Страсти вокруг оттока капитала из России. Бои за статистику

Прошла первая пара недель 2014 года, закончились длительные выходные – и у экономических экспертов появились первые в новом году выкладки о динамике оттока капиталов за рубеж по итогам 2013 года. Показатели, представляемые различными экономическими ведомствами, разнятся примерно на 10-12%. Средние показатели масштабов средств, выводимых их экономики России, снова заставляют задуматься над необходимостью выстраивания действенных барьеров, препятствующих столь масштабному оттоку.

Руководствуясь выкладками Министерства экономического развития (МЭР), чистый отток капитала из российской экономики за прошлый год составил около 57 миллиардов долларов. Это оказалось ниже прогноза, представленного тем же ведомством в начале прошлого года, примерно на 15%.


Здесь нужно отметить, что данные, представленные российскими экономическими экспертами, существенно отличаются от тех данные, которые приводят эксперты иностранные. К примеру, в 2011 году показатели оттока капитала из России, оцененные специалистами российского Центробанка, отличались от выкладок, произведённых экономистами Всемирного банка ни много ни мало на $48,2 млрд. долларов. В ЦБ представили результаты по 80,5-миллиардному выводу капитала из России за рубеж, Всемирный банк выдал значение в 32,3 миллиарда долларов. Если сравнить показатели кризисного периода, то здесь разница ещё более существенная. Так, по итогам 2008 года российский ЦБ отчитался о колоссальном оттоке капитала в объёме 133,7 млрд., Всемирный банк зафиксировал объём оттока в $16 млрд. Как говорится, почувствуйте разницу…



Откуда же такая разница берётся, и каким экспертам в такой ситуации доверять – российским или международным? Здесь сразу же стоит сказать, что данные об объёмах оттока капитала за рубеж – это не просто «голые» цифры, которые пусть даже и получаются на основании использования весьма мудрёных экономических и статистических формул. Это значения, которые могут оказывать влияние – влияние не только экономическое, но и политическое. К примеру, от показателя оттока капитала за рубеж в определённой степени зависит курс национальной валюты, и соответственно, конкурентоспособность экономики. Как следствие, манипуляции с цифрами могут вызывать те или иные масштабы биржевой тектоники, что, в конечном счёте, вполне способно ударить и по политической ситуации в стране.

По словам Андрея Клепача (заместителя министра экономического развития), если масштабы оттока будут достаточно высокими, то это может сказаться на курсе российского рубля, причём сказаться таким образом, что курс будет постепенно снижаться по отношению к ведущим мировым валютам. В принципе, это мы и видим сегодня – курс рубля в течение последних нескольких месяцев падает как по отношению к доллару США, так и по отношению к единой европейской валюте. Андрей Клепач называет такую динамику для российского рубля негативной. Однако является ли она негативной в масштабах всей российской экономики? Как ни странно, но контролируемый процесс ослабления российского рубля способен стимулировать конкурентоспособность отечественного производства. Другими словами, достаточно слабый (но, если можно так выразиться, контролируемо слабый) рубль позволяет сделать российские товары более дешёвыми в сравнении с товарами иностранного производства как внутри России, так и за её обозримыми пределами.

Кстати, примерно по такому же сценарию в последнее время развивается китайская экономика, которую западные экономисты и политики (в первую очередь, конечно, американские) критикуют за её опору на искусственно (по мнению американских «партнёров») заниженный курс юаня по отношению к доллару. Правда, нужно признать, что объёмы российского производства и российского экспорта далеки от соответствующих китайских объёмов, а потому относительно низким курсом национальной валюты ещё нужно суметь правильно распорядиться.

Получается, что тому же Западу (а штаб-квартира Всемирного банка располагается в США, президентом ВБ является американский гражданин) выгодно, чтобы курс рубля был достаточно высоким по отношению к доллару (в первую очередь к доллару). Как этого добиться, не прилагая каких-либо технических усилий? Как вариант – опубликовать данные о том, что объёмы оттока капитала из России являются весьма незначительными (в масштабах всей экономики). В итоге появляется следующая логическая цепочка: публикация данных о низких показателях оттока капитала за рубеж – укрепление рубля по отношению к тому же доллару США – удорожание стоимости российских товаров по отношению к товарам зарубежного производства – снижение конкурентоспособности российского производственного сектора – новое проседание экономики.

Исходя из этого, становится понятным, почему же западные экономические эксперты выдают цифры, которые часто на порядок ниже цифр, опубликованных российскими экономическими экспертами. Конечно, в данном случае можно долго размышлять на тему о странностях подчинения ЦБ РФ, но это уже из разряда конспирологии. Именно поэтому муссировать тему о том, что ЦБ РФ и Всемирный банк – одного поля ягоды, не станем. В конце концов, данные об оттоке капитала из России за рубеж представляются не только специалистами Центробанка, но и другими российскими экономистами (в том числе и, как они сами себя называют, независимыми), и эти данные, как уже было отмечено, разнятся на 10-12% - не более того (не в разы, как у ВБ и ЦБ РФ).

Интересно, что чуть более года назад Forbes выдал материал под заголовком «Мифы об оттоке капитала: сколько денег реально выводят из России» , в котором активно продвигалась идея о том, что в России никто не умеет правильно посчитать масштабы оттока, все оперируют какими-то неправильными формулами, нагнетая обстановку – мол, нужно довериться зарубежным данным (особенно данным Всемирного банка) – и будет вам (то есть нам) счастье…

Но если существенные масштабы оттока капитала из страны могут ослаблять национальную валюту, добавляя конкурентоспособности российской экономике, то, может, в таком случае мы зря столь активно рефлексируем по поводу многоразрядных чисел оттока в долларах? Нет, не зря. Цифры оттока капитала – это только одна из составляющих, влияющих на конкурентоспособность российской экономики. А потому пытаться строить на этом какую-то позитивную экономическую базу просто наивно. Дело в том, что «беглые капиталы» - это ещё и своеобразный диагноз эффективности контролирующих органов – некий эквивалент масштабов внутренней коррупции и способности с ней бороться. Но если так, то получается, что те же западные эксперты, искусственно занижая масштабы оттока капитала из России, зачем-то прячут истинные масштабы коррупции в нашей стране. Эти бы эксперты, конечно, не хотели ничего в информационном плане прятать, да не выходит…

Разве такое может быть? Оказывается, ещё как может. Ведь если тот же Всемирный банк выдаст реальные цифры объёмов «беглых капиталов» из России, то это лишний повод заговорить о необходимости возвращать деньги в Россию. - Возвращать отмываемые в иностранных финансовых структурах средства, нажитые российскими «бизнесменами» грязными способами, и выведенные за пределы российской экономической и уголовной юрисдикции. Захотят ли это делать западные экономические и правоохранительные институты? Конечно, нет. Как доказательство: эти самые институты не погнушались прикарманить российские «грязные» миллиарды, размещённые в кипрских банках – фактически произведя второе отмывание однажды уже отмытых денег – в свою, естественно, пользу…

В этой связи интересной представляется информация о том, что же предпринимают российские структуры, чтобы возвращать утекшие из российской экономики средства, добытые определёнными физическими и юридическими лицами, мягко говоря, не самым прозрачным путём. По этому поводу несколько дней назад высказался генеральный прокурор РФ Юрий Чайка в своём интервью журналистам «Российской газеты», поведав о том, как идёт процесс возвращения активов.

Юрий Чайка заявил, что Генпрокуратора РФ предпринимает ряд мер, направленных на то, чтобы финансы возвращались в российскую экономику. В частности, речь идёт о подаче запросов в разные государства мира и территориальные объединения (Кипр, Багамские острова, Франция, Латвия, Украина, Сербия, Великобритания), по которым Россия может себе вернуть солидную сумму выведенных определёнными лицами средств. В частности, речь идёт об активах Ашота Егиазаряна (экс-депутата ГД), Алексея Кузнецова (экс-министра финансов правительства Московской области), Андрея Бородина (экс-руководителя «Банка Москвы»), Бориса Березовского и других достаточно известных персон.


По словам Чайки, Украина сразу же после запроса со стороны российской Генпрокуратуры наложила арест на имущество Березовского, а также на пакеты акций украинских предприятий, принадлежащие семье олигарха (перешедшие в собственность семьи по наследству). Латвия арестовала элитное жильё Бородина, в сербском суде слушается дело по аресту 8 компаний всё того же Березовского. Прецеденты возврата ушедших из России средств есть.

Главная проблема пока состоит в том, что пока далеко не все страны готовы подписывать с Россией соглашения о совместной работе по возвращению отмываемых денег. Не все страны желают расставаться с тем, что российские казнокрады вывели из российской экономики, приведя в тихие финансовые гавани. Если бы границы российских контактов на правоохранительном уровне удалось расширить, что возвращение капиталов, добытых в России криминальным и полукриминальным путями и выведенных за рубеж, стало бы делом техники.
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

42 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти