Германия на пути к Третьему рейху: Рурский конфликт и план Дауэса

Германия на пути к Третьему рейху: Рурский конфликт и план Дауэса
90 лет назад, 16 августа 1924 года, был утверждён репарационный план Дауэса. План приняли на Лондонской конференции представители держав-победительниц в Первой мировой войне под председательством американского банкира Чарльза Дауэса. План Дауэса должен был обеспечить продолжение выплат Германией репараций (компенсаций) и максимально облегчить проникновение капитала американских корпораций в Веймарскую Германию для захвата ключевых отраслей немецкой экономики.

По сути, план Дауэса был экономическим решением о восстановлении военного потенциала Германии. Хозяевам Лондона и Вашингтона необходима была не полуразрушенная и нищая Германия, а мощная держава, способная развязать в Европе большую войну, для разрушения экономики Старого Света, которую американцы собирались прибрать к своим рукам и окончательно разгромить Россию-СССР. План Дауэса был направлен на восстановление германского военно-промышленного потенциала и политической мощи Германии.

Предыстория


Версальская система не сделала мир лучше. Более того, он стал менее стабилен и упорядочен. Появилось множество новых узлов нестабильности и противоречий внутри стран и между ними. Система, построенная державами-победительницами, почти сразу начала ломаться и изменяться.

Франция пыталась стать хозяйкой в Европе, но у неё плохо это получалась. «Малая Антанта» из Польши, Чехословакии, Румынии под эгидой Франции была образованием аморфным и недееспособным. А попытки подмять под себя Германию усиливали антифранцузские настроения у немецкого народа. Поэтому Франция постепенно встраивалась в фарватер британской политики и соглашалась с решениями принятыми в Лондоне. Хотя теперь британцы видели в французах соперников, так как Германия была разгромлена, Российская империя разрушена и в Европе больше не было великих держав, кроме Франции. Поэтому британцы были не прочь исподтишка навредить Франции, а для этого надо было усилить Германию, как противовес Парижу.

В Османской империи расчленение и оккупация страны привели к возмущению турков, подняли их национальных дух. Франция и Англия поделили между собой имперские владения Порты. После Первой мировой войны Сирия и Ливан перешли под контроль Франции, Палестина, Иордания и Ирак — Британской империи. Под контролем британцев на западе Аравийского полуострова были созданы государственные образования: Хиджаз, Неджд, Асир и Йемен. Впоследствии Хиджаз и Асир вошли в состав Саудовской Аравии. Французы, англичане, итальянцы и греки оккупировали Константинополь и установили контроль над проливами. Греки заняли Измир (Смирну). В ответ турки сплотились вокруг популярного генерала Мустафы Кемаля. Турецкое Движение сопротивления во главе с Мустафой Кемалем устроило геноцид армян и греков, заставив их покинуть Анатолию, а также подавили попытки курдов стать независимыми. В результате войны были ликвидированы халифат и султанат и установлена светская республика. Турция стала светским государством. В 1923 году был заключен Лозаннский мирный договор, который установил границы нового государства. Турция сохранила за собой Восточную Фракию, Измир и другие земли, отнятые у неё по Севрскому мирному договору 1920 года. Турки вернули Константинополь и проливы, хотя согласились на демилитаризацию Босфора и Дарданелл, и свободу прохода через них.

По-прежнему неспокойно было и на Балканах. В Югославии конфликтовали между собой сербы, черногорцы, хорваты и босняки. Нестабильно было в Румынии и Болгарии, где уровень спекуляций и хищничества вырос до заоблачных высот и привёл к нищете населения. Здесь шла борьба между правыми и левыми, которые обещали навести порядок. В Болгарии в июне 1923 года произошел переворот, социал-демократическое правительство было свергнуто. Премьер-министр Александр Стамболийский был убит. Власть захватили правые. Новое правительство Александра Цанкова жёсткими методами подавило сопротивление левых. Армия, полиция и правые военные организации устроили в Болгарии «белый террор». В результате правительству Цанкова удалось подавить леворадикальное движение и взять под контроль ситуацию в стране. Попытки левых организовать партизанскую войну провалились. Но, во внешней политике правительство Цанкова находилось почти в полной международной изоляции. Балканские государства и их покровители опасались, что новая Болгария будет проводить реваншистскую политику. Нормальные отношения Цанков смог выстроить только с фашистской Италией.

В схожей ситуации была и Италия, где инфляция, демобилизация армии, переход экономики на мирные рельсы, массовая безработица привели к страшному разгулу преступности и разных экономических хищников. Всё это усилило позиции различных радикалов — коммунистов, анархистов, разного рода террористов и крайне правых. Народ желал «твердой руки», которая прекратит хаос и нищету. В итоге власть в 1922 году смог захватить лидер Национальной фашистской партии (НФП) Бенито Муссолини. Он взял курс на усиление роли государства, провел ряд важных социальных программ, преодолел кризис, пересажал коррупционеров и даже смог разгромить мафию (многие мафиози сбежали в США). Сильная власть удовлетворила как финансово-промышленные круги, опасавшиеся социалистической революции, так и простой народ, мелких предпринимателей, рабочих и крестьян. Поэтому Муссолини и принял титул «дуче» — вождя.

При этом нельзя забывать и «руку США» — американцы подсуетились и стали поддерживать фашистский режим, считая, что дуче сможет обеспечить безопасность, поощрение и возможности для американского капитала. «Финансовому интернационалу» нужен был фашистский режим в Италии. Был создан «очаг войны» в Европе, так как Муссолини мечтал о возрождении воинственного духа «римлян», «Римской империи», захватах на Балканах и Африке. Но, это позднее, пока Италия должна была окрепнуть. К тому же потенциал Италии был недостаточен для развязывания большой войны, необходимо было реализовать схожий проект в Германии.

В это же время до крайности обострилась ситуация и в Германии. Здесь соединились и национальное унижение, позор Версаля, и необходимость уплачивать огромные репарации, что не давало возможности восстановить экономику, и деградация либерально-демократической власти с «приватизациями», коррупцией и другими злоупотреблениями. Огромные массы демобилизованных солдат, безработных с остановившихся военных предприятий вынуждены были искать крышу над головой и кусок хлеба. Люди с боевыми наградами и ранениями не могли найти себе место. Вдовы и молодые девушки хватались за любой приработок. Пышным цветом, в некогда довольно целомудренной и консервативной Германии, расцвела проституция. Женщины продавали себя за кусок хлеба, чтобы выжить самим или прокормить детей. В этой чудовищной обстановке хорошо себя чувствовали только разного рода дельцы, спекулянты, воры (как в России после 1991 года). Гремели музыкой и сверкали огнями рестораны, кафе, варьете, где гуляли новые «хозяева жизни», в то время как основная масса населения опустилась на дно, как в моральном, так и материальном отношении. Богатые иностранцы чувствовали себя в Германии словно завоеватели и хозяева, усугубляя чувство национального оскорбления.

Одновременно перекройка границ в пользу Польши и Чехословакии привела к тому, что миллионы немцев оказались за границей. Они одним махом потеряли свое отечество. Национальные правительства новых государств проводили дискриминационную политику, немцы стали людьми «второго сорта».

Всё это приводило к постоянному брожению, расцвету радикальных левых и правых движений. Часть людей, чтобы отвлечься от действительности, подались в оккультизм, мистику. Эта атмосфера оказалась идеальной для различных тайных, мистических обществ, где пропагандировались идеи «избранной расы», прихода «мессии» и т. п. Среди множества различных партий выделилась Национал-социалистическая немецкая рабочая партия (НСДАП) Адольфа Гитлера. Она имел связи с оккультными обществами вроде «Общества Туле», германскими финансово-промышленными кругами и «финансовым интернационалом».

Рурский конфликт

В 1922 году Германию охватил репарационный кризис — платить было нечем. В германской прессе поднялась информационная кампания против министра иностранных дел Ратенау и рейхсканцлера Вирта, которых обвиняли «безумном желании проводить политику выполнения». Эту кампанию поддерживали «угольный король» Гуго Стиннес и «народная партия», представлявшая интересы тяжёлой индустрии. Германские правые и националисты требовали отказаться от выплат репараций. Но, Берлин не мог на это пойти, так как Франция могла начать военное вторжение, которое остановить не было возможности. В результате правительство оказалось меж двух огней — внутренней оппозицией и державами-победителями.

Канцлер Вирт метался между Францией и Англией, надеясь получить кредит или отложить выплату репараций. Германский министр финансов прибыл в Париж с обширной программой экономических и финансовых реформ в Германии, но все переговоры оказались бесплодными. Не удалось получить и международный заем. Французы откровенно напрашивались на конфликт, желая воплотить в жизнь давно вынашиваемые планы захвата Рура. Общественное мнение открыто готовили к оккупации. Премьер-министр Франции Раймон Пуанкаре хотел утвердить в Европе гегемонию французской тяжёлой индустрии, добиться экономического преобладания Третьей республики как условия её политического господства и навсегда отбросить Германию в ранг второстепенных стран. Ставился также вопрос и о продлении оккупации Рейнской зоны. Возникла идея учреждения рейнского государства как буфера между Германией и Францией.

Одновременно германские промышленники во главе со Стиннесом саботировали все мероприятия, направленные на выплату репараций. На собрании предпринимателей Северо-Западной Германии 6 июня 1922 г. «угольный король» открыто призвал и срыву репарационных обязательств. Угрозу оккупации Стиннес считал несерьёзной. По его мнению, оккупация бы только показала французам, что этим путём они ничего не добьются. К тому же резкие действия Франции в Европе должны были вызвать ответную реакцию Англии и англо-германское сближение.

Общий тон выступлений Стиннеса и его сторонников стал откровенно вызывающим. Газета Стиннеса «Deutsche Allgemeina Zeitung» требовала: очищения от войск союзников всех занятых ими территорий, включая Саарский бассейн; исправления границ Верхней Силезии в интересах Германии; отмены 26% сбора с внешней торговли, введенного в 1921 году; предоставление Германии права свободно торговать с Данцигом и через Польский коридор и т. д. Фактически это был вызов Франции. Стиннес при помощи подконтрольной прессы и через свою агентуру, распускавшую слухи, разжигал в толпе желание реванша и мести. Стиннес хотел использовать «политику катастроф», чтобы вывести Германию из затяжного кризиса.

Германия на пути к Третьему рейху: Рурский конфликт и план Дауэса

Один из крупнейших руководителей индустрии XX века в Германии Гуго Стиннес

Единомышленник Стиннеса Гельферих, который возглавлял в Рейхстаге «национальную оппозицию», изображал германского министра иностранных дел Ратенау как союзника французских оккупантов. По его словам, сказанным на заседании Рейхстага 23 июня 1922 г., в результате такой политики правительства население Саара чувствует себя «в подлинном смысле слова преданным и проданным». На следующий день, 24 июня три члена право-монархической «Организации С» («Консул») убили Ратенау.

Пуанкаре в середине 1922 года выдвинул новую программу — «продуктивных залогов». Вместо финансовых платежей Германия должна была обеспечить выполнение репараций «натурой». Однако на августовской Лондонской конференции по репарационному вопросу британская делегация выступила резко против французских предложений. Сбылись предположения Стинесса. Лондон не устраивало усиление Франции за счёт Германии. Британия стремилась сохранить «европейское равновесие» и закрепить за Лондоном роль арбитра в международных спорах. Британская дипломатия постепенно склонялась в сторону англо-германского сговора в противовес Франции и Советской России. Английский посол в Берлине лорд д'Абернон был одним из главных проводников англо-германского сближения, широко используя демагогические приемы, он выступал в качестве «посла мира».

Англичане на Лондонской конференции предложили свою программу выхода из кризиса, её основными пунктами были: автономия германского государственного банка, ограничение текущего долга и предоставление Германии отсрочки. В итоге недавние союзники полностью разошлись во мнениях. Одновременно британцы активно налаживали контакты с американцами. Американский финансовый спрут также опасался усиления позиций Франции в Европе. Победа Франции в Западной Европе закрывала для США путь проникновению капитала в народное хозяйство европейских стран, и особенно. Это совершенно не устраивало американцев.

Лондонская конференция не смогла решить репарационный вопрос дипломатическим путем. После этого Франция стала действовать самостоятельно. Французы развернули активную деятельность по подготовке общественного мнения к захвату Рура. Для подкупа политических деятелей создали специальный фонд. Он активно раздавал взятки политикам, депутатам, чиновникам и журналистам. Французская дипломатия усиленно готовила благоприятную для Парижа международную обстановку. В результате ближневосточного кризиса кабинет Дэвида Ллойд Джорджа сменило правительство Эндрю Бонара Лоу. Новый премьер-министр занимал менее жесткую позицию в рурском вопросе.

Обстановка в Германии также способствовала реализации планов Парижа. Стиннес продолжал свою «политику катастроф». Берлин попросил у репарационной комиссии отсрочки (мораториума) на 3-4 года. Комиссия даже не стала рассматривать германскую ноту. Кабинет Вирта пал, его сменил новый кабинет Куно, который попытался противостоять Франции и сыграть на англо-французских противоречиях.

В декабре 1922 года конференция союзных премьер-министров отклонила предложения Германии об отсрочке. После этого Стиннес опубликовал заявление, в котором показывал, что хозяйственные и промышленные круги Германии откажутся платить репарации даже под угрозой оккупации Рура. Во Франции сторонники Пуанкаре стали требовать немедленной оккупации Рура как гарантии выплаты репараций, а также для закрепления на левом берегу Рейна, который представлял естественную преграду против возможной агрессии Германии в будущем. К тому же Париж поддержал и Рим. Муссолини заявил, что разделяет позицию Пуанкаре и «Германию следует заставить склонить голову». В этом вопросе дуче защищал интересы итальянской промышленности: обеспечение стальной индустрии Италии французской железной рудой. Однако голос Италии не был решающим в этом вопросе.

В январе 1923 года на Парижской конференции английская делегация предложила предоставить Германии мораториум без залога и гарантий на 4 года. После этого Германия должна была выплачивать ежегодно по 2 млрд. золотых марок, через 4 года — по 2,5 млрд. марок. Общая сумма долга должна быть капитализирована на сумму в 50 млрд. марок. Однако Пуанкаре подверг этот план критике. Он заявил, что Париж никогда не согласится на такой способ разрешения проблемы, который позволяет Германии восстановить экономику «за счёт стран, ею разорённых». По его словам, английский план вел к господству Германии в Европе. В итоге Париж и Лондон не смогли прийти к согласию.

Формальный повод для оккупации Франция получила на заседании репарационной комиссии 9 января 1923 г., которая обсуждала вопрос об угольных поставках Германии. Комиссия большинством трёх голосов против одного (британского) постановила, что Германия не выполняет обязательства по поставкам угля. Союзники получили право применения санкций. 10 января 1923 г. в Германию была направлена франко-бельгийская нота, извещавшая, что в следствие нарушения Берлином параграфов Версальского договора правительства Франции и Бельгии посылают в Рурскую область комиссию, для контроля выполнения репарационных обязательств. А для охраны комиссии посылались войска.

11 января 1923 г. франко-бельгийские войска заняли Эссен и его окрестности. Так началась оккупация Рура. Германское правительство отозвало послов из Парижа и Брюсселя. 12 января Германия заявила формальный протест. Францию обвинили в «военном выступлении» и продолжении агрессивной политики, которую вели Людовик XIV и Наполеон. Лондон внешне сохранил нейтралитет и предложил Берлину ответить на французскую политику оккупации Рура «пассивным сопротивлением».

Германия на пути к Третьему рейху: Рурский конфликт и план Дауэса

Раймон Пуанкаре

Продолжение следует…
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 5
  1. Tirpitz 18 августа 2014 10:16
    Познавательно. + автору
    Tirpitz
  2. parusnik 18 августа 2014 10:54
    А суть всех этих действий одна...сгнобить СССР
    1. parusnik 18 августа 2014 20:34
      ....угу...Германия сама возродилась..типа без евро-американской поддержки, и СССР на неё напал в 1941...И малая АНТАНТА и балканская АНТАНТА были созданы исключительно в мирных целях, для сдерживания Германии...Это для минусившего..
  3. miv110 18 августа 2014 18:20
    С интересом ознакомился с малоизвестным периодом не столь далёкой истории.Не помню точно кто сказал: "Вторая мировая война родилась при подписании Версальского мира" (не дословно, но по смыслу верно). Так уж вышло, что этот период как то замалчивается историками (возможно не спроста), получается будто Гитлер возник внезапно, ниоткуда и суть последующих событий представляется в виде тотального безумства. На самом деле всё было подготовлено политическими интригами "победителей" Великой войны и шло в нужном им направлении
  4. ZloeZloo 18 августа 2014 23:02
    Как пишут что дедушка Ленин тоже не просто так появился.
  5. ZloeZloo 18 августа 2014 23:06
    Как кажется,что 1я,что 2я,что 3я война, в одну сторону повёрнуты.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня