Авария, которой могло не быть

Авария, которой могло не быть


26 апреля исполнилось 25 лет самой масштабной в истории XX века ядерной катастрофе – взрыву на четвертом энергоблоке ЧАЭС. До сих пор остается неизвестным, что там взорвалось, по какой причине, сколько людей пострадало. Официально авария на ЧАЭС произошла 26 апреля 1986 г. в 01 час 23 минуты ночи во время проведения дежурной сменой плановых испытаний. За время, которое прошло с момента Чернобыльской аварии, было озвучено 110 версий ее причин. Версии выдвигались от логически обоснованных до совершенно абсурдных, одна из которых заключалась в том, что дежурная смена была подвержена телепатической атаке пришельцев.

В различных СМИ появлялась также информация о том, что причиной аварии на ЧАЭС могла быть прекрасно спланированная диверсия. В поддержку этой версии выступал академик Легасов, который в 1986 году отвечал за ликвидацию последствий аварии, а спустя два года, в 1988 году, ученый покончил жизнь самоубийством, которое многие называют намеренным убийством. Причина, по которой ушел из жизни Легасов, возможно, кроется в его аудиопослании Михаилу Горбачеву, в котором он приводил свои данные по факту взрыва. Самое загадочное в данной ситуации то, что вся информация на ленте, в которой озвучены выводы, стерта и восстановлению не подлежит. В пользу версии о диверсии говорит тот факт, что за несколько минут до аварии сейсмологические станции по всему миру отметили активность движения почвы с эпицентром под четвертым энергоблоком ЧАЭС.


Но в свете современных научных знаний общую картину Чернобыльской аварии коротко можно высказать так. Непрофессиональные действия обслуживающего персонала во время подготовки и последующего проведения электротехнических испытаний на четвертом энергоблоке ЧАЭС, которые проявились в регулярном и грубом нарушении установленного регламента привели ядерный реактор в неконтролируемое состояние. В нем началась неконтролируемая цепная реакция, которая впоследствии закончилась взрывом. А его автоматические защитные системы, среди которых не было, пожалуй, только "защиты от дурака", не сумели спасти аварийный реактор по причине того, что персонал заблаговременно их отключил, "дабы... не помешали проведению плановых испытаний"!

Впрочем, в данном случае не помогла бы и "защита от дурака", так как всякая защита сделана одним человеком, с учетом этого другой информированный и крайне заинтересованный человек может самостоятельно, или по принудительному приказу руководства свыше ее каким-либо образом обойти или же просто отключить.

Все специалисты-ядерщики согласятся: если оперативный резерв реактивности (ОЗР) снижен менее отметки - пятнадцать, то реактор РБМК-1000 в короткий срок должен быть остановлен, так как при данном показателе он становится неуправляемым, а последствия могут быть непредсказуемыми. Об этом недвусмысленно сказано и в технологическом регламенте: "При понижении оперативного резерва реактивности менее 15 стержней ядерный реактор должен быть безотлагательно заглушен".

А испытатели на четвертом блоке продолжали работать, даже когда ОЗР ступенчато уменьшался с безвредных 30 стержней до 0-2 стержней.

Работать в таких условиях равносильно тому, что ехать на автомобиле по людной улице, бросив руль и тормоза. Естественно, что авария была неотвратима. Чуда не случилось. Это была авантюра и откровенная уголовщина, так как за такое обращение с ядерным реактором наступает обязательная уголовная ответственность по обвинению "потеря контроля над опасным ядерным объектом", если бы чернобыльское дело не закончилось взрывом. Официальные комиссии ответов на данный вопрос не нашли, а можно предположить, что и не искали.

Кто отдал приказ на подобное увеличение мощности ядерного реактора после ее снижения до нуля? Многие эксперты и ветераны ЧАЭС полагали, что это мог быть либо руководитель смены четвертого блока (НЗБ-4), либо заместитель главного инженера второй очереди ЧАЭС, либо директор ЧАЭС. Но ответа на этот вопрос нет. Один из свидетелей аварии Ю.Трегуб в частности сказал: "Кто дал команду на подъем мощности - этого я не знаю. Поступила команда поднять рабочую мощность до 200 МВт, и это было выполнено".

То же рассказали и другие свидетели аварии. Такое коллективное "незнание" дела выглядело необычно, ведь как могли сотрудники станции не знать того человека, который непосредственно руководил и отдавал приказы?

Сам заместитель инженера второй очереди ЧАЭС и на "чернобыльском" суде, и несколько позже, когда ему уже совершенно ничего не угрожало за всевозможные признания, постоянно открещивался от подобной "чести". По его словам, в тот момент, когда произошел провал мощности, он на пульте управления отсутствовал и прибыл на место, когда очередная дежурная смена приступила к увеличению мощности согласно приказу. А он только дал личное согласие на ее постепенное увеличение до 200 МВт.

В рассказах очевидцев присутствует еще одна таинственная фраза, которую невозможно было объяснить в то время: "Когда подали команду на поднятие мощности во 2-й раз." А повторные команды, как правило, выполняются безоговорочно.

Если этому верить, то получается, что очередная дежурная смена четвертого блока, которая юридически была ответственна за безопасность ядерного реактора, не знала, чьи рискованные приказы она выполняет! А опытный заместитель инженера, даже не поинтересовавшись, кто так беспардонно встрял в его полномочия начальника испытаний, сразу и беспрекословно начал исполнять приказ, да еще и полученный от неизвестного ему лица, да еще и преданный двукратно. Допустимо ли такое вообще на опасном ядерном объекте?

На ЧАЭС все внутренние телефонные переговоры записывали на магнитофон, они дублировались в сменных журналах НЗБ, главного инженера управления и т.д. В журналах записывали сам текст приказа, а также кто, когда и по какой причине его отдал, все последующие действия исполнителей по его выполнению с их личными подписями. Следовательно "не знать имя автора двойного приказа" они никак не могли. Скорее каждого из них после аварии "попросили" не разглашать фамилию. Да, но в таком случае обнаружить фамилию отдавшего приказ можно в сменных журналах станции! Где же они? Как оказалось, они исчезли буквально через несколько часов после аварии!

Долгое время многие подозревали в «двойном приказе» директора ЧАЭС. И необходимо признать, что для этого были все основания, которыми невозможно пренебречь, но на "чернобыльском" суде директору станции обвинение в том, что это именно он отдал оба приказа, предъявлено не было! Так же ни один из ветеранов ЧАЭС в частных разговорах не указал конкретно на него как на автора рокового "двойного приказа". А на все прямые вопросы отвечали просто – надо брать выше!

Только в 2006 году спустя 20 лет после Чернобыльской аварии на сайте партии «Единая Россия» появилось признание В.Комарова, который возглавлял экспертную комиссию, созданную при Генпрокуратуре СССР, в задачи которой входило определение причин и лиц, виновных в аварии на ЧАЭС. Следственно он имел прямой и неограниченный доступ к оригиналам документов, которые имели непосредственное отношение к аварии, а его личные воспоминания несут в себе историческую ценность.

Ответы на многие вопросы скрываются именно в воспоминаниях В.Комарова. Ниже приводится выдержка из его показаний во время проведения следственных мероприятий.

"В начале 1980-х годов при ЦК КПСС был сформирован сектор надзора за действующими АЭС. В сектор входили В.Марьин и Г.Копчинский, которые непосредственно подчинялись секретарю ЦК КПСС В.Долгих. Но правительственные чиновники из сектора не занимались непосредственно безопасностью, а энергично встревали в оперативное управление атомными станциями, что в итоге и привело к катастрофе. Я ознакомился с записями всех телефонных переговоров и внимательно изучил все телексы, которые поступали на пульт управления четвертым блоком ЧАЭС... телекс был также продублирован телефонным звонком из ЦК КПСС. Прямо на пульт управления позвонил лично Г.Копчинский. Начальник дежурной смены четвертого блока и ответственный за ремонт заместитель главного инженера Дятлов прекрасно понимали, что делать это ни в коем случае нельзя. Десяток инструкций по безопасности и регламент по эксплуатации атомного реактора категорично запрещали подобные действия! Но на пульт управления позвонил лично Копчинский, работник всемогущего ЦК КПСС, и в приказной форме велел выводить четвертый реактор на максимальную мощность. Находясь за пультом управления, Дятлов прекрасно видел и осознавал, что ядерный реактор находится в так называемой йодной яме, что он неконтролируем. Но, видимо, все-таки понадеялся, что сможет "проскочить" и следовательно решил выполнить приказ из Москвы. Да и как можно было ослушаться, если Г.Копчинский сказал дословно следующее: "Проводи проверку! Либо ты уйдешь на пенсию, либо будешь старшим инженером будущей Чернобыльской АЭС-2".

В этом моменте показаний и всплывает личность отдавшего тот роковой приказ, который спустя несколько минут привел к аварии, последствия которой не ликвидированы в полном объеме и сегодня, спустя 25 лет.

Если показания В.Комарова достоверны и точны, а в этом нет совершенно никаких сомнений, то выходит, что Чернобыльскую аварию спровоцировал Г.Копчинский. Но возникает вопрос: если вина высокого правительственного и партийного чиновника настолько очевидна, то почему его фамилия не упоминалась во время знаменитого "чернобыльского" суда, когда вся вина была возложена на директора станции?

В сентябре 1989 года газета "Социалистическая индустрия" на своих страницах разместила интервью с Г.Копчинским, в котором он открыто заявлял о том, что директор ЧАЭС пострадал из-за непрофессионализма обслуживающего персонала, допустившего грубейшие просчеты в момент проведения технологических работ. Но в интервью он не упоминает о том, что именно его личный приказ привел к аварии, и что именно он является основным виновником случившейся трагедии, а директор станции лишь очередная жертва мощного и всесильного партийного аппарата.

Конечно, сегодня можно утверждать, что обслуживающий персонал должен был проанализировать ситуацию и отказаться от выполнения заведомо преступного приказа. Но об этом можно говорить сегодня, а в то время ослушаться приказа представителя ЦК КПСС означало подписание себе как минимум длительного срока заключения и, как следствие, сломанное будущее. Сегодня основной виновник аварии на ЧАЭС, чьи неграмотные распоряжения принесли огромную беду в Украину, Белоруссию и Россию, безбедно живет в одном из престижных районов Киева и ведет образ жизни, как и положено партийному божку на пенсии. И, что очевидно, не намерен признавать свою вину и в дальнейшем. А все его бывшие подчиненные по-прежнему пытаются окутать все события вокруг аварии на ЧАЭС словесным туманом.

Источники информации:
http://pandoraopen.ru/2010-04-26/tajny-chernobylskoj-katastrofy/
http://www.huba.ru/rdsref/type7/elem39926.html
http://gazeta.aif.ru/online/aif/1186/23_02
http://ariru.info/news/3700/
Автор: Сергей Вознесенский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

Видео в тему

Неизвестные подробности аварии на Чернобыльской АЭС

Читайте также
Комментарии 1
  1. slan 4 июля 2011 20:58
    Уж слишком вовремя случилась эта авария, в нужном месте и слишком уж на нее реакция была бурная..
    slan

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня