"Черный ислам": социально-расовый раскол США усугубляется религиозным

Массовые волнения афроамериканского населения в Соединенных Штатах случаются с явной степенью регулярности. Как правило, поводом для выступлений чернокожих жителей американских городов становится очередное убийство или ранение их «соплеменника» белыми полицейскими или дружинниками. Так случилось и в августе 2014 года в городке Фергюсон. Здесь из 21 тысячи горожан более 67% составляют афроамериканцы – негры и мулаты. Белых – менее трети населения. Убийство белым полицейским восемнадцатилетнего афроамериканца стало формальным поводом для начала настоящего восстания, кое-как усмирить которое спустя две недели руководство штата смогло только с помощью подразделений Национальной гвардии.

События в Фергюсоне продемонстрировали сиюминутную готовность афроамериканского населения к бунту. Очевидно, что социальные и расовые проблемы в Соединенных Штатах зашли настолько далеко, что можно с уверенностью утверждать о возможности вооруженных конфликтов на расовой и социальной почве в этом государстве, изображающем из себя образец демократии и толерантности. Не секрет, что афроамериканское население в Соединенных Штатах год от года увеличивается в численности, но его социальные проблемы практически не решаются. Безработица, бедность, неполные семьи, уголовщина, наркомания, СПИД – это далеко не полный перечень социального негатива, в котором живет большая часть афроамериканского населения США. Потомкам бывших рабов так и не удалось поднять в массе своей социальный уровень хотя бы до примерного соответствия белому населению. В результате, именно чернокожие американцы составляют большую часть уличных преступников, торговцев наркотиками, обитателей американских тюрем.


"Черный ислам": социально-расовый раскол США усугубляется религиозным


Средняя афроамериканская семья живет в двадцать раз хуже англосаксонской семьи. Среди молодых афроамериканцев в несколько раз больше безработных, чем среди их сверстников из белых семей.

На фоне бедственного социального положения афроамериканского населения Соединенные Штаты сталкиваются с не менее серьезной проблемой – распространением среди чернокожих граждан страны исламской религии. Ислам для афроамериканцев становится альтернативой официальным протестантским течениям. Принимая ислам, афроамериканец как бы бросает вызов существующей политической и социальной системе, подчеркивает свою «антиамериканскую идентичность», нежелание ассоциироваться именно с американским миром и образом жизни, для многих чернокожих жителей США все еще воспринимаемым как мир эксплуататоров.

Стремление к обособлению от белокожего населения США возрастало у афроамериканцев по мере формирования особой афроамериканской идентичности, появления собственной интеллигенции, озадачившейся поиском основ для «африканского возрождения» в Новом свете. Значимую роль в подчеркивании своей «инаковости» для афроамериканцев играло религиозное обособление. Афроамериканское население в значительной степени стало воспринимать христианство, в особенности протестантские конфессии, распространенные среди англосаксонской части населения Штатов, как «религию белых».

Начиная с первой четверти ХХ века в Соединенных Штатах Америки и на островах Карибского бассейна появляются «альтернативные» общины афроамериканцев и афрокарибцев, отказывающиеся исповедовать христианство и переходящие к иным религиозным практикам. На Ямайке, как известно, примерно в этот период возникло растафарианство – афроцентристское социальное и религиозное движение, давшее впоследствии толчок для появления широко известной субкультуры «растаманов». Его появление связывают с именем Маркуса Мосиа Гарви – уроженца Ямайки, который одним из первых афрокарибских общественных деятелей заговорил о собственной идентичности афроамериканцев и афрокарибцев, о необходимости раздельного существования белой и черной рас, достижение которого он стремился добиться посредством возвращения потомков вывезенных из Африки рабов назад – на Африканский континент. Если на островах Вест-Индии утвердилось и получило широкое распространение растафарианство, то в Соединенных Штатах Америки в 1930-е годы начинает распространяться ислам.

Нация ислама

На Американском континенте первые чернокожие мусульмане стали появляться еще в XVI-XVII вв., поскольку среди африканских рабов, доставлявшихся на североамериканское побережье невольничьими кораблями, присутствовало и ограниченное количество африканцев, уже исповедовавших ислам. Как правило, это были выходцы из районов Сахеля – с территории современных Мали, Нигера, а также Гвинеи и Сенегала, захваченные в плен и проданные на Невольничьем Берегу английским, французским, португальским или голландским работорговцам. Однако присутствие мусульман среди чернокожих рабов не привело к распространению ислама в афроамериканской среде. В первую очередь, это объясняется тем, что первое поколение африканских рабов было крайне разобщенным по причине отсутствия единого языка общения, а по мере усвоения английского языка происходила и потеря культурной идентичности, в том числе и относительно религии. Во-вторых, американские рабовладельцы препятствовали распространению ислама в среде африканских рабов, целенаправленно утверждая христианство. Ситуация изменилась в первой половине ХХ века, когда интерес к исламу появился в среде собственно афроамериканцев – к тому времени уже свободных, но социально угнетенных потомков рабов.

В 1925 году в городке Ньюарк, что в штате Нью-Джерси, некий Тимоти Дрю, принявший имя Али, основал религиозную секту «Мавританский храм науки», включившую значительный исламский компонент в свою мировоззренческую систему. Дрю Али называл себя мусульманином и «посланником короля Марокко», при этом отличаясь крайне негативным отношением к белой расе. Вместе с тем, мировоззренческая система Мавританского храма науки, причислявшего к великим пророкам не только Христа и Мухаммада, но и Будду, и Конфуция, вряд ли позволяет отнести эту примечательную организацию к числу правоверных мусульман. Также, как и текст «Священного Карана» (именно так – через букву «А»!) – брошюры, в которой Дрю Али изложил основы своего вероучения, представлявшего собой христианско-мусульманско-растафарианский синтез.

Одним из первых «черных мусульман» в Соединенных Штатах Америки стал торговец шелком Уоллес Фард, принявший имя Мухаммад. Скорее всего, он был афроамериканцем, но не чистым негром, а мулатом или квартероном, поскольку сохранившиеся воспоминания описывают эту загадочную фигуру как человека, «похожего на белого». Впрочем, нельзя с точностью утверждать и о том, что Фард Мухаммад вообще имел какое-то отношение к негроидной расе – с тем же успехом он мог быть эмигрантом из какой-либо арабской страны, Ирана, Турции, Индии.

В 1930 году Уоллес Фард Мухаммад основал в городе Детройт небольшую религиозную общину, названную им «Нация ислама». Строго говоря, «Нация ислама» не была ортодоксальной мусульманской общиной. Ее деятельность была обращена, в первую очередь, на решение проблем чернокожего населения. Одновременно в общине возник своеобразный культ личности Фарда, который рассматривался как мессия, «Махди». За достаточно короткое (с 1930 по 1934 гг.) время проповеднической деятельности Фарду удалось привлечь более 25 тысяч сторонников из числа афроамериканцев. Таким образом, из небольшой общины экстравагантных поклонников мусульманства, с которым в тогдашних США никто практически и не сталкивался, «Нация ислама» превратилась в динамично развивающуюся религиозную организацию, имеющую все шансы на дальнейший рост популярности в среде афроамериканского населения. Возможно, быстрое увеличение численности «Нации ислама» стало причиной того, что в 1934 году Уоллес Фард бесследно исчез. Более об этом странном человеке никто ничего не слышал, вследствие чего его фигура обросла всевозможными мифами и приобрела крайне романтизированный в глазах последователей оттенок.

Однако после исчезновения «отца – основателя», «Нация ислама» не прекратила своего существования. Более того, ее возглавил новый успешный лидер – Элайджа Пул (1897-1975). Тридцатисемилетний Элайджа (Элия) Пул, бывший рабочий автомобильного завода в том же Детройте, тоже принял имя Мухаммад. Он основал мусульманскую общину в Чикаго и стал новым признанным лидером афроамериканцев, обратившихся в ислам.




Когда началась Вторая мировая война, Элайджа Мухаммад выступил против призыва афроамериканцев на военную службу. Он утверждал, что это – война белых и неверных и афроамериканцам, тем более перешедшим в ислам, делать на ней нечего. За пропаганду бойкота призывной кампании Элайджа был в 1942 году арестован и четыре года находился в тюрьме. Выпустили его уже в 1946 году, спустя год после окончания войны.

В отличие от других мусульманских общин, которые следовали букве ислама как религии интернационалистической, следующей древнему принципу «ни эллина, ни иудея», «Нация ислама» с первых дней своего основания была не столько религиозно-мусульманской организацией, сколько движением афроамериканских националистов. Посредством обращения афроамериканского населения в ислам лидеры общины намеревались добиться политических целей, в первую очередь – создать отдельное государство «чернокожих» на территории Северной Америки. Проповедовавшийся «Нацией ислама» «черный национализм» характеризовался стремлением к полному обособлению афроамериканского населения от белых американцев и в этом отношении «черные мусульмане» также оказались сторонниками расовой сегрегации. Во-вторых, «Нация ислама» уделяла большое значение «окультуриванию» афроамериканского населения, в том числе – профилактике алкоголизма и наркомании в негритянской среде, борьбе с семейным насилием.

Малкольм «Икс»

Как и многие неформальные религиозные организации, «Нация ислама» открыла свои двери для всех афроамериканцев, в том числе и для тех, кто находился в тюрьмах США по обвинениям в различных преступлениях. Обращение к исламу рассматривалось как способ отвратить этих людей от преступного пути и направить на «путь истинный» - то есть, привлечь к афронационалистической деятельности в рядах «Нации ислама». Так в организации появился афроамериканец, которого звали Малкольм Литтл, но известность он получил как «Малкольм Икс». В 1948 году Малкольм Литтл отбывал наказание за серию краж со взломом в тюрьме Чарльзтауна. Двадцатитрехлетний Малкольм, в отличие от многих других своих сокамерников, все же сумел получить среднее образование, но пошел по привычному для афроамериканцев криминальному пути. Наркотики, сутенерство, участие в уличных драках и, наконец, кражи со взломом – все это в совокупности и привело к тому, что Малкольм получил десятилетний срок.

Малкольму «Икс» было суждено стать одной из наиболее знаковых фигур в афроамериканском националистическом движении 1950-х – 1960-х гг. В «Нацию ислама» он попал благодаря своему брату, который посоветовал ему написать Элайдже Пулу. Последний призвал Малкольма завязать с криминалом и отказаться от «рабской фамилии, придуманной белыми». Так Малкольм Литтл стал Малкольмом «Иксом». Спустя еще четыре года «мистер Икс» вышел из тюрьмы по условно-досрочному освобождению и вплотную занялся организационной деятельностью в «Нации ислама». Он основал храм «Нации ислама» в Гарлеме и вскоре стал наиболее заметной фигурой среди нью-йоркских «черных мусульман». К 1960 году известность Малкольма «Икса» была такова, что посетивший Нью-Йорк лидер кубинской революции Фидель Кастро, пригласил его на персональную двухчасовую беседу.



Идеология, которую проповедовал Малкольм «Икс», основывалась на все той же сегрегационистской концепции «Нации ислама». Если большинство афроамериканских правозащитников боролось против сегрегации белого и черного населения США, видя в обособлении чернокожих граждан проявление расизма, то Малкольм «Икс», вслед за «Нацией ислама», напротив призывал к сегрегации и к созданию отдельного государства афроамериканцев на части территории США. Будучи, как и ямайские растафарианцы, сторонником возвращения чернокожих жителей Нового света на «историческую родину» - то есть, в Африку, Малкольм «Икс» видел в создании суверенного афроамериканского государства первый шаг к заветной мечте – репатриации на Африканский континент. Будучи «черным расистом», Малкольм «Икс» крайне негативно относился к белому населению США и планеты в целом, всячески подчеркивая большую значимость негроидной расы как первых людей Земли, которым по справедливости и должна принадлежать планета.

Постепенно Малкольм «Икс» приобретал все больший авторитет в «Нации ислама», оттеснив на второй план по уровню популярности ее исторического лидера Элайджа Пула. Однако разногласия с последним привели к тому, что Малкольм в 1964 году покинул организацию. В это же время он заинтересовался суннитским исламом и совершил хадж в Мекку. В Саудовской Аравии, где Малкольма первоначально задержали, сомневаясь в его исламском вероисповедании, после того, как личность Малкольма была установлена, афроамериканского лидера провозгласили «гостем государства». Хадж в Мекку способствовал изменению политических представлений Малкольма относительно расовых отличий. Малкольм превратился в сторонника традиционного ислама, отойдя от позиций «черного расизма» и признав ислам религией, преодолевающей расовые предрассудки. После посещения Саудовской Аравии Малкольм посетил целый ряд африканских государств, где везде встречал радушный прием, выступал в эфире средств массовой информации. Пропорционально росло и политическое влияние Малкольма Икса в афроамериканской общине Соединенных Штатов, что не могло радовать лидеров традиционной «Нации ислама», прежде всего – Элайджа Пула Мухаммада. 21 февраля 1965 года Малкольм Икс, предпочитавший к тому времени именоваться эль-Хадж Малик эль-Шабазз, был застрелен активистом «Нации ислама» на конференции Организации афроамериканского единства. Таким образом, старейшая организация «черных мусульман» расправилась со своим выходцем, отклонившимся в идеологическом отношении от «правильного курса» и покусившимся на авторитет бессменного лидера – «пророка» Элайджа Мухаммада.

В 1975 году скончался Элайджа Пул Мухаммад – человек, фактически создавший «Нацию ислама» и на протяжении тридцати лет ей руководивший. Его сын Уоллес Мухаммад, унаследовавший пост руководителя организации, симпатизировал традиционному суннизму и в силу этого постепенно потерял свои позиции в афроамериканской общине. В частности, он отошел от радикального «черного расизма» своего отца, утверждая, что понятия «черный» и «белый» носят скорее символический характер и не исключено, что негр может быть «белым», то есть злым, а европеец, напротив, «черным», то есть добрым. Тем самым, ставился под вопрос фундаментальный тезис классической «Нации ислама» о превосходстве негроидной расы над европеоидной. Соответственно, Уоллес Мухаммад официально разрешил вступать в свою организацию представителям всех рас, а не только негроидам и, затем, окончательно подтвердил свой отход от «черного ислама» в сторону ислама традиционного, заявив о том, что его отец Элайджа Пул, разумеется, не был пророком и провозвестником Бога, а был просто религиозным и общественным деятелем. Естественно, что такая политика нового руководителя «Нации ислама» не могла не вызвать отторжение у той части организации, которая ориентировалась на верность прежним традициям, в первую очередь – идеологии «черного расизма». В 1977 году один из руководителей «Нации ислама» Луис Уолкотт, более известный как Луис Фаррахан (мусульманское имя – Абдул Хаким Фаррахан), откололся со своими сторонниками от Уоллеса Мухаммада и создал собственную «Нацию ислама».

Фаррахан и возрождение «Нации ислама»

В современных Соединенных Штатах имеет наибольшее влияние именно «Нация ислама» Фаррахана. Она остается крупнейшей организацией афроамериканских мусульман, отличаясь от получающих популярность в последнее время традиционных исламистских организаций целым рядом идеологических и практических нюансов. В частности, члены «Нации ислама» остаются, прежде всего, афроамериканскими националистами и уже затем представителями религиозной мусульманской организации. Из пяти столпов исламского вероучения «Нация ислама» допускает необязательность исполнения намаза (ежедневной пятиразовой молитвы), отмечания праздника Рамадан и хаджа (паломничества в Мекку). По сути, обязательными остаются лишь вера в единого бога – Аллаха и закят – регулярный налог в общину на помощь бедным и малоимущим.

С точки зрения ортодоксального ислама учение организации может показаться сектантским и даже богохульническим. Ведь основателя «Нации ислама» Уоллеса Фарда Мухаммада активисты организации считают одним из воплощений Аллаха, а его преемника на посту руководителя Элайджа Пула Мухаммада – пророком. Белая раса, в соответствии с учением «Нации ислама», появилась как результат экспериментов злого ученого Якуба по созданию «псевдолюдей» - евреев, которые и положили начало белой расе, вытеснившей черную с лидирующих позиций в мире и обрекшей ее на бедственное положение. Христиане и евреи почитают Якуба как пророка Иакова, но для африканцев он получается злейшим врагом, стоявшим за всеми их злоключениями.

Поскольку негроидная раса в мировоззренческой парадигме «Нации ислама» признается первой, давшей жизнь остальным расам, то и великие религиозные учителя причисляются априори к негроидной расе, что также вызывает много вопросов о соответствии доктрины организации канонам исламского вероучения. Наконец, космогонические представления «Нации ислама» также полностью идут вразрез с традиционными исламскими представлениями.

Среди определенной части афроамериканской молодежи «Нация ислама» пользуется популярностью, в первую очередь, потому, что рисует достаточно понятную альтернативу привычному образу жизни молодого человека или подростка с черным цветом кожи на окраине американского города. Активисты организации занимаются спортом, отказываются от алкоголя, курения и наркотиков, стремятся всегда и во всем помогать людям одной с ними расы. Безусловно, что эти позитивные начинания находят симпатию среди широких слоев афроамериканского населения. С другой стороны, не следует забывать, что «Нация ислама» рассматривается исламским миром как средство влияния на правительство Соединенных Штатов.

Руководители исламских государств, политики и общественные деятели предпочитают закрывать глаза на очевидные расхождения идеологии и практики «Нации ислама» с традиционным исламом. Наиболее известным спонсором «Нации ислама» в свое время был лидер ливийской революции Муаммар Каддафи. Скорее всего, Каддафи хотел с помощью афроамериканских мусульман получить рычаг давления на Соединенные Штаты, для чего регулярно жертвовал в помощь «Нации ислама» значительные финансовые средства. Впрочем, и сам Луис Фаррахан не скрывал своего сотрудничества с ливийским лидером. Ему принадлежат знаменитые слова, что «если Бог когда-либо разрушит Америку, то сделает это руками мусульман». Но это не помешало Фаррахану на президентских выборах поддерживать Барака Обаму – другого афроамериканского политика, только «системного» толка. Расовая солидарность и здесь оказалась для «Нации ислама» значимее политического и идеологического контекста.

Впрочем, бывшие и настоящие активисты «Нации ислама» в последнее десятилетие часто становятся персонажами американских криминальных хроник. Прежде всего – в амплуа террористов, уничтожающих представителей других рас и конфессий. Так, в 2002-2003 гг. некто Мухаммад Джон Аллен, ветеран иракской войны «Буря в пустыне» и участник «Нации ислама», расстрелял 18 прохожих и потребовал 10 миллионов долларов за прекращение своей террористической деятельности, после чего был задержан. В 2005 году был приговорен к смертной казни другой участник «Нации ислама» - Хасан Акбар, забросавший гранатами сослуживцев во время нахождения в Ираке в составе американского контингента. Хотя в целом «Нация ислама» предпочитает дистанцироваться от чрезмерно радикальных «черных мусульман», именно из ее недр периодически появляются более радикальные организации, которые, как правило, откалываются от основной структуры и продолжают самостоятельную деятельность, часто далеко за рамками американского законодательства.

Радикализация "черных мусульман" и перспективы США

Так, еще в 1980 году от «Нации ислама» откололась организация «Джамаат уль-Фукра» - Совет джихада в Северной Америке. Ее основатель Мубарак Али Гилани, собрав группу «черных мусульман», создал чуть севернее Нью-Йорка специфическое поселение, получившее название «Исламберг». Позже поселения «Джамаат уль-Фукра» появились и в других регионах Соединенных Штатов, прежде всего – в Аризоне, Колорадо, Джорджии. «Джамаат уль-Фукра» - уже чисто фундаменталистская радикальная организация, без «перекосов» «Нации ислама» в сторону «черного национализма» и идеологем собственного авторства. В отличие от «Нации ислама», «Джамаат уль-Фукра» плотно контактирует с Пакистаном, в том числе, как следует предполагать, и с пакистанскими спецслужбами. Именно в Пакистан перебрался Гилани и именно там проходят «боевую обкатку» афроамериканцы, завербованные пропагандистами «североамериканских джихадистов». Штаб-квартира организации в настоящее время также находится на территории Пакистана.

Впрочем, основы боевой подготовки «джихадисты» получают у себя же на родине – в Соединенных Штатах, по данным американской прессы, существует по меньшей мере тридцать пять тренировочных лагерей. Боевиков, которые проходят в них подготовку, чаще всего набирают среди контингента американских тюрем – бывших уличных преступников и наркоманов, для которых мир радикальной политики и религии – новое откровение, способное перевернуть все их прежние скудные мировоззренческие координаты. Афроамериканцы, которых в местах заключения в шесть раз больше, чем белых, достаточно легко ведутся на проповеди радикальных пропагандистов. Так как большинству из них в прямом смысле нечего терять, кроме своих цепей, освобождаясь, они находят пристанище в учебно-тренировочных лагерях.

Кое-кто потом отправляется воевать в Афганистан и Пакистан, в Сирию, Ирак, Ливию. Примечательно, что некоторые из боевиков сразу отправляются с целью участия в боевых действиях на стороне фундаменталистов, тогда как другие внедряются в подразделения американской армии. Благо белое население США, более благополучное в материальном отношении и более образованное, все меньше тяготеет к военной службе и «прорехи» в кадровом ресурсе американских вооруженных сил приходится затыкать жителями всевозможных «гарлемов» и «фергюсонов».

Казалось бы – в Соединенных Штатах, где существует жесткое антитеррористическое законодательство, где спецслужбы и полиция только и заняты непрестанным поиском террористов, к вопросу о деятельности на территории страны радикальных организаций, тем более связанных с афганскими и пакистанскими радикалами и обладающих собственной сетью тренировочных лагерей, власти должны относиться более чем серьезно. Однако, как свидетельствует практика, пока на деятельность радикальных «черных мусульман» предпочитают закрывать глаза. Возможно, их пестовали для того, чтобы использовать за пределами Соединенных Штатов в интересах американской мировой гегемонии. Кстати, еще в 1980-е годы боевики «Джамаат уль-Фукра» активно участвовали в войне в Афганистане на стороне моджахедов, противостоявших советским войскам и правительственным войскам режима НДПА (Народно-демократической партии Афганистана).

С другой стороны, не исключен и тот факт, что на «черных мусульман» в мультикультурных Штатах делается ставка по схеме «разделяй и властвуй» - в случае чего их можно использовать как противодействие радикальным белым националистам – консерваторам. Тем более, что в рамки мультикультуралистской доктрины, которая сегодня утверждается в качестве основополагающей для «американской модели демократии», вполне укладывается наличие разветвленного афроамериканского движения, которое может быть использовано для уравновешивания в случае определенных «перекосов» в сторону англосаксонского национализма, социалистической идеологии и т.п. Заметим, что большая часть афроамериканских лидеров в 1960-е – 2000-е гг. погибала от рук собственных «братьев по расе» из конкурирующих организаций, что может говорить о заведомой направленности действий убийц заинтересованными в покушениях спецслужбами.

«Черные мусульмане» в настоящее время составляют более 42% от числа всех мусульман, проживающих в Соединенных Штатах Америки. Еще 25% приходится на выходцев из Индии и Пакистана, остальные представлены арабами, иранцами, турками, выходцами из центральноазиатских государств. Таким образом, именно афроамериканцы представляют собой наиболее многочисленную мусульманскую общину в США. Сегодня более 20% от общей численности афроамериканского населения Соединенных Штатов исповедует ислам. Так что, если говорить о постепенном увеличении численности афроамериканского населения, рождаемость которого значительно превосходит уровень рождаемости среди белых американцев, то нельзя забывать и о том, что параллельно увеличению общей численности афроамериканцев в США увеличивается и процент мусульманского населения страны. Как правило, ислам принимают молодые афроамериканские мужчины, что делает общины «черных мусульман» куда более пассионарными по сравнению с христианско-африканскими сектами и протестантскими церквями, распространенными среди чернокожего населения Соединенных Штатов Америки. Причем, в отличие от ориентированных на криминал «обычных» афроамериканцев из «негритянских гетто», у «черных мусульман» есть развитая мировоззренческая система, есть план действий, есть поддержка со стороны остального исламского мира, для которого Соединенные Штаты, во многом сами породившие феномен религиозного фундаментализма, всегда будут оставаться «противником номер один».

Учитывая, что сегодня Соединенные Штаты имеют в исламском мире имидж страны, несущей главную ответственность за то кровопролитие, которое десятилетиями продолжается на Ближнем Востоке, в Афганистане, на Африканском континенте, в целом восприятие американского государства в глазах мусульман не может быть сильно положительным. Тем более, у неофитов из афроамериканской среды, у которых религиозное противопоставление усугубляется традиционными социальными и расовыми обидами на существующую в Соединенных Штатах социально-политическую систему. То есть, можно утверждать, что в Соединенных Штатах Америки по мере увеличения численности афроамериканского населения и распространению ислама в афроамериканской общине, растет количество людей, негативно относящихся к самой идее американской государственности и при любой возможности готовых эту американскую государственность «пнуть как следует». За этими людьми могут стоять спецслужбы Саудовской Аравии, Пакистана, международные исламские организации, но нельзя отрицать и возможности существования полностью неподконтрольных никому объединений, в недрах которых и может вызревать социальный и религиозный протест против американской государственной машины.

Влияние религиозных проповедников и общественных деятелей, прибывающих в Соединенные Штаты из стран с давней исламской традицией, таких как Пакистан, Афганистан, Саудовская Аравия, Египет или Марокко, будет способствовать лишь укреплению религиозной идентичности афроамериканских мусульман, дальнейшему сближению «черного ислама» с традиционным исламом. Прежде всего, это вызовет, как можно предполагать, и дальнейшую радикализацию «черного ислама», так как в нем, в силу социального положения афроамериканского населения Соединенных Штатов, всегда будет крайне силен именно социально-расовый подтекст.



Регулярные волнения чернокожего населения в американских городах позволяют усомниться в дальновидности и правильности тех схем, которые американские руководители и спецслужбы могут применять в отношении «черных мусульман». Скорее всего, эти организации постепенно выползают из-под контроля американских спецслужб и превращаются в самостоятельных игроков, усиление которых на фоне растущих социальных и расовых противоречий в американском обществе представляет собой серьезную проблему. Судя по всему, решить существующую проблему американское правительство не в состоянии – разговор с протестующими, что в Фергюсоне, что во время прошлогодних протестов по аналогичному поводу, ведется исключительно с позиций грубой силы. Но подавление восстаний ликвидирует лишь последствия, но не причины социального и политического недовольства афроамериканского населения. Соответственно, не исключен и такой вариант, что рано или поздно мир станет свидетелем настоящей социальной и расовой войны в Соединенных Штатах Америки, и религиозный фактор в этой войне, как следует предполагать, также сыграет немаловажную роль.
Автор:
Илья Полонский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

38 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти