят армию. На захваченных территориях джихадисты создают лагеря по подготовке боевиков для войны в Сирии и против шиитского правительства Ирака. В Багдаде очень встревожены. Сирия и Ирак превращены в «рассадники терроризма». Радикальное движение «Исламское государство Ирака и Леванта» планирует создать на территории Сирии и Ирака государство, управляемое в соответствии с радикальными трактовками шариата. Исламское государство Ирака и Сирии должно стать частью будущего «Великого халифата». В 2013 году эта организация взяла на себя ответственность практически за все террористические акты, произошедшие в Ираке. Они унесли 6 тыс. жизней, и это не считая большего количества раненых. В июле боевики смогли совершить удачное нападение на две главные иракские тюрьмы — знаменитую Абу-Грейб и Таджи. В результате на свободе оказались тысячи бандитов, в том числе и осужденные на смерть «полевые командиры», которых отловили ещё американцы. В последние месяцы иракские бандформирования развили беспрецедентную активность, проводя настоящие боевые операции против сил безопасности. Иракские власти не только не могут помешать перемещению боевиков через иракско-сирийскую границу, но и начали терять контроль над внушительными частями территории страны. Так, недавно боевики подвергли минометному обстрелу центр Киркука, погибло 50 сотрудников службы безопасности. Бандиты объявили, что создали «эмират» на территории нефтеносного Киркука и соседних провинций Салахуддин и Дияла.

Иракские вооруженные силы не смогли восстановить боеспособность после американской оккупации и полностью деморализованы. В настоящее время схожую картину мы видим и Афганистане. Дезертирство из армии и правоохранительных органов приобрело массовый характер. Поэтому Багдад не только не может контролировать Иракский Курдистан, но и стоит перед перспективой окончательного развала государства и формирования новых суннитских территориальных образований в т. н. «суннитском треугольнике» Багдад — Тикрит — Рамади. К тому же если в Сирии исламисты потерпят поражение, значительная их часть может двинуться в Ирак, благо границы прозрачные.

Успех Иракского Курдистана дал основание курдам из других государств заявить о необходимости создания собственной автономии, а в перспективе и единого государства. Для этого курдам необходимо отторгнуть часть Сирии, Турции и Ирана. Причём, с учётом войны в Сирии, курды получили возможность добиться там значительной автономии. Осенью 2013 года северо-восток Сирии стал позиционировать себя как будущий аналог Иракского Курдистана. Салих Муслим, лидер Партии демократического союза (крупнейшей структуры сирийских курдов), заявил о будущей автономии и федерализации Сирии. Специальная комиссия уже готовит конституцию для северо-восточных и северо-западных районов САР, населенных преимущественно курдами. В Сирийский Курдистан собираются включить три провинции: Кобани (в центре), Африн (на западе) и Камышлы (на востоке). Пока речь идёт не о независимости, а автономии в составе Сирийской Федерации. 12 ноября была опубликована декларацию о создании автономной временной администрации в курдских регионах Сирии. В сирийской войне курды в целом выступают против джихадистов, не давая им закрепиться в курдских районах, получая поддержку от Иракского Курдистана, Рабочей партии Курдистана и президента Ирака Д. Талабани (он курд по национальности).

В то же время сирийские курды недовольны заигрыванием Эрбиля с Анкарой. В частности, 16 ноября глава автономного иракского Курдистана Масуд Барзани и премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган договорились занять позицию против временного самоуправления, которое провозгласила в Сирийском Курдистане Партия демократического союза. Сирийские курды также критикуют Анкару за поддержку бандформирований в Сирии.

Декларации о создании автономной временной администрации от 12 ноября предшествовал визит курдской делегации в Соединенные Штаты. Там прошла конференция о роли курдов на Новом Ближнем Востоке. На ней заявили о необходимости учреждении Курдского национального государства на территории Сирии. Курды сообщили о поддержке их планов со стороны американской политической элиты. Мотив Вашингтона очевиден. От плана «модернизации» Ближнего и Среднего Востока никто не отказывается. Не вышло сразу разрушить Сирию руками «светских» бандформирований и исламистов, можно использовать «курдскую карту». Курдский фактор — это очень мощный козырь, с помощью которого можно продолжать мутить воду в регионе. Благодарные курды, как и албанцы в Косово, позволят США получить мощный плацдарм в ключевой области, которая затрагивает сразу несколько государств. США смогут контролировать все направления — от Персидского залива на юге до Кавказа на севере. Курдское государство станет «головной болью» соседних стран, позволит Вашингтону взять на себя роль судьи.

Уже сейчас существование Иракского Курдистана и активизация сирийских курдов стала серьёзной проблемой для Анкары. Курдский вопрос во внешней и внутренней политике Турции в последние годы приобрёл особое значение — это вопрос сохранения единства государства. Анкара была вынуждена срочно изменить свою политику в отношении Иракского Курдистана и Курдской рабочей партии самым радикальным образом. От боевых операций против отрядов Курдской рабочей партии и регулярных атак на базы боевиков на территории Ирака Анкара перешла к переговорам и сотрудничеству. Так, в 2012 — начале 2013 года туркам удалось договориться с лидером Рабочей партии Курдистана Абдуллой Оджаланом о плане поэтапного урегулирования курдской проблемы в Турции. Весной 2013 года Оджалан передал историческое послание, в котором обосновал необходимость перехода от вооруженной борьбы к борьбе политической.

В середине ноября глава иракских курдов Масуд Барзани впервые за 20 лет посетил Турцию. Он провел переговоры с главой турецкого правительства Эрдоганом. Они прошли в городе Диярбакыр, который считается неофициальной столицей «Турецкого Курдистана». Анкара взяла курс на урегулирование длительного конфликта с турецкими курдами, т. к. он в нынешних условиях угрожает целостности государства. Эрбиль, рассчитывая на политическую и экономическую поддержку Анкары, поддерживает турецкое правительство в этом вопросе. К тому же Барзани считает сирийских курдов конкурентами за ведущую роль в процессе объединения курдского народа. А турки боятся активизации курдского движения на своей территории — в том случае, если сирийские курды смогут добиться больших успехов в деле учреждения «Сирийского Курдистана». Поэтому Анкара и Эрбиль спелись в этом вопросе, одновременно наращивая сотрудничество в сфере энергетики и нефтедобычи, сооружения нефтепроводов. Иракский Курдистан и Турция достигли предварительного соглашения по строительству трубопровода из Киркука.

Усилилась критика курдов и в отношении Ирана. Понятно, что в Тегеране отслеживают процессы в курдской общине и не собираются пускать разрушительные процессы на самотек. После свержения шахского режима курды добивались предоставления им национальной автономии в рамках Исламской Республики Иран. Однако такая идея не вписывалась в принципы теократического государства. Иранское руководство придерживается концепции «многонационального государства как единого целого». К тому же Тегеран учитывает опасность со стороны США, Израиля и Саудовской Аравии, которые могут использовать курдов как свою «пятую колонну». Поэтому иранские власти проводят курс на усиление интеграции страны. Для этого правительство пытается форсировать развитие экономики курдских областей. Основой их экономики до настоящего времени является сельское хозяйство. Иранский Курдистан является житницей Ирана — здесь собирают богатые урожаи зерновых культур, риса, овощей и фруктов. Власти пытаются развить промышленность населенных курдами областей. Одновременно решается проблема развития социальной инфраструктуры региона. В регионе ощущается нехватка высших учебных заведений, средних специальных учебных заведений, школ, медицинских учреждений, мест для проведения досуга и развлечений населения. Высокий уровень безработицы, особенно среди молодежи, и жилищная проблема усугубляют ситуацию.


Тегеран, как и Анкара, начал сближение с Эрбилем. Причем Иран начал налаживать контакты сразу после принятия в Ираке новой конституции в 2005 г. и определения автономного статуса Курдистанского региона. Исламская республика наладила довольно тесные политические и экономические отношения с Иракским Курдистаном. Это также помогло экономическому развитию приграничных иранских районов, населенных преимущественно курдами. Более половины всех торговых операций с Ираком приходится на Иракский Курдистан. Несколько сотен иранских компаний работают в Курдистане. Их число постоянно растет. В конце октября 2011 г. Иран посетил президент Курдистанского региона Ирака Масуд Барзани. Он назвал Иран «дружественной страной». Благодаря плодотворному сотрудничеству Тегерана и Эрбиля уровень напряжения в населённых курдами районах ИРИ сравнительно невысокий. Лидеры Иракского Курдистана М. Барзани и Дж. Талабани регулярно проводят встречи с представителями политических движений иранских курдов.

Таким образом, Турции и Ирану пока удается парировать угрозу со стороны курдского движения. Наибольших успехов курды добились в Ираке и Сирии, государствах, которые подверглись внешней агрессии.

Считается, что США и Израиль являются главными силами, которые стоят за курдским проектом. Израильтяне, как и американцы, сыграли большую роль в появлении Иракского Курдистана. Израилю независимое курдское государство необходимо для того, чтобы нанести серьёзный удар по арабскому миру и Ирану, то есть ослабить потенциальных противников. Очевидно, что курдское государство вызовет сильное отторжение со стороны Ирана, Турции, Ирака и Сирии, то есть Израиль получит союзника в столь взрывоопасном регионе. Природные ресурсы Курдистана, углеводороды, вода и хлеб, а также выход к морю через Сирию — вот суть геополитического противостояния. Постепенно курды превращаются в силу, которая может оказать влияние на политическую ситуацию на всём Ближнем Востоке. Они пытаются использовать исторический момент и воплотить в жизнь вековую мечту о своём государстве.
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

278 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти