Приросли и Крымом, и Охотским шельфом

В марте 2014 года помимо воссоединения Крыма и Севастополя с Россией произошло и ещё одно эпохальное для нашей страны событие. Безусловно, в сравнении с крымскими событиями оно осталось по большой части «за кадром», но вряд ли его стоит недооценивать. Специальная комиссия ООН признала анклав Охотского моря частью российского континентального шельфа.

Соответствующая заявка была направлена в ООН ещё в 2001 году, и вот на минувшей неделе бюрократия Организации Объединённых Наций, наконец-то, провернула своё скрипучее колесо и признало принадлежность охотского анклава шельфовой зоной России.




Географически этот участок Охотского моря располагается в самом его центре – между островом Сахалин и полуостровом Камчатка. Воды эти ООН до сего дня признавались исключительно международными, а потому свою деятельность здесь могли вести в прямом смысле все, кому не лень. За минтаем, лососем и западнокамчатским крабом в регион приходили не только суда расположенных неподалёку Японии и Кореи, но рыболовецкие шхуны с «экзотической» для этих вод принадлежностью – от Канады до Польши.

Признание комиссией ООН исключительного права России на шельф Охотского моря на фоне того, что в последнее время происходит в мире – знаковое событие. Только по предварительным данным специалистов в области геологоразведки общие запасы углеводородов на охотском шельфе составляют около двух триллионов кубометров газа и 7,5 млрд. баррелей нефти. Такому лакомому кусочку с точки зрения не только добычи биоресурсов (морепродуктов), но и с точки зрения работы нефтегазовой отрасли были бы рады многие другие государства мира. Однако «многим другим» государствам мира, похоже, остаётся понемногу забывать о самой возможности «экономической» деятельности на шельфе Охотского моря.

Но есть «многие государства», а есть такое государство как Япония, которая, мягко говоря, не горит желанием вот так взять и признать за Россией исключительное право Российской Федерации на охотский шельф даже после признания анклава шельфа за Россией со стороны специальной комиссии ООН. Япония – единственное государство мира, у которого помимо России есть выход в Охотское море.

У Японии на выводы ооновских комиссий всегда есть собственный ответ, не зря же Япония де-юре единственная на сегодняшний день на планете империя (факт) - во главе стоит целый император. Тут уж, хочешь – не хочешь, имперские амбиции…

Позиция по шельфу Охотского моря со стороны Японии пока официально не объявлена, но есть мнение, что эта позиция будет по сложившейся японской традиции, мягко говоря, неуступчивой. Достаточно обратиться к истории вопроса по Южным Курилам, территориальную принадлежность которых власти Страны Восходящего Солнца упорно пытаются переписать «на своё имя». История этого вопроса такова, что Япония все последние десятилетия только и занимается попытками переписывания истории Второй мировой войны, стараясь вернуть себе то, что она потеряла по объективным причинам.

Но именно южнокурильский вопрос является для Японии тем капканом, который заставляет её вести себя с Россией вполне корректно. Представитель японского кабмина Йосихидэ Суга заявил, что официальный Токио осуждает присоединение Крымского полуострова к России, принимает решение о воздействии санкционных воздействий на Россию, будучи членом G-7, но при этом не собирается отказываться от взаимодействия с Россией по обширному кругу вопросов. В переводе с японского дипломатического на общечеловеческий язык это означает, что Япония сегодня находится меж двух огней – с одной стороны у Японии интересы такой «компашки» как Большая Семёрка (ну, а по факту – так и Большая Шестёрка), с другой – собственные интересы конструктивного диалога с Россией, чтобы иметь хотя бы гипотетическую возможность получить шансы на Южные Курилы. По сути, Южные Курилы для сегодняшней Японии – привязанная на верёвке перед Токио сладкая морковка, которая всегда находится в поле зрения, но при этом всякий раз на одном и том же удалении. Это и есть один из российских рычагов умеренной риторики Японии…

После решения ооновской комиссии о принадлежности анклава шельфа в Охотском море России, у официальной Москвы появляется ещё один дополнительный рычаг воздействия на свою восточную соседку. Этот рычаг – предложение о возможном совместном освоении недр шельфа, но на выгодных для России экономических и политических условиях. На сегодняшний день товарооборот России и Японии составляет 33,2 миллиарда долларов – не феноменальные показатели, конечно, но терять возможность развивать экономическое сотрудничество с Россией Страна Восходящего Солнца точно не станет. При том уровне долга, который имеется у Японии (более 10 триллионов долларов, что делает среднестатистического японца главным должником в мире) любой стабильный доход неоценим. Тем более что уже сейчас между российскими и японскими компаниями есть контракты по совместной добычи углеводородов в Охотском море и реализации их на японском рынке. Япония сегодня основательно подсела на нефть и газ в связи с ограничениями в сфере атомной энергетики.

Так что признание ооновской комиссией российских притязаний на центральную часть Охотского моря – это ещё и стратегически важный аспект, благодаря которому ту же Японию можно посадить если не на короткий поводок, то заставить её держаться в поле геополитического зрения для того, чтобы иметь возможность идти на шаг впереди. И этой возможностью грех не пользоваться.
Автор:
Володин Алексей
Использованы фотографии:
aftershock.su
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

44 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти