Крым: Партизаны для Африки. Часть 1

Русский народ накопил огромный и неповторимый опыт ведения партизанских войн с иностранными нашествиями. В начале 17-го века русские партизаны и ополченцы изгнали из России орду польско-католических оккупантов. В Первой Отечественной войне 1812 г. русская армия и многочисленные партизанские отряды разгромили французских оккупантов, безжалостно истребив европейской контингент армии Наполеона Бонапарта. В Великой Отечественной войне 1941-45 гг. русские, украинские, белорусские партизаны в тылу фашистской оккупации вели собственную войну с захватчиками и сыграли огромную роль в разгроме европейских армий, подчиненных финансовыми воротилами Запада Гитлеру, нацистам.

Имена партизанских героев Ивана Сусанина, Дениса Давыдова, Зои Космодемьянской, молодогвардейцев навечно вписаны в историю русского народа.
Мне, советскому офицеру в отставке, близка партизанская тема. В 1966-1968, 1971-1977 гг. мне пришлось служить в 165-м учебном центре подготовки иностранных военнослужащих (УЦ) сперва военным переводчиком, затем преподавателем общественных дисциплин.

Центр был расположен в Крыму – в селе Перевальном под Симферополем. В нем было подготовлены тысячи партизан – командиров взвода, бойцов, саперов, минометчиков, связистов, механиков и водителей, артиллеристов, военных фельдшеров – для национально-освободительных движений, воевавших с португальскими колонизаторами в Анголе, Гвинеи-Бисау, Мозамбике, а также для народно-освободительных армий и партизанских отрядов, освобождавших свои страны от расистов в Намибии, Зимбабве, Южно-Африканской республике.


Крым: Партизаны  для Африки. Часть 1

1967 г. Офицеры центра


Советское руководство открыло 165-й учебный центр подготовки иностранных военнослужащих по просьбе прогрессивной общественности Африки, Организации Африканского Единства, в соответствии с Декларацией о предоставлении независимости колониальным странам и народам, принятой на XVI сессии Генеральной Ассамблее ООН в 1960 г.

Декларация ООН о предоставлении независимости колониальным странам и народам

Объясню значение этой декларации подробнее тем, кто одурманен лживой антисоветской и сионисткой пропагандой, льющейся сегодня с телеэкранов на русском языке. Напомню, что Советский Союз был всегда опорой всех прогрессивных сил планеты – международного рабочего, коммунистического, антиколониального, антивоенного движений.

Мало кто вспоминает сегодня об этой Декларации, ее великом значении для судеб многих отсталых и ограбленных Европой наций и народностей, веками прозябавших под тяжелым гнетом самых "демократичных" "борцов за права человека" таких как Великобритания, Франция, Португалия, Испания, Нидерланды и пр. "цивилизаторов".

Текст Декларации был подготовлен дипломатами СССР, социалистических стран и прогрессивных режимов Третьего мира. В ней выдвигались следующие требования ко всем капиталистическим странам:
(1) Немедленно предоставить всем колониальным странам, подопечным и другим несамоуправляющимся территориям полную независимость и свободу в строительстве собственных национальных государств, согласно свободно выраженным воле и желанию их народов....
(2) Ликвидировать все опорные пункты колониализма в виде владений и арендованных районов на чужих территориях.
(3) Правительства всех стран призываются строго и неуклонно соблюдать в отношениях между государствами положения Устава Организации Объединенных Наций и Декларации о равенстве и уважении суверенных прав и территориальной целостности всех без исключения государств, не допуская никаких проявлений колониализма, никаких исключительных правил или преимуществ для одних государств в ущерб другим государствам.
Советский проект одобрили представители большинства государств. 14 декабря 1960 г. Генеральная Ассамблея ООН большинством голосов приняла текст Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам. "Против" голосовали колониальные державы.

В следующем году Советское правительство внесло на рассмотрение XVI сессии Генеральной Ассамблеи ООН вопрос «О ходе осуществления Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам». В меморандуме оно предложило Генеральной Ассамблее объявить 1962 г. годом окончательной ликвидации колониализма, потребовать немедленного прекращения колониальных войн и репрессий против участников национально-освободительного движения, вывода из колоний всех иностранных войск, ликвидации там иностранных военных баз, применив предусмотренные Уставом ООН санкции против колонизаторов в случае их отказа от выполнения этого требования. ООН, указывалось в меморандуме, должна потребовать немедленного предоставления населению каждой колонии широких демократических прав и свобод, проведения в этих странах демократических выборов в национальные органы власти, аннулирования всех соглашений, направленных на ограничение суверенитета будущих независимых государств.
И опять колониальные державы Европы и Америки голосовали против Декларации и против санкций. Они не желали выводить свои колониальные администрации и армии из оккупированных ими территорий в Азии, Африке и Латинской Америке. Наоборот, они укрепляли свои армии новейшим вооружением.

Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам открыла перед освободившимися странами свободу выбора: вступать с военно-политические блоки или оставаться вне их. Многие из них предпочли оставаться вне блоковой системы, навязанной миру империалистическими державами. В сентябре 1961 г. на Белградской конференции на принципах неучастия в военных блоках было создана международная организация – Движение неприсоединения.

В мае 1963 г. на Аддис-Абебской Конференции независимых государств Африки была образована региональная межгосударственная политическая организация – Организация африканского единства (ОАЕ).

Она провозгласила своими принципами: равноправие и невмешательство во внутренние дела государств-членов; уважение их территориальной целостности и независимости, мирное урегулирование спорных вопросов, поддержка освободительных движений на зависимых африканских территориях, неприсоединение и др. Она сформулировала четкие цели: укрепление единства и солидарности стран континента; координация действий и развитие всестороннего сотрудничества африканских государств, защита суверенитета, территориальной целостности и независимости; уничтожение всех видов колониализма; поощрение международного сотрудничества.

Один из комитетов ОАЕ занимался организацией военной подготовки бойцов для партизанских армий в бывших колониях западных «демократий». Первые центры подготовки партизан были открыты в арабских странах, в частности, в Алжире и Египте. Руководство Организации африканского единства (ОАЕ) обратилось и к советскому правительству с просьбой создать военные учебные центры для подготовки бойцов для национально-освободительных движений Анголы, Мозамбика, Гвинеи-Бисау, позднее – Намибии, Родезии (Зимбабве) и Южноафриканской республики.

Один такой центр и был создан в Крыму в 1965 г. в соответствии с Декларацией о предоставлении независимости колониальным странам и народам, принятой на XVI сессии Генеральной Ассамблее ООН....

165 учебный центр подготовки иностранных военнослужащих

Я прибыл в учебный центр в марте 1966 г. в качестве переводчика английского языка. Я вернулся из загранкомандировки. Три года я работал с советскими военными специалистами в Египте. В центре я встретил двух знакомых переводчиков, с которыми служил в Египте, – капитана Гудыменко и майора Щербатова. Они рассказали мне о жизни офицерского коллектива, положительно охарактеризовали командира полковника Бойко, его заместителя полковника Стрекозова и начальника политотдела полковника Лаврова.

Перевальное мне понравилось. Оно раскинулось в долине вдоль речушки и автотрассы на Ялту. За домами колхозников начинались бесконечные фруктовые сады. В 1960-е там стояла одна наша воинская часть. К ней вела хорошая асфальтированная дорога. Вокруг части простирались зеленые поляны и перелески, взбегающих на высокие горы. Раздолье и красота!

Учебный центр – это штаб, клуб, склад, баня, казарма, гараж, двухэтажные домики с печным отоплением для офицеров и прапорщиков строились до войны и после войны. Когда же в Москве было принято решение создать здесь учебный центр для подготовки африканских партизан, военные строители в рекордные сроки возвели просторную столовую для курсантов, маленькую для офицеров, библиотеку, двухэтажный медпункт, четырехэтажный корпус для курсантских рот, трехэтажный учебный корпус, здание для автоклассов в гараже, пятиэтажный дом с квартирами для офицеров и их семей с магазином, детский сад, офицерскую столовую, котельную с высокой трубой. Рядом на полигоне располагался автодром и стрельбище. Перевальное – идеальное место для обучения партизан. Мягкий климат. В долине и на холме удобные поляны для проведения занятий на местности в дневное и ночное время.

С автотрассы нашей воинской части не видно на холме. Миллионы отдыхающих, спешивших на крымские курорты, и не догадывались, что в Перевальном они проезжают мимо военного учебного центра, готовившего военные кадры для национально-освободительных движений Африки, центра, известного всем спецслужбам Запада.

Воинские части всюду одинаковы: мы ходили в военной форме, отдавали честь старшим по званию, стучали каблуками при подходе к командиру, маршировали строевым шагом на плацу, сдавали кросс, выполняли упражнения по стрельбе из личного оружия, бросать гранаты и поражать цели из автомата Калашникова днем и ночью. Признаюсь, нелегко мне было привыкать к офицерской лямке после окончания гражданского вуза и вольной жизни за границей! Там мы ходили в штатском и обращались к старшим по званию по имени-отчеству.

Каждый понедельник в девять часов утра личный состав учебного центра – офицеры преподаватели циклов, рота охраны и штаб, четыре африканских курсантских роты – выстраивались на плацу. Командир полковник Бойко ставил задачи на новую неделю, сообщал о нарушениях дисциплины, выносил благодарности отличившимся. Мы маршировали под музыку своего духового оркестра вдоль трибуны, на которой находились командир части, его заместитель и начальник политотдела.

По средам офицерам читались приказы Министра Обороны в клубе. Ежедневно в 17.15 свободные от занятий старшие офицеры уезжали на служебных автобусах домой в Симферополь, младшие расходились по домам в Перевальном.

Крым: Партизаны  для Африки. Часть 1

Курсанты из ЮАР и Намибии в центре Симферополя


Отличалась наша часть только тем, что в ней находились на учебе несколько сотен иностранцев из стран Африки. Учебные занятия с ними проводили военные преподаватели циклов (кафедр) тактики, огневого, связи, инженерном, автомобильном, общественных дисциплин. Занятия длились с 9.00 до 14.00. Затем курсанты шли в столовую. Они питались в просторной и уютной столовой по санаторной норме. В казармах царили чистота и порядок. Многие африканцы, оказавшись в Крыму, впервые узнавали, что такое белые простыни, нормальное питание, что между белыми и черными могут устанавливаться дружеские отношение. После обеда курсанты отдыхали и готовились к ночным занятиям.

Курсантам покидать часть не разрешалось. После 18.00 в клубе для них демонстрировались советские военные и революционные кинофильмы.
Переводчики переводили. Политработники проводили беседы с курсантами в ротах. После ужина с 21.00 курсанты с преподавателями и переводчиками шли по расписанию на ночные занятия.

Добавлю также, что многие африканцы, прибывавшие в Перевальное, были заражены чесоткой и глистами. В колониях совершенно отсутствовала система здравоохранения для африканцев. Среди них встречались и зараженные туберкулезом или венерическими болезнями. Их приходилось лечить в медпункте учебного центра, в Симферопольском военном госпитале или в военном санатории в Алупке.

Обучение каждой группы курсантов длилось от шести до десяти месяцев. Их учили стрелять из пистолета, автомата, пулемета; бросать гранаты; водить автомашину, взрывать мосты, железную дорогу, здания. Они изучали тактику, боевые уставы португальской и южноафриканской армий.

Вечерами с курсантами проводились культурные мероприятия. Раз в месяц курсантов возили на экскурсии: в колхозы, фабрики, школы, в симферопольские магазины. Они своими глазами убеждались в преимуществах советского социализма. В Крыму они видели процветавшие богатые колхозы, народные курорты на Южном Берегу для трудящихся, предприятия Симферополя.

Наш центр посещали лидеры африканских национально-освободительных движений: Аугуштиньё Нето, (Ангола), Амилькар Кабрал (Гвинея-Бисау), Сэм Нуйома (Намибия), Оливер Тамбо (ЮАР) и другие. Все они, выступая на совещаниях перед офицерами, выражали удовлетворение высоким уровнем подготовки курсантов. Они видели, что их соотечественники окружены заботой советских офицеров и обслуживающим персоналом. Они понимали, как трудно учить партизан, неграмотных, забитых, говоривших только на племенных языках. Им нравилась организация учебного процесса.

Дела переводческие

Мне пришлось учить португальский язык. Учил его по учебнику на французском, который случайно купил на каирском книжном развале. Тексты – простые и смешные диалоги и анекдоты. Молодая память легко впитывала готовые фразы. Испанский язык я знал. Оказалось, перейти с испанского на португальский не трудно. Все равно что с русского на украинский.

Через месяц я с грехом пополам переводил занятия с саперами. Мы учили африканцев, как взрывать мосты, здания, железнодорожные пути, охраняемые колониальными армиями на африканских территориях. Отрабатывали саперные навыки в дневное время и ночью.

Я продолжать зубрить также "Самоучитель португальского языка" Евсюкова П.Н. (М., 1963). Через полгода я настолько усовершенствовал свой португальский, что меня направили переводить занятия преподавателей на цикл (кафедру) общественных дисциплин. На нем работали испанисты, овладевшие португальской политической терминологией.

Крым: Партизаны  для Африки. Часть 1

1967 г. Переводчики


Бюро переводов было самым крупным подразделением в части. Если на каждом цикле работали около десятка или чуть больше офицеров, то бюро насчитывало около пятидесяти переводчиков. В их составе можно было выделить небольшую группу переводчиков испанского языка, которые после окончания института успели поработать заграницей. Они с благодарностью вспоминали о годах, проведенных на братской Кубе.

Вторую группу составляли переводчики, прибывшие в Перевальное после окончания одногодичных курсов военных переводчиков португальского языка. Их знаний вполне хватало для обеспечения перевода на всех циклах. Многие офицеры из этой группы затем продолжили учебу в гражданских институтах.

Я подружился со многими переводчиками. Среди них могу назвать Мищенко Н., Петрашко О., Гудыменко А., Гаспаряна А. Не всем переводчикам работать с курсантами было интересно.

– Нужно ли было заканчивать университет, совершенствовать испанский три года на Кубе, чтобы учить сборке и разборке автомата? – возмущались недовольные назначением в Перевальное переводчики.

– Сборка-разборка автомата. Что здесь объяснять? Показал и приказал: делай, как я. Однообразные команды без труда может выучить любой преподаватель.
– Мы похожи на машинисток. Те переводят рукописный текст в печатный, мы переводим слова и команды с одного языка на другой, – роптали другие.
– Много ли переведешь слов на полевых занятиях с саперами или на стрельбах. Накуришься до одурения, пока дождешься, когда стрельбы закончатся, – с горечью говорили третьи.

Действительно, работа на всех циклах, кроме общественно-политического, не отличалась богатством языка.

– Вот если бы стать специалистом со знанием иностранных языков – это другое дело, – мечтали мы. – Каков потолок нашей карьеры? Майорская должность в Союзе, подполковника за границей. Попробуй дослужись! Одна должность на пятьдесят переводчиков.

Мы слышали различные истории о головокружительных карьерах бывших переводчиков. Одного взяли в разведшколу, работал много лет заграницей. Другого направили в дипломатическую академию, потом служил в советском посольстве. Третий закончил военную академию, был оставлен в адъюнктуре, изобрел добавку к авиационному топливу, получил докторскую ученую степень, профессорское звание и возглавил кафедру, и т.д.

В Центре кадры переводчиков постоянно обновлялись. За годы моей работы в Центре переводчики уезжали в загранкомандировки: один – наблюдателем в войска ООН в Сирию, пятеро с английским в Египет после 6-дневной войны Израиля с арабскими государствами, многие с испанским – на Кубу или с португальским в середине 1970-х – в Анголу и Мозамбик. Некоторые переходили на преподавательскую работу. Капитан Пашко В. с должности начальника бюро переводов был переведен преподавателем военного перевода в Киевском университете.

Переводчик капитан Никольников Ф. занялся сбором африканского фольклорного материала – сказок и мифов. Он работал несколько лет над переводом этого материала с португальского и креольского на русский язык и затем опубликовал несколько сборников африканских сказок в Москве. Если вы возьмете в руки любой толстый томик зарубежных сказок, вы обязательно найдете в нем сказки, перекочевавшие на его страницы из Перевального, благодаря этому удивительному человеку и исследователю африканского фольклора.

По его примеру в 70-е годы я тоже занялся сбором сказок. Среди моих намибийских курсантов я нашел несколько сказочников. Записанный мною намибийские сказки мы с дочерью опубликовали в журнале «Вокруг света». Однако меня интересовали не только сказки, но и песни народности овамбо (самой крупной в Намибии). Кроме того я записывал песни в исполнении курсантов и рассказы о борьбе партизанских отрядов СВАПО с оккупационным режимом ЮАР на магнитофон, снабжал их комментариями и отправлял в Главное управление радиовещания на зарубежные страны в Москву, и они звучали на всю Африку.

Цикл общественных дисциплин

Перевод на цикле общественных дисциплин считался самым сложным, хотя трудность, как я быстро понял, заключалась не столько в знании политической терминологии, сколько в умении упрощать сложные политические идеи, делать их понятными совершенно безграмотным людям, только вчера вырванным из племенной среды. Причем во многих племенных языках не существовало вообще никакой политической терминологии.

Преподавателям обществоведам времени на занятиях катастрофически не хватало, так как половину времени отнимал перевод на португальский. Однако в некоторых группах, африканцы и португальского не понимали. Приходилось назначать ретрансляторов из африканцев из африканцев, знавших и португальский и племенные диалекты. То есть использовался так называемый «двойной перевод». Советский переводчик переводил на португальский, а ретранслятор из африканцев пересказывал понятое на племенной язык. Причем нередко советский переводчик и ретрансляторы были вынуждены втолковывать курсантам знания о преимуществах социализма дольше, чем преподаватель. На таких занятиях преподаватель больше молчал, чем объяснял.

Крым: Партизаны  для Африки. Часть 1

Цикл общ дисциплин Третий слева п-к Антипов. Автор- крайний справа во втором ряду


Вероятно, мои рассказы-переводы звучали так убедительно, что начальник цикла полковник Антипов А.И. как-то пригласил меня в свой малюсенький кабинет и завел разговор о том, как трудно преподавателям цикла работать с курсантами без знания иностранных языков.

– Язык выучить взрослому человеку очень трудно. Проще переводчику выучить историю. Не пригласить ли переводчиков на цикл преподавателями? Как вы думаете, они пойдут?
– Не все. Многие хотели бы опять поехать за границу.
– Так они уже все побывали на Кубе.
– Ну и что. За границей работать интереснее, особенно в стране, в которой говорят на выученном тобой языке.
– А вы пошли бы к нам на цикл преподавателем?
– Не знаю. Надо подумать.

Полковник Антипов был одним из самых уважаемых офицеров в учебном центре. Он прошел всю войну политруком взвода, роты, батальона. Был тяжело ранен. После войны закончил Военно-политическую академию им. В.И. Ленина и служил в войсках политработником, начальником политотдела. Держался независимо. В дела своего цикла вмешиваться никому не позволял.

Через год полковник Антипов предложил мне перейти на работу на цикл преподавателем, я согласился.

– Подучиться бы надо, товарищ полковник.
– Обязательно поучишься. Подадим заявку в политуправление округа. Отправим на Высшие академические курсы в Военно-политическую академию.
– Тогда согласен.

Вскоре приказом командира части я был переведен из Бюро переводов на Цикл общественно-политических дисциплин. Началась новая жизнь в коллективе преподавателей – майоров и подполковников (я был старшим лейтенантом). Приходилось тщательно готовиться к каждому занятию, писать план конспекты; посещать занятия коллег, перенимать их опыт, изучать методику преподавания истории СССР.

Я вел занятия на португальском. Полковник Антипов посещал занятия и после каждого посещения делал подробный анализ занятия. Он не знал языка, чтобы на нем самому проводить занятия, но прекрасно понимал, о чем говорил преподаватель. Обсуждая ход проведенного занятия, он всегда давал дельные советы.

Работа преподавателя воодушевила меня. На работу я буквально летел на крыльях: мне было приятно читать лекции на иностранном языке. О такой работе я давно мечтал, и мечта о преподавательской карьере начала сбываться. Я ждал, когда меня, старшего лейтенанта, официально утвердят на подполковничью должность политработника и преподавателя цикла в политуправлении Одесского военного округа, когда отправят меня на учебу на Высшие академические курсы в Военно-политическую академию в Москву.

Преподаватели цикла общественных дисциплин были обязаны вести страноведческие занятия с офицерами других циклов с переводчиками. Я засел за книги и пособия, подготовленные офицерами цикла, об Анголе, Мозамбике, Гвинее (Бисау). Это были компилятивные толстые труды, отпечатанные машинистками в пяти экземплярах. За основу были взяты опубликованные книги советских и иностранных африканистов. Они помогли мне буквально за месяц врасти в историческую обстановку, в которой возникло и развивалось антиколониальное национально-освободительное движение в португальских колониях, а затем и Намибии, Зимбабве и Южно-Африканской республике.

1960-е вошли в историю как годы вооруженной борьбы африканских народов за свою свободу и независимость. В своей борьбе они опирались на дипломатическую поддержку стран социалистического содружества и материальную военно-техническую помощь СССР, независимых государств Ближнего Востока, Африки.

В одном 1960 г. семнадцать государств Африки завоевали свою независимость. Многие из них начали помогать другим народам Африки, изнывающим от колониального гнета европейских «демократий», бороться за свою свободу и независимости. Выбор методов борьбы был не велик – либо мирные переговоры с колониальными властями в рамках международных организаций или тяжелая вооруженная борьба с колониальными армиями европейских «демократий» с использованием всех способов партизанской войны.

В начале 1960-х по решению ООН была провозглашена независимость двух подопечных территорий. На них образовалось несколько свободных государств – Танзания, Руанда и Бурунди. Колониальный статус был ликвидирован во всех странах бывшей французской колониальной империи. Только что закончилась народная война алжирского народа с французскими колонизаторами (1954-1962). Каждый год приносил независимость бывшим британским протекторатам. В освободившихся странах началась борьба за преодоление экономической, культурной и социальной отсталости, унаследованной от колониализма.

С начала 1960-х годов развернулась повстанческие войны с португальскими колонизаторами в Гвинее-Бисау, Анголе и Мозамбике под руководством партий: Африканской партии независимости Гвинеи и Кабо-Верде (ПАИГК), Народного движения за освобождение Анголы (МПЛА), Революционного Фронта освобождения Мозамбика (ФРЕЛИМО).

Португалия была самым слабым звеном в колониальной системе империализма. На территории ее колоний особую активность проявлял английский, американский, южноафриканский, бельгийский западногерманский и японский капитал. Португалия пыталась создать государственно-капиталистический сектор в экономике своих колоний, проводила политику «ассимиляции» африканской элиты. Члены этой элиты получали португальское гражданство и могли учиться, жить и работать в метрополии. В колониях широко применялся принудительный труд.

В Анголе возникли первые повстанческие группировки в 1950-е годы. С антипортугальского восстания в 1961 г. началась вооруженная борьба за независимость. Она продолжалась 14 лет. Вождем народно-освободительной борьбы стал Аугуштинью Нету, поэт, известный деятель культуры (1922-1979). Португальские власти отказывались от мирных переговоров с африканскими политическими партиями, признаваемыми за рубежом, наивно надеясь потушить пламя народных восстаний в африканских колониях проведением террористических карательных операций.

В португальской Гвинее ПАИГК начала. вооруженную борьбу за независимость в январе 1963 г, по примеру народов Анголы. На 1-м съезде ПАИГК в феврале 1964 г. были приняты программа и устав партии, созданы её руководящие органы и приняты решения об образовании регулярной армии и народной милиции.

В Мозамбике несколько антиколониальных политических групп объединились в Фронт в 1962 г. В сентябре 1964 г. ФРЕЛИМО начал вооружённую борьбу против португальских колонизаторов. Возглавил его Эдуардо Мандлане (1920-1969). Он был убит взрывом бомбы, вложенной в присланную на его имя книгу.

Португальские власти ответили широким применением карательных, террористических операций: сжигали деревни, убивали их жителей, уничтожали запасы зерна.

Наш Крымский центр внес огромный вклад в победу народов, борющихся за свою свободу и независимость.

Что видели курсанты во время экскурсий по Крыму?

В летнее время через Симферополь, столицу Крыма, проезжали миллионы советских трудящихся (до 10 млн. в год), пребывающих на отдых на южнобережные курорты. Курсанты знали и сами видели, что любой простой советский человек, будь он учителем, рабочим, колхозником, инженером, врачом, мог позволить себе отдых на лучших курортах Крыма. При этом, одни приезжали на отдых по бесплатным путевкам (с питанием; оплачивали их профсоюзы), другие покупали путевки за небольшую плату, третьи приезжали "диким способом", снимая комнаты в домах и квартирах местного населения. При этом, билеты на самолет или поезд стоили сравнительно дешево. Из Москвы в Симферополь авиабилет стоил 25 рублей, в купейном вагоне – 19 руб. при среднемесячной зарплате 100-120 руб.

Курсанты видели прекрасные просторные школы с кабинетами химии, физики, биологии, географии. Видели чистоту, порядок, радостные, счастливые лица советских детей, подростков, юношей и девушек в опрятной школьной форме. Могли поговорить в спецшколах № 7 и 11 на английском языке с учащимися. Посмотреть музейные коллекции, посвященные героям Великой Отечественной войны.

В Крыму большинство колхозов было богатыми и колхозники годились своими хозяйствами. Посещение курсантами колхоза или совхоза начиналось со встречи с директором или председателем и парторгом. Затем парторг показывал хозяйство. Останавливал автобусы на любой улице поселка и предлагал посмотреть, как живут колхозники, зайти в любой дом. Курсанты заходили, разговаривали с хозяевами, видели их приветливые лица, задавали им вопросы и узнавали, что дом построен совхозом или колхозом, что за жилье и коммунальный услуги они платили около 3-5 рублей в месяц, что на складе они могут покупать со скидкой продукты, производимые в хозяйстве.

Посещали огромную птицеферму, колхозный завод минеральной воды, подземное грибное хозяйство, колхозный санаторий под Симферополем. Помню, в совхозе по дороге на Николаевку парторг показал курсантам огромный подземный винный погреб и пригласил попробовать молодое вино. Курсанты всю дорогу пели песни после этой "дегустации".

Из разговоров с офицерами курсанты узнавали, что зарплата офицера зависит от воинского звания и составляет 200-400 рублей в месяц, что все офицеры имеют бесплатные квартиры, и прослужив 25 лет в армии уходят на пенсию.

Экскурсии, беседы в перерывах между занятиями, рассказы преподавателей цикла общественных дисциплин на уроках – все это наглядно демонстрировало преимущества и достижения советского социализма. Они и представить не могли, что так могут жить простые трудящиеся и их дети. Они очень хотели, чтобы подобная жизнь пришла и на их землю. Ради такой цели, свободы и независимости стоило бороться до последней капли крови.

Уезжали африканцы из Крыма на родину здоровыми, подготовленными морально и физически к вооруженной борьбе с колониальными и расистскими режимами. Многие из них убеждались в преимуществах социализма, в возможности жить свободными, равноправными людьми в свободной стране. Возвращаясь на родину, курсанты рассказывали о сказочной стране, в которой нет колонизаторов, нет белого расизма, нет капиталистов и богачей, в которой все люди равны и любая мечта человека могла осуществиться.

Они были благодарны советским офицерам – своим преподавателям, переводчикам, командирам курсантских рот и взводным, политработникам, врачам, официанткам в столовой. Африканские лидеры знали о положительной оценки курсантами работы нашего учебного центра и выражали благодарность руководству Центра за высокое качество боевой и политической подготовки. курсантов.

Полковник Калашник – новый командир части

Во время шестидневной войны Израиля с арабскими государствами в июне 1967 г. я служил в Крыму, не задумываясь над тем, какую роль эта война может сыграть в моей судьбе и верно ли освещают ход событий на Ближнем Востоке в советской прессе.

Поздней осенью 1967 г. меня вызвали на собеседование в «Десятку» (10-е Управление Генштаба) в Москву и предложили поехать в новую командировку в Египет. Из нее я вернулся в августе 1971 г. в Перевальное на должность переводчика-референта.

За время моей загранкомандировки в учебном центре произошли большие перемены. Во-первых, появились партизаны из Южной Родезии, Намибии, Южно-Африканской республики. Теперь я работал переводчиком английского языка на цикле общественных дисциплин.

Через год полковнику Антипову удалось добиться моего перевода на должность преподавателя, в политработники. Мечта моя сбылась: я стал преподавателем. В 1974 г. я закончил Высшие академические курсы в Военно-политической академии им. В.И. Ленина. Я с головой окунулся в изучение страноведческого материала по странам Юга Африки. Он был подготовлен преподавателями цикла в виде толстого справочного тома по каждой стране. Это были компилятивные работы. Однако в них был собран добротный справочный материал.

Во-вторых, в центре произошла смена власти. Бывший командир полковник Бойко ушел в отставку. Это был уравновешенный, воспитанный, тактичный человек. Он не вмешивался во внутренние дела циклов (кафедр). Не навязывал им своей воли. Он относился к офицерам с уважением. Не загружал муштрой преподавателей. Он был типичным представителем советского офицерства, сформировавшегося в годы Великой Отечественной войны. Они видели в своих подчиненных боевых товарищей, с которыми рано или поздно придется идти в разведку. Мы, младшие офицеры, звали таких командиров "батями". Батей мы считали полковников Стрекозова, Иванова (цикл связи), Антипова (цикл общественных дисциплин).

Полковник Калашник В.И., новый командир части, получил от прежнего командира части учебный центр с хорошо налаженным процессом политической и боевой подготовки африканских борцов за свободу. Полковнику Бойко удалось создать дружный, слаженный коллектив. Каждый офицер в нем знал свои обязанности и выполнял их блестяще. Да и как по-другому они могли работать, если в подчинении командира в звании полковника находилось более десятка полковников и полусотни подполковников, составлявших костяк военно-педагогического состава центра?! Рота охраны, медпункт, музыкальная рота, гараж и штаб входили в этот коллектив.

Что мог нового внести в отлаженную работу коллектива новый командир части?

Полковник Калашник оказался прямой противоположностью полковнику Бойко. Он принадлежал к более молодому поколению советских офицеров. Воинские уставы заменяли ему «моральный кодекс». Офицеры, прапорщики, солдаты – винтики в отлаженном механизме военно-педагогических технологий, а должность командира части – ступенька к генеральским лампасам. Он один знал, что необходимо делать каждому из нас, как мы должны вести себя на службе и дома, о чем думать и пр.

Ему ничего не стоило оскорбить военнослужащего перед строем. Он ликвидировал «разгильдяйство», навел «железную» дисциплину. Он запугивал человека своим пренебрежительным отношением к нему. Одного его взгляда боялись не только офицеры ниже его по званию, но даже равные с ним по званию. В каждом офицере и прапорщике он видел потенциального нарушителя дисциплины, бездельника, разгильдяя. Он делал все, чтобы всем военнослужащим служба медом не казалась. Он часто делал «проверки», но их целью было желание найти очередного "разгильдяя" и публично отругать, оскорбить его на строевом смотре. Поэтому «батей» мы такого командира не считали.

В его характере совершенно отсутствовал механизм уважения к человеку. Таких людей в народе называют бессердечными. Жалобы писались на его бессердечие, его неуважение к личности человека, а проверяющие, приезжавшие из политотдела Одесского округа или Главного Политуправления Управления, проверяли факты возможного нарушения им Устава. Устава Калашник не нарушал. Они в упор не желали видеть фактов и потому не находили подтверждения того грубого и бестактного поведения командира по отношению к офицерам.

Калашник был типичным представителем новой волны советского чиновничества, одним из тех, кто способствовал разрушению демократических принципов советского государственного устройства, кто вел социалистическую державу к разрушению. В годы правления Брежнева немало карьеристов присосалось к партийным, советским органам, армии, спецслужбам, МВД, МИДу. Горбачев, Ельцин и их команды являются ярким тому свидетельством.
Я выражаю свое личное мнение о Калашнике. За годы службы в Египте мне пришлось работать со многими замечательными офицерами и генералами, не раз бывать под обстрелом израильской артиллерии, ходить в разведку с боевыми товарищами. Мне есть с кем сравнить нового командира учебного центра, с которым, кстати, у меня сложились нормальные личные отношения. Он даже предлагал мне возглавить бюро переводов, но я отказался. Меня манила преподавательская работа. (См. мои воспоминания о службе в Египте – http://topwar.ru/30223-napishi-mne-mama-v-egipet.html)

Офицеры, прослужившие 25 лет и более в армии, писали рапорта и уходили в отставку как только получали квартиры. Среди них было немало замечательных военных педагогов. Переводчики с нетерпением ждали, когда родина «позовет» их в новую загранкомандировку, чтобы уже никогда не вернуться в этот солдафонский «рай».

Крым: Партизаны  для Африки. Часть 1Профессор Слинкин М.Ф.

Один из наиболее уважаемых мною офицеров центра, кто ушел в отставку одним из первых при полковнике Калашнике до моего возвращения из второй загранкомандировки, был подполковник Слинкин М.Ф. (1925-2007), тоже бывший военный переводчик, человек удивительной судьбы. Родился в деревушке Ханты-Мансийского автономного округа. После окончания военного училища в 1944 г. воевал командиром огневого взвода минометной батареи. Участник штурма Берлина. После войны закончил спецфакультет Военного института иностранных языков. В 1957-1990 гг. неоднократно находился в длительных служебных командировках в Афганистане в качестве старшего переводчика, старшего референта, политического советника при высших государственных и партийных деятелях. Награжден орденами и медалями СССР и Афганистана.

Многие годы работы в Афганистане он собирал и заносил на карточки военно-технические термины на языке дари. Набрался целый чемодан карточек. Возил его с собой повсюду, пока не подготовил к изданию «Русско-дари военно-технический словарь» и не опубликовал его. Его словарь переиздавался в СССР несколько раз. Это был, между прочим, первый подобный словарь в истории мирового востоковедения.

В Крымский учебный центр подполковник Слинкин М.Ф. приехал политработником. Работал с африканцами в ротах. Полковник Антипов добился его перевода на преподавательскую работу на цикл общественных дисциплин. Но проработал на цикле он не долго. Оскорбленный один раз Калашником на строевом смотре, он, боевой офицер, написал рапорт и ушел в отставку. Командир посчитал для себя зазорным извиниться перед ним.

В отставке Слинкин защитил кандидатскую диссертацию (1973 г.). Работал более тридцати лет на кафедре новой и новейшей истории Таврического национального университета им. В.И. Вернадского (до 90-х годов он именовался Симферопольским госуниверситетом им. М.В. Фрунзе). В 1980-е побывал в Афганистане еще раз, на этот раз в качестве советника революционного правительства ДРА. Вернувшись, написал книгу, защитил докторскую диссертацию о современном Афганистане на тему «Приход к власти и кризис левого режима Тараки-Амина в Афганистане» (2000). Стал профессором. В своих трудах он использовал информацию, которую черпал из первых рук в Афганистане. Преподавал персидский язык. Написал учебное пособие "Речевая практика персидского языка (2-е издание, исправленное и дополненное - 2003). Составил "Книгу для чтения. Персидский язык. 1-5-й курсы. (Учебное пособие. Симферополь, 2001).

Мне хотелось идти по его стопам. Забегая вперед расскажу к слову, что в 1977 г. я тоже написал рапорт с просьбой уволить меня в запас, и распрощался с армией. Два года работал учителем в средней школе и учился в заочной аспирантуре Института Востоковедения Академии наук СССР. Одновременно работал над диссертацией о борьбе народа Намибии против южноафриканского колониализма и расизма. Диссертацию защищал в Институте Африки Академии наук СССР. Публиковал статьи, выступал с сообщениями на всесоюзных и международных конференциях африканистов. Профессор Слинкин М.Ф. рекомендовал меня в качестве преподавателя истории Азии и Африки на кафедру новой и новейшей истории Симферопольского госуниверситета.

Для меня профессор Слинкин был идеалом военного переводчика, преподавателя, ученого; патриота, преданного Родине, России, исторической науке и востоковедению. В нем сочетались доброта с умом, тактичность с уважением к человеку, трудолюбие с научной добросовестностью. Он смотрел на мир глазами никогда не унывающего великого персидского поэта Омар Хаяма, рубаи которого любил цитировать.

Крым: Партизаны  для Африки. Часть 1

1967 г. Дежурные по части. Слева - автор


Продолжение следует ...
Автор: Горбунов Ю.И., участник боевых действий (ОАР, октябрь 1962 – декабрь 1965 и март 1968 – август 1971), майор запаса, кандидат исторических наук, экс-доцент Таврического Национального Университета им. В.И. Вернадского; Основные труды – (в соавт.) "Намибия: проблемы достижения независимости" (М., 1983), (составитель сб-ка док.) "Namibia: "A Struggle for Independence" (М., 1988); статьи о вооруженной борьбе народов Южной Африки за национальную независимость.


Статьи из этой серии:

Крым: Партизаны для Африки. Часть 1
Крым: Партизаны для Африки. Часть 2
Крым и Африка. 165-Й учебный центр подготовки партизан. Часть 3

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 11
  1. стер 16 декабря 2013 09:26
    Интересно написано и по сути верно. Воевать мы всегда умели.
    Вот только Иван Сусанин здесь при чем? Его работа гидом для поляков - выдумка, давно разоблаченная.
  2. amigo1969 16 декабря 2013 10:20
    Статья отличная. Знаю эту в/ч (рядом учебка была - полигон Школьное). Лишний раз убеждаешься насколько мудро, качественно и системно было постороено военное образование в СССР. Поражает уровень и опыт преподавателей!!!
    amigo1969
  3. wot 16 декабря 2013 12:17
    здравствуйте написано верно от себя добавлю сам я служил срочку в 1986-88 г в ГСВГ так комроты перед строем никогда не орал а вызывал сержантов в канцелярию и там воспитывал а сейчас комбат орет как потерпевший на разводе и опускает командиров при потчиненых воспитание хромает шибко да и офицеров то нормальных маловато с кем нетолько в бой а и на ученье выехать нестрашно в основе дубы кроме бабла ниочем незадумываются.
    wot
    1. ДимычДВ 16 декабря 2013 19:55
      М-дяа, а вот у нас на военной кафедре выпускник Томского военного училища, разведфакультета, подчёркивал: - когда сержант позволял себе дедовщину - я вызывал его к себе в блиндаж и гонял прикладом карабина по всему блиндажу. Но при солдатах его авторитет был непререкаем!
      ДимычДВ
  4. RoTTor 16 декабря 2013 14:03
    один из последних руководителей этого центра - инвалид, ветеран Афганистана, полковник, стал депутатом Верховной Рады Украины, потом был заместителем начальника наградного отдела Администрации президента Украины. Спился, потому не называю фамилию...
    1. cosmos111 16 декабря 2013 14:37
      Отплатили африканцы нам ,за свою свободу.
      Сражаясь и убивая,на стране боевиков как в Чечне так Афганистане.
  5. ikar2006 16 декабря 2013 16:13
    А нас Крымских школьников из г.Алушта после окончания 9 класса в 1983 г. возили в этот центр, где мы знакомились с военной техникой и стреляли из "Калашей" ну и наблюдали, много разного люда и "черных" и "желтых". Там даже Т-34 на ходу были. Нас школьников поместилось внутри аж 8 человек.
    ikar2006
  6. Uhe 17 декабря 2013 18:28
    А вы знаете, что целый архив этого накопленного опыта борьбы был уничтожен в 1998, если не ошибаюсь, одним назначенным в то время главой того самого ведомства? Догадайтесь, кто же это был таков? ;) Целый архив по партизанской борьбе сожгли намеренно.
    Uhe
  7. bublic82009 17 декабря 2013 21:54
    когда учился в СВВПСУ нас первокурсников водили на показные занятия. с нами были представители школ. встретил своего там бывшего директора школы. запомнились воины Лаоса. маленькие такие бегали гномы. им даже наш первый рост был мал. полевой лагерь СВВПСУ и СВОУ были рядом.
    bublic82009
  8. blizart 18 декабря 2013 20:08
    Молодость свою вспомнил, какая то созидательная общность была в нас, сейчас только сравнивая сегодняшнее общество, понимаешь насколько далеко мы ушли по дороге крайнего индивидуализма
  9. Mista_Dj 19 декабря 2013 13:37
    Плюсанул статью, за достоверность и правдивость.
    Отлично знаю эту чать, много раз, на срочке, бывал там на спецподготовке.
    Я на ихнем стрельбище даже из танка (впервые) стрелял, первым же выстрелом попал в мишень, прямо в башню)))
    Мощнейшая база была по подготовке диверсантов!

    А сейчас - печаль...
    Про офицерский состав - вообще молчу.
    Даже колючку ограждения - местные растащили по домам...
    1. Prager 1 ноября 2014 15:24
      как я тебя понимаю! у нас - та же история с некогда элитной военной частью ПВО по охране Красноярской ГЭС.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня