Нефтяная игла или шило? Окончание

Середина 80-х прошлого века, по общему мнению экономистов всех мастей, стала пиком потребления в СССР. Причём уровень потребления продуктов питания качественно и количественно превосходил уровни ведущих стран. А предоставление социальных благ населению, таких как образование, медицина, культура, массовый спорт, бесплатно или буквально за гроши должно было сделать население СССР счастливейшим на планете. Оставалось решить квартирный вопрос и вопрос личного транспорта. Принимая во внимание опыт строительства целых городов и создания отраслей с нуля, не считаю эти вопросы нерешаемыми. Что же пошло не так?

Отсылаю всех интересующихся цифрами к статье годичной давности «А была ли зависимость СССР от экспорта нефти?», размещённой здесь, на «ВО». Кроме того, предлагается ещё пара картинок.


Наложив графики друг на друга, вы не увидите никакой корреляции до 1991 года. Здесь не хватает ещё графика объёмов продаж нефти по годам. Отдельного графика продаж за СКВ найти не удалось, но по тем сведениям, что я накопал, могу дать укрупнённую оценку недополученных прибылей, связанных с падением цен на нефть в начале 1980-х. Это 10-15 млрд. долларов в год в среднем на протяжении десятилетия в нынешней стоимости валюты. Т.е. никаких убытков. Материалы архивной статьи и эти графики и прикидки оправдывают моё утверждение в первой части, что колебания цен на нефть в те годы никак не могли повлиять на экономику СССР, и уж тем более на её разрушение. От сих пор считаю ложь «гайдарышей» разоблачённой.

Тут читатель вправе спросить меня о смысле всех предыдущих стенаний о попытках улучшить жизнь советских граждан за счёт импорта. Вот же в середине 1980-х глубокое падение цены на нефть и привело к катастрофическому уменьшению долларовых поступлений и, следовательно, сокращению импорта. Так-то оно так, да не совсем. Каюсь, в первой части я поступил, как нечестный сочинитель детективов. Сфокусировал свет на очевидных вещах и тем самым затенил имеющие значение факты. Возможно, в комментариях это уже вскрыли.

Первая импортная вещь в моей жизни — джинсы, подаренные на 15-летие. И те — индийские. Превратил их в пыль за пару лет, ничуть не сожалея. И прожил бы ещё 115 лет без импортного барахла. Вспомните, те, кто не был «мажором» или фарцовщиком: много ли было у вас импортных вещей и могли ли вы жить без них спокойно и дальше? Уверен, что ДА! И таких из 300 млн. было 290. Импорт расходился среди торговых пройдох, партбоссов среднего (незаметного) звена и «творческой элиты». Настоящая творческая элита, учёные, были тоже в стороне. А вот бомонд, узурпировавший звание «совести нации», был одним из главных потребителей. Власть импортом затыкала ему рот. Чтоб не мутил слабых и падких. И с некоторых пор певцы ртом и актёрки, а также всевозможные «писатели» и прочие клоуны прониклись собственной важностью и решили, что могут давать и власти, и народу «советы космических масштабов и космической же глупости». Потянулся к этому и народ. А сегодня уже каждый водитель маршрутки может легко натыкать носом президента в ошибки. Ни черта при этом не зная даже про ПДД.

Итак, утверждаю, что ни в 60-е, ни в 70-е, ни в 80-е никакой нефтяной иглы в помине не было. И государство СССР могло так существовать сколь угодно долго. С оговоркой.

(Потратил 2500 слов на предысторию то ли иглы, то ли шила. К сожалению, у моего таланта нет сестры. Терпите.)

Что за оговорка? А чтобы не было импортного барахла — вообще! Чтобы валюта тратилась только на госнужды. Напомню, что считаю источником всех бед в новейшей истории нашей страны — лицемерие, порождённое Хрущёвым (введением уравниловки) и возведённое в степень Брежневым, устроившим «привал» на пути к коммунизму и объединению пролетариата всех стран.

Так или иначе, но ширпотребпромышленность потихоньку плелась в хвосте прогресса и помалу, но удовлетворяла бытовые потребности масс. К середине 80-х появились «Вятки-автоматы», пароутюги, приличные цветные телевизоры, надёжные холодильники и переднеприводные «Лады».

Большинство из этих товаров имело заграничные корни (изготавливалось на импортных линиях по купленным технологиям). И пусть было не 100500 моделей, а 2-3, работали они не хуже родительских брендов. А иногда, после доработки напильником, и лучше.

Главный запрос любого современного общества (прошу не путать с главным вопросом) — справедливость. В брежневскую эпоху общество (я уже пытался вкратце объяснить причины) очень быстро вновь расклассировалось на номенклатуру (партийную и чиновную), на тех, кто «умеет жить» (будущий средний класс), и на мещан. Мещане, в свою очередь, разделились на две почти равные количественно группы. Одна группа выбрала работу для души. Другая — работу за деньги. В первой оказалось подавляющее большинство работников науки, медицины, образования, культуры и ИТР — «тилигенция» с з/п до 200 рублей. Другая была в основном рабоче-крестьянской — «гегемоны» с з/п от 200 рублей. Эти группы люто ненавидели друг друга, но их объединяла зависть к двум другим классам, очень небольшим, кстати. Я оцениваю их суммарное количество в 3%, максимум в 5% от общего поголовья. Опять утверждаю, что даже такой симбиоз мог существовать сколь угодно долго, не будь у первых двух классов импортной преференции.

Тут дело вот в чём. Начну издалека. В своё время научные рывки молодой советской республики сильно напугали и заинтересовали штатовцев. Ведь после революции большая часть научного цвета РИ уехала за границу. Множество научных школ пришлось создавать с нуля. А если принять во внимание ресурсные возможности страны в 1920-1930-е, и тем более в 40-е годы, то это еще удивительнее. Глядя на это, штатовцы правильно рассудили, что начинать надо со школьной ступени. И попытались внедрить у себя качественное массовое образование. Что впоследствии дало свои результаты — молодёжь вышла из повиновения в 1960-х. Всё это дело быстренько свернули и пошли другим путём. Собственное думающее население — источник больших проблем. Мы, кстати, на этом и погорели. А штатовцы перестали требовать качества и количества знаний в массовом образовании. А науку двинули за счёт иностранных штрейкбрехеров (почти подходит по смыслу). Те за гринкарту готовы были (и сейчас готовы) молча выполнять свою работу. (Подозреваю, что Пентковский не был участником ни одной демонстрации.)

Но что-то надо было делать со своим населением. Попришивали почти всем белые воротнички, и стали местные жители делопроизводителями всевозможных консалтинговых контор, используя в работе нехитрый набор готовых алгоритмов. Те же, кто мог что-нибудь выдумать, делали нехилую карьеру. Но мало обеспечить работой, тем более низкооплачиваемой. Нужно связать человека обязательствами, дав ему что-то взамен. Полтора десятка лет пестовали общество потребления, и наконец, когда население было морально подготовлено к закабалению в обмен на сладкую жизнь, случилось явление Рейгана народам (первое пришествие в смысле очерёдности). Понятно, что авторское право на изобретение «рейганомики» принадлежит не Рейгану, а другим «жирным котам». Но это была фишка его правления. По сути, всего два нововведения в банковской деятельности определили всю дальнейшую судьбу мира на сто лет вперёд. Нашу с вами судьбу в том числе.

Всего-то банкам разрешили снизить требования к заёмщикам, а свободные средства размещать на биржах. Сильное упрощение, но суть «рейганомики» именно в этом. Подавляющее большинство работающего населения Штатов получило немедленный доступ к благам, на которые до того лишь роняло слюни. Естественно, людям не объяснили конечного смысла этой «благодати», наоборот, развернули бурную патриотическую пропаганду об избранности нации небесами, откуда и просыпалась манна. И каждый хомячок решил для себя, что это справедливо. Что он, хомячище, обласкан не только за его светлую ауру и чистую карму, но и за демократическую добродетель. И, конечно же, теперь он не может ею (демократией) не поделиться со всем миром. Но лишь этим. А себе любимому — и дом на 100 квадратных метров, и машину (или две), и газончик с барбекю, и стерео, и видео. В каждом домохозяйстве теперь есть свой финансовый консультант-бухгалтер, адвокат и психотерапевт. Говорят, у некоторых и личный бог сотворился. Но я не верю в это, как не верю в бога. Плевать, что за этот комфорт не заплачено. А платить ещё детям останется за уже использованное мной. Ведь такие авансы жизнь даёт только избранным!


Если в Штатах кредитная вакханалия началась в начале 1980-х, то до Европы эти ветры долетели всего на пару лет позже. И довольно скоро в банки хлынули платежи — деньги, которые закредитованному населению уже не требовались в таких объёмах. Кредитовать местный реальный сектор становилось всё сложнее. Он съёживался. Переезжал в Азию. Тайвань, Корея, Гонконг, Сингапур, Индонезия стали демонстрировать бурный промышленный рост. В Китай зачастили американские дипломаты. А первые лица там нарисовались ещё в 1970-х. Видимо, уже тогда присматривались, как приспособить к делу полтора миллиарда нищебродов. Лишние деньги банков потекли на биржи. Котировки, на которых немедленно пошли в рост. Растущая капитализация предприятий и концернов позволила дополнительно финансировать развитие науки (через гранты) и технологии (дорогие ОКР новых средств производства). Увеличивается производительность — увеличивается прибыль — увеличивается желание поучаствовать в этой прибыли — увеличивается приток денег на биржи — растёт капитализация — и по новой. Дальше — больше, но это уже другая тема. Где же тут связь с нашей нефтяной иглой? Ещё пара штрихов.

Ещё в 70-х жизнь клерков (да и вообще наёмных работников в массе) была очень незавидна. Как пример — фильм «Игрушка». По совокупности доступных благ граждане СССР имели один из самых высоких уровней жизни. Получше, чем у большинства жителей «Дикого Запада». Собственно, одно это доводило до истерик хозяев тамошних краёв. Пропаганда и запугивание советской военной угрозой и без того были непрерывными. А после кризиса конца 1960-х — начала 1970-х явно интенсифицировались. Хотя всем уже было ясно — Советы без претензий копошатся у себя во дворе. Однако дошло до полной жести: «Красный рассвет», «Побег из ГУЛАГа», «Охота за Красным Октябрём», «Вторжение», «Чёрный орёл». Прошло время самоиронии («Русские идут» и «Доктор Стрейнджлав»). «Shoulder Arms» (1918) Чарли Чаплина, черно-белое немое кино — настоящий шедевр по сравнению с новейшими корявыми поделками. Но это всё для внутреннего потребления. А для наружного — пепси-кола, фанта, бубльгумы, глянцевые журналы, красивые фильмы (комедии и «колотушки» в основном), радио «Свобода», «Голос Америки» и главное — СЛУХИ. Яма на дороге — нет, в Америке такого быть не может. А в Японии любой «маг» от 20 до 20 выдаёт (меломаны поймут). А во Франции все такие смешные и красивые! А Германия — дас ист фантастиш сплошной. Все ездят на мерседесах и упиваются немецким (подумать только!) пивом. И вообще, на загнивающем Западе вкалывают роботы, а люди получают за это бешеные тыщи и непрерывно предаются греху. Иногда отвлекаясь на простые развлечения.

Весь этот бред бережно культивировался и обогащался новыми подробностями. Но в какой-то момент это всё стало правдой. Блага стали доступны авансом любому, имеющему работу. Правда, какой ценой, нашим тоже не объяснили. А советские деятели культуры активно содействовали распространению этих слухов. Как пример — фильм «Служебный роман».

Короче, к середине 1980-х мораль строителя коммунизма была скормлена ханжеству, зависти и тому же лицемерию. Лозунг энтузиастов предыдущих поколений «Живём, чтобы оставить след на Земле» подчистили и втихушку переиначили: «Живём только раз…» Есть гениальный фильм «Старый Новый год». Его и сейчас редко показывают. Стыдно до сих пор, видимо.
Стоит человек, потерявший дорогу, смотрит на Солнце слепыми глазами, шевелит губами. Веры нет, цели понятной нет, назад дороги нет, вперёд — тоже. Мозги набекрень. Что делать? Кто виноват? Кулаки сжимаются — вдарить бы кому-нибудь за обиду на свою жизнь. А тут как раз — хлобысь! Второе пришествие. Плешивый… И такой стереоэффект получился… В одно ухо: «Как-то не так мы живём. Может, поговорим об этом с нашими лучшими заокеанскими друзьями?» В другое ухо: «Рашенз, повернись к лесу передом, а к нам задом. Америкэн рашенз пхай-пхай!» В одно ухо: «Может, сдадим своих чуть-чуть? Зато нам дадут-дадут курсы демократии. И будем мы потом с Америкой в любви и консенсусе миром править!» А в другое — «О яаа-яаа, дас ист фантастиш! Джёмани рашенз пхай-пхай! И поланд рашенз разок пхай. А прибалтусы будут просто посмотреть. Они ещё маленькие».

Беда не приходит одна. Мало того, что мозг набекрень. Так ещё и сенсорная афазия поразила целый народ. Повелись.

Финишная прямая. Хватай мешки, вокзал отходит!

Зачем из бездны вынырнуло это чудо-юдо? Зачем его вытащил Брежнев и потом пропёр в генсеки Громыко? Можно, конечно, предположить, что понадеялись на его демагогический талант, с помощью которого удастся вновь разжечь энтузиазм в сердцах людей на новые свершения. Было бы смешно, если не было бы так грустно, зная, чем всё обернулось. Можно выдвинуть конспирологическую теорию — готовился слив одним из партийных кланов. И присмотревшись к протеже Леонида Ильича, решили — вот кого можно использовать втёмную. Уж очень завидным было житие «нефтяных» шейхов. Размазывать доходы на 300 млн. бесполезно. Как там кричал Лемке-Кайдановский? «Это не надо всем… Это надо одному»! Запало кому-то в душу. Всем — да, не надо. А на 5-10 семей в самый раз. Ещё на прихлебателей останется. Но резкие телодвижения на мировой арене не приветствуются. Думаю, это согласовывалось «с кем надо», когда Андропов был уже в стационаре. Вероятно, план был такой: становимся «демократией», сдаём Восточную Европу, но оставляем за собой контроль над территорией СССР в виде федерации и распродаём недра через «новых владельцев». И цены могли обещать «братские». Получили «ОК» и сели в засаду. Старая гвардия Политбюро стремительно вымирала. Дождались момента, подсадили уродца. Он и поломал страну. Дальше янки заговорщиков кинули, впрыснув долларов националистам. И страна вдобавок разорвалась на лоскуты.

Слишком сложно как-то. Мне ближе спонтанный разворот событий. Отягощённый внезапным приступом мегаломании у Горбачёва, усугублённой энергичностью данного организма. Удивительного тут ничего нет. Я видел, как сносило крышу и на гораздо более низких уровнях власти. Обидно, что совпало с общим брожением умов. Уже имея недоверие к власти, народ рассмотрел дурацкий колпак на лысине и взалкал: «Партия, дай порулить»!

Конечно, можно было кратенько написать, что, мол, рассмотрев графики и статданные, «легко видеть» (любимая цитата из Натансона), что до 1991-1992 годов никакой критической зависимости нашей экономики от цен на нефть и газ не было. Ввиду малости объёмов экспорта относительно размеров самой экономики. С 1993 года просматривается отчётливая корреляция между колебаниями цен на углеводороды и приростом национального богатства. Это связано с тем, что в связи с разрушением интеграционных связей разделённой страны резко сократились доходы от внутреннего производства товаров и услуг из-за сокращения того же производства. При этом освободилось от внутреннего потребления (уничтожение существенной части гражданского и военного морских флотов, авиапарка ГА и сокращение ВС) огромное количество добываемой в РФ нефти. Новые объёмы сильно увеличили присутствие углеводородов в экспорте, по сути, являясь одним из самых востребованных товаров. С начала 1990-х процентный рост присутствия углеводородов в экспорте увеличился почти вдвое. И сейчас составляет около 60% дохода в бюджет. Т.е. большая часть нашего бюджета зависит от цены на нефть (а через неё — и на газ). При этом формула раздела доходов от продажи нефти такая: 25 долларов за баррель (ДзБ) — собственность нефтедобывающей компании, всё остальное — природная рента — собственность государства. Следовательно, при расчёте госбюджета и установлении прогнозируемой цены на нефть, например, в 84 ДзБ, государство рассчитывает затраты бюджета исходя из поступления 84 — 25 = 59 ДзБ. При реализации нефти по ценам выше 80 ДзБ излишки поступают в ЗВР РФ. Но при понижении цены бюджет может оказаться дефицитным. Например, при падении цены до 55 ДзБ доход в бюджет от нефтяной торговли уменьшается вдвое. В свою очередь, в связи с практически полным уничтожением некоторых отраслей, таких как фармацевтика и ширпотребпромышленность, количество, качество, да и сама возможность потребления этих товаров полностью зависят от доходов валюты в бюджет. И это коснётся ВСЕХ. Т.е. теперь можно сделать однозначный вывод.

Никакая это не игла. Это шило. Которым нас периодически тычут, пуская кровь и занося инфекцию либерализма.

А написал я всё это ради того, чтобы показать: сейчас ситуация очень похожа на конец 1970-х. Но перейти она может сразу в 1990-е.

Нефтяная игла или шило? Окончание

Автор:
Антропос
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

30 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти