Косово и Крым: схожесть и различия глазами европейских политиков

Косово и Крым: схожесть и различия глазами европейских политиков


Косовский прецедент, на который ссылаются российские дипломаты, когда речь заходит о праве крымчан на самоопределение, разные стороны рассматривают по-разному, исходя из своих интересов. Из некогда сербского края — материал нашего специального корреспондента Михаила Антонова.
Сатирическое переосмысление майдана преподносят в комедийном шоу "Психушка". "Другая", относительно официальной, точка зрения на события и действующие лица с элементами гротеска и прямым цитированием помощницы госсекретаря США: "Американцы инвестировали в переворот на Украине пять миллиардов долларов...Господин президент, снесите эту Уолл-стрит!" Так всегда, сначала смеются после 22-х, а потом начинают критиковать в прайм-тайм.


Госпожа Меркель выглядела в четверг в Бундестаге встревоженно, но пока очевидно не этим, и продолжала гнуть прежнюю линию про санкции, декларацию о независимости Крыма и сегодняшний референдум.

"То, что мы сейчас видим в Европе — очень неприятно. Боюсь, нам понадобится много времени, чтобы решить конфликт. Речь идет о территориальной целостности соседнего европейского государства, об уважении принципов ООН, о принципах и методах реализации интересов страны в 21 веке", — заявила Меркель.

Считается, то, что сделали русские — это нарушение международного права. Госсекретарь США Джон Керри замечательно сказал:
- Под ложным предлогом не нападают на страны, чтобы продавить свои собственные интересы".
- Позвольте! Могу я еще раз услышать эти слова? – перебивает его журналист.
- Да, конечно, итак: "Под ложным предлогом не нападают на страны, чтобы продавить свои ..."

На экране был Колин Пауэлл — американский госсекретарь, который уже в 21 веке рассказывал небылицы про химическое оружие в Ираке. Но западная политика не помнит эту пробирку, как будто бы она в ней родилась. А ведь на самом деле нет: технология насильственной смены режимов и пересмотра европейских границ отрабатывалась в 99 на сербском полигоне.

В июле 2010 де факто давно независимое Косово будет признано международным судом ООН, а Евросоюз и США это горячо поддержат.
Говорит Кэрин Эштон, Верховный представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности: "ЕС приветствует решение Гаагского суда. Теперь нужно сосредоточиться на будущем. Будущее Сербии — в Европейском Союзе, как и будущее Косово. Добрососедские отношения, региональное сотрудничество — основа существования ЕС. И мы готовы помочь наладить диалог между Приштиной и Белградом. Сотрудничество Сербии и Косово позволит достичь прогресса на пути в ЕС, улучшит жизнь граждан этих стран".

Сербия и ее мятежный край пока застряли на пути в Евросоюз, но сейчас о другом. Референдум, декларация о независимости — в Крыму все то же самое, что было в Косово. Хотя нет. Почти все. Чего не хватает, могла бы объяснить и канцлер Меркель — она говорила об этом в Бундестаге — но для полноты картины пусть это сделает господин Элмар Брок — председатель международного комитета Европарламента, который только выскочил из комнаты, не дожидаясь окончания беседы с российскими депутатами как раз на эту тему:

- В Косово был геноцид, и его надо было остановить, а в Крыму права русскоязычных никто не нарушал.
- Что же вы не видите никакой параллели?
- Совершенно никакой. В Крыму никого не убили.

Что ж получается, господин Брок? Россия виновата в том, что не стала дожидаться пока "москалей на ножи"? Подождать — все было б о'кей? Но тогда нарушены ваши правила игры, а не международное право, которое знает примеры бескровного решения вопросов о государственной принадлежности территорий. И из Страсбурга далеко ходить не надо — всего то сто километров на север.

Франция хочет включить Саар в свои границы, но исторически и этнически это — Германия. В связи с этим в середине 1955 года проводится местный референдум. Людей спрашивают: "вы хотите европейский статут, да или нет?" Европейский статут предполагал урегулирование территориального спора вокруг Саарланда, в рамках которого земля экономически оставалась ориентированной на Францию и пользовалась бы в этой стране правами полуавтономии. 67 процентов голосовавших против. Они, как сегодня крымчане, хотят домой. Роланд Штигулински в тот год немало поработал кистью для того, чтобы Саар сказал Франции "нет".


"Конечно, мы были рады, мы праздновали, мы сидели у радио и считали голоса в разных избирательных участках. Мы достаточно быстро поняли, что население Саарланда отклонит проект автономии земли, хотя этому предшествовали жаркие споры, драки, много полицейских вызовов. В период с июля по октябрь 1955, это три месяца, здесь царил бардак, погибших не было, но люди ходили и с подбитыми глазами, и с переломанными костями, ситуация была крайне напряжённой", — вспоминает карикатурист.

Отрицательный результат референдума немецкий бундестаг воспринимает как сигнал к действию. И в результате переговоров между Бонном, Парижем и Саарбрюккеном 1 января 1957 года эта земля воссоединяется с Германией.

Профессор истории Худеман пришел на интервью с диктофоном, чтобы мы ничего не исказили, потому что он против отделения Крыма от Украины. Но его возражения все-таки не по существу, а по процедуре: "Можно ли сравнивать Крым с Саарландом? Нет, тогда на протяжении нескольких лет проходили переговоры, имело место международное согласие по вопросу, международное наблюдение. Какого-либо давления не было, существовало много мнений. В итоге пришли к общему знаменателю".

Хотя и в Крым приехали наблюдатели, сравнивать, конечно, нельзя: французам не пришло в голову запретить саарским немцам говорить на родном языке. Или отправить навстречу референдуму поезд дружбы. А еще во Франции была Конституция и законно избранный президент, с которым можно было поговорить. А на Украине сейчас нет ни того, ни другого, считает лидер немецких "левых" Грегор Гизи, выступивший главным оппонентом Меркель все на тех же слушаньях в бундестаге: "Меня удивляет, что вы, Меркель, говорите, что подобный референдум противоречит конституции. Вы уж определитесь, когда она действует, а когда нет. При отставке президента она не действует, а при референдуме она внезапно вновь вступает в силу. Определилась, поддерживаете ли вы конституцию целиком или только некоторые ее части".

"Если я вступаю в контакт с новым правительством, которое каким-то образом было сформировано, я должен этот факт принять. Но! Если бы я был министром именно немецкого правительства, то я не могу принять, что в стране пять фашистов занимают ключевые государственные посты. Это, честное слово, просто недопустимо, хотя бы если учесть нашу историю. Я был бы очень осторожен в контактах с ними. Меня злит: четыре министра и генеральный прокурор — фашисты, секретарь совета национальной безопасности и обороны Украины был одним из основателей фашистской партии "Свобода".

Конечно, там есть и демократы, но из истории я знаю, что если фашисты каким-то образом захватили власть, добровольно они её не отдадут. Меня это всё беспокоит", — добавляет Гизи.

Значительная часть европейской правящей элиты и евробюрократии уже скомпрометировала себя связью с либерально-фашистской группировкой в Киеве. С каждым рукопожатием, с каждым одобрительным жестом в сторону этого политического оксюморона они все больше пачкаются в коричневом. И на этот раз точно не к деньгам, а к тратам, в том числе и политического капитала. Туннельное мышление, не позволяющее воспринимать контраргументы, оказывается и психологической защитой, и единственной стратегией в споре, в котором на стороне России все громче слышен голос самого Запада.
Говорит Жан-Пьер Шевенман, французский сенатор, специалист по России: "Что касается Крыма — никто не может спорить с тем, что исторически он русский. Население Крыма — в большинстве русское. Нет никакого идеологического или военного повода для новой "холодной войны" в Европе. Никто в этом не заинтересован. Нельзя ставить Украину перед манихейским выбором: либо Россия, либо ЕС, поскольку эта дилемма с учетом истории страны делается неразрешимой".

А вот что думает Валери Жискар Д'Эстен, президент Франции в 1974-1981 годах: "Нужно отставить в сторону и референдум и Крым. Как только будет принято решение, и большинство населения выскажется, то, соответственно, проблема исчезнет. И с этого момента украинский вопрос не будет уже являться источником противостояния России, Франции и всей Европы. Нужно искать решение спокойно. Незачем угрожать России, это ни к чему не приводит. Я считаю, что в любом случае Украина будет находиться в Европе особняком. Она не станет членом ЕС — это невозможно. Она не может быть членом НАТО — это невозможно. Но она может быть привилегированным партнером Европы. Хотя нужно еще посмотреть, как это будет выглядеть".

Привилегированное партнерство обещано Украине уже на следующей неделе. На очередном экстренном саммите европейские лидеры планируют подписать политическое соглашение с Киевом и ввести первые санкции против России. Это значит, что у сатириков будет новый простор для творчества, и шоу, как говорится, маст гоу он.
Автор:
Михаил Антонов
Первоисточник:
http://www.vesti.ru/doc.html?id=1383533
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

64 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти