Ампутационный компромисс, или Почему кромсают Украину

Статья, предлагаемая ниже, опубликована на украинском ресурсе «Полемика». Её автор — прозаик, поэт, публицист, учёный и известный оппозиционер Леонид Сторч (р. 1963), пишущий на «Эхе Москвы» и с 2013 года, по сведениям «Википедии», входящий в десятку наиболее популярных тамошних блоггеров.

Сторч жил и учился в СССР, в 1989 году эмигрировал в США. В США он тоже учился, из лингвиста (специалиста по китайскому языку) переквалифицировавшись в юриста. В 2006 году вернулся в Россию, но ненадолго. Через три года улетел в Таиланд.


В настоящее время г-н Сторч живёт в Бангкоке, не прекращая виртуального сотрудничества с либеральными российскими СМИ.

Редакция «ВО»


Ампутационный компромисс, или Почему кромсают Украину


О том, что Запад и Россия уже договорились о переделе Украины, и что украинские власти не возражают этому, пишет в своей статье Леонид Сторч. По его мнению, ЕС всегда оглядывался на пророссийский Донбасс, поэтому новая урезанная Украина будет выгодна Европе.

Абсурд ситуации состоит в том, что сохранение целостности Украины не является сейчас приоритетом для политического руководства Украины. Их приоритет — выборы, назначенные на 25 мая и — самое главное — сохранение власти, отобранной Майданом у фракции Януковича. Однако главная цель Майдана состояла не в правительственных рокировках, а в создании сильной Украины, независимой от Москвы, и интеграции такой Украины в Европу. При всем желании нельзя считать сильным и независимым государство, территорию которого по кусочкам прибирает к рукам враждебный сосед.

Как и следовало предполагать, Крымом имперские амбиции Кремля не закончились. Крымский сценарий, разработанный в Москве, повторяется сейчас на Донбассе и Луганщине.

СЦЕНАРИЙ. Сначала местные бригады из деклассированных элементов, возглавляемых несколькими местными чиновниками, инсценируют «волеизъявление народа», захватывая пару правительственных зданий. При этом украинские власти, как в Киеве, так и на местах, призывают не поддаваться на провокации и активно осуждают сепаратистов. Те, в свою очередь, принимают решение о референдуме и самоопределении и вывешивают российские флаги на захваченных зданиях.

В ответ украинские власти выдвигают ультиматум и грозят применить силу. Затем к захваченным зданиям сепаратисты подгоняют демонстрантов — желательно, чтобы среди них было как можно больше женщин, детей и пенсионеров, дабы эффективнее использовать их в виде живого заслона — и те выражают поддержку референдуму. Наступает час «Ч», но украинские власти не предпринимают никаких действий кроме новых призывов не допустить дестабилизацию и дать отпор.

Далее в населенных пунктах областной периферии объявляются «зеленые человечки» из России и от имени восставшего народа начинают захват стратегических военных объектов. Украинские власти продолжают настойчиво рекомендовать не поддаваться на провокации.

В финале проводится референдум — и от Украины отрезается территория.

Именно по этому сценарию завершается сейчас отторжение Донбасса. Но если бездействие украинского правительство в связи с Крымом можно было объяснить шоком и присутствием в Севастополе российских войск, то позиция киевских политиков в отношении Юго-востока больше похоже на откровенное предательство.

СТРАННАЯ ВОЙНА И СТРАННАЯ ПОЛИТИКА. Украинские СМИ печально повествует, как армия сдает сепаратистам бронетехнику и как сепаратисты оккупируют новые объекты. Потом мы случайно узнаëм, что самопровозглашена уже не только т. н. "Донецкая республика", но и целая "Федерация Юго-востока Украины" во главе неким Анатолием Визирем. Затем — что в Донецке распространяются листовки с требованием платить долларовый налог новой «народной» власти и добровольно записываться в повстанческую армию. Отступников обещают «выселить к бендерам» с, конечно, добровольной конфискацией имущества.


Что делает правительство, когда иностранное правительство посылает своих военных и агентов на ее территорию и создает там массовый хаос, дабы отнять ее? Оно объявляет чрезвычайное положение и посылает войска на защиту вверенного ему государства. Что делают политические лидеры Украины? Турчинов подписывает осуждающие декларации, Тимошенко ведет консультации с западными политиками, Яценюк обсуждает условия новых кредитов, и все они самым серьезным образом готовятся к выборам. Другими словами, для защиты собственного государства от распада и интервенции украинское руководство не делает НИ-ЧЕ-ГО.

В начале марта я писал, что позиция киевских властей напоминает Странную войну, которую вела Франция против Третьего Рейха в 1939-40 гг., и что тогда имитация защиты своего государства закончилась его оккупацией. События последних полутора месяцев подтвердили мои опасения. Благодаря «мудрой» и очень странной политике Киева Крым уже присоединен к РФ (хотя мир это присоединение и не признал), Донбасс уже фактически вышел из-под контроля Киева, на очереди — Луганск, за которым, возможно, последует Запорожье, Николаевская и Херсонская области.

ВРЕМЯ ВОПРОСОВ. Украинское правительство долго вводило всех (в том числе, и автора этого поста) в заблуждение численностью своих вооруженных сил. Но уже перед началом аннексии Крыма министр обороны Украины признался, что из 40 с лишним тысяч кадровых военнослужащих боеспособными являются только около 6,000. Остальные 75%, видимо, страдают от чахотки, врожденного порока сердца, слабого зрения, глухоты и, возможно даже, церебрального паралича. Но если это так, то зачем их держали и держат в составе кадровой армии? А если это не так, то неужели эти десятки тысяч не в состоянии утихомирить две-три тысячи сепаратистов и несколько сот «зеленых человечков» на Юго-востоке? Конечно, способны, но почему-то власть не хочет, чтобы это произошло.

Допустим, все-таки 75% украинских кадровых действительно больны и не могут удержать в руках хотя бы холодное оружие. Но ведь есть уже сформированный и проверенный в столкновениях с «Беркутом» «Правый сектор». Но власти не хотят, чтобы и «Правый сектор» препятствовал отторжению Юго-востока. Более того, власть с этим сектором борется, и две недели назад Рада даже приняла проект постановления о разоружении его отрядов.

Но ведь население Украины — 43 миллиона человек (не считая Крыма). Неужели нельзя провести всеобщую мобилизацию или хотя бы сформировать народное ополчение, чтобы обуздать «титушек» и «зеленых человечков», а также защитить страну в случае массированной интервенции? Нет денег купить ополченцам оружие? Или дело в том, что киевские власти не хотят участия ополченцев?

Но даже если украинское правительство не в состоянии сделать ничего из вышеописанного, то закрыть собственные границы, чтобы не проникали наглые человечки и прочие подрывные элементы, оно хотя бы могло? Но почему-то и это оказалось ему не по силам.

Украинское руководство уже порадовало любителей одиозностей, заявив, что противостоянием Москве по вопросу аннексий должны заниматься ЕС и США, а не Киев. Затем власть отличилась еще больше, пояснив, что не вводит чрезвычайное положение, дабы не приостанавливать избирательную кампанию и не сорвать майские выборы. По несуразности эта мысль не уступает лучшим перлам Януковича или даже Яровой, Жириновского или Федорова. Значит, чрезвычайное положение в Донецкой области выборам президента Украины помешает, а отсоединение этой области от Украины и присоединение к РФ — нет? Интересно, как Киев собирается проводить выборы на территории, контролируемой враждебным иностранным государством?

Но, может, в Киеве всё понимают, но сказать толком ничего не могут? Просто стараются избежать столкновения с мощной российской армией и, тем самым, хотят избежать человеческих жертв? Но ведь такого столкновения не избежать, если Москва будет продолжать прибирать область за областью, добравшись , в конце концов, и до самого Крещатика?

ВРЕМЯ ОТВЕТОВ. Абсурд ситуации состоит в том, что сохранение целостности Украины не является сейчас приоритетом для политического руководства Украины. Их приоритет — выборы, назначенные на 25 мая и — самое главное — сохранение власти, отобранной Майданом у фракции Януковича и переданной антимосковской фракции, т.е., им. Однако главная цель Майдана и Революции 21 февраля состояла не в правительственных рокировках, а в создании сильной Украины, независимой от Москвы, и интеграции такой Украины в Европу. При всем желании нельзя считать сильным и независимым государство, территорию которого по кусочкам прибирает к рукам враждебный сосед и которое каждую неделю теряет контроль над новыми районами.

Думаю, что в процессе долгих консультаций между Киевом, Москвой и Западом в марте-апреле было в общих чертах выработано соглашение или, по крайней мере, позиция, которая устроила всех высокопоставленных политиков (с народом, разумеется, никто «консультировался» не стал).

То, что у Путина, который в тот момент был лично занят делом общечеловеческой важности, проведением олимпиады, увели из- под носа Украину, возмутило его. Он решил ответить «по понятиям»: хотите в Европу — скатертью дорога, но без пророссийского багажа. Таможня в принципе дала добро на проход поезда на Запад, но южные и восточные вагоны велела отцепить — в качестве компенсации за историческую близость, вложенные средства, «пролитую кровь» и т. д. Такой исход Москву устраивает: вместо журавля в небе — т.е., вечно колеблющейся Украиной Януковича — лучше получить синицу в кулаке, т.е., аннексировать несколько украинских областей.

Киев такое решение тоже устраивает, ибо новая урезанная Украина станет более однородной, более украинской и менее российской. К федерализации — единственному способу сохранить целостность страны и сделать ее действительно сильной — Киев оказался не готов: сказались пережитки советской тоталитарной ментальности и неумение идти на компромисс, т.е., политическая незрелость. Монолитную Украину будет проще интегрировать и в Европу, и в НАТО.

Евросоюз был, конечно, заинтересован в индустриальных потенциях Восточной Украины, но при этом всегда с опаской оглядывался на антизападные настроения в Крыму, на Донбассе и т.д. Откровенно неевропейское культурное начало этих регионов, чуждый менталитет, коррупция и мафиозность экономики — все это были важные факторы, сдерживающие готовность ЕС к интеграции с Украиной. Во многом по тем же причинам, и Турция вот уже несколько десятилетий не может добиться членства в ЕС. Без русскоязычного балласта «украинская» Украина будет более привлекательным кандидатом для вступления в ЕС и НАТО. Поэтому вариант с урезанием страны устраивает и Вашингтон, и Брюссель.

В результате этих политических ухищрений волк должен остаться почти сытым, а овца — почти целой. Правда, без одной голени и без одного копытца, но все же живая. А чтобы со временем опять бегала, специалисты обещают поставить ей протез по новейшей технологии, т.е., обеспечить членство в ЕС. Такой вот ампутационный компромисс. Поэтому Украину и кромсают. Не исключено, что Женевские переговоры, начавшиеся сегодня, станут новым Мюнхеном. Впрочем, есть еще время все изменить. И если Запад проявит больше решительности, ампутацию можно будет ограничить признанием аннексии Крыма, оставив Юго-восток там, где он и должен быть.

Есть и более простое, более естественное решение: украинская власть должна пересмотреть свои приоритеты, вспомнить, что ее главной задачей является защита своего государства и начать его, наконец, защищать: закрыть границы, провести всеобщую мобилизацию, собрать ополчение и дать отпор врагу. А если она не в состоянии это сделать, то пусть уйдет или хотя бы не мешает тем, кто готов противостоять агрессорам.
Автор:
Леонид Сторч
Первоисточник:
http://polemika.com.ua/article-143751.html
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

150 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти